Перечень учебников

Учебники онлайн

§ 1. Процессы структуризации во взаимодействии субъекта и объекта политико-технологического процесса

В различных определениях (анализ некоторых определений см. Л.Г.Ионин. Социология культуры. М., "Логос", 1996., с.229-231) обычно подчеркиваются два аспекта понятия «социальная структура». Во-первых, этим термином обозначается сеть упорядоченных и взаимно обусловленных связей между элементами социальной системы (структура общества, структура организации и т.п.), а, во-вторых, - относительно стабильные социальные позиции, требующие соответствующих относительно устойчивых моделей поведения (статусы и роли).

Эти два аспекта социальной структуры взаимосвязаны, так как упорядоченность отношений на уровне социума, общества достигается только в том случае, если в действиях людей постоянно воспроизводятся элементы этих отношений – относительно устойчивые образцы социального поведения. Целостность общества или любого иного социального образования разрушается, если происходит сбой в процессах структуризации, если индивиды перестают в своих действиях воспроизводить социальные структуры.

Политико-технологический процесс, как бы скоротечен он ни был, во-первых, всегда разворачивается в структурированном социальном пространстве, т.е. во взаимодействие вступают люди, "связанные" определенными структурами. Эта "связанность" проявляется прежде всего в обладании этими людьми различными социальными статусами: этническими, профессиональными, гендерными, религиозными, политическими и т.д. Во-вторых, благодаря усилиям субъекта управления политико-технологический процесс сам обретает внутренне упорядоченный, структурированный характер, т.е. вовлекаемых в него людей начинают объединять взаимные ожидания, взаимосвязанные модели поведения.

Первая группа процессов структуризации развивается независимо от субъекта политико-технологического управления, и он не может оказать на их развитие какое-либо серьезное воздействие. Назовем эти процессы внешней структуризацией. Вторая группа включает те процессы структуризации, которые инициирует сам субъект политико-технологического управления, и для их обозначения мы будем использовать термин внутренняя структуризации. Эффективность политического управления в конечном счете зависит от умения субъекта умело использовать в своих интересах процессы внешней и внутренней структуризации. Чтобы лучше понять, какие в этой связи задачи необходимо решать субъекту политического управления, нам следует кратко охарактеризовать специфику этих процессов.

Начнем с ответа на вопрос, как возникают социальные структуры, и почему люди воспроизводят их в своих действиях. Мы живем в структурированном социальном мире. Для нас существующие в обществе нормы, правила поведения являются чем-то само собой разумеющимся, и мы обычно не задумываемся, как они возникли и почему обрели именно эту форму. Однако для понимания значимости социальных структур в жизнедеятельности людей, в том числе в политике, нам необходимо составить самое общее представление о том, как идет процесс их создания.

Социальные структуры возникают либо в результате опривычивания повторяющихся взаимодействий, либо создаются рационально, путем направленного формирования определенных норм, первоначально поддерживаемых силой. В работе П.Бергера и Т.Лукмана "Социальное конструирование реальности", (М, "Медиуим", 1996) на наш взгляд, хорошо показаны особенности первого случая становления социальных структур. Конкретные люди вначале вступают во взаимодействие. После неоднократного повторения этого вида взаимодействия его образ закрепляется в памяти людей и начинает воспроизводиться ими по привычке. Если затем знание об этом образе действия передается другим людям как важное и необходимое, то и те другие начинают следовать избранной модели поведения. Так происходит "отделение" модели поведения от ее создателей, ее реификация (овеществление), превращение в объективную данность.

