Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 6 Внешняя политика России на Ближнем и Среднем Востоке

Особенностью этого региона является, во-первых, его высокая конфликтогенность, а во-вторых, наличие в его ареале больших запасов ценного сырья, прежде всего нефти. Последнее делает его платежеспособным покупателем российской промышленной продукции и, в первую очередь, вооружений. Вместе с тем этот регион является родиной многих радикальных идеологий, которые подпитывают международный терроризм, действующий в том числе и на территории нашей страны. Таким образом, политика России должна учитывать такой важный фактор межгосударственных отношений в этом регионе, как непредсказуемость.

В отношении Ирака главной целью российской политики в 1990-е гг. и вплоть до свержения режима С. Хусейна было сохранение своих позиций в этой стране с учетом гарантий ее лидера в отношении участия российских компаний в разработке иракской нефти и приобретения Ираком российских вооружений. Как известно, военно-техническое и нефтегазовое сотрудничество между этими странами было оформлено двумя межправительственными соглашениями 1993 и 1995 г.

Но добиться этого было непросто. Своей агрессивной политикой в отношении соседей и репрессиями внутри страны С. Хусейн противопоставил себя мировому сообществу, затруднив тем самым усилия российской дипломатии по нормализации положения вокруг этой страны. Главным противником режима С. Хусейна были США и Великобритания, которые не скрывали своих планов по устранению иракского лидера. В 1993 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 715, которая поставила иракскую администрацию под строгий международный контроль. На территории Ирака начались инспекции ООН с целью выявления ОМП, которое в итоге так и не было найдено. Ирак, расценивая проверки своих объектов как шпионаж, в 1997 г. ввел на них ограничения, а США ответили принятием в 1998 г. внутреннего закона «Об освобождении Ирака» и началом в декабре того же года серии бомбардировок военных объектов этой страны. С этого времени США фактически начали подготовку смены режима в Ираке.

После терактов 11 сентября 2001 г. администрация Дж. Буша мл. включила Ирак в мировую террористическую ось, а С. Хусейн усилил антиизраильскую и антиамериканскую риторику. Назревал новый кризис, и Россия пыталась разрешить его в рамках Совета Безопасности ООН, который, хотя и осуждал Ирак за невыполнение своих обязательств по разоружению, тем не менее не одобрял военного удара по этой стране. Американцы предложили С. Хусейну добровольно передать власть другому лицу и покинуть Ирак. Этот вариант нашел поддержку Е.М. Примакова, который хорошо знал иракского лидера и пользовался его расположением. Состоявшиеся переговоры Е.М. Примакова с С. Хусейном, однако, не дали положительного результата. Иракский лидер был твердо уверен в том, что американцы в любом случае оставят его у власти, т. к. без него не смогут управлять Ираком.

20 марта 2003 г. войска коалиции во главе с США вступили на иракскую землю. Армия Ирака не смогла оказать никакого сопротивления и была быстро разгромлена. С падением режима С. Хусейна наша страна лишилась возможности не только участвовать в освоении нефтяных богатств Ирака, но и надежды на возврат 13 млрд внешнего долга. По окончании активной фазы военных действий новые иракские власти вытеснили копании «ЛУКОЙЛ», «Зарубежнефть» и «Машиноимпорт» с месторождения «Западная Курна - 2», хотя контракт официально не был расторгнут. Экономические контакты России с новым Ираком оказались заморожены. Положение несколько изменилось только в 2008 г., когда Россия и Ирак заключили соглашение о списании 93 % иракского долга, который составлял 12,9 млрд долл. В обмен на это Ирак пообещал принять закон о нефти, который поставит работающие в Ираке иностранные нефтяные компании в равное положение. Министр иностранных дел России С. Лавров выразил уверенность, что теперь «мы рассчитываем на запуск перспективных совместных проектов в нефтегазовом секторе и в энергетике» .

