Перечень учебников

Учебники онлайн

Развитие партийной системы России в 1993-2000 годах

Политический кризис сентября – октября 1993 года серьезно нарушил процесс формирования партийной системы. Некоторые из политических организаций подверглись запрету на тот или иной срок (в частности, Фронт национального спасения, партия Руцкого, РКРП и КПРФ). Партия власти только начинала формироваться, а появившиеся ранее организации находились в глубоком упадке. Таким образом, к выборам 1993 года, на которых по новым правилам игры (закрепленным в новой Конституции) партиям предстояло сыграть важную роль, Россия все еще фактически не имела партийной системы. Момент для ее формирования был упущен.

В России временной разрыв между сменой политического режима и «учредительными выборами» оказался особенно продолжительным, а условия деятельности политических организаций в течение подготовительного периода – особенно неблагоприятными. Политическая мобилизация 1987-1991 годов не просто прошла впустую для формирования партийной системы – ее скромное наследие скорее сыграло негативную роль[143].

В октябре 1993 года, после роспуска парламента, Борис Ельцин оказался перед дилеммой: обеспечение новой основы легитимности режима необходимо было совместить с максимизацией власти главы государства. Удовлетворительным решением этой дилеммы стало совмещение «учредительных выборов» нового парламента с проведением референдума по принятию новой Конституции. Этот документ закреплял подчиненный статус парламента и большой объем полномочий президента.

Несмотря на то что «учредительные выборы» 1993 года служили не столько средством демократизации, сколько орудием максимизации власти победителей в конфликте президента и парламента, результаты голосования имели «опрокидывающий» эффект. Победа партий, оппозиционных по отношению к правящей группировке, создавала основу для нового конфликта президента и парламента. Однако Конституция отводила оказавшемуся «оппозиционным» парламенту весьма ограниченный объем полномочий, и парламентские выборы, таким образом, приобрели характер «второстепенных», тем самым провоцируя тенденцию протестного голосования на них.

Состоявшиеся два года спустя, в декабре 1995 года, новые парламентские выборы были логическим продолжением предыдущих – 1993 года, и также стали частью процесса «учредительных выборов». Тем не менее, вторичное проведение парламентских выборов по сравнительно стабильным правилам и сохранение некоторой преемственности состава партий-победителей сыграло важную роль в легитимации режима, сложившегося в России после октября 1993 года.

«Учредительные выборы» 1993 года выполнили часть задач демократизации – была принята новая Конституция, сформированы основы избирательной системы, начал работать профессиональный парламент, избранный на основе межпартийной конкуренции, созданы благоприятные условия для развития партийной системы[144].

Реальной интеграции политических партий в систему институтов государственной власти России способствовало начало деятельности Государственной Думы, первые выборы в которую состоялись 12 декабря 1993 года. Успех на выборах Либерально-демократической партии России (23, 5 %) был для многих неожиданным. На втором месте оказался пропрезидентский блок «Выбор России» (15 %), выступавший под лозунгом проведения демократических реформ. Третье и четвертое места заняли коммунисты (13 %) и примыкавшая к ним Аграрная партия России (8, 5 %). В первой Государственной Думе действовали восемь фракций: «Выбор России» – 70 депутатов, ЛДПР – 64, АПР – 51, КПРФ – 46, «Яблоко» – 27, «Женщины России» – 22, Партия российского единства и согласия (ПРЕС) – 17, ДПР – 15 депутатов. В Думе этого созыва действовали также три депутатских группы: «Новая региональная политика», «Стабильность» и «Россия», не связанные напрямую с какими-либо партийными структурами[145].

В выборах депутатов второй Государственной Думы, проходивших в декабре 1995 года, приняло участие 43 избирательных объединения. Однако преодолеть пятипроцентный порог, установленный законом, смогли всего четыре из них. Итоговый список выглядел следующим образом: Коммунистическая партия РФ (22, 3 %), ЛДПР (11, 2 %), Движение «Наш дом – Россия» (10, 1 %), «Яблоко» (6, 9 %).

