Перечень учебников

Учебники онлайн

От сверхвооруженности к военно-стратегической стабильности

Предметом особого внимания в настоящее время должен стать анализ тенденций этого совершенствования с учетом достижений науки и техники, а также прогнозирование предстоящих сокращений как стратегических ядерных, так и обычных вооруженных сил в соответствии с практически завершенными соглашениями. А этот анализ, что стороны будут проводить сокращения вооружений в основном за счет устаревших типов оружия, которые так или иначе были запланированы к списанию. В результате им придется увеличить темпы операции, что будет определяться опять же условиями соглашений.

С другой стороны видно, что уже сейчас открывается качественно новое направление военного соревнования, основанное на новейших достижениях технического прогресса. На вызовы, которые, как можно предполагать, будут сделаны нам в этом плане Соединенными Штатами и другими странами НАТО, мы не сможем найти адекватного ответа без больших дополнительных затрат и усилий для создания новейших военных систем, а также принципиально новой технологической базы их разработки и производства.

В этой связи национальным интересам России отвечали бы, видимо, попытки выработать совместно с США и НАТО определенные параметры качественной модернизации ядерных и обычных вооружений, по крайне мере на среднесрочную перспективу. Например, можно было бы совместно наметить допустимые рамки возможного развертывания новейших средств в увязке с дальнейшими переговорами по стратегическим наступательным и обычным вооружениям после заключения первоначальных договоренностей, предусмотрев на следующем этапе качественные ограничения на наиболее опасные, разрушительные и дестабилизирующие типы вооружений в целях укрепления стратегической стабильности.

Переход к новому мировому порядку не будет осуществляться автоматически. В условиях крушения «биполярной» структуры военно-политического и идеологического противостояния в мире не проявлявшие себя ранее национально-государственные устремления целого ряда стран вновь вышли на первый план, подхлестывая геополитическую конкуренцию отдельных «центров силы» на разных континентах. В обстановке, когда новый мировой порядок еще только формируется, это, как показала история, чревато дестабилизацией международной ситуации. Нельзя не учитывать и фактор «региональных рисков», в частности, по периферии Европейского континента, где многие годы тлеют искры возможных пожаров. Справиться с новыми проблемами человечество сможет лишь в том случае, если оно будет двигаться в направлении формирования в известном смысле гомогенного (однородного) политического, экономического и правового пространства. Это предполагает не только постепенное распространение на все страны, прежде всего Европейского континента, универсальной системы ценностей (рыночная экономика, гражданское общество, демократия, правовое государство), но и создание механизмов транснационального взаимодействия. Только в этом случае, вероятно, удастся устранить источники межгосударственных конфликтов и возможные дестабилизирующие издержки преодоления «биполярного» раскола мира. Решению именно этой задачи, очевидно, и должен быть подчинен дальнейший процесс разоружения. Во всяком случае, сохранение даже после реализации заключенных договоров по разоружению относительно высокого уровня военного противостояния – а он будет все еще значительно выше, чем в период второй мировой войны – способно, наложившись на возможные рецидивы национально-государственных эгоизмов, генерировать непредсказуемые конфликтные ситуации. Это обстоятельство, как представляется, создает мощный «момент давления» в пользу радикальных мер в области разоружения в обозримый период.

Актуальная задача сегодняшнего дня состоит в том, чтобы подвести под военно-стратегическое взаимодействие более стабильную и предсказуемую основу, постараться совместно определить приемлемые для сторон критерии разумной достаточности и соответствующие изменения в планируемом развитии военных сил. Пока же единственным совпадающим концептуальным моментом в вопросах разоружения остается лишь стремление «срезать излишки», то есть избавиться от сверхвооруженности, что и воплощается как в соответствующих двусторонних и многосторонних соглашениях, так и в практических односторонних мерах по сокращению вооружений.

До недавнего времени основной задачей разоружения было изъятие из военных арсеналов прежде всего крупных в военном отношении государств потенциала внезапного нападения. Сейчас эту задачу в целом можно считать решенной.

Вместе с тем очевидно, что на протяжении определенного, возможно, продолжительного периода времени человечество, к сожалению, будет вынуждено жить в ядерном мире. Проблема, следовательно, состоит сейчас в том, чтобы обеспечить надежную международную безопасность именно в сегодняшней реальной обстановке. И пока ядерное оружие не изъято полностью из арсеналов государств, добиваться создания таких условий, при которых было бы исключено возникновение политического кризиса или конфликтной ситуации, способных перерасти в ядерную войну.

В самом общем плане создание таких условий охватывается понятием стратегической стабильности, то есть поддержанием определенной степени устойчивости мирового стратегического баланса, при котором ни одно из государств, обладающих ядерным оружием, не только не может рассчитывать на его применение первым в надежде одержать верх в ядерной войне, но и не допускает самой мысли о таком применении, кроме как в ответ на ядерное нападение.

