Перечень учебников

Учебники онлайн

2. Многопартийность и партийные системы

Политология при характеристике партий, их деятельности оперирует такими понятиями, как «партийные системы» и «многопартийность». Многопартийность может быть представлена как сумма партий, и как система партий. Многопартийность как система партий означает, что в стране существует партийная система.
Многопартийность предполагает наличие в стране нескольких или многих политических партий, реально участвующих в политическом процессе. Основой многопартийности является конституционный принцип свободы образования и деятельности политических партий.
Многопартийность - наличие в обществе нескольких политических партий, конкурирующих между собой в борьбе за влияние на массы, за вхождение в высшие государственные органы. Синонимом «многопартийности» в этом определении выступает «партийная система».
Многопартийность может существовать только в демократическом обществе, гарантирующем всем гражданам равные политические права, в т.ч. и право на создание политических организаций. Понятие многопартийная система шире понятия "многопартийности".
Многопартийная система - политическая система, при которой может существовать множество политических партий, теоретически обладающих равными шансами на получение большинства мест в парламенте страны.
Многопартийность как сумма партий продуцирует большую дозу негативных явлений; борьба за власть всё больше уходит от цивилизованных её форм. Как показывает мировой опыт, наличие в государстве многопартийности, функционирующей как система, снимает многочисленные негативные характеристики, возникающие тогда, когда она представлена простой суммой партий.
Наличие нескольких партий в стране не является достаточным основанием для того, чтобы говорить о складывании партийной системы. Задачи, которые стоят перед политической партией
и партийной системой, не совпадают. Если каждая политическая партия в отдельности стремится к завоеванию политической власти или к контролю над ней для выполнения воли своего электората, то партийная система призвана обеспечить эффективное делегирование воли народа политическим институтам и сбалансированное представительство интересов ведущих социальных групп в государственных органах власти.
Совокупность политических партий представляет собой разновидность партийной системы лишь тогда, когда они находятся в отношениях взаимозависимости и взаимовлияния, руководствуются формализованным или неписаным сводом правил политической борьбы, в том числе: краеугольным принципом ротации политических сил у власти и способностью идти на компромисс, устойчиво позиционируют себя в отношении друг друга по определённым кливажам, включая устоявшиеся идеологические ориентиры и группы электората. Только в этом случае механическая сумма партий превращается в жизнеспособную и динамичную структуру и возникает партийная система.
«Многопартийность выступает в качестве системной характеристики общих закономерностей развития политической системы государства и гражданского общества, и определение ее специфики традиционно осуществляется посредством сопоставления с понятием "партийная система", укорененным в западной науке», - пишет отечественная исследовательница Т.В. Рединская.
М.Дюверже определяет партийную систему как «стабильный ансамбль» партий, длительное время действующий на политической арене страны и принимающий активное участие в дележе и осуществлении власти.
Партийная система, являясь категорией политической науки, понимается как политическая структура, объединяющая партии конкретной страны. Такая политическая структура в каждой конкретной стране характеризуется:
1) количеством партий и спецификой их строения;
2) идеологической дистанцией между партиями;
3) типом электоральной системы и правовыми условиями политической борьбы;
4) спецификой парламентской деятельности партий.
Партийная система - это верхушка айсберга многопартийности считает исследователь Н. Петров.
Возникновение партийной системы свидетельствует о достаточной зрелости гражданского общества, причем происходит это тогда, когда партии начинают доминировать в процессах конструирования конкретного типа верховной власти.
Историческая практика демонстрирует несколько разновидностей многопартийной системы. Итальянский ученый Джованни Сартори в 1976 году в своей классической работе «Партии и партийные системы» предложил семь классов партийных систем:
1) однопартийные системы;
2) система с партией-гегемоном;
3) система с доминирующей партией;
4) двухпартийная система;
5) система умеренного плюрализма;
6) поляризованный плюрализм;
7) атомизированный плюрализм.
Однопартийная система относится к несостязательным. Она характеризуется монополией на власть со стороны одной партии. Хотя при авторитарном режиме возможно легальное существование, наряду с господствующей, и других политических партий, последние лишены реальной самостоятельности, имеют довольно ограниченное поле деятельности и признают руководящую роль правящей партии.
