Перечень учебников

Учебники онлайн

§ 2. Основные задачи управления процессами структуризации

Многие виды управления в обществе строятся на легитимном праве субъекта управления опираться при решении управленческих задач на сложившиеся в социуме социальные структуры. Например, менеджеры в организации наделены правом осуществлять в рамках своей компетенции управление этой организацией. Государственные учреждения обладают правом принимать управленческие решения в соответствующей сфере.

В политико-технологическом процессе субъект лишен статусных ресурсов, которые он мог бы использовать для воздействия на массы. Он даже не может открыто играть роль управляющего и в соответствии с этой ролью ожидать или требовать от объекта управления выполнения указаний. Специфика политико-технологического управления заключается в использовании косвенных способов воздействия. У людей, в отношении которых осуществляется управление, должна поддерживаться вера, что они изменяют свое политическое поведение не в результате принуждения со стороны субъекта управления, а в результате сложившихся у них убеждений, желаний. Вот почему управление процессами структуризации в политико-технологическом процессе не идет по линии выстраивания отношений между субъектом и объектом управления в их классическом виде, как это происходит в любом ином управленческом процессе, где управляемые должные четко представлять характер своей зависимости от управляющего и последовательно, в том числе, под страхом применения санкций, исполнять, соответствующую статусу управляемого, роль.

Не имея возможности воспользоваться статусным ресурсом управляющего открыто и прямо, субъект ПТП тем не менее имеет в своем арсенале различные приемы и способы, которые использует для переструктурирования политического пространства в своих интересах, для управления процессами структуризации.

Управление процессами структуризации сводится к решению субъектом ПТП двух групп задач. Первая группа задач имеет отношение к процессам внешней структуризации. Речь идет о необходимости учитывать в управленческой практике социальной неоднородности объекта управления. Это направление деятельности принято называть сегментированием политического рынка и выделением адресных групп (Подробнее об этом см. следующий параграф).

Вторая группа задач связана с процессами внутренней структуризации. Речь идет об усилиях субъекта управления по приданию политико-технологическому процессу вида упорядоченного, структурированного отношения. Об этом и пойдет разговор в этом параграфе.

Смысл управления процессами внутренней структуризации заключается в действиях субъекта ПТП, направленных на то, чтобы побудить всех потенциальных участников политико-технологического процесса вступить во взаимосвязанные статусно-ролевые отношения. Прежде, чем говорить о путях достижения этой цели, выясним, какие виды статусно-ролевых отношений обычно пытаются использовать в своих интересах субъекты политического управления. Выбор статусно-ролевых отношений, которые должны составить каркас внутренних процессов структуризации, определяется целями субъекта управления. Если цель - повышение авторитета политического деятеля, то наиболее целесообразным становится обращение к сценарию, где главными действующими лицами становятся лидер и его последователи.

В любом обществе на основе предшествующего социального опыта складываются определенные представления о характере взаимодействия между лидером и его последователями. Как правило, за лидером признается право на выдвижение целей, на предложение какой-либо программы действий, на мобилизацию масс для достижения поставленных целей. От него ожидают публичных заявлений, выступлений, оценок, призывов и т.д. Последователи должны идти за лидером, оказывать ему поддержку, принимать его предложения, отдавать ему предпочтение. Модели лидерского поведения и поведения последователей транслируются в обществе при помощи процессов коммуникации и усваиваются населением в ходе социализации, поэтому можно сказать, что возможность возникновения подобной структуры взаимодействий достаточно высока, нужно только умело использовать эту потенциальную готовность людей к ее воспроизводству в своих действиях.

В политико-технологическом управлении модель «лидер - последователи» - самая распространенная, но не единственная. При заключении политических соглашений используется модель «союзник – союзник», при разжигании конфликта – модель «друг – враг», при поиске выхода из конфликтной ситуации – модель «партнер – партнер» (как вариант: «старший партнер – младший партнер»), при лоббировании законодателям пытаются навязать роль «сторонников законопроекта».

При кажущейся простоте выбор структурной модели для инициируемого политического технологического процесса необычайно ответственное дело. В предыдущем параграфе мы указывали, какую силу над людьми имеют созданные ими структуры. Так, и в политическом технологическом процессе структурная модель закладывает алгоритм взаимодействия, определяет его рамки, указывает на характер взаимных ожиданий.

Обычно субъект ПТП стремится к большей конкретизации структурного взаимодействия. Например, в имиджмейкинге принято говорить о типаже лидера, т.е. какой-то системе характеристик, которые позволили бы населению выделить позиционируемого политика среди других. Такая конкретизация структурной модели в условиях жесткой конкуренции позволяет, с одной стороны, найти свою нишу в политическом пространстве, найти своих последователей, а с другой – облегчить конкретному политику «вхождение в образ».

А.Максимов отмечает, что на политическом рынке России в конце 90-х гг. основными типажами были следующие: гуманитарий (ученый, преподаватель, экономист. Примеры: Г.Явлинский, Г.Селезнев, С.Федоров); хозяйственник (Примеры: Ю.Лужков, Ю.Маслюков, В.Стародубцев, Ю.Скоков); борец (Примеры: В.Анпилов, С.Ковалев, В.Новодворская, В.Жириновский, А.Макашов); человек власти (вождь нации, государственный человек, крупный чиновник. Примеры: Б.Ельцин, В.Примаков, В.Черномырдин, М.Шаймиев); силовик (генерал. Примеры: А.Лебедь, А.Николаев, Р.Аушев, А.Руцкой, Л.Рохлин); технократ (менеджер западного типа. Примеры: А.Чубайс, С.Кириенко); бизнесмен (Примеры: Б.Березовский, К.Илюмжинов, К.Боровой, А.Тарасов); экзотик (полярники, звезды эстрады, спорта и т.п. Примеры: И.Кобзон, А.Чилингаров). (А.Максимов. "Чистые" и "грязные" технологии выборов (российский опыт). М.,1999, с.42) После выбора структурной модели субъекту ПТП необходимо решить следующую задачу – обеспечить принятие участниками взаимодействия соответствующих ролей. "Вхождение" человека в определенную социальную роль означает принятие им норм, правил соответствующей структуры, когда он начинает вести себя, ориентируясь на те относительно устойчивые ожидания, которые сформировались в сознании окружающих его людей в ходе социализации, в ходе усвоения ими знаний об определенных моделях поведения.

