Перечень учебников

Учебники онлайн

11.3. Российская политика в регионе

Переориентация на сближение со странами Азиатско-Тихоокеанского региона во внешней политике нашей страны происходила начиная со второй половины 1990-х гг. Первый этап был связан со стихийным формированием восточного вектора, который был направлен в большей мере на ориентацию на страны Запада. Обозначилось дистанцирование от старых партнеров, таких как Северная Корея.

Урегулирование ядерной проблемы КНДР велось в формате «два плюс два» в составе Северной и Южной Кореи, США и КНР. В таком формате также удавалось достичь некоторых договоренностей и ослабить напряженность. Однако срыв в предполагавшемся проекте КЕДО (Организации энергетического развития Кореи), по которому в 1994 г. обязалась с участием США построить в КНДР к 2003 г. реактор на легкой воде в обмен на свертывание ядерных программ, подтолкнул северокорейское руководство вернуться к ядерной программе. Заинтересованные стороны были вынуждены искать новых путей ослабления напряженности.

Привлечение всех заинтересованных акторов для решения этого вопроса проталкивалось Китаем. В шестисторонних переговорах участвовали ближайшие соседи КНДР, что давало больше шансов на мирное урегулирование вопроса. Помимо всего прочего, США после введения войск в Афганистан и Ирак встали перед проблемой внутренних политических разногласий, препятствующих проведению внешней политики. Как следствие, сценарий вооруженного вторжения в Северную Корею становился менее вероятным, несмотря на гипотетическую выгоду для США подобного сценария (в таком случае под контроль будет взято государство в самом сердце динамично развивающейся СВА). Задействовать большее количество участников позволило также размыть ответственность по выполнению обязательств.

Продолжается укрепление взаимодействия в рамках треугольника России, Китая и Индии. В этом ключе следует отметить молодую набирающую силы Шанхайскую Организацию Сотрудничества, организованную КНР и РФ в 2001 г., Индия пока является наблюдателем. В организации создана Региональная антитеррористическая структура в Ташкенте, подписаны соглашения о взаимном отводе войск от границ. Взяв начало с многосторонних усилий по приграничному взаимодействию, теперь ШОС в АТР выступает, прежде всего, как международная организация, стратегически объединяющая интересы КНР и России. Для Москвы этот международный союз выгоден в качестве защиты национальных интересов как в АТР, так и в ЦА, и связывается со следующими вопросами: проблемы расширения НАТО на Восток в пределах СНГ, а также определенное противодействие американским инициативам, примером чему может служить Душанбинская декларация ШОС, которая осудила инициативу США по создания НПРО. Кроме того, Китай и Россия проводят на своих территориях совместные учения сухопутных войск «Мирная миссия — 2005» и «Мирная миссия — 2007», главной целью которых была названа борьба с международным терроризмом. В 2005 г. в Индии прошли совместные российско-индийские учения «Индра — 2005», в 2007 г. уже трехсторонние учения вместе с Китаем на территории Индии, а также российско-китайские учения на территории РФ.

В российской внешней политике наиболее тесное сотрудничество в последнее время осуществляется с КНР. В качестве «стратегического партнерства» рассматривать взаимодействия, вероятно, вынудило охлаждение наших отношений с Западом. Интересы двух государств переплетаются особым образом. По всей видимости, основные цели заключаются в поиске Россией политической поддержки не до конца вовлеченного в глобальный политический процесс сильного соседа. Со стороны же Китая возможной основной целью является использование опробованной тактики «тихой экспансии» для того, чтобы потеснить северного ослабленного соседа территориально и экономически.

Несмотря на то что вопрос о границе в российско-китайских отношениях официально считается полностью решенным, некоторые российские исследователи выдвигают тезисы о беспочвенности территориальных уступок (имеются в виду часть о. Большой Уссурийский и о. Тарабаров в районе Хабаровска) более сильному в данное время соседу в угоду обещаемого углубления сотрудничества в других областях. В общественном мнении КНР, а также среди некоторых исследователей международных отношений также упоминается о том, что Договор о границе между РФ и КНР от 1991 г., и дополнительное соглашение к нему от 2004 г. неравноправны и лишают КНР принадлежащей ему «по праву».