Созданное в середине 1995 года пропрезидентское движение «Наш дом – Россия», вопреки прогнозам, уступило и коммунистам, и ЛДПР. Во второй Государственной Думе были созданы фракции: КПРФ – 139 депутатов, «Наш дом – Россия» – 65, ЛДПР – 50, «Яблоко» – 44 депутата. Кроме них, были образованы три депутатские группы: «Народовластие» – 44 депутата, «Российские регионы» – 42 и «Аграрная» – 35 депутатов. Последняя опиралась в своей деятельности на Аграрную партию России. Коммунисты сохранили и во второй Государственной Думе высокий уровень внутрифракционной солидарности. Однако он заметно повысился и у других депутатских объединений. Это было связано с укреплением партийных структур, более строгим подходом к составлению партийных списков и приобретенным опытом практической работы в парламенте[146].

Президентская кампания 1996 года потребовала от Кремля максимальной мобилизации всех имеющихся у него ресурсов с целью обеспечить переизбрание на второй срок Бориса Ельцина, популярность которого в начале кампании была угрожающе низкой. В ходе предвыборной борьбы российская элита не стала тратить средства и ресурсы на создание новых объединений партийного типа. Политические организации, претендовавшие на роль партии власти в узком понимании этого термина (движения «Наш дом – Россия», «Реформы – новый курс») функционально стали выполнять роль групп поддержки Бориса Ельцина. Созданное специально «под выборы» Общероссийское движение общественной поддержки президента Бориса Ельцина с самого начала не предполагалось развертывать в политическое движение или объединение партийного типа. Фактически оно выполняло роль одного из избирательных штабов главы государства. Тем не менее, партии власти в широком смысле слова даже при отсутствии привлекательного социального проекта удалось провести эффективную мобилизацию своих рядов и заручиться поддержкой значительных слоев населения[147]. В напряженной борьбе с кандидатом от КПРФ Геннадием Зюгановым Борис Ельцин одержал победу во втором туре президентских выборов.

Таким образом, в ходе второго этапа формирования системы политических партий в России решались проблемы, породившие кризис сентября – октября 1993 года. В течение этого периода российские «протопартии», созданные еще во времена СССР, хотя и не сразу, но все же оказались в конкурентной среде в результате проведения выборов в Государственную Думу 1993-1995 годов. Однако опыт создания первых российских партий власти оказался не слишком удачным, потому что усилия в этом направлении фактически свелись к попыткам перенести на российскую почву западные образцы политических организаций подобного рода.

В течение нескольких лет после переизбрания Бориса Ельцина на второй президентский срок в России окончательно сложился олигархический капитализм. Существенной его особенностью стало активное участие в политической деятельности крупнейших финансово-промышленных групп. Фактически государство оказалось «приватизировано» олигархами. Экономический кризис августа 1998 года и активное проявление региональными элитами недовольства ситуацией в стране привели к еще большей раздробленности партийной системы. Слабеющий политический режим не был в состоянии ответить на исходивший от общества запрос о сильной власти. В этой ситуации в борьбу за места в парламенте кроме КПРФ, «Яблока» и ЛДПР включились новые партийные структуры – новая правая партия Союз правых сил и две партии власти – движение «Единство» и блок «Отечество – Вся Россия».

В чем секрет «Единства»? 19 декабря 1999 года состоялись выборы депутатов Государственной Думы третьего созыва. В них приняли участие 26 избирательных объединений и блоков, что явилось отражением тенденций к сокращению числа партий – участников избирательных кампаний, к созданию крупных межпартийных блоков и строительству на их основе массовых партийных структур. Пятипроцентный барьер преодолели КПРФ– 24, 29% (фракция – 88 депутатов); межрегиональное движение «Единство» – 23, 32 % (фракция – 83); блок «Отечество – Вся Россия» – 13, 33 % (фракция – 47); блок «Союз правых сил» – 8, 52 % (фракция – 32); «Блок Жириновского» – 5, 98 % (фракция ЛДПР – 16); объединение «Яблоко» – 5, 93% (фракция – 21 депутат).