Отношения России и Сирии в 90-е гг. тесно переплетались с отношениями России с Израилем. СССР еще в 1991 г. установил с ним дипломатические отношения, а Сирия и ее лидер X. Асад, напротив, продолжили традиционную линию на конфронтацию с Тель-Авивом. В течение практически всего периода после окончания холодной войны США и Израиль обвиняли Дамаск в поддержке международного терроризма, несмотря на сирийский бойкот Ирака во время кризиса в Персидском заливе и готовность Сирии вести переговоры по палестинской проблеме. Это обстоятельство препятствовало улучшению отношений России с Сирией без ущерба для ее отношений с западными странами. Продолжающийся конфликт Сирии с Израилем особенно затруднил налаживание военно-технического сотрудничества двух стран. После смерти в 2000 г. X. Асада, к власти в Сирии пришел его сын Б. Асад, который в целом продолжил курс своего отца в отношении Израиля.

В 1990-е гг. отношения России и Сирии прошли через спад - и политические и военно-технические контакты были практически заморожены. В начале 2000-х гг. положение стало меняться, и в 2005 г. стороны подписали «Совместную декларацию о дальнейшем углублении отношений дружбы и сотрудничества между Россией и Сирией». Россия списала Сирии более 8 млрд долл. ее долга, а остальную часть, 3 млрд 618 млн долл., Сирия обязалась погашать по частям в течение 10 лет. Россия и Сирия договорились о сотрудничестве по ряду крупных проектов в области гидроэнергетики, нефте- и газодобычи, промышленности, сельского хозяйства и туризма. Особо проблемным для России стало возобновление военно-технического сотрудничества с Сирией. В частности, речь идет об острой полемике России с Израилем и США относительно поставок систем ПВО «Стрелец» в Сирию в 2005 г.

Летом 2006 г., во время кратковременной войны с «Хезбаллой», Израиль, а в 2008 г. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун и президент США Дж. Буш мл. обвиняли Сирию в том, что она поставляет российское оружие этой организации в нарушение эмбарго, установленного Советом Безопасности ООН, и договора с Россией, запрещающего передачу российского оружия третьим лицам. Российским политикам то и дело приходилось оправдываться в связи с использованием «Хезбаллой» российского оружия, полученного от Сирии. Тем не менее в марте 2008 г. состоялся визит в Сирию командующего ВВС России А. Зелина для проведения переговоров о расширении военного сотрудничества. Россия пытается сохранить свои отношения с Сирией несмотря на ее антизападный, антиизраильский курс. Действуя таким образом, наша страна пытается, во-первых, сохранить свое влияние на Ближнем Востоке, а во-вторых, компенсировать расширение НАТО и развертывание американской системы ПРО в Польше.

Российско-израильские отношения после установления в 1991 г. дипломатических отношений между СССР и Израилем перешли в фазу снижения конфронтационности и начала регулярных политических контактов. Развитию этих отношений способствовала и массовая эмиграция в 1990-е гг. из России этнических евреев и членов их семей в Израиль. Их число достигло миллиона человек, или 20 % населения Израиля.

Улучшению отношений способствовал и выход России из режима противостояния с Западом.

Нынешняя Россия старается исправить односторонний, «арабоцен- тричный» характер своей политики на Ближнем Востоке, но не в ущерб отношениям с арабскими странами. Постсоветская Россия дистанцировалась от радикальных антиизраильских сил в регионе, уменьшила размах своего военно-технического сотрудничества с главным израильским противником - Сирией, запретила ей передавать полученные ею от России вооружения третьим лицам.

В 2006 г. состоялся визит в Россию премьер-министра Израиля

Э. Ольмерта, который имеет российские корни: его отец родился в Самаре, а мать - в Одессе. В 2008 г. вступило в силу соглашение о безвизовом режиме для граждан двух стран, подписанное министрами иностранных дел России и Израиля С. Лавровым и Ц. Ливни. Теперь для совершения поездки из России в Израиль и наоборот на срок менее 90 дней необходим только заграничный паспорт. Несмотря на улучшение российско-израильских отношений, их сегодняшний уровень остается низким, приоритетными для нашей страны остаются ее отношения с арабскими странами.