Для обозначения устойчивых взаимосвязанных моделей поведения вводится понятие "социальная роль". Социальная роль – это ожидаемое от человека, обладающего определенным статусом, поведение. Например, митинг – это взаимодействие, с одной стороны, оратора (ораторов), а с другой – слушателей. От одной и от другой стороны ожидают вполне определенной модели поведения: от оратора – выступления, от слушателей – внимания к выступающему. Митинг, как структурированное взаимодействие, возможен только тогда, когда есть реальные люди, которые своими действиями воспроизводят указанные модели поведения. Если эти модели поведения не воспроизводятся, то речь может идти о чем угодно, о толпе, о манифестации, но не о митинге. Внешняя схожесть при воспроизводстве структурированного отношения с театральным действием ведет к тому, что при его описании используются такие понятия как: инсценировка, разыгрывание сценария, постановка сцены.

Создание новых структур возможно не только “снизу”, т. е. путем постепенного опривычивания складывающихся взаимодействий и их последующей формализацией, но и “сверху”, когда параметры новой структуры задаются в виде законов, указов, принимаемых политической элитой. В этом случае процесс структурирования обретает как бы обратный характер, вначале предлагаются готовые нормативные отношения, задается алгоритм будущей деятельности, а затем происходит опривычивание этой деятельности. Структуры, создаваемые таким образом, обычно нуждаются на начальном этапе в мощной идеологической или даже силовой поддержке, чтобы затем обрести нормальный ритм своего функционирования. Например, в стране принимается закон, регламентирующий порядок выборов депутатов парламента, и все участники избирательного процесса вынуждены подчиняться этому порядку, независимо от того, нравится он им или нет, имели они опыт участия в избирательных кампаниях или не имели.

Каким бы образом ни складывались социальные структуры, они всегда превращаются в объективный фактор, влияющий на деятельность индивидов. Как пишет Дж.Тернер, структуры задают ограничивающие параметры поведению человека, "они обозначают пределы "сценической деятельности" индивидов, помещая их в реальное физическое пространство; ограничивают виды возможных процессов утверждения значимости притязаний и возражений; обеспечивают контекстуальную основу для учета тех видов деятельности, которые позволяют людям развивать чувство реальности; диктуют возможные виды постановки ролей; дают наметки для понимания ролей; организуют людей и виды их деятельности в направлениях, которые поощряют (или тормозят) взаимную типизацию." (Дж.Тернер. Аналитическое теоретизирование //THESIS, 1994, Том II, Вып.4, с.142.) Иными словами, социальные структуры ограничивают свободу выбора индивида, ориентируя его на вполне определенные, общепринятые образцы поведения. Но вместе с тем, социальные структуры позволяют человеку не тратить психическую энергию на оценку вариантов действия в типичной ситуации, потому что таким же способом они воздействуют и на других людей, типизируя их действия и, следовательно, делая их более определенными и предсказуемыми. Структуры позволяют выстраивать линию поведения среди незнакомых людей, расшифровывать их действия и даже намерения.

Социальные структуры окружают нас незримо. Мы их не видим, не слышим, но какое-то особое чувство всегда подсказывает нам, где и когда надо играть ту или иную социальную роль. Каков же механизм воздействия социальной структуры на человека? Есть три социальных процесса, которые делают человека чувствительным по отношению к социальным структурам, позволяют ему различать их и реализовывать в своих действиях: социализация, социальный контроль и легитимация.

Социализация - это процесс усвоения индивидами сложившихся в обществе норм, правил, образцов поведения, процесс научения тому, как надо исполнять социальные роли, какие надо соблюдать требования, т.е. процесс получения знаний о социальных структурах и навыках воспроизводства социальных структур в своих действиях. Социализацию осуществляют в обществе семья, учреждения образования и культуры, различные группы и организации, средства массовой информации. Благодаря этой разветвленной сети агентов социализации индивиды знакомятся с основными требованиями, предъявляемыми к тем или иным статусным позициям, они научаются быть гражданами, избирателями, налогоплательщиками, партийными активистами, государственными чиновниками, депутатами парламента и т.д.

