Перечень учебников

Учебники онлайн

Эйго: АНГЛИЙСКИЙ язык В СОВРЕМЕННОЙ ЯПОНИИ

Проблемы так называемой глобализации в языковой сфере имеют два основных направления: использование в различных странах английского языка и его влияние на другие языки, но эти направления в Японии никогда не шли параллельно друг другу.

Период интенсивной европеизации Японии начался с 50-60-х годов XIX в. При этом с самого начала из всех западных языков наибольшее значение имел английский, занявший место преобладавшего до того голландского языка. Поначалу через устное общение с посещавшими Японию американцами и англичанами сформировались японо-английские пиджины, распространившиеся в Иокогаме и других портовых городах!. Однако такой вид культурных контактов не стал определяющим, а пиджины к началу XX в. постепенно исчезли. Они вновь возродились в период оккупации для общения американских военных с местным населением (так называемый бамбуковый английский), но и тогда оказались недолговечными. Ведущую роль уже в эпоху Мэйдзи (1868-1912), как и позже, стало играть освоение западной книжной культуры, связанное с обучением иностранным языкам в учебных заведениях и письменными заимствованиями.

В эпоху Мэйдзи для некоторых деятелей японской культуры европеизация казалась неотделимой от овладения западными языками, в первую очередь английским. В самом радикальном варианте предлагалось отказаться от японского языка, в более умеренном варианте речь шла о массовом японо-английском двуязычии. До начала XX в. в первых университетах западного типа, созданных в Японии, преподавание частично или даже полностью шло на английском языке. Видный государственный деятель эпохи Мэйдзи Мори Аринори всерьез думал о замене японского языка английским и даже переписывался по этому поводу с крупнейшим американским лингвистом тех лет Д. Уитни, который отнесся к таким планам скептически .

Однако на деле не только не реализовались подобные утопии, но не сложилось и массовое двуязычие. Иностранные языки, в это время не преподававшиеся в школе и изучавшиеся лишь в вузах, остались достоянием узкого слоя культурной элиты. По мнению видного японского социолингвиста Судзуки Такао, их до 1945 г. знал 1-2% населения . Победил более естественный для Японии вариант, при котором не происходило резкого прерывания традиций, а заимствованные знания становились составной частью японской культуры. Так это в прошлом произошло с китайскими знаниями, теперь наступило время натурализации западной культуры, включая языковую культуру. Новые понятия выражались не на иностранных языках, а на японском языке, либо через калькирование (большей частью словами китайского слоя лексики), либо через заимствования (называющиеся с того времени гайрайго, буквально «слова, пришедшие извне»).

Гайрайго приходили из разных языков, но уже к концу эпохи Мэйдзи 75% всех заимствований составляли заимствования из английского языка . Так что преобладающее влияние именно этого языка на японский язык обозначилось задолго до оккупации. При этом Япония не была ни британской или американской колонией, ни страной, зависимой от Великобритании или США, а мировая роль английского языка тогда еще не была столь значима, как позже. Но Япония уже в конце XIX в. и в первой половине XX в. в этой области столкнулась с процессами, которые в наши дни принято относить к глобализации. По выражению Судзуки Такао, во времена Мэйдзи kangaku (наука, изучавшая китайские тексты и китайскую культуру) превратилась в eigaku (науку об английских текстах и англоязычной культуре) . Посетивший Японию в 1926 и 1932 гг. советский писатель Б. А. Пильняк замечал, что Япония не европеизируется, а американизируется . Отличие данного периода от послевоенной эпохи, однако, состояло в том, что заимствования могли приходить в японский язык не только из американского, но и из британского варианта английского языка. Теперь же этот вариант в Японии почти не известен, а японцами, хорошо знающими английский язык, иногда даже воспринимается как американский диалект (его могут путать с диалектами Новой Англии, более всего похожими на британский вариант).

