Перечень учебников

Учебники онлайн

Что такое welfare state

Понятие welfare state существует давно, но остается неопределенным. Экономисты, политические философы, социологи, политики, политологи и публицисты обычно определяют благосостояние через понятия прав, потребностей, равенства, государства, политики и т. д. Различия определений обусловлены разными логико-методологическими установками, мировоззрениями, школами и подходами. Само понятие благосостояния ничего не говорит о том, как государство решает данную задачу191. Но концепт welfare state применяется при описании стран, в которых благосостояние граждан — главный принцип социальной политики государства. Сходство и различие указанных смыслов зависят от множества факторов. Поэтому дискуссии о благосостоянии влияют на дебаты о welfare state.

Рассмотрим структуру альтернативных концепций благосостояния и welfare state, а затем сравним аргументы в пользу той или иной их трактовки.

Структура. Благосостояние обычно отождествляется с материальным положением индивидов и групп. Это тождество объясняется по-разному. Экономисты пытаются дать строгое определение и указать конкретные задачи по достижению благосостояния. Аналитическая политическая философия считает экономическую трактовку благосостояния радикальной и ложной одновременно. Почему?

Экономисты описывают благосостояние индивидов, групп, обществ и отношение между ними. При этом индивидуальное благосостояние отождествляется с пользой и реализацией выбора. Благосостояние — это удовлетворение желаний индивида независимо от их характера и содержания. Это понимание базируется на такой интерпретации выбора, когда он отличается от иерархии потребительских благ. Выбор — это учет альтернативных способов распределения доходов, социальных структур и состояний мира.

Затем экономисты описывают социальное благосостояние, формулируя противоположные тезисы: социальное благосостояние есть этическая ценность, оно зависит от индивидуального благосостояния. Первый тезис констатирует факты и означает: социальное благосостояние создает общее благо, которое предполагает учет всех факторЪв. Отсюда вытекает радикальный второй тезис: общее благо зависит от благосостояния индивидов. «Концепт welter state в единстве с теорией индивидуального благосостояния как удовлетворения желаний образует суть экономического объяснения благосостояния»192. Указанные концепции — исходный пункт обсуждения проблемы.

Индивидуальное благосостояние. На деле индивидуальные желания, выбор и благосостояние всегда находятся в конфликте. Желания — это комплекс внешних (абстрактных) характеристик индивида, которые существуют независимо от индивидуального выбора. Поэтому связь желаний и выбора образует предмет особых теорий. Реализация желания — лишь один фактор выбора. Реальный выбор не всегда отражает действительное предпочтение индивида. Нередко индивид предпочел бы выбор А при доступности Б, хотя на деле предпочитает Б вместо А. Тем самым выбор не тождествен желаниям.

С другой стороны, экономисты считают оценку выражением выбора. Она описывает индивидуальные выборы независимо от мотивов. Оценка — это средство анализа, а не свойство индивида. Если считать оценку основанием благосостояния, выбор приобретает нормативный смысл. Хотя такая стратегия возможна, нет необходимой связи оценок с исполнением желаний. В дальнейшем термин «оценка» используется в дескриптивном смысле.

Теперь уточним проблему. Во-первых, удовлетворение желаний нередко ведет в тупик, хотя обычно связано с пользой индивида. Желания могут не только исчезать, но и наносить вред индивиду193. А польза не тождественна желаниям: «Во многих ситуациях можно подделать предмет индивидуальных желаний. Индивид доволен, хотя на деле его желание не реализовано. Такая опасность тем более реальна в социальных контекстах»194.

Во-вторых, возникает проблема измерения роста благосостояг ния во времени и учета будущего благосостояния. Неопределенность будущего и индивидуальных средств требуют учета будущих материальных благ и пользы по сравнению с настоящими. Проблема смещается к нулевому или положительному уровню счета, которым оперирует индивид при неопределенности благосостояния. Дискуссия на эту тему длится почти сорок лет195.

Теория индивидуального благосостояния анализирует вопрос: исчерпывается ли благо индивида материальным благосостоянием, и какова связь между ними? Если второе отождествлять с первым, то главные ценности (свобода, равенство, братство и т. д.) не связаны с желаниями. Если считать благосостояние аспектом блага, то удовлетворение потребностей сводится к обоснованию удельного веса отдельных аспектов индивидуального блага и описанию связи благосостояния с другими аспектами блага.

Итак, экономический смысл благосостояния не объясняет переход от благосостояния как пользы к благосостоянию как индивидуальному благу. Удовлетворение желаний снимает тождество материального благосостояния и индивидуального блага. Концепция welfare state инициирует такое тождество. Альтернативная (антипатерналистская) концепция связывает удовлетворение желаний с welfare state, но не отождествляет их с индивидуальным благом: «Эта концепция оперирует эпистемологическими аргументами: некоторые аспекты блага выходят за рамки удовлетворения желаний; но знание указанных аспектов невозможно. Иначе говоря, удовлетворение желаний — лишь аспект понятийно познаваемого блага. Патернализм — это стремление навязать индивиду понимание блага на основе опыта других индивидов, а не его индивидуальных желаний. Адекватная реакция на патернализм — признание объективности и возможности познания определенных аспектов индивидуального блага независимо от конкретных индивидов»196.

