Перечень учебников

Учебники онлайн

КНДР

Вскоре вслед за тем, в декабре 1991 г., КНДР и Республика Корея подписали соглашение о примирении, ненападении и сотрудничестве, а в феврале 1992 г. - Совместную декларацию о безъядерной зоне на Корейском полуострове, согласно условиям которой обе стороны провозгласили отказ от производства, хранения, размещения, приобретения или испытания ядерного оружия.

В декабре 1992г. в Южной Корее впервые за много лет прошли свободные прямые выборы и тридцатилетию правления военных был положен конец. Подписанные Сеулом и Пхеньяном документы могли составить базу для дальнейших переговоров о нормализации, т.к., во-первых, они содержали обязательства сторон разрешить конфликт мирно, а во-вторых, Юг по сути дела согласился учесть мнение Севера о необходимости исключить присутствие американского ядерного оружия на южнокорейской территории. Это означало повышение уровня военного доверия между Сеулом и Пхеньяном, т.к. американское оружие на юге полуострова традиционно рассматривалось как средство, позволяющее уравновесить численное превосходство по обычным вооружениям, которое КНДР имеет над Республикой Корея. Но решение вопроса о нормализации тормозится из-за неспособности корейских государств прийти к общему пониманию международно-политических реалий на полуострове.

Основным препятствием для урегулирования положения были и остаются опасения коммунистического руководства на севере страны в своей способности удержать власть в случае открытия КНДР внешнему миру, ослабления контроля над политической и частной жизнью граждан, притока в КНДР знаний, практики и опыта рыночной экономики и политического плюрализма. Стремясь удержаться у власти, северокорейское руководство ищет такую формулу отношений с Южной Кореей, США и Японией, которая позволила бы преодолеть экономическую и политическую изоляцию КНДР в мире, с одной стороны, и сохранить ее в качестве анклава социализма на базе идей "чучхе" ("самопомощи", "опоры на собственные силы") - с другой. Внешняя политика КНДР отличается сложностью и изощренностью тактики. В ряде случаев приходится констатировать, что, провоцируя напряженность на субрегиональном уровне, КНДР сумела добиться повышения своей роли в международных делах и фактически особого отношения к себе со стороны более сильных партнеров.

Как отмечалось, "перекрестное признание", которое имелось в виду при нормализации отношений СССР и КНР с Сеулом и принятии корейских государств в ООН, не получило завершения, т.к. Токио и Вашингтон на признание Пхеньяна не пошли. Проводившиеся в 1992 г. переговоры КНДР с Японией уперлись в жесткие, по мнению Японии, требования о компенсации северокорейской стороне за злодеяния японских властей в Корее в годы колониального господства.

Позиция Южной Кореи более сложна, чем можно подумать, прочтя официальное заявление Сеула, осуждающее испытания. С одной стороны, правительство в Сеуле понимает угрозу, которую может представлять для него наличие ядерного оружия в руках Пхеньяна в случае возникновения вооруженного конфликта между корейскими государствами. От границы с КНДР до пригородов столицы ЮК всего около 30 километров, и для доставки туда ядерного боеприпаса не требуются особо изощренные средства доставки.

Поэтому от своего американского союзника правители Юга потребовали немедленного подтверждения обязательств предоставления им американского ядерного зонтика. Вашингтон, между тем, благоразумно не спешит давать рискованные обязательства. Оно и понятно, ведь главное для него — предотвратить возможный северокорейский удар по своей собственной территории, даже если действительно ядерных боеголовок для ракет дальнего радиуса действия у Пхеньяна пока нет, и такой удар будет нанесен обычным или химическим оружием.

Но даже в случае предоставления американских ядерных гарантий, Южная Корея не может чувствовать себя вполне спокойной: любой сценарий войны катастрофичен для Южной Кореи. Экономика страны будет разрушена, а государство попадет в длительную зависимость от иностранной поддержки, американской или китайской, в зависимости от исхода столкновения. Поэтому южные корейцы со всех трибун просили учитывать их интересы во всем этом деле, и не поддерживать предложений о введении слишком суровых санкций против Пхеньяна, которые предлагали изначально США и ввела в одностороннем порядке Япония .