Период американской оккупации (1945-1952) усилил влияние английского языка в Японии, но оно более всего проявилось в увеличении количества гайрайго. Заимствования в последние 60 лет приходят в японский язык почти исключительно из американского варианта английского языка. По данным Государственного института японского языка, в начале 70-х годов заимствования из английского языка составляли 94,1% всех гайрайго , но из оставшихся 5,9% много старых заимствований XVI-XIX вв. и начала XX в. Число заимствований из английского языка в японский очень велико. По данным массового обследования языка, в 70 японских журналах разных жанров, вышедших в 1994 г., из 45 385 слов, зафиксированных хотя бы раз в выборке, заимствований из западных языков (гайрайго) оказалось 15 779, т. е. примерно более трети (34,8%) , а среди них более 90% составляют заимствования из английского языка в американском варианте.

Ряд сфер жизни в Японии почти целиком отдан американизмам. По подсчетам, приведенным в книге JI. Лавди, они составляют 53% терминов менеджмента, 75% терминов маркетинга, 80% торговых терминов и даже 99% компьютерной терминологии . Их очень много и в сферах спорта, туризма, эстрадной музыки, кулинарии, моды, потребления (в меньшей степени производства!) бытовой техники и пр., т. е. во всех сферах массового потребления. Например, в названиях парфюмерных и косметических товаров они составляют 97%1°. Обычно, чем больше та или иная сфера связывается с престижным потреблением, тем больше там гайрайго . Огромное их количество содержится, например, в женских и молодежных журналах, т. е. опять-таки в жанрах, ориентированных на престижное потребление.

Распространение американизмов в японском языке постоянно обгоняло распространение английского языка не только в довоенные, но и в послевоенные годы, хотя после войны обучение этому языку значительно расширилось. Школьное изучение иностранных языков почти отсутствовало в Японии до второй мировой войны. Оно было введено в 1947 г., т. е. во время американской оккупации. Многие считали, что английский язык станет для Японии «окном в мир». Тогда же обучение другим языкам в вузах в основном заменили изучением английского языка, а преподавателей других языков переучивали!2. Это в основном сохраняется и сейчас. Лишь в 551 школе во всей Японии преподаются другие языки, а в вузах, где нет официальной обязательности преподавания именно английского языка, из тысячи студентов лишь около десятка изучают иные языки!3. Считается, что английский язык учат во всех средних школах, в 70% повышенных средних школ (кото-гакко) и во всех вузах!4. Важный компонент японской образовательной системы - сложный вступительный экзамен по английскому языку при поступлении в вуз, на который уходит много сил и часто средств, поскольку требуются репетиторы. Нередко японцы потом вспоминают этот экзамен как момент жизни, когда им в наибольшей степени или даже единственный раз понадобился английский язык.

Английский язык в Японии считается очень престижным, его оценки, по крайней мере для явного большинства японцев, высоки. Отсюда можно было бы сделать вывод о его хорошем знании ими. Однако это не так, как бы это ни казалось странным. О трудностях в освоении японского языка в Японии пишут очень многие. Особенно много информации такого рода содержится в книге!5, представляющей собой собрание интервью с японскими преподавателями английского языка и иностранцами, живущими в Японии.

И в японских, и в иностранных публикациях постоянно пишут, что в Японии плохо знают английский язык. Стандартны жалобы на то, что японцы не могут полноценно общаться с иностранцами, не могут рассказать о своей стране за рубежом и пр. И тому есть объективные подтверждения. Вот пример, относящийся, правда, к началу 90-х годов. Во время одного из международных исследований сравнивался уровень владения английским языком в 152 странах, и Япония оказалась на четвертом месте от конца, ниже Ирана, Индонезии и Эфиопии!6. Но. по данным Н. Готлиб, сходные результаты были получены и в 1998 г., когда Япония оказалась на 180-м месте среди членов ООН и на последнем месте в Азии, и в 2001-2002 гг.

