Перечень учебников

Учебники онлайн

Каркас новой мировой архитектуры

Как следует из вышесказанного, наша судьба в очередной раз оказывается в наших собственных руках, и нам важно не промахнуться. Поведение России на международной арене должно учитывать как названые выше особенности глобальных потрясений и их национальных осложнений, так и то обстоятельство, что на свете нет ничего раз и навсегда предопределённого. То, что вчера было жёстким ограничением, сегодня может стать шансом. Мы не обречены на худшее. Но и успех нам не гарантирован. Чтобы его достичь, нужны активные конструктивные действия.

Нельзя полагаться на то, что существовавшая до самого последнего времени тенденция резкой смены структуры мирового ВНП сама выведет нас, куда нам надо. Конечно, ежели кризис её не перечеркнёт, то к 2020 году совокупный объём ВНП стран группы BRIC превзойдёт аналогичный показатель у G7. Однако, такая перспектива не устраивает США. И они пока достаточно сильны, чтобы препятствовать её реализации путём сдерживания России, в том числе, по инерции и из-за зависимости от него, с опорой на Пекин.

Впрочем, это не мешает Вашингтону видеть и китайскую угрозу. Он уже 10 лет очень обеспокоен экспансией китайских компаний на американском рынке, хищением ими технологий, их влиянием на распространение ОМУ, возможностью привлечения ими средств с финансового рынка Америки для обеспечения военных и гражданских расходов китайского правительства. Американская экономика не в состоянии преодолеть тенденцию к росту отрицательного торгового баланса с Китаем, а администрация не способна заставить ревальвировать юань по отношению к доллару. В результате ещё прошлого валютно-финансового кризиса ключевые азиатские союзники Шта-тов были вынуждены сократить собственные расходы на оборону и ограничить возможности самих на использование их территорий и военных инфраструктур. А Китай в тот же период продолжил развивать флот и ВВС, чем усилил свои военные позиции в АТР, и стал стремиться к контролю над всем Южно-Китайским морем и теснить транснациональные компании в Африке и Азии. Чем нам не причина, дабы найти взаимопонимание с Америкой?

Ведь промышленный, технологический, научный, военный рост Китая вкупе с его демографическим потенциалом, нездоровым интересом к русским военным НИОКР и постоянно возникающими в официозных изданиях территориальными претензиями несёт в себе явную опасность и для России. Чтобы состоялся наш взаимовыгодный стратегический союз с США, который лишь побудил бы Поднебесную больше уважать её дружеские отношения с Москвой, одних этих единых для нас и Штатов интересов уже вполне достаточно.

Но, мало того, у нас с ними ещё и большой потенциал проектов в Латинской Америке, Африке, АТР, Европе, на Большом Ближнем Востоке, в энергетике, экономике, безопасности, на морях. Разработка недр Аляски, конкуренция с Китаем южнее Сахары, энергопоставки в Америку, технологии, борьба с пиратством у берегов Африки и в Южно-Китайском море, кооперация в арабском и исламском мире, проблемы с базами ВМС на Тихом океане явно требуют коренного пересмотра стиля двусторонних отношений.

К сожалению, их решительному прогрессу мешает всего один, но зато очень существенный и тоже объединяющий нас, недостаток. Обе стороны понимают стратегический союз как полное следование другой в фарватере своих интересов. США пытаются принудить к этому Россию, подвергая санкциям Газпром, Татнефть, Росатом и технологические бюро, возводя препоны бизнесу на входе на американский рынок, интригуя на Украине и в Грузии, играя на нервах с ПРО и НАТО и т.п. Мы делаем то же самое со Штатами, когда проводим манёвры дальней авиации в Карибском бассейне и посылаем корабли в Атлантику, Средиземноморье и Венесуэлу, признаём Абхазию и Южную Осетию, объединяем ПРО с Белоруссией и проч.

Между тем, и нам, и им пора понять, что в условиях кризиса заставлять друг друга дружить слишком накладно. И, наоборот, обеим странам экономически и политически выгодно, не отказываясь от глубокого сотрудничества с Китаем, сдерживать его совместно. Давно пришла пора осознать стоящую перед нами солидарную ответственность за судьбы мира, найти среднее решение и перейти к реализации стратегического союза.

Тогда получится достичь столь востребованного прямо сейчас углубления взаимодействия в рамках G8 и G20+, а в дальнейшем и институционализировать в его развитие уравновешивающие пропорции мирового ВНП группы RABI (Россия-Америка-Бразилия-Индия), BRIC и RAEC (Россия-Америка-Европа-Китай). Убеждён, что все они должны со временем превратиться в полноценные международные организации степени кооперации не ниже модели АСЕАН+. Их важнейшей задачей станет устранение диспропорций между транзакциями на международном финансовом рынке и денежными операциями, обслуживающими трансграничные торговые сделки.

Одним из ключевых элементов новой конструкции должна стать группа RAEC. Ради большей устойчивости её следует укрепить сотрудничеством в формате перекрещивающихся трёхсторонних (Россия-ЕС-США, Россия-ЕС-Китай, США-Китай-ЕС, Россия-Китай-США) и двусторонних связей.

Что касается безопасности в традиционном смысле слова, то, если будут воплощены предыдущие рекомендации, более сбалансированный и предсказуемый мир сможет опереться, на первом этапе, на ориентированную на их слияние впоследствии высокую интеграцию систем НАТО и ОДКБ, а также на консолидацию союзов России на постсоветском пространстве, в том числе с участием внешних по отношению к СНГ игроков, например, в рамках взаимодействия в структурах типа ШОС+. Их постоянная работа на различных уровнях сделает их опорными механизмами ООН, возвратив эффективность и последней, и иным важнейшим мировым регуляторам.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com