Социальный контроль представляет собой действия людей, направленные на сдерживание поведения, не соответствующего общепринятым нормам. Он осуществляется двумя основными способами. Во-первых, в виде применения различных санкции по отношению к тем, кто "неправильно" исполняет социальные роли, кто нарушает общие правила, кто демонстрирует девиантное (отклоняющееся) поведение. Санкции могут быть самыми разнообразными – от осуждающих взглядов близких друзей до применения насилия, но в любом случае нарушителю нормативного порядка дают знать, что его поведение недопустимо, что оно нуждается в корректировке. Во-вторых, люди склонны к поощрению действий тех, чье поведение отвечает их ожиданиям. Поощрение может быть в виде простого одобрения, благосклонного взгляды, награждения, предоставления привилегий и т.п. Действенность социального контроля определяется не только готовностью окружающих людей применять санкции или поощрять приемлемые для социума формы поведения, но и тем. насколько значимы для индивида, испытывающего внешнее воздействие, окружающие его люди, насколько ценит он их хорошее расположение, насколько высоко оценивает выгоду своего подчинения, насколько опасается отчуждения и изоляции.

Легитимация – это процесс формирования в культуре общества представлений о важности, значимости, целесообразности сложившегося в обществе нормативного порядка, соответствующих социальных структур и последующее внесение этих представлений в массовое сознание. При помощи легитимации различным нормам и правилам придается особый, можно сказать, сакральный смысл, обосновывается ценность того или иного вида поведения, объясняется, почему следует отдавать предпочтение именно этой, а не иной модели действия. Так, норма, определяющая порядок уплаты налогов, подкрепляется ценностными суждениями, идеями о необходимости заботится о благе общества, о малоимущих, о детях и инвалидах.

Итак, при помощи процессов социализации человек получает знание о социальных структурах и первичные навыки исполнения различных социальных ролей. Благодаря социальному контролю осуществляется коррекция поведения, при необходимости человеку указывают на несоответствие его действий исполняемой социальной роли, существующим нормам и правилам. Процессы легитимации формируют в людях убежденность, что соответствующим образом исполненная социальная роль отвечает определенным ценностям, вносит упорядоченность в социальные отношения, способствует, например, утверждению демократии, справедливости и т.п. В итоге социальная жизнь обретает упорядоченный характер, люди достаточно адекватно интерпретируют действия и намерения друг друга, социальный мир становится более определенным, и человек чувствует себя в таком мире уверенно. Смысл социальной жизни в конечном итоге заключается в умении людей структурировать свои отношения, взаимодействия и пользоваться результатами этих постоянно развивающихся процессов структуризации при достижении своих целей.

Инициируя политико-технологический процесс, стремясь решить определенные политические задачи, субъект управления должен учитывать, что люди в обществе уже "связаны" с определенными социальными структурами. Они входят в различные статусные группы и потенциально готовы в конкретных действиях подтверждать свою статусную принадлежность, т.е. поступать так, как требует их положение в обществе. Субъект политического управления не может изменить объективно развивающиеся в обществе процессы структуризации, но, зная их особенности и последствия, он может использовать их в своих интересах.

Главным следствием процессов структуризации в обществе является дифференциация населения, появление статусных групп, отличающихся по своему месту в социальном пространстве, по своему образу жизни, по способу восприятия социальной реальности, а, следовательно, по своим интересам. Как пишет П.Бурдье, людям свойственно собственное видение окружающего мира, но складывается это видение "под структурным давлением". (П.Бурдье. Начала. М.: Socio-Logos, с.192)

Будучи включенным в определенные отношения, индивид усваивает основные параметры соответствующей структуры, он интериоризирует ее нормы, превращая в собственные установки, которые затем начинают влиять на его мировосприятие. Шахтеры и банкиры, православные и мусульманине, русские и якуты, богатые и бедные – все они будут отличаться по своему восприятию происходящих событий, по выделению среди них наиболее значимых. Сознание каждого человека индивидуально, но постольку поскольку оно складывается не "в социальном вакууме, а подвергается структурному давлению", (Там же, с.193) то в сознании людей, принадлежащих к одним и тем же статусным группам неизбежно возникают однотипные ментальные конструкты.

