Перечень учебников

Учебники онлайн

Китай: отношение к цветным революциям

Китай воспринял цветные революции как вызов: они привлекли его внимание и вызвали определенную озабоченность.

Цветные революции внесли неопределенность в отношения между Китаем и странами Центральной Азии. Смена режима в результате цветной революции может оказать влияние на двусторонние отношения и потребовать от Китая соответствующих изменений политики. Китаю необходимо понимать новые режимы, их внутреннюю и внешнюю политику, он должен стремиться к поддержанию прежнего уровня двусторонних отношений и выполнять ранее заключенные соглашения.

Цветные революции несут отчетливый идеологический заряд, а в той мере, в какой новый режим получал власть при поддержке Соединенных Штатов, отличаются проамериканской и прозападной ориентацией. Поэтому от новых режимов можно ждать изменения политики в пользу Соединенных Штатов и Запада. Это верно для Грузии и Украины. Если такое повторится в Центральной Азии, то вызовет, естественно, озабоченность у Пекина. Смена режима может привести к перестройке международных отношений, к изменению относительных позиций великих держав в Центральной Азии и к обострению их соперничества.

Цветные революции могут также оказать отрицательное воздействие на внутреннее единство и стабильность ШОС. Любое государство, являющееся членом ШОС, после цветной революции может уменьшить свои обязательства перед ШОС, понизить уровень своего участия и выдвинуть возражения против ее политики и деятельности. Это может затруднить для ШОС достижения единогласия в политических вопросах. Цветные революции могут также ослабить политическую самоидентификацию членов ШОС: если новые режимы всей душой за демократические преобразования, а все остальные - нет, возникнут фундаментальные различия политических принципов и ценностей. Это разрушит внутреннее единство и сплоченность ШОС и может даже привести к расколу.

С точки зрения Китая ситуация в Центральной Азии кишит противоречиями, а террористические и экстремистские силы очень влиятельны. Когда происходит цветная революция и массы людей выходят на улицы, страна рискует погрузиться в хаос, чем могут воспользоваться террористические и экстремистские силы. Таким образом, цветная революция может привести не к демократизации, а к дестабилизации. Революция тюльпанов в Киргизии в марте 2005 г. и андижанские события в Узбекистане в мае 2005 г. показали, как народное антиправительственное движение может выйти из-под контроля и перерасти в острые конфликты и региональные беспорядки. Дестабилизация Центральной Азии может повлиять на безопасность в ближнем зарубежье Китая, на экономическую и торговую деятельность и на личную безопасность китайских деловых людей. Во время беспорядков в Киргизии в марте 2005 г. некоторые китайские торговцы подверглись нападениям, их товары были разграблены, а торговля с Киргизией была прервана.

Если в Центральной Азии произойдет еще одна цветная революция, она поставит Китай и ШОС перед трудной дилеммой. Китай, будучи великой державой, имеет существенные стратегические интересы в Центральной Азии, но он не сможет эффективно вмешаться в случае социальных и политических беспорядков. То же самое относится к ШОС. Хотя для ШОС безопасность - это принципиально важная задача, но ШОС не станет вмешиваться во внутренние дела государств региона. При возникновении любой опасной ситуации ШОС окажется перед трудным выбором. Если она не вмешается, дестабилизация может затронуть всю Центральную Азию, а это отрицательно скажется на ШОС, ее авторитете и престиже. После беспорядков в Оше (район Киргизии, в котором началась революция тюльпанов) и событий в Андижане некоторые доказывали, что, раз ШОС не может гарантировать безопасности, ее нельзя рассматривать как важную региональную организацию. Если бы, однако, ШОС пришлось вмешаться, она тем самым нарушила бы свои базовые принципы и оказалась бы втянутой в политический кризис. Это проблема, которую ставят перед Китаем и ШОС цветные революции: какой ни сделай выбор, он чреват отрицательными последствиями.

Поэтому Китаю не нравятся цветные революции в Центральной Азии, и он их не одобряет. Его позиция такова: центральноазиатские страны должны сами, без всякого внешнего давления, выбрать модели политических и экономических реформ и провести их в жизнь. Китайские академические круги утверждают, что за политическими изменениями в этом бывшем советском регионе стоит объективная необходимость, обусловленная политическими, экономическими и общественными потребностями, развившимися после развала Советского Союза. Это, однако, не означает, что цветные революции неизбежны в каждой из бывших советских республик. Они представляют собой лишь одну из форм политических изменений; хотя они возможны и в будущем (при наличии соответствующих условий), нет оснований для предположения, что это единственная возможная форма политических перемен. В любом случае Китай убежден, что в Центральной Азии неизбежные преобразования должны осуществляться упорядоченным и законным образом.

Высшим приоритетом для Китая является стабильность в Центральной Азии. Только в условиях стабильности возможны политические реформы, экономическое развитие, торговля и региональная безопасность. Таким образом, стабильность отвечает интересам Центральной Азии и Китая. Различие между китайским и американским подходами - это вопрос не только понимания, но и ценностей: если для Китая важнее всего стабильность, то для Америки важнейшей политической целью является демократизация. Китай исходит из того, что стабильность является предварительным условием развития демократии, а Соединенные Штаты верят, что демократия делает возможной стабильность. Китай полагает, что лучше стабильность в условиях пусть и несовершенного режима, чем хаос при наилучшем режиме правления, а Соединенные Штаты считают, что в стабильности при централизованной власти нет ничего хорошего, а потому демократическое правление является для них высшим приоритетом.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com