Перечень учебников

Учебники онлайн

Сомнения в стратегии

Обеспечить контроль над европейским развитием всегда было непросто для США - ведь органическое единство никогда не было стабильной характеристикой Запада. После снятия пресса холодной войны Старый Свет теряет основание прежней солидарности с Новым, исчезает прежняя объединительная скоба. “Система союзов, созданных в период холодной войны,

- пишет главный редактор журнала “Нью Рипаблик” Майкл Линд, - вступила в полосу кризиса под влиянием исчезновения советской империи и подъема Японии с Германией”462. Как полагает Д. Риеф, “национальный консенсус, основанный на враждебности к советской империи, обеспечивал строгий порядок в определении американских целей. В этом системном крушении, в этом кризисе восприятия, а не в неких ошибках федеральной администрации, лежат основы кризиса межатлантических отношений ”463. Происходит изменение взглядов миллионов американцев.

Поднимающаяся в США новая волна критиков традиционного атлантизма таит в себе большие угрозы сплоченности атлантического мира. Ведущий из неоконсервативных идеологов - Ирвинг Кристол призывает скорее даже не к изоляции, сколько к изменению американских географических приоритетов. “Холодная война окончена и вместе с нею целая фаза в мировой истории - европейская фаза. Нации Европы еще обладают огромным технологическим, экономическим и культурным могуществом, но их внешняя политика мало что значит. Европа более не является центром мира, а НАТО становится организацией без миссии, реликтом холодной войны. Главные внешнеполитические проблемы США лежат за пределами Европы. Во-первых, это Мексика. Во-вторых, подъем исламского фундаментализма в Северной Африке и на Ближнем Востоке. В-третьих, это неизбежный подъем Китая как доминирующей азиатской державы ”464.

Сформировалась аргументация отхода от опоры на зыбкий европейский

мир.

1. Главный тезис противников вовлечения в европейские дела - ресурсы Соединенных Штатов не стоит их расходовать в благополучной Европе. Восточный противник повержен и трудно объяснить присутствие американских войск, траты из американского кошелька в самом богатом районе Земли некой опасностью нападения извне. В Ираке и Косово объем ударов СЩА и западноевропейских стран НАТО находился в соотношении 9:1. Стоит ли продолжать делать за западноевропейцев грязную работу в их собственном регионе (Балканы) и в регионе от нефти которого зависит именно Западная Европа.

Противники европейской вовлеченности Америки напоминают, что американские войска в Европе обходятся Соединенным Штатам на 2 млрд. долл. дороже, чем если бы они размещались в США. США расходуют на оборону 4 % своего валового национального продукта, а Франция и Британия по 3,1%, ФРГ - 1,7%. Европейские члены НАТО расходуют на военные нужды лишь 66% суммы американского военного бюджета465. Американцы ожидали после окончания холодной войны “мирный дивиденд” в виде, по крайней мере, экономии федеральных средств на содержание американских войск в Европе.. Главное: самоутверждение Западной Европы, периодически проявляемое отсутствие солидарности ослабило позиции проатлантического истэблишмента в США.

Американцы считают, что, расходуя примерно 60% процентов от американского уровня и более 20% от мирового, не будучи завязанным на таких далеких регионах как Восточная Азия, имея вооруженные силы в 1,8 млн. военнослужащих (против 1,4 млн. в США), расходуя на солдата 20 тыс. долл. в год против 59 тысяч в США, Европейский Союз мог бы больше участвовать в американской “мировой вахте”, мог бы активнее помогать стране-гегемону держать контроль по всем азимутам.