Для политических технологов данный вывод имеет необычайно важное значение, постольку поскольку им приходится решать задачи, требующие вовлечения в управленческих процесс значительной массы населения. Работая с массой, невозможно дойти до каждого человека в отдельности, изучить особенности его убеждений и взглядов. Однако, зная о его принадлежности к определенной группе, можно прибегнуть к актуализации установок, возникших "под структурным давлением" и, следовательно, свойственных группе в целом. Как пишет П.Бурдье, "если вы хотите создать политическое течение или ассоциацию, у вас будет больше шансов объединить людей, находящихся в одном секторе социального пространства". (Там же, с.189)

В зависимости от ситуации человек даже в течение одного дня может последовательно выполнять различные роли - матери, учительницы, покупателя, гражданина, в соответствии с семейным достатком вести образ жизни обеспеченного или бедного человека и т.д. Все перечисленные роли требуют специфических навыков, все они по-своему важны для нормальной повседневной жизни, и все они дают свой особый ракурс восприятия человеком окружающего мира.

Многообразие статусных позиций, которые может занимать один и тот же индивид, ведет подчас к противоречивому "структурному давлению", когда при оценке происходящих событий сталкиваются установки, рожденные разными структурами. Как гражданин, он может быть убежден, что отечество должно надежно защищаться армией, как отец, он не хотел бы, чтобы его сын служил в регулярных войсках, как фермер, он стремился бы продать свою продукцию подороже, как покупатель, он желал бы приобрести товары подешевле и т.д.

Каждый человек стремится к преодолению когнитивного диссонанса, возникающего под воздействием различных социальных структур, используя для этого внутренние психологические механизмы, например, минимизируя значения одних факторов и усиливая роль других.. Однако в масштабных политических кампаниях у субъекта управления нет возможности вникать в тонкости психологической борьбы, происходящей внутри сознания каждого индивида, ему нужно определиться с тактикой завоевания симпатий масс. А для этого необходимо четко представлять, какие социальные структуры оказывают определяющее воздействие на большие массивы населения, определяют стиль их жизни, образ мысли, сближают их убеждения, влияют на ценностные ориентации.

Обычно для решения этой задачи пользуются методом топологического анализа. В основе этого метода лежит допущение, что для описания сложной картины взаимного положения индивидов в системе социальных отношений можно использовать категорию “социального пространства”. Социальное пространство отличается от физического параметрами соотнесения положения двух и более индивидов. Такими параметрами являются принадлежности к различным статусным группам. Например, люди, принадлежащие к одной этнической группе отделены в социальном пространстве от тех, кто принадлежит к иным этническим группам. Между ними нередко встает стена непонимания и отчуждения, даже если они живут в одной местности.

Социальное пространство является многомерным, так как в обществе всегда представлены множество общностей, существует дифференцированная институциональная система и многообразие верований и идеологий. И, следовательно, соотнесение положения индивидов в социальном пространстве может осуществляться по различным социальным признакам: по профессиональному статусу, по уровню благосостояния, по полу, по национальности, по возрасту, по религиозным взглядам, по месту в политической иерархии и т.д.

В науке неоднократно предпринимались попытки выделить наиболее значимые параметры, определяющие положение индивида в социальном пространстве. Так, американский социолог П.Блау считает, что можно говорить о номинальных, т.е. дифференцирующих, параметрах, таких как: пол, раса, этническая принадлежность, вероисповедание, место жительства, область деятельности, политическая ориентация, язык; и о ранговых, т.е. указывающих на неравенство индивидов, таких как: образование, доход (заработная плата), богатство (наследство или накопление), престиж, власть, происхождение, возраст, административная должность, интеллигентность. (цит. по С.С.Фролов. Социология. М.,1996, с.241)

Многообразие социальных параметров неизбежно ставит исследователя перед выбором наиболее значимых, важных, влияющих на реальное поведение больших массивов населения. П.Бурдье, например, анализируя электоральные предпочтения французов, пришел к выводу, что наиболее важными параметрами, позволяющими выделить устойчивые типы политического поведения являются следующие: а)“объем капитала”, т.е. совокупность определенных статусных, символических, экономических, политических, культурных и других ресурсов, которыми обладает индивид; б) “структура капитала”, т.е. относительный объем различных видов капитала, среди которых он особо выделяет экономический и культурный капиталы.