Эти оценки могут показаться односторонними. Но вот данные, приводимые Л. Лавди. Он опросил 461 информанта разного возраста и разных социальных слоев. Все они учили в школе английский язык, но из них 54% заявили, что с того времени забыли его полностью, лишь 9% используют его на работе (в основном в виде чтения), 5% говорят со знакомыми, 0,4% пользуются дома .

Вместе с тем английский язык в той или иной степени учили практически все, сейчас около 95% японцев кончают повышенную среднюю школу. В Японии учатся в школе 12 лет: шесть в начальной школе, три в средней, три в повышенной средней. Велик процент тех, кто оканчивает вузы (более трети населения). И с первого класса средней школы в число обязательных предметов входит английский язык, т. е. учить его начинают с 12 лет. Маленькие дети его, однако, совсем не знают, и учить его, помимо школы, в раннем возрасте в Японии не принято. Это иногда рассматривается как одна из причин низкого знания английского языка.

Тем не менее, как отмечают японские авторы, за десять лет обучения языку японцы не выучиваются ему. Разумеется, у всех остаются в памяти какие-то слова и простые фразы вроде «1 love you» или «ft is а реп», это может помогать в усвоении заимствований {гайрайго), но если задать японцу простой вопрос вроде «Ат I in Tokyo?» - «Я нахожусь в Токио?», то велика вероятность того, что он не поймет и не сможет ответить19.

Причин, как всегда в подобных случаях, может быть несколько. Уже говорилось о позднем (12 лет) начале обучения языкам. Другой причиной считают консервативную и архаичную систему преподавания, основанную на изучении грамматики и чтении художественной литературы. Жалобы на нее постоянны. Столь же архаичны и вступительные экзамены в вузы по английскому языку, названные Дж. Стен- лоу «викторианскими»20, часто призывают их изменить или отменить вообще. Как пишет один из авторов, студентов учат Шекспиру, вместо того чтобы учить языку своей специальности . Особенно отстает обучение языковой коммуникации. Полагают, что если в последние десятилетия в Японии и стали знать английский язык лучше, то не благодаря преподаванию. Живущая в Японии американка даже заявила, что Япония - самое трудное в мире место для изучения английского языка. Жалуются и на малое число часов на освоение английского языка, особенно в повышенной средней школе.

Но все же главная причина - отсутствие мотивации. Как пишет JI. Лавди, в школе английский язык - один из самых непопулярных предметов, и, как отмечали те же его информанты, существенная мотивация для знания английского языка возникает у многих один раз в жизни: при подготовке к вступительному экзамену. Без сдачи сложного, пусть даже архаичного экзамена нельзя поступить ни в один престижный вуз. А потом языком пользуются обычно лишь выпускники, которые связаны с ним профессионально (например, работают во внешнеторговой фирме или занимаются обслуживанием иностранцев), да еще, пожалуй, специалисты, которые должны читать англоязычную литературу, но далеко не всегда свободно говорят по-английски. Улучшению знания иностранных языков не помогает даже значительное расширение путешествий японцев за рубеж, поскольку чаще всего они ездят группами с переводчиком, общаясь во время поездок лишь между собой. Вывод: пока английский язык не нужен после школы, его не будут учить и в школе. Сходные выводы и у японских авторов .

В том числе они жалуются на то, что многие забывают английский язык после поступления в вуз. Даже сейчас, когда интерес к этому языку стал возрастать, студенты естественных специальностей не очень стараются им овладеть. Специалисты отмечают, что именно в начальной школе, где иностранные языки почти не изучают, у детей легче всего возбудить к ним интерес, но потом мотивации теряются .

