Перечень учебников

Учебники онлайн

Разграничение полномочий в социальной сфере

Вопросы социальной сферы традиционно в наибольшей степени относятся к региональной компетенции. Это вполне логично с точки зрения всей философии разграничения полномочий: то, что ближе к геополитике, относится скорее к федеральной компетенции, то, что ближе к простому человеку и конкретной местности — относится к регионам. В то же время нельзя говорить о том, что социальная сфера целиком и полностью отдается на откуп регионам. Очевидно, что во многих странах, особенно странах бедных, планомерное развитие социальной сферы является общенациональным приоритетом. Также очевидно, что не везде и не всегда регионы в состоянии эффективно решать все социальные вопросы. Поэтому социальная сфера и связанная с ней социальная ответственность в разных пропорциях делится между центром и регионами.
Сфера образования в целом относится скорее к региональной компетенции. В Швейцарии, например, образование прямо отнесено к кантональной компетенции. В Бельгии этой сферой ведают сообщества, созданные по этнолингвистическому признаку (фламандское, валлонское, германское) и также являющиеся субъектами федерации. Образованием регионы ведают в США, Германии, Австралии, Канаде, Пакистане и др.
В то же время нельзя говорить о том, что федеральный центр отказывается от регулирования в данной сфере. Сфера образования требует от государства единых гарантий и стандартов. Например, в той же Швейцарии государство выступает гарантом начального образования и принимает федеральные законы в области профессионального образования. Достаточно распространенной формой является отнесение к федеральной компетенции установления минимальных образовательных стандартов. Об этом говорится, например, в конституции Нигерии. К числу немногих полномочий центра в Микронезии относится определение минимальных социальных (не только образовательных) стандартов.
В других случаях используется более общая формулировка, когда центр определяет общенациональную политику, оставляя регионам все частные вопросы, но в определенных сверху рамках. Такой подход к социальной сфере характерен для Венесуэлы. Здесь центр проводит общенациональную политику в частично децентрализованных сферах социального характера (образование, здравоохранение и др.), оставляя регионам по либеральному принципу все конкретные вопросы. В другой латиноамериканской федерации — Мексике центр имеет свое право создавать и поддерживать учреждения образования и культуры, или дополняя, или определяя таким образом социальную политику регионов.
Некоторые страны определяют развитие образования в качестве общенационального приоритета и сознательно забирают эту сферу на федеральный уровень компетенции. Наиболее ярким примером служит Малайзия. Хотя это, конечно, крайность. Тем не менее показательно, что в ряде стран с относительно низким образовательным цензом образование включается в совместную компетенцию, что позволяет центру руководить процессом в кооперации с регионами (Бразилия, ЮАР и др.25).
Нередко используется Подход, когда сфера образования делится на более высокие и низкие уровни, которые относятся к тому или иному уровню власти. Например, в Австрии регионы больше занимаются дошкольными учреждениями, в Аргентине — начальным образованием. Соответственно сфера высшего образования в Германии была после принятия поправок к конституции отнесена к совместной компетенции.
Культурная сфера близка по смыслу к образовательной и тоже в большей степени относится к региональной компетенции. Как правило, в тех странах, где образование целиком или почти целиком лежит на регионах, то же самое характерно и для культуры. В швейцарской конституции помимо прочего определяется и ответственность кантонов за охрану природного и культурного наследия.
В то же время и в этой сфере есть вопросы, которые могут иметь общенациональное значение. Например, есть памятники культуры, которые являются национальным достоянием и которыми по идее должен заниматься центр. Характерна ситуация в Индии, где памятники культуры могут быть объявлены национальными и переходят таким образом в сферу компетенции федерального центра (штаты занимаются памятниками культуры местного значения). В Испании используется любопытная формула: развитие культуры (также как и социальное обеспечение) отдается автономным сообществам. Однако государство подчеркивает, что считает развитие этой сферы своим долгом и содействует культурному обмену. Действительно, отдавая культурную сферу на откуп регионам, федерация не должна забывать о необходимости поддерживать единство нации. Показателен пример Малайзии, которая и здесь проявляет принципиальность, не отдавая культуру регионам. Памятники культуры в этой стране тоже находятся в ведении федерального центра.