Независимо от декларативных заявлений руководства КНР, соседство с этим государством до сих пор представляет серьезный вызов для нашей страны. Учитывая это, взаимодействие с Китаем необходимо выстраивать крайне осмотрительно. Поэтому особое внимание следует уделять недопущению замыкания на китайское направление потоков энергоресурсов, в первую очередь энерго-сырьевых, созданию барьеров на пути приобретения в собственность, в том числе совместную, ресурсопроизводящих, инфраструктурных, транспортирующих субъектов российской экономики, дальнейшего усиления «приграничного взаимодействия», «мягкого» притока китайского населения в приграничные территории России, ассимиляционных процессов (отмечен рост русско-китайских браков) и т. д. По различным оценкам, сегодня китайское население на территории России насчитывает от 0,2 до 0,5 миллиона человек.

Актуальной остается проблема Курильских островов, которые в японских официальных документах называются «северными территориями» и считаются неотъемлемой частью Японии. С этим вопросом связана и проблема отсутствия мирного договора между нашими государствами. Пересмотру этого положения могли бы способствовать дипломатические методы, однако трудности вносит советско-японская декларация о нормализации отношений 1956 г., в которой выражалась готовность советской стороны отказаться от островов Хабомаи и Шикотан ради заключения мирного договора. Хотя и ее положения окончательно не устраивают японскую сторону, которая настаивает на передаче всех четырех островов (Кунашир, Итуруп, Хабомаи и Шикотан). Проблема далека от разрешения, хотя заметно, что взаимоотношениям в целом отсутствие мирного договора принципиально не препятствует. Варианты с созданием особых экономических зон или совместного администрирования спорных территорий в своей основе имеют сохранение суверенитета России над всеми Курильскими островами, и Японию это не устраивает. Правительство РФ стремиться развивать этот регион, и в 2006 г. было направлено средств на Сахалин и Курилы в шесть раз больше, чем в предыдущем. Территориальный спор с Японией во многом определяет плохие политические отношения наших государств, сопровождающиеся периодическими демаршами, наподобие ситуации с визитом Д. Медведева на Южные Курилы в ноябре 2010 г. В экономическом плане это может вести к ограничению переориентации Токио на поставки энергоресурсов из России, что, с учетом экспансионистской политики США в Ираке и Иране, ставит Японию в косвенную зависимость от Вашингтона.

Участие России в многосторонних структурах вносит весомый вклад в безопасность региона. Основное внимание должно уделяться взаимодействию в рамках ШОС. Также необходимо продолжение конструктивного взаимодействия с организацией по вопросам обеспечения безопасности Региональным форумом АСЕАН (АРФ), в котором Россия участвует с 1994 г. Решения, принимаемые в рамках форума, все в большей мере начинают носить характер международных режимов (кодексы поведения), поэтому АРФ обретает признаки, характерные для организаций коллективной безопасности. Участие в этой структуре нашей страны может дать хорошие шансы по участию РФ в качестве одного из основателей будущей системы безопасности в АТР. Так как в последнее время форум АТЭС предстает местом для диалога не только по экономическим, но и политическим, а в последнее время и экологическим вопросам, то участие в нем представляется весьма многоплановым. Для России такой вариант весьма удобен, так как основные требования организации по либерализации экономик участников становятся несколько размытыми при сохранении переговорного механизма для обсуждения широкого круга проблем региона. На сиднейском саммите была официально утверждена заявка России на председательство и проведение саммита АТЭС в 2012 г. во Владивостоке, что станет важной вехой в истории российского участия в Форуме.

Российское экономическое присутствие в регионе представляется ограниченным в силу слабой диверсификации экономического сотрудничества с другими странами, а также того обстоятельства, что наше государство не является главным торгово-экономическим партнером ни для одного из государств, в то же время КНР в 2010 г. стала главным торгово-экономическим партнером нашей страны. Основной статьей является торговля, которая является относительно невысокой. На первом плане идут торгово-экономические отношения с Китаем (товарооборот в 2010 составил 59,3 миллиарда долларов), США (23,6 миллиарда долларов), Японией (23,1 миллиарда долларов) и Республикой Кореей (17,7 миллиарда долларов). Экспорт в основном связан с энергоносителями и вооружениями, импорт с высокотехнологическими товарами.

