Перечень учебников

Учебники онлайн

3.2.1. Проблемы и перспективы деятельности «Единой России»

Выбор в 2008 г. в качестве Президента России Д.А. Медведева, назначение бывшего Президента В.В. Путина главой правительства и, самое главное, возникновение партии-гегемона "Единая Россия" во главе с Путиным создало новую политическую ситуацию в стране.
Конституционно новый Президент сохранил весь прежний объем полномочий, однако теперь ему приходилось учитывать факт доминирования в политическом поле партии, лидером которого оставался действующий глава правительства.
Тем самым в стране создавалось фактическое, хотя и конституционно никак не формализованное, «разделение властей». Это разделение, кстати, нельзя было свести персонально к двум фигурам так называемого тандема: на самом деле здесь обозначалось разделение политических функций между президентом и правящей партией при наличии относительно автономного от каждой из этих сил правительства - ситуация, которая потенциально носила и носит до сих пор конфликтный характер.
Эта конфликтность, тем не менее, не приобрела актуальный характер в значительной степени по причине глубоких страхов российского политического класса перед перспективой внутреннего раскола. Слишком сильна в политическом классе России память о 1991 и 1993 гг., когда Россия дважды оказывалась на пороге вооруженного гражданского противостояния. Именно по этой причине у части российской бюрократии сохранились серьезные опасения относительно идеологизации системных противоречий внутри властной пирамиды.
В период 2008 - 2009 гг. существовала тенденция в российской публицистике противопоставлять президентскую власть правящей партии в качестве носительниц двух противоположных политических идеологий - либеральной и консервативной. Своеобразного апогея эта тенденция к идеологизации полюсов Политической системы достигла осенью 2009 г., когда Президент России объявил курс на модернизацию, а руководство "Единой России" обозначило своей идеологической программой "россий-
ский консерватизм". На момент возникло ощущение, что общество неминуемо расколется примерно по тем же многочисленным идеологическим осям, что и в 1993 г., когда Президент сплотил вокруг себя большую часть западников, либералов, антикоммунистов, а Верховный Совет, соответственно, стал оплотом основной массы их антиподов, от коммунистов до так наз. патриотических писателей.
Между тем, такого идеологического размежевания не произошло, и правящая партия, после определенных трений с либеральным окружением Президента, взяла в качестве основного компонента своей идеологии лозунг "модернизации". Идеологическое единство российской власти было тем самым восстановлено.
Было бы неверно не видеть проблемы в деятельности партии «Единая Россия». Обратим внимание на некоторые. Уверенное большинство "Единой России" в парламентах всех уровней позволяет обеспечить стабильность в законотворческом процессе, гарантирует партии практически монопольную позицию в отношениях с исполнительной властью. Это радикально снижает популизм в деятельности законодательной власти, дает возможность руководству страны и регионов проводить законы правоцентристской направленности (которые в противном случае проходили бы с большим трудом или компромиссами). Однако это положение имеет и свои существенные издержки.
В подобных условиях трудно обеспечить качество законотворческого процесса. С одной стороны, как главный союзник исполнительной власти, "Единая Россия" ограничена в возможности влияния на законопроекты, исходящие из нее: они обязательно получают поддержку партии в первом чтении, а поправки ко второму чтению в большинстве случаев носят лишь корректирующий характер. С другой стороны, подобное положение не создает стимулов для содержательной дискуссии с исполнительной властью (если законопроект исходит от нее) и другими фракциями, в результате чего качество "депутатской экспертизы" снижается. Дума действительно перестает быть "местом для дискуссий".
Примеры очевидного "законодательного брака" достаточно многочисленны: "монетизация льгот" (речь идет не о концепту-
альной сущности закона, а конкретном содержании), "прорехи" в Жилищном кодексе. Неоднократно "Единой России" приходилось под явным влиянием исполнительной власти существенно корректировать свою позицию по ходу рассмотрения законопроекта или даже его принятия Думой в трех чтениях, как это случилось с законом о Знамени Победы, законом о транспортном налоге. После успешного первого чтения снималась с рассмотрения так наз. "поправка Шлегеля" к закону о СМИ (2008 г.), существенно пересматривался закон о некоммерческих организациях (2005 - 2006 гг.).