Данная ситуация вызывает у российского читателя знакомые ассоциации. У нас, правда, в школе изучали не только английский язык, а в Японии его изучение было и остается обязательным для всех, но эффект был примерно таким же (впрочем, процент читавших на иностранных языках литературу по специальности, скорее всего, в СССР был выше 9%, отмеченных у JI. Лавди). В обеих странах миллионы школьников и студентов учили английский язык, почти у всех в памяти сохранялись отдельные слова и фразы, что облегчало процесс заимствования. Английский язык в СССР также был престижным, однако лиц, свободно им владевших, было немного. И методика преподавания чаще всего была сходной (грамматика и классическая литература), и отсутствие должных мотиваций. В СССР потребность читать иностранную специальную литературу тоже возникала чаще, чем необходимость общения с иностранцами; в обеих странах за рубеж чаще выезжали группами с переводчиком.

В последние 15 лет в России мотивации изучения английского языка резко увеличились, что привело к росту активного владения этим языком. При этом вряд ли можно считать, что современная Россия более интегрирована в мировую экономику, чем Япония. Но интеграция Японии, на первых порах (40-е годы - начало 60-х годов), безусловно, способствовавшая лучшему знанию английского языка, тем не менее, не привела к его широкому распространению среди населения. Японские авторы отмечают, что, не смотря на то, что в начале 60-х годов наблюдался бум в изучении английского языка , потом интерес к нему несколько угас, снова возродившись лишь в 90-е годы. У нас американская массовая культура стала престижной еще во времена экономического и политического противостояния СССР и США, и в СССР к концу его существования отсутствие мотивации для изучения английского языка, особенно в разговорном его варианте, имело в основном внешние причины. А когда внешних преград не стало, изучение английского языка стало достаточно массовым. Но в Японии при отсутствии значительных внешних препятствий сохраняются внутренние преграды. Культурные барьеры между Японией и США оказываются более значимыми, чем экономические и, тем более, политические.

Впрочем, хотя в Японии английский язык знают хуже, чем во многих странах, нельзя считать японскую ситуацию из ряда вон выходящей. В современном мире владеют английским языком многие, но по- настоящему свободно им может пользоваться меньшинство, причем в крупных странах знатоков даже меньше, чем в малых. В книге Дж. Стенлоу приводятся следующие данные социологического опроса в странах Европы. Лишь 3% граждан Франции, Испании, Италии могут свободно понимать оригинальные англоязычные телепередачи, и только в Скандинавии и Бенилюксе их число превышает 10% . Отмечают, что скорая глобализация с всеобщим знанием английского языка и господство английского языка в Интернете относятся к числу мифов . Кстати, японский язык занимает в Интернете третье место после английского и китайского.

Как, однако, объяснить совмещение большой престижности английского языка в Японии и его слабого знания? Уже упоминавшаяся американка в интервью отметила, что в Японии нет привычки к обычному сейчас на Западе мультикультуризму . Нет нужды подробно говорить об островном положении Японии, давней обособленности ее культуры и отсутствии привычки к знанию других языков. К этому добавим любопытные высказывания уже упоминавшегося Судзуки Такао. Он писал, что Япония - одна из самых открытых в мире стран для восприятия чужих вещей и идей, но достаточно закрыта для человеческого общения с иностранцами. По его выражению, японцы - не ксенофобы, но ксенофиги, т. е. люди, избегающие иностранцев28.

Но как совмещаются плохое знание английского языка в массе японцев и обильное количество заимствований (гайрайго)? JI. Лавди указывает, что эти факты не противоречат друг другу. Образцом здесь послужило освоение Японией в прошлом китайской культуры при отсутствии во все исторические периоды значительного японско- китайского двуязычия. Японцы знали иероглифы, но не могли их прочесть по-китайски. И сейчас житель японской провинции может ни разу не увидеть белого человека, но многие американизмы он хорошо знает, а английский язык доходит до него через школу и телевизор. А гайрайго уже живут в Японии своей жизнью, мало зависящей от их языка-источника, так же как и китайский слой лексики (канго) давно развивается без какой-либо связи с китайским языком. Сейчас не только большинство канго, но очень большой процент гайрайго созданы в Японии. Один из японских авторов заметил, что знание гайрайго и знание английского языка могут не только помогать, но и мешать друг другу29.