Система с партией-гегемоном является разновидностью однопартийной системы. Существующие партии-сателлиты носят декоративный характер, их цель - замаскировать существующий однопартийный режим, поэтому говорить о реальном соревновании альтернативных политических курсов невозможно, ведь гегемонии правящей партии не может быть брошен вызов. Правящая партия в подобной системе тоже может быть идеологической или прагматической. В последнем случае роль зависимых партий может вырасти.
Партийную систему со стабильно лидирующей силой называют системой с доминирующей партией. Чаще всего в этих слу-
чаях одна крупная партия противостоит ряду менее влиятельных сил. Главный критерий здесь - это не количество партий, а особенности распределения власти между ними. Выборы присутствуют, и сам механизм соревнования действует, но результатом честного избирательного процесса является то, что большинство все время принадлежит одной силе, которая если и вступает в коалиции, то редко.
Двухпартийная система предполагает наличие в стране двух сильных партий, каждая из которых способна к самостоятельному принятию власти и ее осуществлению. Когда одна из партий побеждает на выборах, другая становится в оппозицию, и так периодически они сменяют друг друга у руля власти. Бипартизм не исключает существования в стране и других, менее влиятельных партий. Они также участвуют в политическом процессе, но реально претендовать на победу не в состоянии.
Рассматривая количественную классификацию партийных систем, Ж. Блондель вывел следующие статистические показатели: двухпартийная система означает, что две наиболее влиятельные партии регулярно получают вместе более 75% голосов, но не более 65% каждая; многопартийная система предполагает, что две наиболее влиятельные партии набирают вместе менее 75% голосов избирателей.
Большинство американских и многие европейские политологи (например, английские) убеждены в преимуществе бипартийности, которая обеспечивает устойчивость правительства, объединяет представителей одной политической ориентации в парламенте, лимитирует претензии на расширение народной воли и обеспечивает постоянное число партий в органах власти.
Несоблюдение принципа "партийной биполярности", по мнению американских авторов, негативно сказывается на мобилизационных способностях системы, способствует стремлению электората к независимым политическим действиям, усиливает его неконтролируемость; в то же время бипартийность способствует смягчению идеологических конфликтов, приближает всю политическую систему к идеалу ответственного правления.
Сторонники многопартийной системы утверждают, что двухпартийность не обеспечивает представительства всех соци-
альных групп общества, толкает к созданию третьей партии или даже многих мелких партий.
М. Дюверже считал, что многопартийная система обеспечивает каждой "доле" народа минимум свободы, выступает как источник сбалансированности.
Г.В. Голосов, например, выдвигает следующие достоинства бипартийности и недостатки многопартийности.
1. Бипартийная система способствует смягчению идеологических конфликтов между партиями и их постепенному переходу на более умеренные позиции, что делает всю политическую систему более устойчивой. Многопартийная система подчеркивает глубину идеологических разногласий.
2. Бипартийная система позволяет партии, одержавшей победу на выборах, сформировать однопартийное, не подверженное кризисам правительство, что не всегда гарантирует многопартийная система.
3. Бипартийная система облегчает избирателям выбор при голосовании. Многопартийная система не только затрудняет голосование, но порой из-за избытка информации о большом количестве кандидатов делает рациональный выбор невозможным.
4. Бипартийная система позволяет приблизиться к идеалу ответственного правления, когда одна партия находится у власти, другая - в оппозиции. В условиях многопартийности политическое руководство обычно носит коалиционный характер, что увеличивает "шантажный" потенциал системы.
Системы с тремя или с четырьмя, а иногда и с большим количеством влиятельных партий относятся к партийным системам умеренного плюрализма. По сравнению с двухпартийными системами для партийных систем умеренного плюрализма характерны коалиционные правительства. Так как ни одна из партий не может собрать абсолютного большинства, а править в одиночку Доминирующей партии другие соперники готовы позволить не всегда. Именно в этих системах роль центра гораздо значительнее, и он может уже существовать не в качестве двух половин, принадлежащих к разным партиям, но и в качестве самостоятель-
ной силы. Такие системы ещё называют или трехпартийной, или «двух-с-половиной». Они состоят из двух крупных соперничающих партий, каждая из которых нуждается в поддержке третьей партии, чтобы получить большинство в парламенте. Третья партия играет роль баланса, чья поддержка обеспечивает перевес одной из ведущих партий.