Отсутствие у исполнительной власти необходимости согласовывать свои законодательные начинания с другими партиями дает парадоксальный результат: влияние "Единой России" на законотворческий процесс, формально большое, становится пассивным. Как и во многих других политических системах со слабым парламентом, это толкает депутатов на шаги, направленные на обретение публичной популярности. Примеры этого - уже упоминавшийся закон о Знамени Победы, громкие, но, по сути, бессмысленные декларации по внешнеполитической проблематике, провал инициативы С. Шойгу о введении уголовной ответственности за отрицание победы СССР в Великой Отечественной войне.
К сожалению, сохранение и расширение большинства превращается для "Единой России" в самоцель. Стремление к высокому результату естественно для любой политической партии, однако в практике "Единой России" количественные показатели обретают приоритет над другими целями: продвижением содержательной программы, повышением авторитета законодательной власти (в результате широкого использования так наз. паровозов реальные будущие депутаты оказываются "в тени" губернаторов, которые, за единственным исключением, не берут мандаты), чистотой и корректностью избирательных кампаний.
Из СМИ получила известность практика «плановых заданий» руководству региональных организаций (а на деле - исполнительной власти регионов) по достижению заданного результата. Региональная власть ощущает себя конкурирующей не
столько с другими партиями, сколько с соседними областями; та же "бюрократическая конкуренция" воспроизводится на уровне нижестоящих избирательных комиссий. Это провоцирует их на применение "административного ресурса", зажим межпартийной конкуренции.
Поражение "Единой России" на региональных выборах считается недопустимым: если такое все же происходит, победители подвергаются давлению вплоть до судебного преследования (как в Ставрополье) или "переманиваются" в "Единую Россию" (мэры Иркутска, Ангарска, Волгограда). Тот факт, что даже поражение на выборах не отстраняет "Единую Россию" от власти, свидетельствует о ее несамостоятельности: отстранение или "перевербовка" победителей осуществляется явно в более высоких властных инстанциях.
После успеха "Единой России" на федеральных выборах 2007 г., достигнутого во многом благодаря тому, что список партии возглавил В. Путин, результат на сопоставимом с декабрем 2007 г. уровне стал "целевым" для региональных выборов, и в целом выдерживался, несмотря на разразившийся осенью 2008 г. социально-экономический кризис.
Тенденция переломилась лишь в марте 2010 г., чему предшествовали громкие протесты всех парламентских оппозиционных партий против применения административного ресурса на выборах октября 2009 г. Однако даже такое снижение результата выборов партийного списка не помешало "Единой России" сформировать квалифицированное большинство почти во всех законодательных собраниях (в одномандатных округах кандидаты "Единой России" побеждают в абсолютном большинстве случаев).
"Единая Россия" превратилась в широкую коалицию различных элитных группировок. Неизбежные конфликты между группами экономических интересов, субрегиональными группировками, отдельными фигурами оказались встроенными в единую политическую вертикаль и находят разрешение внутри ее - не без издержек, но и без угрозы дестабилизации политической ситуации. Но и этот процесс - сам по себе, безусловно, позитивный, имеет свои издержки.
Строительство коалиции шло "сверху вниз", как правило при определяющей роли Администрации президента в центре и губернаторов - в регионах. Такая модель "загнала конфликты внутрь", что допустимо лишь при условии, что они остаются "тлеющими" и не приобретают еще более острого характера. Так, "неустранимым" оказывается институциональный конфликт губернатора (как правило - члена "Единой России") с мэром столичного города субъекта (тоже зачастую "единоросса"). Механизмов внутрипартийного арбитража этого объективного институционального противоречия (равно как и других спорных случаев) "Единая Россия" не создала. Попытки выступления в этом качестве "комиссара из Центра" могут быть эффективны - как в случае с президентом Башкирии М. Рахимовым, критика которого в адрес "Единой России" вызвала недовольство в руководстве федеральной партии, или с попыткой дагестанского отделения партии повлиять на выбор федеральным руководством кандидата в президенты республики (естественно, в пользу действовавшего на тот момент президента).