Существует много сложных слов и словосочетаний, которые созданы из английских корней (иногда и аффиксов) в самой Японии и не имеют английских параллелей. Примеры: naitaa «игра, (например, в бейсбол) при искусственном освещении» (ночь + словообразовательный суффикс -er), wan-man-basu или wan-man «автобус без кондуктора» (один + человек + автобус), поо-аггоп «изделие, которое нельзя гладить» (нет + утюг), noo-mai-kaa-dee «день, когда рекомендуется воздерживаться от пользования личными автомобилями» (нет + мой + автомобиль + день). Характерно, что данный слой лексики уже называют не только gairaigo (слово, прямо указывающее на заимствование), но katakanago, т. е. слово, записываемое не иероглифами, а слоговой азбукой катаканой, и термин не указывает на происхождение таких единиц.

И невысокий в массе уровень знания английского языка не исключает ни использования этого языка даже в среде, им свободно не владеющей, ни «островов» этого языка в Японии. В рекламе или поп-музыке язык, полный гайрайго, плохо понятен большинству читателей или слушателей, но создает нужный «имидж». Предельный случай такой рекламы или музыкального текста - переход на английский язык (обычно далекий от совершенства). Достаточно «имиджа» текста и отдельных понятных слов, а дальше домысливается все остальное. При этом рекламироваться могут не только американские, но и свои собственные товары: комплекс неполноценности перед США легко сочетается с национальной гордостью. Даже в середине 80-х годов, когда не только в Японии, но и в США всерьез обсуждались перспективы возможной победы японского капитала в японо-американском экономическом соревновании, японская реклама избегала утверждений о том, что тот или иной товар национального производства лучше американского. Более действенными оказываются лозунги о том, что он такой же или почти такой же, как американский. Правда, в 90-е годы уже стали раздаваться и иные голоса о том, что в Японии привыкли почитать над- писи Made in USA, хотя потом стало ясно, что это - дешевые товары30. Но в целом уважение к американским товарам и связанному с ними языку сохраняются. Например, целые куски в рекламе потребительских товаров могут быть написаны по-английски, особенно это свойственно тем фрагментам, где речь идет о «научно обоснованной» полезности продукта: содержании в нем витаминов, диетических свойствах и пр.; главное здесь - подчеркивание отличия данного продукта от других 1.

Иногда английский язык может использоваться там, где применение японского языка нарушает культурные стереотипы. Исследователь контактов между английским и японским языками приводит такой пример. В эстрадной песне, где автор и исполнитель - женщина, героиня на английском языке делает брачное предложение; в японской культуре данное речевое действие со стороны женщины не предусмотрено, поэтому ей легче сделать предложение на английском языке.

Нередко, особенно в устной речи и в текстах, написанных на латинице, возникает смешение языков. На каком из языков написана, например, вывеска в Токио: Mitsui Grandiose Club, или этикетка: Sake. One сир. Ozeki (ozeki - один из рангов борцов сумо)? Многие исследователи в разное время писали о смешанных японо-английских языках, которые называли Japlish, Janglish, Japanished English и др., они распространены в эстрадной музыке, надписях на майках и пр. Отмечают, что в текстах эстрадных песен (например, в стиле рэп) появляется даже такое принципиально не свойственное японскому языку явление, как рифма (В Японии даже Пушкина переводят верлибром): рэпперы регулярно стараются рифмовать, хотя жалуются на трудности.