По количеству полученных голосов коммунисты сохранили первое место, но новая партия власти – движение «Единство» – уступила им совсем немного. По мнению части политологов, успех «Единства» был просто оглушительным, если учесть, что эта организация была создана непосредственно перед началом избирательной кампании. При этом успех «Единства» объясняют, в первую очередь, политической поддержкой популярного в обществе на тот момент премьер-министра, а ныне президента России Владимира Путина[148].

По мнению другой части экспертов, причина такого исхода избирательной кампании в том, что партия власти в лице «Единства» образца 1999 года демонстрировала ярко выраженный антиэлитный настрой, эксплуатируя накопившееся в обществе крайнее раздражение ельцинским олигархическим режимом. «Единство» выглядело как партия простых и решительных мужиков, в том числе и из регионов, приехавших наводить порядок[149].

Несмотря на почетное третье место, блок «Отечество – Вся Россия», по общему мнению, выборы проиграл, так как долгая и масштабная подготовка этого объединения к выборам порождала надежды, что оно займет лидирующее положение в Думе, а возможно, сможет добиться победы своего кандидата на президентских выборах. Четвертое место СПС стало неожиданным и поэтому сенсационным успехом российских правых либералов. Они сумели, благодаря объединению прежде всего партии «Демократический выбор России», возглавляемой Егором Гайдаром, и движения «Новая сила», руководимого Сергеем Кириенко (оба в прошлом занимали пост премьер-министра), продемонстрировать обществу альтернативу – как партии власти, так и коммунистической оппозиции. Показатели голосования за «Блок Жириновского», созданного на основе ЛДПР, свидетельствовали о существенном ослаблении позиций этой организации.

Результаты выборов Президента Российской Федерации 26 марта 2000 года отразили этот же новый баланс политических сил[150].

С избранием на пост Президента России Владимира Путина Кремль начал системно относиться к управлению партийной системой. Принятие в 2001 году Федерального закона «О политических партиях», внесение изменений в избирательное законодательство было обусловлено необходимостью более четкого определения роли политических партий, их места в системе институтов гражданского общества. Логика нормативных решений, направленных на структурирование политического пространства, изначально предполагала достижение как минимум трех задач:

› создание предпосылок для формирования сильных политических партий, усиления объединительных тенденций в партийном строительстве, стимулирование укрепления позиций федеральных партий на региональном уровне;

› преодоление гипертрофированного состояния российской партийной системы, решение вопроса о статусе партий, фактически прекративших осуществление уставной деятельности;

› ориентирование политических партий на участие в выборах и работе органов государственной власти и местного самоуправления как на важнейшую задачу их уставной деятельности.

Концепция закона отражала стремление к более четкому определению роли политических партий и их места в системе политических институтов современной России. В основу президентского законопроекта были положены следующие принципиальные позиции:

› Закрепление права на участие в выборах за политическими партиями, создание партий исключительно на общероссийском уровне.

› Установление рамочных требований к уставам политических партий (выборность и сменяемость их руководящих органов, демократическую процедуру выдвижения кандидатов в ходе проведения выборов в органы государственной власти и в органы местного самоуправления).

› Введение государственного финансирования политических партий.

› Ужесточение требований, предъявляемых к партиям при создании и государственной регистрации, возможность ликвидации политических партий, в течение пяти лет не принимающих участия в выборах. Одновременно определялись четкие критерии участия партии в выборах.

Прошедшие в 2003 году парламентские выборы подвели итог пятнадцатилетнему циклу российской политики, порожденному горбачевской перестройкой и первыми свободными выборами 1989 года. В 2003 году партия «Единая Россия», созданная в результате слияния «Единства» и «Отечество – Вся Россия», сумела по итогам парламентских выборов сформировать конституционное большинство в Государственной Думе и оказалась самой сильной политической партией за всю современную историю России. Это стало возможным благодаря популярности поддержавшего ее Президента России, а также укреплению самой власти: элиты консолидировались вокруг фигуры президента, была выстроена властная вертикаль, олигархи превратились в обычных бизнесменов[151].