Система поляризованного плюрализма отличается не только большим (свыше пяти-шести) количеством влиятельных партий, но также тем, что в ней, в отличие от всех предыдущих случаев, соревнование за электорат идет только в сторону удаления от центра. Первая черта этой системы - наличие влиятельных центристских сил. Причем этот центр воспринимается всеми участниками политического процесса в качестве такового и выступает в роли самостоятельного полюса.
Конечно, существует некоторое различие в характеристиках партийных систем в зависимости от того единый ли это центр, или он фрагментирован, но важно другое, что вдоль лево-правого измерения центр политической системы поляризованного плюрализма всегда занят. Этот центр вынужден постоянно поворачиваться то к левым, то к правым, и вся политическая система основана на его силе.
Дж. Сартори, помимо наличия влиятельного центра, выделяет еще семь признаков, которые и позволяют определить партийную систему в качестве системы поляризованного плюрализма. Второй признак этой системы -существование влиятельных антисистемных партий. Их главная характеристика состоит в том, что они стремятся сменить не правительство, а всю систему правления в целом; это партии, которые не считают законным существующий режим. Это не значит, что антисистемная партия обязательно будет революционной, то есть такой, которая готовит вооруженное восстание против режима, она может действовать и внутри системы, выступая, тем не менее, против ее существования.
Третий и четвертый признаки системы поляризованного плюрализма, согласно Дж. Сартори, следующие: существование двух формально взаимоисключающих друг друга оппозиций, противостоящих правящему режиму (находящемуся в центре) с разных
сторон; а также высокая степень идеологической поляризации. Итальянский ученый особо подчеркивает, что поляризация и биполярность системы - разные вещи.
В качестве пятой черты системы поляризованного плюрализма Дж. Сартори называет преобладание центробежных сил над центростремительными. Можно сказать, что именно эта черта центростремительного плюрализма является основной. Именно она порождает его основные признаки.
Шестая черта связана с большим влиянием идеологии на политический процесс в целом. Седьмым признаком итальянский исследователь называет наличие безответственной оппозиции, которая, зная, что ей не придется отвечать за свои обещания, так как она не участвует в создании правительства, позволяет себе ничем не обеспеченные заявления. Даже правительственно ориентированные силы являются как бы полуответственными, по той причине, что право- и левоцентристы играют в правительстве только второстепенную роль.
Последняя, связанная с предыдущей, восьмая черта поляризованного плюрализма - склонность к политике «чрезмерных обещаний». В подобной системе естественный соревновательный механизм, который в политических системах умеренного плюрализма обычно не позволяет партии «постоянно обещать небеса на земле без ответа за то, что она обещает», работает плохо. Поэтому основные противники борются друг с другом, раздавая чрезмерные обещания.
Отталкиваясь от данных оценок, можно утверждать, что центр в политической системе поляризованного плюрализма не является залогом стабильности системы, напротив, он препятствует действию центростремительных сил.
Другой ученый П. Фарнети выделяет систему центростремительного плюрализма. Центр остается важнейшей составляющей подобной системы. Динамика центростремительного плюрализма появляется из соревнования за создание альянса с Центром, так как потери от постоянного положения в оппозиции выше, чем от участия в гетерогенном большинстве или готовности пойти на компромисс ради принятия какого-либо правительс-
твенного закона. Однако это сближение с центром не гарантирует смягчение программных установок и ослабление идеологического напряжения. По мнению П. Фарнети, «основные черты модели центростремительного плюрализма возникают в таких системах, в которых в недавнем прошлом ни революция, ни гражданская война не смогли навязать обществу на относительно длительное время одну единственную идеологию».
Атомизированная партийная система - это многопартийные системы, насчитывающие десятки и даже сотни партий.