Потребители такого рода текстов чаще всего, как большинство японцев, имеют какое-то представление об английском языке, но свободно им не владеют. По мнению исследовательницы японской поп- музыки, создается псевдо-английский язык, устанавливающий контакт со слушателями, которые настоящий английский язык знают плохо. В то же время имеются и «островки», где культивируется реальный английский язык, как правило, в американском варианте. Есть частные университеты, например, Международный христианский университет, где курсы, в том числе и для японских студентов, читаются на этом языке. А вот заметка в японской англоязычной газете «Daily Yomiuri» за 24 ноября 2007 г.: «Японская раковая ассоциация, объединяющая 16 тыс. врачей и исследователей - онкологов, постановила проводить свои пресс-конференции и презентации достижений целиком на английском языке». Главным доводом в пользу такого решения выдвигалась возможность приглашать на эти мероприятия специалистов не только из Японии, но и из стран Азии и Океании. И, безусловно, обращает на себя внимание распространенность в Японии собственных газет на английском языке, рассчитанных, в первую очередь, на японских читателей. Кроме упомянутой выше «Daily Yomiuri», имеются еще две крупные газеты: «Japan Times» и «Asahi Daily News». Указывают и на то, что большинство японских веб-сайтов ведется на двух языках.

Впрочем, такие явления не надо преувеличивать. Даже в двуязычных веб-сайтах информация на японском языке обычно намного богаче. А первая же пресс-конференция общества онкологов, как отмечает та же газета, кончилась тем, что один из японских участников не смог ответить на вопросы по-английски и перешел на японский язык.

Итак, ситуация парадоксальна. С одной стороны, пишут, что английский язык в Японии присутствует везде, подобно воздуху, что общественная атмосфера требует знания этого языка. Но, с другой стороны, указывают, что в Японии очень невелико двуязычие, существующее лишь на индивидуальном или семейном уровне. Постороннему наблюдателю, по крайней мере, в крупных японских городах, роль английского языка может показаться очень значительной: много объявлений, вывесок, указателей на английском языке, причем за последние два десятилетия их число заметно выросло. Впрочем, оно может варьироваться: в синтоистских храмах Никко указателей на английском языке почти нет, а на железнодорожной схеме района Киото - Осака на двух языках указаны названия станций основных линий, однако станции местных линий, куда редко заезжают иностранцы, обозначены только по-японски. Согласно стандартным японским представлениям, для своих - японский язык, для чужих - английский, но им надо пользоваться только в необходимых случаях. Для значительного числа японцев вопрос об общении с иностранцами по-прежнему не слишком актуален, и для них хватает родного языка.

Насколько эта картина меняется? В целом она остается прежней, хотя в последние десятилетия, особенно в период правления премьер- министра Д. Коидзуми, были предприняты меры для распространения в Японии английского языка и американской культуры. Государственные органы, на которых сильное впечатление произвели упомянутые выше данные международных экспертов, предпринимают меры для преодоления низкого уровня владения английским языком в Японии. Правительственная комиссия в 2000 г. поставила задачу сделать его всеобщим lingua franca. В 2003 г. министерство образования приняло новый план, целью которого является научить всех выпускников средних и повышенных средних школ общаться на английском языке, а выпускников вузов использовать его в своей профессии. При премьер-министре М. Обути (1998-2000 гг.) даже обсуждался вопрос о придании английскому языку статуса второго государственного, что, правда, не прошло . Не введено пока и преподавание английского языка в начальной школе, хотя этот вопрос обсуждается. Проходит экспериментальную проверку проект расширения его преподавания в средней школе с нынешних трех, двух и двух часов в неделю в первых- третьих классах до соответственно шести, трех и трех часов. В Токийском и других университетах постепенно вводится новая методика активного изучения английского языка, правда, ее считают пригодной лишь для крупных университетов. Любое преподавание этого языка стремятся связать с обучением языковому общению. И, что самое важное, все перечисленные меры имеют общественную поддержку. Правда, упоминают и о том, что в период экономических трудностей 90-х годов у японцев стали появляться настроения в пользу английского языка за счет японского, аналогичные настроениям послевоенных лет.