В Государственную Думу на выборах 2003 года прошли те партии, лидеры которых ясно и убедительно заявили избирателям, что будут защищать национальные интересы страны. Проиграли те, кто прямо называл себя прозападными (и не смог предложить своим избирателям собственные варианты защиты национальных интересов). Именно поэтому в состав ныне действующей Думы не прошли СПС и «Яблоко». Их поражение показало, что нынешний российский либерализм по-прежнему питается инерцией мощного подъема демократического движения конца 80-х – начала 90-х годов прошлого века. Либерализм идеи (а не интересов), слова (а не действия), интеллигенции (а не предпринимателей и налогоплательщиков) оказались невостребованными избирателями. Напротив, неожиданно высокий результат на парламентских выборах получил левопатриотический блок «Родина». При этом КПРФ смогла собрать голосов почти вдвое меньше, чем на предыдущих выборах[152].

Самое же досадное для коммунистов состояло в том, что их главный конкурент – партия власти агитировала против них не только словом, но и делом. Начав борьбу с «олигархами», власть начала осуществлять на практике то, к чему коммунисты лишь призывали, и тем самым вторглась на электоральное поле КПРФ, отняв у нее, к тому же, возможность интенсифицировать антиолигархическую агитацию[153].

Бурная партийно-политическая жизнь 90-х годов прошлого века имела в своей основе прежде всего отсутствие единства в элитах. В начале 90-х новая российская бюрократия в союзе с либеральной интеллигенцией боролась против коммунистической партноменклатуры. С осени 1991-го по осень 1993 года исполнительная власть мерилась силами с законодательной, несшей на себе клеймо советского строя и идеологии. Потом «партии власти» в лице «Выбора России» и «Нашего дома – России» сражались с «красными директорами», сгруппировавшимися вокруг КПРФ. Избирательная кампания 1999 года также проходила под знаком противостояния федеральной и региональных партий власти.

С приходом к власти Владимира Путина российский политический класс наконец консолидировался. С принятием Федерального закона «О политических партиях» численность последних уменьшилась более чем в 10 раз – со 199 (в 2001 году) до 17 (по состоянию на 1 ноября 2006 года).

Однако, как уже говорилось выше, российская многопартийность все еще находится в стадии формирования. Партии, освоив механизмы парламентской законотворческой работы, пока что не превратились в основной инструмент борьбы за исполнительную власть, не смогли в полной мере взять на себя функции социального представительства и социальной интеграции, обеспечить через свои структуры политическое рекрутирование, формирование политической и правящей элиты страны. Те из них, которые поддерживают власть, еще не стали оказывать существенное влияние на ее курс, а оппозиция не в силах предложить обществу значимой альтернативы этому курсу.

Несмотря на то, что к сегодняшнему дню в электо-ральном поле присутствует весь спектр политических сил, говорить о завершении процесса формирования партийной системы в России пока все же преждевременно. В феврале 2006 года, комментируя высказывания Президента РФ В. В. Путина о становлении партийной системы в России, О. В. Морозов справедливо отметил, что «у нас [в России] еще зарождающаяся многопартийность, до конца еще не сформированная»[154]. Именно это обстоятельство заставляет особенно скрупулезно изучать опыт партийного строительства прошлых лет, так как лишь учитывая его, можно создать условия, когда политические партии в нашей стране не препятствовали бы (как это нередко бывало ранее), а способствовали развитию и укреплению государства, обеспечивая эффективное представительство интересов граждан России в органах государственной власти. Очевидно, что одной из актуальных задач, стоящей перед современной Россией, является укрепление устойчиво развивающейся партийной системы в контексте электорального цикла 2007-2008 годов. В этом плане российская партийная система имеет значительные резервы

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com