2. Растущая часть американцев перестает верить в грядущее силовое могущество Западной Европы. Будущее зависит от широкого мира, а не от а не на узкого западноевропейского мыса Евразии. Творцы американской стратегии предостерегают от преувеличений относительного дружного и согласного подъема Европы. Не должно быть геополитического обольщения - скорее всего Брюссель в ближайшие десятилетия будет столицей не мощного единого государства, а весьма рыхлой европейской конфедерации. Торговля в пределах ЕС вырастет. Но достигнет естественных пределов: англичане не хотят отдавать свои деньги в германские банки. Тысячу лет продолжаются усилия по европейскому сплочению и вопрос так и не получил окончательного решения. Не привлекательнее ли союз с заокеанским гигантом?

Из Вашингтона достаточно отчетливо видны экономические и интеграционные сложности союзников. Сенатор Джесси Хелмс привел такую метафору: “Европейский союз никак не может выбраться из мокрого бумажного пакета”. А Роберт Альтман и Чарльз Капчен призвали правительство США не бояться вызревания конкурента, а “помочь Европе затормозить свое падение”. 3. Западная Европа, лишившаяся общего противника, все меньше все меньше будет интересоваться функцией партнера Соединенных Штатов, самостоятельный курс представится ей более многообещающим. Только на этом - собственном маршруте исторического движения Западная Европа в будущем окажется способной на жертвы и на геополитический подъем. Крупнейшая величина региона - Германия, возвратившаяся к европейскому строительству после реструктуризации своих восточных земель, сумеет возглавить западноевропейское строительство. Твердую основу ЕС как межгосударственного образования составит Единая валютная система. “Общая валюта даст Германии и Европе новую финансовую мощь и это будет своего рода геополитической революцией”

4. Приобрел черты реальности следующий прогноз американского специалиста: трансатлантическая кооперация не приобретает устойчивых форм, торговые отношения США и ЕС становятся жертвами обострившееся конкуренции, ВТО становится форумом раздора, а не сближения; враждебность и агрессивность Европейского союза заставит США обратиться к односторонней политике, руководствуясь сугубо национальными интересами. Многосторонняя торговая система деградирует в жестко соперничающий между собой регионализм, столкновение конкурентов по обе стороны Атлантики467.

Весьма различный подход демонстрируется США и ЕС по таким ключевым

вопросам, как ядерное нераспространение .

Беспочвенными оказались надежды тех, кто ожидал, что с освобождением от советской угрозы Западная Европа пойдет на глобальное партнерство с США, помогая им в неспокойных регионах Земли. Произошло противоположное - отсутствие общей военно-стратегической опасности начало разъедать атлантическую основу идеологии правящего класса США. Европа уже наметила курс, далеко не параллельный американскому. Западноевропейцы сосредоточились на собственных региональных проблемах. Помимо европейского Востока новая Европа будет занята сверхнаселенным слаборазвитым Средиземноморьем и многими проблемами, далекими от американских. Теперь, не нуждаясь в американском ядерном зонтике, Западная Европа менее ценит НАТО с ее безусловным американским главенством.

5. Так ли опасно отпустить Западную Европу в самостоятельное плавание по жестоким волнам мировой политики? Часть американских политиков и политологов (например, Д. Каллео) полагает, что следует предпочесть самостоятельный дрейф Западной Европы - это веление истории и вряд ли разумно противостоять исторически неизбежному процессу. Верить в стабильность и долговременность постоянной исторической удачи не стоит. Тридцать лет назад Вьетнам - а завтра очередное Косово - остановит этот марш глупости и неверного расчета, обусловленного американской самоуверенностью. Каллео придерживается достаточно высокого мнения о потенциале западноевропейского единства, он видит складывание нового мирового центра, не просто удаляющегося от США, но становящегося конкурентом Америки. Этот процесс исторически неизбежен и было бы противоположно здравому смыслу противиться ему. “Пессимистический и даже презрительный взгляд на Европу только осложняет положение и

„ увеличивает опасность” .