Заслуживает внимания и тот факт, что иностранные инвестиции направляются преимущественно в сферу добычи и обработки энергоресурсов и полезных ископаемых, примером чему служат совместная разработка шельфовых нефтегазовых месторождений по проектам «Сахалин-1», «Сахалин-2» и «Сахалин-3» при участии американских, японских, южнокорейских и индийских предприятий, прокладка трубопровода Ангарск-Дацин с планируемым ответвлением в Находку; а также связанные с энергетикой проекты, например строительство АЭС в «Тяньвань» Китае.

На втором плане идет сотрудничество с Тайванем, Индией, Канадой, Вьетнамом, Таиландом, Малайзией, Сингапуром (товарооборот с этими государствами составляет от 1 до 3 миллиарда), с некоторыми оговорками к ним можно отнести и Монголию (466 миллионов долларов). Уровень инвестиционного взаимодействия имеет тенденцию к росту, Индия вкладывается в «Сахалин-3», а российские предприятия в индийскую АЭС «Куданкулам»; кроме того, следует отметить деятельность совместного российско-вьетнамского предприятия «Вьетсовпетро», а также деятельность монгольско-российского «Эрдэнэт».

Японская сторона ратует за сотрудничество с РДВ в долгосрочной перспективе как стратегически необходимое. В частности, интересным выглядит предложение корпорации «Сумитомо» российскому МИД и Минфину о придании восточным районам РФ статуса развивающихся, аналогично статусу среднеазиатских республик бывшего СССР. Японская компания исходит из того, что совокупный доход на душу населения в России превышает международный обозначенный уровень развивающейся страны, а на территории Дальнего Востока он значительно ниже. В случае положительного решения вопроса РДВ смог бы получать от Японии кредиты под 3–4 % годовых на 20–30 лет, а также шире использовать возможности Азиатского банка развития.

Интеграционному проекту АСЕАН, в которую с некоторых пор входит и Вьетнам, сейчас фактически противопоставляется идея объединения восточноазиатских стран и экономик, имеющая под собой и географическую, и расовую основу. В случае успеха замысла в рамках восточноазиатской группировки объединятся три группы стран — развивающиеся, новые индустриальные и старые индустриальные. Россия в любом случае остается далеко за рамками и как «белая держава», и как страна, мало вовлеченная в экономические процессы АТР. Сотрудничество с классической региональной организацией АСЕАН для нас гораздо предпочтительней. Поэтому стоит уделить максимум внимания воплощению в жизнь Совместной декларации лидеров России и стран АСЕАН о развитом и всестороннем партнерстве, Комплексной программы действий на 2005–2015 гг. и Соглашения о сотрудничестве в области экономики и развития. Хорошим подспорьем углублению взаимодействия служит созданный в 2007 г. Финансовый фонд диалогового партнерства Россия — АСЕАН (ФФДП) для наращивания торгово-экономической составляющей сотрудничества. Необходимо также продолжение переговорных возможностей АТЭС для осуществления участия в выработке коллективных международных решений, регулирующих различные аспекты экономической жизни региона. В рамках этой организации России представляется возможным утверждение равноправного взаимодействия в международных экономических отношениях АТР и использование возможности форума по инвестиционному привлечению для экономического развития страны, в первую очередь Сибири и Дальнего Востока. В октябре 2010 г. Россия вместе с США были приглашены для полноправного участия в механизме Восточноазиатских саммитов, в котором планируется создание к 2015 г. Восточноазиатского сообщества.

Вопросы

1. Какие подходы существуют к определению конфигурации АТР?

2. Назовите основные периоды развития Азиатско-Тихоокеанского региона.

3. Обозначьте основных региональных лидеров АТР и их сравнительные преимущества.

4. Какие интеграционные группировки присутствуют в АТР?

5. Какова роль СААРК в укреплении безопасности субрегиона?

6. Каковы основные направления внешнеполитической стратегии Индии?

7. В чем заключается глобальная роль Индии?

8. В каких многосторонних структурах АТР участвует Россия?

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com