Если речь идет о внедрении структурной модели «лидер – последователи», то решение этой задачи предполагает, с одной стороны, работу с политическим деятелям по формированию у него знаний, умений, навыков исполнения роли лидера (точнее определенного типажа лидера). Эту работу, как правило, выполняют психологи. А с другой стороны, начинается работа по активизации процесса, который в социологии обозначается, как «принятие роли другого».

Содержание этого процесса заключается в побуждении масс к тому, чтобы они приняли предлагаемый образ лидера, чтобы их оценки, поведение стали адекватны этому образу. Речь идет о том, чтобы люди, во-первых, признали за соответствующим политиком статус лидера. Во-вторых, они должны оценивать его действия с точки зрения их соответствия этому статусу. В-третьих, у них должны сложиться устойчивые ожидания по отношению к данному политику, укладывающиеся в общепринятые рамки ролевых ожиданий от человека, обладающего статусом лидера (представления, что должен делать лидер в той или иной ситуации) В-четвертых, они сами должны войти в роль последователей лидера, т.е. поддерживать его начинания, одобрительно относиться к его заявлениям, признавать за ним право указывать им путь решения проблем и т.п.

Для субъекта ПТП фактически речь идет о научении политика и населения исполнению взаимосвязанных ролей в заданной структурной модели политического технологического процесса. При этом наиболее сложная часть работы – это работа с населением, которое далеко не всегда испытывает желание принять на себя еще одну форму «структурного давления». Кроме убеждающей коммуникации (см.: Глава VII) для решения этой задачи используются и другие специфические приемы, в том числе, психологическое давление, внесение в массовое сознание ощущений страха, неуверенности, подавленности, унижения.

Как показал французский социальный психолог С.Московичи (С.Московичи. Век толп, М.,1996, с.225.), принуждение, репрессии всегда порождают у человека страх перед возможным насилием и чувство унижения. Со временем этот страх и унижение обретают в психике человека как бы свое самостоятельное существование, они перестают связываться с конкретным человеком, они превращаются в перманентное состояние души, которое уничтожает свободу мысли и движения, подавляет всякое желание сопротивляться. Человек, униженный и подавленный, психологически оказывается не только готовым подчиняться сильному. Но он сам ищет сильную фигуру, которой он мог бы восхищаться, которую он мог бы боготворить, с которой он мог бы себя идентифицировать, отождествить. Человек униженный оказывается открытым для внушающего воздействия. Ему хочется подчиняться, он ищет себе идола, и он его находит благодаря умелой направленности его поиска субъектом политико-технологического процесса.

Для подкрепления процессов структуризации внутри политико-технологического процесса субъект управления должен уметь приводить в движение механизмы социального контроля. Тогда несоответствие действий исполнителя той или иной социальной роли ожиданиям окружающих людей неизбежно будет вызывать с их стороны реакцию в виде выражения недоумения, замечания, осуждения, потому что будет нарушать сложившиеся у них представления о корректном, правильном поведении. Такой социальный контроль обеспечивает относительную устойчивость ролевого поведения, позволяет предвидеть в основных чертах возможные действия индивида. Если тот объявил окружающим о своей приверженности определенному лидеру, то становится очень высокой вероятность того, что он поддержит те или иные начинания этого лидера, проголосует за него на выборах, выступит против его противников и т.п. В свою очередь лидер также последовательно должен действовать, исполняя свою роль, оправдывая ожидания как своих последователей, так и тех, кто является сторонним наблюдателем его поступков. Задача субъекта политико-технологического управления заключается в том, чтобы корректировать поведение участников структурированного взаимодействия, направлять, побуждать их к адекватному исполнению своих ролей.

Одновременно субъект ПТП должен поддерживать в сознании участников взаимодействия значимость данной структурной модели. Обычно это делается путем распространения явных и завуалированных суждений о востребованности современным обществом именного этого типажа лидера.

Конечно, не стоит политико-технологический процесс сводить к какому-либо одному структурному отношению. Достижение политических целей требует от субъекта управления действий в различных направлениях, а, следовательно, ему приходится использовать в своих интересах логику не одного, а многих структурообразующих факторов. Например, при обеспечении информационной поддержки какому-либо политическому движению приходится учитывать следующие константы взаимодействия: «члены движения – журналисты», «члены движения – руководство СМИ», «члены движения – лидеры мнений», «члены движения – политические соперники», «члены движения – обыватели». Не трудно сделать вывод, что отношение «лидер – последователи» в электоральной кампании, хоть и является стержневым, но тоже далеко не единственным.

Итак, управление процессами внутренней структуризации заключается в выборе структурной модели, которая могла бы связать всех участников политико-технологического процесса узами статусно-ролевых отношений, и в направленной деятельности по внедрению этой модели в ткань социальных взаимодействий. Как нетрудно заметить, задачи управления процессами внутренней структуризации соответствуют тем факторам, которые придают устойчивость любой социальной структуре (см. предыдущий параграф).

Успешное решение указанных задач позволяет создать внутреннее «структурное давление», т.е. сделать отношения участников политико-технологического процесса более прочными, определенными, в значительной степени предсказуемыми

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com