Согласно данным ОЭСР, стареющая Европа будет в грядущие 25 лет чрезвычайно нуждаться в 35 миллионах представителей молодой рабочей силе, а к 2025 году - в 150 миллионах новых рабочих. К 2030 году государственные пенсионеры будут получать 5,5% ВНП в Британии, 13,5 % во Франции, 16,5 %

ВНП в Германии, 20,3 % в Италии. (В США на эти цели будет тратиться лишь 6,6 %). Отход Европы от Америки в значительной мере естественен. Америка не желает терять сильного друга, но для этого не следует превращать его в безмолвного натовского раба. В XXI веке сильный, хотя и более независимый друг понадобится больше, чем бессильный вассал. По мнению американского специалиста Д. Каллео, Америка должна быть заинтересована в сильной, сплоченной, даже сепаратно действующей Европе, а не в немощном конгломерате государств, на которые трудно надеяться в неизбежных конфликтах будущего.

Американская политика в Европе на распутьи. Дебаты за усилия по реконструкции Североатлантического Союза, за присутствие в регионе вооруженных сил США приобретают напряженный характер.

Две точки зрения проявили себя в американских спорах о будущем Западной Европы и ее основы - Европейского союза. Первая исходит из того, что угроза, исходящая от сепаратизма Европейского союза серьезна. Здесь затронуты самые важные стратегические интересы Соединенных Штатов. Именно на это направлена аргументация тех в США, кто призывает не просмотреть самого существенного в глобальной стратегии страны. Р. Зеллик подчеркивает: «Трансатлантические и транстихоокеанские союзы должны пройти еще очень большую дорогу по пути обеспечения безопасности в восточной и западной части Евразии, где расположены державы, которые в прошлом представляли собой самую большую угрозу Соединенным Штатам. Лишь партнерство с этими странами могло бы увеличить способность Соединенных Штатов справиться с неопределенным будущим Китая и

России».

Вторая точка зрения призывает не преувеличивать степень потенциального роста и сплоченности западноевропейской «сверхдержавы». Существуют серьезные сомнения в достижимости Западной Европой состояния наднационального объединения. «Тысячелетняя история Западной Европы позволяет прийти к заключению, что она никогда не превратится в единое национальное целое. Европейская интеграция достигнет точки, далее которой она не сможет продвигаться, ибо национализм в отдельных странах слишком силен... Существуют объективные пределы интеграции. В малых странах будет набирать силу регионализм».472 Европейский Союз так и не показал способности говорить в мировой политике одним голосом. Скажем, в феврале

1998 года при обсуждении вопроса о военном наказании Ирака ЕС так и не выразил своей позиции, при этом Британия поддержала США, а Франция выступила против. Европа так и не выработала единой позиции относительно югославского кризиса, в ближневосточном конфликте - в обоих случаях Европа не смогла ни выработать единой линии, ни навязать свое решение. И нет оснований думать, что у ЕС неожиданно появится решимость и склонность компромиссным путем идти к единству.

В целом проблемы Европы как потенциального глобального конкурента США - преимущественно политические. Европейский Союз “может расколоться вследствие этнических конфликтов”.473 Особая позиция Британии ослабит центробежные силы.“ По крайней мере в течение ближайшего полувека, - считает футуролог Л. Туроу, - Европа не будет мировым лидером, поскольку ей придется сосредоточиться на осуществлении своего собственного объединения”.474 Этому объединению препятствуют не только национальные столицы, но и сепаратизм Северной и Южной Италии, басков, каталонцев, корсиканцев, бретонцев, шотландцев, уэльсцев, после Боснии и Косово укрепившихся в самоутверждении.

И все же обе тенденции в глобальном мире будущего - и центростремительная и центробежная сохраняют свой потенциал, свою значимость для будущего. В случае возобладания второй Атлантический союз потеряет свою значимость для США, НАТО будет как бы нейтрализовано, а Америке придется думать об уходе в свое полушарие. Вашингтон в этом случае усилит значимость своего военного союза с Японией и в целом несколько повернется к Азии. Но только лишь при сохранении единства североатлантической зоны глобализация может стать планетарным будущим.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com