Обеспечение стратегической стабильности возможно на значительно более низком уровне ядерного противостояния. Как уже отмечалось выше, оставаясь на почве здравого смысла, нельзя не признать, что критерии неприемлемого ущерба в ядерной войне – этого ключевого понятия любой концепции стратегической стабильности – являются сейчас непомерно завышенными. Удерживать друг друга от нападения, видимо, можно было бы ядерными силами, в десятки раз меньше имеющихся на вооружении в настоящий момент.

Проблема военной стабильности в современном мире, как и проблема международной безопасности в целом, приобретает неизбежно комплексный характер. И решаться она должна во всех ее аспектах. Своеобразная «целостность» военной стабильности обусловливается тем, что невозможно, например, надежное обеспечение стратегической стабильности без соблюдения стабильности на уровне сил общего назначения или обычных вооружений. Ведь нет никакой гарантии, что обычный конфликт, случись он между ядерными державами, не перерастет в ядерный. Следует иметь в виду, что все большее число обычных видов вооружений обладает способностью нести как обычные, так и ядерные боезаряды. Наконец, некоторые виды обычного оружия по своим поражающим способностям приближаются к ядерному оружию малой мощности. К тому же обычное оружие может использоваться для поражения ядерных средств и систем их управления.

В условиях широкомасштабных сокращений обычных вооруженных сил в военных арсеналах государств возрастает удельный вес других вооружений, не охваченных переговорами по разоружению. Их дальнейшее исключение из процесса ограничения и сокращения вооружений противоречило бы принципу одинаковой безопасности и на определенном этапе могло бы оказать сдерживающее воздействие на продвижение в области сокращения обычных вооруженных сил. Это чревато и подрывом военной стабильности, которая в связи с радикальными мерами разоружения неизбежно приобретает комплексный характер. Иными словами, военная стабильность и оборонная достаточность не могут быть обеспечены сокращением, например, лишь обычных вооруженных сил. Важным принципом разоружения на будущее должно стать ограничение и сокращение всех вооружений, так или иначе влияющих на военную стабильность.

Не менее важным вопросом с точки зрения военной стабильности является географический охват разоружением всех регионов земного шара, а для начала – по крайней мере Северного полушария. Такая стабильность на планете, естественно, не может быть обеспечена лишь мерами по сокращению войск и вооружений в Европе, если ведущие в военном отношении государства будут продолжать ничем не сдерживаемые поставки вооружений в страны «третьего мира». Как показали события последних 10–12 лет, создать в Европе своего рода «заповедную зону», некий «анклав безопасности» не удастся, если вокруг нее будет бушевать океан войн и конфликтов. В этой связи вполне естественно, что в разоруженческом диалоге прочное место занимает нераспространение ОМУ, ракет и ракетных технологий, а также обычного оружия. С этой же точки зрения особую актуальность приобретает вопрос об ограничении продаж и поставок оружия. При всей важности российско-американского взаимодействия в этой области главную роль в поддержании стабильности, несомненно, должны сыграть глобальные механизмы безопасности и в первую очередь ООН.

Если использовать аналогию из архитектуры, стабильность – это своего рода «золотое сечение» разоруженческих проблем, определяющее гармоническое сочетание всех элементов. Понимание необходимости повышения уровня военной стабильности является совпадающим элементом практически всех выдвигаемых сегодня подходов к разоружению. Здесь, очевидно, есть основа для выработки общего взгляда на решение проблемы безопасности, во всяком случае, в среднесрочной перспективе. Задача достижения стабильности не должна замыкаться, скажем, только на стратегических или обычных вооружениях, а охватывать весь спектр военной деятельности и переговоров. Это, конечно, не вся перспектива разоружения, но хорошая совместная программа для его действительно значимого этапа.

Разумеется, вопросы стабильности всегда находились в поле зрения участников переговоров об ограничении и сокращении вооружений. Однако они никогда не были предметом прямого обсуждения. Сейчас такое обсуждение назрело. Очевидно, что оно будет куда сложнее дискуссии о количественных сокращениях оружия в условиях его дальнейшего совершенствования. Чтобы начать его всерьез, участникам предстоит прежде всего реалистично оценить уровень военной угрозы и на этой основе определить для самих себя, сколько и каких вооружений надо иметь каждой из них для сохранения стабильности ситуации на минимальном уровне противостояния при том или ином варианте развития военно-стратегических взаимоотношений между сторонами. Затем можно было бы приступить и к совместному рассмотрению вопроса о том, какова должна быть структура обычных и ядерных сил сторон, в наибольшей степени способствующая укреплению стабильности, имея в виду в перспективе обеспечить ее на принципиально иной, безъядерной основе.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com