Ведутся и дискуссии о том, что означает знание английского языка для японца. С одной стороны, пишут о давлении США, в том числе связанном и с внедрением английского языка . Но не раз в Японии высказывалась идея о том, что английский язык надо рассматривать не как язык США, а как язык международного общения, вовсе не обязательно связанный с американцами и американской культурой. Уже упоминалось решение общества онкологов использовать английский язык, мотивированное желанием общаться с коллегами не из США (что, видимо, неактуально), а из Азии и Океании. Пишут даже, что в Японии излишне следуют американскому варианту этого языка, что не всегда помогает в общении с другими народами, в частности в Азии; призывают учитывать опыт разных государств, начиная от Индии и кончая Эстонией, где американский вариант языка не приоритетен . Указывают и на необходимость английского языка в деловом общении с арабскими странами. Особенно много пишет об интернациональной роли английского языка Судзуки Такао. По его мнению, английский язык в наше время можно сравнить с травой без корней: после второй мировой войны он перестал быть национальным языком и превратился в ничей и всеобщий язык .

Безусловно, в Японии английский язык уже знают лучше, чем 10—

20 лет назад. И все-таки пока традиционный культурный изоляционизм силен, незнание английского языка не считается связанным со значительными жизненными трудностями, и специалисты предсказывают, что в обозримом будущем вряд ли его будут знать лучше, чем сейчас.

При структурных различиях функционально роль английского языка в современной Японии сходна с ролью китайского языка в прошлом, а китайский {канго) и английский (гайрайго) слои лексики при разных стилистических характеристиках сходны по словообразовательным возможностям, в разное время оторвавшись от языка- источника. Дж. Стенлоу приводит мнение японца: «Неважно, что американцы не знают некоторых гайрайго. Важно, что мы их знаем» . Так же и в Китае не знают очень многих японских канго, а нередко единицы данного слоя лексики вторично переходят из японского языка в китайский. Сейчас нечто подобное появляется и в английском языке, вот пример. Из английского языка в японский пришли по отдельности слова office и lady, а их сочетание ofisu-rejii, которым именуется младший женский персонал в японских фирмах, а также его частое сокращение OL созданы в Японии, зато теперь office lady появилось в английском языке, по крайней мере, в Интернете, как заимствование из японского. И здесь, по сути, мы имеем дело с переносом на английский язык норм, когда-то выработанных для китайского языка: японизированный английский язык - нечто вроде современного варианта японизированного китайского (камбуна), когда-то распространенного в Японии. Оба слоя лексики живут своей жизнью и мало зависят от того, что происходит соответственно в китайском и английском языках.

Если бы дело заключалось только в престижности английского языка, то, вероятно, чаще бы употребляли английский язык в чистом виде. Но японцы, пусть не всегда (особенно в годы оккупации) по своей воле, но большей частью действительно самостоятельно взяли то, что сочли нужным из западной, в первую очередь, американской культуры, включая язык, повторив то, что они ранее сделали с китайской культурой и китайским языком. Это отмечают и западные, и японские исследователи. Судзуки Такао пишет об избирательности процесса заимствования в японской культуре. При склонности к заимствованиям японцы берут из чужих культур лишь те элементы, которые считают для себя нужными, в том числе и в языке; так было и в период китаизации культуры, так продолжается и в эпоху американизации . Как пишет западный японовед, «гений» японцев заключается не в изобретении, а в адаптации тех или иных элементов культуры сначала из Кореи, потом из Китая, наконец, из Европы и США. В результате заимствованные элементы укоренились и живут самостоятельной жизнью, часто меняясь до неузнаваемости по сравнению с оригиналом .

Все эти оценки представляются верными. В последние полтора столетия эта страна постоянно шла по пути догоняющего развития, осваивая те элементы западной (последние 60 лет почти исключительно американской) культуры, которые считала для себя необходимыми. Это относится не только к высоким технологиям или парламентским процедурам, но и к английскому языку. Однако английский язык продолжает оставаться не столько самостоятельным средством общения, сколько источником пополнения словарного запаса в собственном языке. Поэтому можно согласиться и с выводом JI. Лавди: проницаемость японского языка для американизмов очень велика, но их внедрение в язык отражает скорее освоение обществом отдельных элементов западной культуры, чем глубинную вестернизацию

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com