Изучение статистического материала позволило П.Бурдье построить схему (см. Рис.1), на которой показаны локусы политических предпочтений французов и видна их связь с основными структурирующими параметрами социального пространства французского общества (См.:. П.Бурдье. Социология политики. М.:Socio-Logos,1993, с.141. Схема дана в упрощенном варианте). Цифрами на схеме обозначены следующие группы:

1. промышленники

2. крупные коммерсанты

3. кадры частных фирм

4. свободные профессии

5. мелкие коммерсанты

6. ремесленники

7. земледельцы

8. мастера

9. техники

10. кадры высшего звена

11. кадры среднего звена

12. преподаватели университетов

13. новая мелкая буржуазия

14. мелкие служащие

15. учителя средних школ

16. артисты

17. интеллектуалы

18. учителя начальных школ

19. шахтеры

20. рабочие специалисты

21. квалифицированные рабочие

22. работники ручного труда.

Составление подобных схем позволяет политическому технологу наглядно увидеть степень близости/удаленности групп в социальном пространстве. Так, по расчетам П.Бурдье, во французском обществе коммерсанты (3) и ремесленники (6) очень близки друг к другу в социальном пространстве и одновременно далеки от артистов (16) и интеллектуалов (17). А это означает, что экономические, социальные интересы первых двух групп будут серьезно отличаться от соответствующих интересов двух других. Следовательно, по отношению к ним нужно проводить различные информационные стратегии, делать акценты на различные темы и проблемы.

На схеме П.Бурдье показана также зависимость политико-идеологических взглядов группы от ее места в социальном пространстве. Так, преобладание экономического капитала ведет к тому, что в соответствующих группах доминирующими становятся право-либеральные взгляды, а увеличение культурного капитала способствует распространению в сознании людей социалистических идей. Данное обстоятельство обусловливает и избирательный подход членов социальных групп к прессе. Право-либеральные издания (Фигаро, Пуэн) предпочитают читать коммерсанты, промышленники, кадры частных фирм, а прессу левой ориентации (Нувель Обсерватер, Юманите) - мелкие служащие, учителя средних школ, рабочие специалисты. Для политического технолога отсюда следует важный вывод, связанный с выбором печатных изданий или канала трансляции информации, предназначенной для определенных социальных групп.

Схема, моделирующая социальное пространство российского общества или отдельного региона, конечно, будет отличаться от французского варианта. Более того, в ее основу могут быть положены другие переменные, ведь социальное пространство многомерно. Однако важен сам методологический подход, позволяющий на основе выбора значимых параметров и определенных расчетов сконструировать схему расположения групп в социальном пространстве. Такая схема дает возможность субъекту ПТП более четко и грамотно определить свою политику в отношении различных слоев населения.

Сделаем выводы. Первое: люди живут в структурированном социальном пространстве, они находятся под «структурным давлением». Второе: социальные структуры делают взаимодействия людей упорядоченными, определенными, в значительное степени предсказуемыми. Третье: чтобы лучше понимать действия людей, необходимо знать характер испытываемого ими «структурного давления». Четвертое: для выработки субъектом ПТП оптимальной стратегии работы с различными социальными группами целесообразно обратиться к методологии топологического анализа, к моделированию социального пространства. Пятое: чтобы управлять людьми надо не только использовать в своих интересах уже сложившиеся структуры, но и уметь создавать новые, способные изменить поведение этих людей

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com