Иначе говоря, возможно знание о том, что определенный предмет есть благо для индивидов, если даже нет доступа к индивидуальному сознанию. Кратко рассмотрим три альтернативы материального благосостояния как удовлетворения желаний: теорию рациональных желаний, теорию потребностей и теорию свободы197.

Теория рациональных желаний отвергает желания как основу благосостояния. Большинство людей желают вкусно есть и пить, почаще совокупляться, красиво одеваться, устраивать жилище, покупать престижные вещи и т. п. Целые системы экономики работают для удовлетворения таких желаний. Но все они отвергнуты И. Кантом, согласно которому счастье не есть наибольшая сумма приятностей жизни. Рациональный индивид рефлектирует по поводу своих желаний с учетом собственного положения в мире. И отказывается от многих желаний по причине их ложности , или вредности. Однако»болыпинство людей по этому поводу не рефлектируют. Пьют, курят, развратничают, потребляют наркотики, стремятся «себя показать», не думая о последствиях. Указанная теория отвергает такие желания и выводит благосостояние только из рациональных желаний. Но она не свободна от патернализма. Проблема смещается к познанию рациональных желаний индивида. Возможны два способа ее решения: рациональные желания полагаются основой благосостояния, а реальные желания изучаются как ложный показатель благосостояния и средство познания рациональных желаний; рациональные желания существуют как объективные разумные потребности.

Теория потребностей проводит строгое различие желаний и потребностей: «Понятие потребностей радикально отличается от понятия желаний. Потребности не являются подмножествами базисных, сильных и наиболее распространенных желаний — есть, пить, одеваться, размножаться, самосохраняться»198. Это уточнение позволяет описать реальные желания. Например, потребность в здоровье считается универсальной. Существуют опять-таки целые системы реализации данной потребности. Но хотя некоторые индивиды нуждаются в медицинской помощи, они не желают и не реализуют эту потребность. Так неужели рациональные желания индивида не связаны с потребностью в здоровье?

Негативный ответ означает: потребности — это объективные аспекты индивидуальных рациональных желаний, которые выше реальных желаний. Но такой ход мысли выражает патернализм. Индивид может осознавать потребность в медицинской помощи. Но после обдумывания информации о своем здоровье с учетом других факторов отказывается от медицинской помощи ради другой потребности. Тогда неясно, почему реализация потребности в здоровье увеличивает благосостояние индивида. Ведь отказ от нее означает принесение в жертву других рациональных желаний индивида.

Теория свободы. Радикальная концепция свободы отвергает материальное благосостояние. Главное в свободе — способность, а не последствия свободных действий. Умеренная версия свободы не отрицает благосостояние. Обе концепции приписывают свободе внутреннюю, а не внешнюю ценность. Проблема сводится к различию негативной и позитивной свободы.

Негативная свобода — это отсутствие принуждения. Выбор как добровольное действие есть показатель свободы независимо от предмета и мотивации. Ранее описаны два смысла экономической трактовки желаний. Второй смысл связан с негативной свободой, когда само расширение сферы выбора увеличивает индивидуальное благо независимо от фактического выбора индивида. Возможности индивидуального выбора определяются сферой контроля средств. Позитивная свобода связана с самореализацией индивида. Некоторые его способности фиксируют индивидуальные свойства (талант или бездарность), другие — средства и шансы.

Короче говоря, свобода противоречит материальному благосостоянию, если оно сводится к удовлетворению желаний. Благосостояние и свобода — разные аспекты индивидуального блага. Так называемая внутренняя свобода непознаваема. Польза свободы выражается в рациональных желаниях. Благосостояние как удовлетворение рациональных желаний объясняет ценность свободы и сохраняет тождество индивидуального благосостояния и блага. Потребности свободы, равенства и братства входят в состав индивидуального блага, реализуются в рациональных желаниях, которые отражают компромисс разных видов блага. Тем самым благосостояние как удовлетворение разумных потребностей есть достоверная теория индивидуального блага.

Welfare state против общего блага. Таким образом, мера истинности концепции welfare state зависит от смысла индивидуального благосостояния. Если понимать его как множество разумных желаний, то общее благо есть сумма индивидуальных благ, которые вносят вклад в общее благо. Но понятие welfare state используется обычно для экономической интерпретации благосостояния как пользы, основанной на реальных желаниях199. Политико-философское понятие welfare state отрицает любое общее благо, если оно не вытекает из разумных потребностей индивида.

Различие материального благосостояния и индивидуального блага увеличивает противоречивость концепции welfare state. Хотя любое общее благо сводится к индивидуальному, не всякое индивидуальное благо является общим. На социальном уровне надо учитывать только те аспекты индивидуального блага, которые входят в понятие благосостояния. Эта версия welfare state отвергает патернализм. Если благосостояние индивида определять как удовлетворение реальных желаний, то не учитываются ряд аспектов индивидуального блага, хотя учитывается основа общего блага. Однако некоторые аспекты индивидуального блага познаваемы объективно и потому есть элементы общего блага.

Для перехода от индивидуального к социальному благосостоянию надо строго определять популяцию людей и конкретные направления социальной политики (здравоохранение, контроль рождаемости, охрана среды, безопасность и т. д.). Дискуссия о будущих поколениях порождает проблемы управления будущим и сравнения благосостояния индивидов в настоящем. В любом случае их связь с индивидуальной идентичностью проблематична

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com