Отношения России с Ираном в 1990-е гг. отличались возросшим по сравнению с 1980-ми гг. динамизмом. Этому способствовали прежде всего перемены в позиции иранского руководства. Президент А. А. Ха- шеми-Рафсанджани (1989-1997) провозгласил политику «внешнего прорыва», а его преемник М. Хатами (1997-2005) выступил с инициативой «диалога цивилизаций и культур», что нашло определенную поддержку мирового сообщества. Россия активизировала экономическое сотрудничество с Ираном, которое до 2000 г. исключало военнотехнический аспект. Затем, в 2001 г. президенты России и Ирана В.В. Путин и М. Хатами подписали Договор об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества, который позволил начать сотрудничество по всем направлениям, включая военно-техническое, в атомной промышленности и энергетике.

Поворот в российско-иранских отношениях произошел после победы на президентских выборах в Иране в 2005 г. консервативного политика М. Ахмадинежада. Новоизбранный президент объявил о возврате к принципам «исламской революции» 1979 г., чем осложнил свои отношения с Западом, который вскоре не только свернул свои контакты с Ираном, но и начал оказывать на него давление, в том числе и военное. Для России это означало возможность работать на иранском рынке без конкуренции со стороны западных компаний. Но, с другой стороны, возникла проблема, которая была связана с необходимостью учитывать мнение Запада в экономических контактах с Ираном.

В 2007 г. состоялся визит В.В. Путина в Тегеран для участия во Втором каспийском саммите, где состоялись его переговоры с духовным лидером Ирана А. Хаменеи и президентом М. Ахмадинежадом. Лидеры двух государств высказались за сотрудничество с целью создания «более справедливого и демократического мирового порядка, обеспечивающего глобальную и региональную безопасность и создающего условия для всестороннего развития», подчеркнув при этом необходимость укрепления «координирующей роли Организации Объединенных Наций».

Центральными темами российско-иранских отношений были ядер- ная программа и военно-техническое сотрудничество. Участие России в ядерной программе Ирана началось в 1992 г. подписанием соглашения о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. В 1995 г. было подписано соглашение о строительстве Россией первого блока АЭС в Бушере. Помогая Ирану в строительстве этого объекта атомной энергетики, Россия вместе с США и другими западными странами препятствует иранским попыткам создать ядерное оружие. В частности, поставка ядерного топлива для АЭС в Бушере откладывалась Россией до тех пор, пока МАГАТЭ не подтвердило в 2007 г. мирной направленности иранской ядерной программы. В пользу отказа Ирана от создания ядерного оружия говорят и некоторые разведывательные данные. Вместе с тем усилия Ирана по созданию баллистических ракет говорят об обратном. Так, Иран уже разработал баллистические ракеты средней дальности «Шахаб-3», дальностью 1500 км, в 2007 г. продемонстрировал ракеты «Гадр» и «Ашура» дальностью 1800 и 2000 км соответственно. Понятно, что такие ракеты имеет смысл создавать только вместе с разработкой ядерных боеголовок. На путь создания ядерного оружия Иран толкают примеры Ирака и Северной Кореи. Первый отказался от разработки ядерного оружия, за что фактически и поплатился, вторая разработала и испытала его в октябре 2006 г., оставшись, таким образом, целой и невредимой.

В 2010 г. вопрос об иранской ядерной программе вновь был в фокусе мировой политики. Президент России Д.А. Медведев выразил позицию России: «Иран создает определенные проблемы. Самое главное сейчас - убедиться в том, что представляет из себя его ядерная программа. К сожалению, Иран игнорирует те вопросы, которые ему адресуют, либо отделывается многозначительными фразами. Но мне, конечно, не хотелось бы, чтобы были приняты санкции, хотя в определенный момент может случиться так, что они станут неизбежными» .

Военно-техническое сотрудничество России и Ирана пока ограничено поставкой в 2005 г. системы ПВО средней дальности. В 2008 г. появлялись противоречивые сообщения о переговорах относительно продажи Ирану системы ПВО большой дальности С-300. Против поставок российского оружия Ирану активно выступают США, которые уже вводили санкции против некоторых российских предприятий ВПК. В сфере энергетики, где Иран имеет 10 % мировых запасов нефти и 16 % природного газа, Россия никак не представлена. Установив государственную монополию на рынке углеводородов, Иран допускает в свой нефтедобывающий сектор преимущественно западные и азиатские компании.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com