Втайне южные корейцы, вероятно, хотели бы, чтобы приобретение Пхеньяном ядерного оружия стабилизировало ситуацию и позволило бы корейцам Севера и Юга начать процесс объединения самостоятельно, без "вказивок" из Вашингтона, однако политически зависимое положение Сеула не позволяет озвучивать эту линию открыто. Впрочем, намерения их и без этого более чем ясные: уже более 10 лет Южная Корея вызывает неудовольствие Вашингтона и Токио своими "примиренческими" отношением к северному единокровному соседу. Американцы и японцы все это время делают вид, что им не понятно, почему "демократическая страна" видит в своих "тоталитарных" собратьях с севера желанных партнеров и даже потенциальных союзников.

Конечно, для американцев и японцев было бы куда удобнее, если бы корейцы стали истреблять друг-друга на почве идеологических расхождений. Единственное условие — чтобы они делали это обычным оружием, не нарушая хрупкую экологию. Однако, корейцы, видимо думают иначе: уже объявлено, что Сеул пересматривает полуколониальное правило, согласно которому, в случае войны южнокорейская армия окажется под американским командованием. Обидевшись на это решение, как на недружественный акт, американцы прозондировали угрозу вовсе вывести свой 30-тысячный корпус из страны. Корейцы на эту угрозу отреагировали холодно, хотя теперь в связи с ядерными испытаниями проамериканское лобби высказалось за сохранение американского контроля над корейскими вооруженными силами .

Теперь, после ядерных испытаний, политики на юге полуострова не могут не задуматься о перспективах: страна послушно исполняла роль марионетки США в течение 50 лет, однако это не привело к объединению. Проблема в том, что американское присутствие отнюдь не способствует объединению корейской нации. В то же время, если бы из юга страны были выведены иностранные (американские) войска, корейцы, возможно, сами смогли бы договориться. Затрагивая вопрос ядерного испытания, премьер-министр страны Хан Мьен-Сук заявил перед парламентом Южной Корей: "Мы полагаем, что северные корейцы сделали этот шаг, чтобы укрепить свои позиции на переговорах" .

Обладая в своем пока еще виртуальном единстве ядерным оружием и мощной экономикой, корейцы все меньше оглядываются как на Запад, так и на Восток.

В Корее до сих пор остаются болезненными многие вопросы отношений с Японией, — прежде всего, отказ последней признать свою вину за военные преступления, а также территориальный спор за архипелаг Докдо. Эта крошечная группа островков, а вернее — скал, находится под управлением Южной Кореи, однако Япония, сумевшая захватить эти островки после войны с Россией 1904 года, но потерявшая впоследствии свои завоевания, с завидным упорством требует эти территории себе, называя их "островами Такесима". Таким образом, Корея, вслед за Россией и Китаем, является третьей страной, имеющей неурегулированные территориальные претензии со стороны Японии.

Это не может не вызывать естественного политического тяготения Южной Кореи к России и Китаю, которое и стало проявляться в 1990-е годы. В это время наступательный потенциал (как и угроза) Северной Кореи ослаб, зато Японии — сильно вырос. А по мере того, как укрепляется роль Японии в качестве главного форпоста и союзника США на Дальнем Востоке, Южная Корея все более неуютно себя чувствует внутри этого военно-политического объединения. Ее экономика все еще тесно привязана к США и Японии, однако южные корейцы ощущают все больше свободы для экономического маневра и перенаправления своих отношений на Россию и Китай. Другим направлением развития отношений для них является Северная Корея: туда поступает помощь, начинает осваиваться дешевая рабочая сила, Северная Корея постепенно превращается для Южной в зону недорогого туризма, источник рабочей силы и дружественный рынок сбыта.

Если из Вашингтона Северная Корея выглядит государством "оси мирового зла", которое не успели вовремя разбомбить, то для корейцев Юга северные корейцы — родные братья, с которыми их несправедливо разделила линия, установленная великими державами. В значительной степени именно "соглашательской" политике Сеула Пхеньян обязан тем, что вмешательство США в корейские дела пока не достигло уровня американского вмешательства в Ираке.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com