Все выше упомянутые партийные системы конкурентные, безусловно, в разной степени. Джованни Сартори считал конкурентными такие партийные системы, в которых партии конкурируют за голоса избирателей, а расстановка политических сил в парламенте отражает политические предпочтения электората. Важнейшим элементом конкурентной системы является возможность участия в политической борьбе всех признанных легальных политических партий и формальное равенство в рамках парламентских кампаний.
В свою очередь, неконкурентные партийные системы не допускают возможности политической конкуренции, ограничивая появление новых политических игроков и создавая неравные условия участия в процессе политической борьбы (например, ограничения доступа к средствам массовой информации). К этой группе Сартори относит однопартийные системы, системы партии-гегемона и системы доминирующей партии.
Другая интересная попытка создания типологии партийных систем на основе критерия количества — типология ирландского политолога Мэйра, который в качестве критерия использовал поддержку (избирательную силу), полученную партиями. Все партийные системы в рамках существующих парламентских циклов (промежутков времени между парламентскими выборами), по Мэйру, можно разделить на системы больших и малых партий.
Система больших партий. В такой системе сложился политический климат, при котором партии, получающие свыше 15% поддержки на выборах, имеют более 50% всех голосов избирателей, участвовавших в выборах.
Система малых партий. В такой системе более 50% голосов избирателей получают партии, за которых были отданы не более 15% голосов.
Приведенная типология партийных систем не универсальна. К тому же, построенная на количественном критерии, она допускает возможность отнесения одной и той же партии одновременно к двум и более типам.
Такие крупные ученые как Дюверже и Ньюменн вообще склонны считать, что между числом партий (однопартийнаядвухпартийная-многопартийная) и характером партийной системы существует устойчивая видообразующая связь. Количество партий, считают они, является и мерилом стабильности общества в целом.
Наиболее распространенным институциональным признаком, на основе которого строится классификация партийных систем в структуре многопартийности, выступает количество партий, формирующих законодательные и исполнительные органы власти.
Однопартийная система не может существовать длительное время, не аккумулируя, не замыкая на себе все противоречия в обществе. Не разрешаясь своевременно, наслаиваясь друг на друга, эти противоречия рано или поздно ведут общество к глубокому системному кризису. На определенном этапе однопартийность может перерасти в апартийность, когда партия растворяется в государстве, становится его властным стержнем, орудием уже не политического влияния, а репрессивного государственного диктата.
Двухпартийность, в той или иной мере, может удовлетворить естественную тягу общественного сознания к двойственности и открытой состязательности составляющих ее компонентов.
Социальная база двухпартийное™ в лице мощного "среднего класса" является залогом стабильности системы в целом, источником уменьшения политических разногласий между двумя постоянно сменяющими друг друга силами.
Исторический опыт дает примеры стабильных обществ, построенных на трех и четырехпартийных системах. От систем
собственно многопартийных следует отличать квазипартийные, когда фактическая однопартийность маскируется наличием в стране других партий.
В пределах обшей категории многопартийных государств имеется много типов партийных систем, писал Э. Гидденс. Какая из них развивается - зависит в значительной мере от природы электоральных процедур, отмечал ученый, там, где выборы проводятся на основе принципа "победитель получает все", получает развитие тенденция к доминированию в политической системе двух партий. Кандидат, завоевывающий большинство голосов, выигрывает выборы независимо от того, какую долю всех голосов он получил. Там, где выборы проводятся на основе иных принципов (например, пропорционального представительства, когда места в представительном собрании распределяются в соответствии с долей полученных голосов), двухпартийная система встречается реже. Многопартийные системы позволяют более непосредственно выражать различные интересы и взгляды, предоставляют простор для представительства разумных альтернатив, утверждал Э. Гидденс.
Итак, какой можно сделать вывод? Процесс создания партийных систем начинается с создания многопартийности как суммы партий. По мере развития партий и гражданского общества политические партии, функционирующие в рамках того или иного государства, как правило, взаимодействуя друг с другом, образуют партийные системы. Они сводятся, в основном, к двум укрупненным типам: двухпартийные и многопартийные

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com