Но в некоторых ситуациях такой арбитраж не срабатывает, как это произошло в Мурманске, где губернатор обрушился с критикой на партию, не договорившись по кандидатуре столичного мэра (конфликт завершился отставкой губернатора). Конфликтность не исчезает даже там, где отменены всенародные выборы мэра: на выборах городской Думы Нижнего Новгорода (октябрь 2010 г.) "единороссы" откровенно конкурировали сами с собой: ставленники губернатора В. Шанцева стремились предотвратить избрание мэра города В. Булавинова главой местного самоуправления депутатами новой городской Думы. И хотя большинства 'губернаторская партия" не завоевала, она навязала свою волю городскому парламенту и прибывшим из федерального руководства партии посредникам: В. Булавинов лишился своего поста.
Изменения в институциональном строении партии становятся проверкой ее способности вырасти в полноценный политический институт, однако пока коренные сдвиги не происходят. В первую очередь речь идет об изменении порядка выдвижения кандидатов в губернаторы на утверждение президента. Прежняя
поправка в закон, дававшая партии право выдвигать одну кандидатуру в президентский список, оказалась фактически недействующей (использовалась всего однажды из трех десятков назначений за время ее действия). При новом порядке "Единая Россия" обрела эксклюзивное право на выдвижение всех кандидатур. Однако эта процедура на практике оказывается если не формальной то непрозрачной: порядок формирования списка не предполагает публичного участия региональной структуры партии в принятии решения, не институционализирована и роль партии в выборе "итоговой" кандидатуры. По утечкам из "партийных источников" можно судить, что партия лишь "озвучивает" список кандидатур, составленный в исполнительной власти.
Особенно наглядно это было продемонстрировано в процессе подбора кандидатур на пост мэра Москвы. За отставкой популярного среди населения политика, одного из основателей "Единой России", без объяснения причин ("по недоверию") последовали долгие консультации. Однако в тех из них, которые стали достоянием гласности, федеральные руководители (президент и премьер) встречались лишь с представителями центрального руководства партии, а руководители московской организации в лучшем случае проводили рабочие обсуждения, никак не связанные с реальным процессом принятия решений. Председатель городской Думы выражал уверенность, что названная кандидатура была утверждена задолго до того, как она была названа.
Еще один шаг к развитию "внутрипартийной демократии" в "Единой России" - введение института предварительных выборов (праймериз) кандидатов в депутаты различных уровней. Это действительно привело к некоторому оживлению "внутрипартийной жизни" и в перспективе может стать дееспособным механизмом кадрового отбора. Однако на нынешнем этапе этот институт остается зависимым от исполнительной власти соответствующего уровня. Там, где губернатор контролирует элиту, праймериз становятся формальностью; в других случаях возникает конфликт между губернатором и местной элитой, как это происходило перед весенними выборами 2010 г. в Иркутске по поводу кандидатуры мэра города или в Нижегородской области
на выборах в органы местного самоуправления; скандалами были отмечены и праймериз в Ульяновске, Воронежской области, Омске, Новосибирске. То, что губернаторы "заинтересованы не во внутрипартийной конкуренции, а в том, чтобы в парламенты пришли их люди", признается и в самой "Единой России".
Жесткость конструкции и доминирующая роль главы региональной власти в ней маргинализирует любую фигуру с политическими амбициями, "не вписавшуюся" во властную "пирамиду". Замедление или исчезновение "кадровых лифтов" негативно влияет на эффективность всей властной системы. Жесткое противостояние региональных организаций "Единой России" с новообразованной "Справедливой Россией", в которую во многих регионах ушли именно такие фигуры, показало, что региональная элита не умеет и не желает осваивать навыки "переговорного стиля" отношений с вполне "вменяемыми" и центристскими политическими фигурами, предпочитая использовать свое доминирующее положение для их маргинализации.
Исполнительная власть, выбирая между вполне работоспособной (по крайней мере, в теории) моделью "правой" и "левой" лояльных партий и "властной пирамидой", явно продемонстрировала в 2007 - 2008 гг. предпочтение последнему варианту. В предшествующие годы такой выбор не был недопустимым. Однако в условиях непреодоленных последствий социально-экономического кризиса и появления новых задач модернизации страны отсутствие навыка к построению политических коалиций на "горизонтальной основе" может быть чревато немалыми издержками. Мартовские (2010 г.) выборы региональных законодательных собраний были восприняты партией как тревожный сигнал, а потому на осенние выборы партия поставила задачу увеличить свой Результат. Примененные для этого средства включали выдвижение на региональных выборах депутатов Государственной Думы (пресловутая тактика "паровозов") и дробление региональных групп с целью поощрения конкуренции между собственными кандидатами, что на практике приводит к конкуренции "административных ресурсов".