Компромиссным вариантом, как обычно, является включение этой сферы в совместную компетенцию. Именно так решается вопрос в Бразилии (на пересечении федеральных и региональных полномочий там находится и спорт), Пакистане, ЮАР.
Следует отметить, что наука, в отличие от культуры, является более централизованной сферой. Причина понятна, поскольку развитие научных исследований является вопросом общенационального значения. Поэтому в Швейцарии именно центр берет на себя задачу стимулировать научные исследования.
Сферы здравоохранения и социального обеспечения, как и сферы образования и культуры, больше тяготеют к региональной компетенции. Это относится и к странам с более глубокими демократическими традициями, и к развивающимся странам (Индия, Пакистан и др.). Либо центр определяет рамочные условия, как например, в соответствии с типичной венесуэльской формулой он занимается регулированием и организацией системы социального обеспечения.
Нельзя не отметить, что вопросы здравоохранения и социального обеспечения во многих развивающихся странах включены в совместную компетенцию: центр считает необходимым держать ситуацию под контролем, не допуская слишком высоких социальных контрастов. Так обстоит дело в Малайзии, которая является са-кым ярким примером централизации социальной сферы (но при этом здравоохранение все-таки относится к совместной компетенции, тогда как образование — просто к федеральной). Похожая ситуация характерна для ЮАР, которая предпочитает "омещать социальные вопросы на уровень совместной компетенции. Вопросы со-ьного обеспечения решаются центром и регионами совместно в Микронезии, которая в целом характеризуется слабой консолидацией власти в центре.
Однако не следует считать, что только развивающиеся страны по неким -ринципиальным соображением предпочитают более высокий уровень централизации в сфере здравоохранения. Например, Австрия не особенно балует свои земли и с точки зрения компетенции в социальных вопросах. Сфера здравоохранения в Австрии является скорее федеральной. Формула, в соответствии с которой центр занимается правовой регламентацией, а регионы — исполнением этих законов, работает в Австрии в отношении санитарных условий. Центр принимает рамочные законы по вопросам общественного благосостояния и социальных учреждений.
Любопытно, но на контрасте с образованием сфера здравоохранения оказывается весьма централизованной в Бельгии. Даже в Германии часть этих вопросов отнесена к совместной компетенции (управление больницами, торговля лекарствами, карантинные меры и пр.). Такая ситуация объясняется исторически сложившимися представлениями о роли государства в целом и федерального центра в частности в развитии системы здравоохранения. Определенная централизация этих сфер может быть связана с распространением формулы социальной ответственности государства, в соответствии с которой федеральный центр берет на себя особые обязательства в этой сфере, не допуская межрегиональных контрастов.
Похожая ситуация отличает и экологическую сферу, природоохранное законодательство. Государства, использующие либеральный принцип разграничения полномочий, обычно отдают экологическую проблематику на региональный уровень. Однако вопросы экологии все чаще выводятся на общенациональный уровень и в результате оказываются скорее в совместной компетенции (если она предусмотрена). Например, в бразильской конституции подробно говорится о том, что охрана природы, наследия и всех красот является общей ответственностью федерации и штатов. Аналогично поступают такие страны, как Малайзия, Пакистан и ЮАР.
Наконец, еще одним важным социальным вопросом, который делится между уровнями власти, является трудовое законодательство. В этом случае также действует характерная логика. Более либеральные страны отдают регулирование в сфере трудового права и, в частности, вопросы условий труда на места, хотя некоторые полномочия для центра иногда предусматриваются. Например, в Канаде центр регулирует трудовое законодательство по некоторым специально определенным отраслям. В Швейцарии центр имеет право общего законодательного регулирования вопросов трудового законодательства, пенсий, безработицы и т.д.
Принцип социальной ответственности федерального центра влечет за собой определенную централизацию и в этой сфере. Любопытно, что в Германии трудовое право относится к совместной компетенции. В Австрии эта проблематика вообще является скорее федеральной (в меньшей степени — для сельского и лесного хозяйства). В развивающихся странах центр предпочитает брать вопросы социальной ответственности на себя. В федеральной компетенции трудовое право оказывается в Нигерии, в Малайзии эта сфера также скорее относится к компетенции центра. Либо применяются формулы совместного регулирования данной сферы, как в Бразилии и Пакистане (причем в Бразилии в соответствии с принципом социальной ответственности центр берет на себя организацию национальной системы занятости и трудовое право)

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com