Однако в октябре 2010 г. результат партии оказался лишь чуть Учще мартовского (напомним, худшего за последние три года).
Неслучайно в партии (и Государственной Думе) некоторое время активно обсуждалась идея совмещения обоих раундов регионального голосования 2011 г. с выборами федерального парламента где "единороссы" рассчитывают вновь использовать авторитет В Путина для улучшения результатов региональных выборов.
В нынешних условиях в деятельности "Единой России" можно отмечать разнонаправленные тенденции. С одной стороны она - преимущественно под внешним давлением из исполнительной власти - пытается выполнять функции доминантной партии трансформирующегося общества, решать институциональные проблемы своего внутреннего устройства.
С другой стороны, типичная для "партии власти" генетика построения "сверху вниз" затрудняет как институциональное развитие самой партии, так и исполнение ею ролей, связанных с управлением политической конкуренцией в обществе.
Возникает ситуация замкнутого круга: исполнительная власть России, утверждают некоторые аналитики, создала и практически полностью управляет деятельностью своей "партии власти", и та последовательно исполняет все отдаваемые ей стратегические указания. Однако к настоящему времени в самой партии сложился "консервативный консенсус", направленный на закрепление нынешнего состояния партии, в котором жестко ограничена "внутрипартийная демократия" и сохраняется конфронтационная установка по отношению, как к парламентской оппозиции, так и к другим общественным силам, выступающим с критикой власти, считают некоторые аналитики. Этот консенсус объективно противоречит стратегической установке российской власти на расширение каналов политической конкуренции, "умное" управление усложняющимися общественными процессами, вовлечение в модернизационные проекты "активного меньшинства" общества.
При такой установке внутри партии затрудняется ее институциональное развитие, превращение в институт, который был бы не функцией от авторитета и ресурсной обеспеченности исполнительной власти, а самоуправляемым объединением элит и общественных групп. Будучи инструментом в руках бюрократии, такая партия сама не обретет способности к формулированию модернизационных программ и укреплению институтов политической конкуренции.
В ближайшей исторической перспективе России предстоит решать целый ряд сложнейших политических задач, причем практически одновременно и во взаимной увязке. С одной стороны, это задача преемственности власти на выборах 2011 - 2012 г., что потребует дальнейшей институционализации провластной партии. Сценарии сохранения нынешнего властного "тандема" или изменения его конфигурации могут быть различны, но "партия власти" будет призвана играть свою роль в любом развитии событий - например, по мнению Д. Бадовского, институционализация может быть востребована в большей степени при втором сроке Д. Медведева, в меньшей - в случае возвращения на пост президента В. Путина.
С другой стороны, перед страной стоят задачи мобилизации ресурсов на нужды модернизации и оптимизации государственных расходов, в т.ч. на социальные нужды, доведения до конца реформ в социальной сфере. Для реализации подобных задач модель доминантной партии действительно имеет серьезные преимущества, однако лишь при наличии определенных институциональных характеристик - способности агрегировать интересы, строить коалиции за пределами партии, разрешать внутриэлитные конфликты.
"Партия власти", построенная "сверху вниз", пребывающая в жесткой зависимости от исполнительной власти, почти лишенная внутренней автономии, рискует стать тупиковой моделью развития, считают критики этой партии.
В завершении следует отметить, что, несмотря на все проблемы, сегодня «Единая Россия» является центральным элементом политической системы страны. Лидер партии возглавляет правительство, в Государственной Думе сформировано конституционное большинство, Партия доминирует в региональных парламентах и активно участвует в работе органов местного самоуправления. Успешно реализуются партийные проекты, направленные на повышение качества жизни населения, на динамичное экономическое развитие, на создание интеллектуальных площадок для широкой общественной дискуссии. Все это - закономерный итог тех усилий, которые были предприняты за исторически короткий срок

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com