Перечень учебников

Учебники онлайн

1.2.3. Роль фракций в законодательной деятельности Государственной Думы третьего созыва

За период 2000-2003 гг. российский парламент рассмотрел большое количество проектов нормативно-правовых актов, при-
нятие которые оказало существенное влияние на развитие законодательства.
Всего за период работы третьего созыва состоялось 265 очередных, внеочередных и дополнительных заседаний Думы, на которых в общей сложности было рассмотрено в разных чтениях около 2100 законопроектов.
Депутатские объединения являлись активными участниками законотворческого процесса в Государственной Думе третьего созыва. От позиции фракций по вопросам, выносимым на рассмотрение нижней палаты российского парламента, от согласованности при голосовании по ним зависела судьба любого нормативно-правового акта, принятого Думой третьего созыва. Парламентарии, входившие в состав депутатских объединений, активно реализовывали законодательную и представительную функции, используя права, предоставленные им федеральным законодательством и регламентом Госдумы.
Государственная Дума третьего созыва приняла нормативно-правовые акты, затрагивающие практически все сферы общественных отношений. По ряду направлений было произведено коренное реформирование законодательства.
Приведем некоторые примеры законотворческой деятельности Госдумы и её фракций.
В течение третьего созыва депутаты комитета по законодательству рассмотрели на своих заседаниях ряд базовых документов. Наибольший резонанс произвело принятие Федерального конституционного закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации» (27.09.2002 г., № 5-ФКЗ).
В соответствии с его положениями в Российской Федерации ограничивалось право на проведение референдумов. Нормами закона был установлен запрет выступать с инициативой о проведении референдума в период избирательных кампаний по выборам депутатов Госдумы и Президента РФ, а также в последний год полномочий парламента и главы государства.
Причиной принятия закона являлось выступление КПРФ с инициативой о проведении всероссийского референдума.
18 сентября 2002 г. Дума приняла в первом чтении поправку, внесенную группой центристов и демократов, по фактическому дезавуированию акции КПРФ путем введения временного ограничения для инициирования референдума. 20 сентября ФКЗ был принят во втором и третьем чтении.
Результаты голосования: «за» - 302, «против» - 130, воздержались - 0, не голосовали — 18. Поправку поддержали фракции «Единство», ОВР, СПС, «Яблоко», ЛДПР, депутатские группы «Регионы России» и «Народный депутат».
В сфере избирательного права были также приняты Федеральные законы «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (12.06.2002 г., № 67-ФЗ) и «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (20.12.2002 г., № 175-ФЗ), которые уточнили процесс выдвижения, регистрации кандидатов, предельные размеры избирательных фондов, установили смешанную систему на выборах в региональные парламенты, повысили избирательный порог на выборах в Госдуму с 5 до 7% (после выборов в Думу четвертого созыва), расширили центральную часть федеральных списков партий и блоков.
Парламентом был отклонен проект Федерального закона «Об отзыве депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», внесенный депутатами В. Паутовым (КПРФ) и О. Шейным («Регионы России»). Данная инициатива распространялась только на депутатов, избранных в округах, и предполагала возможность отзыва депутата за ненадлежащее исполнение им своих обязанностей. Депутат считался отозванным, если за это проголосовало более 50% избирателей, участвовавших в процедуре. Законопроект поддержали коммунисты, аграрии, ряд депутатов других объединений. Большинство проигнорировало голосование («за» - 176, «против» - 5, воздержались - 0, не голосовали - 269).
Дума продолжила работу по совершенствованию судебной системы. Рассмотрение документов в комитете и на заседаниях Госдумы носило конструктивный характер, хотя выявились и концептуальные расхождения в подходе к реформированию су-
допроизводства. Наибольшие споры вызвали санкции, применяемые за различные преступления. Представители СПС и «Яблока» ратовали за либерализацию уголовного и гражданского законодательства. Левая оппозиция требовала ужесточения наказаний за наиболее опасные для общества преступления, а также усиления защиты прав потерпевшей стороны и упорядочения судебного и следственного процессов. При голосованиях складывалось т.н. «реформаторское большинство» в составе центристских и демократических фракций.
За период работы третьего созыва были приняты: Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (24.07.2002 г., № 95-ФЗ); Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (18.12.2001 г., № 174-ФЗ); часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации (26.11.2001 г., № 146-ФЗ); Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (14.11.2002 г., № 138-ФЗ); Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (30.12.2001 г., № 195-ФЗ).
В Госдуме третьего созыва велась большая работа Комитета по государственному строительству, направленная на совершенствование законодательства в области государственного устройства. Ключевыми событиями на данном направлении стали: реформирование Совета Федерации, принятие Федерального закона о гарантиях бывшему Президенту РФ и внесение изменений в государственную символику Российской Федерации.
Принятию Федерального конституционного закона «О Государственном гимне Российской Федерации» (25.12.2000 г., № 3ФКЗ) предшествовали длительные дебаты. Если идея официального утверждения бело-сине-красного флага и двуглавого орла не встретила серьезного сопротивления, то по поводу нового гимна России ситуация складывалась сложнее. С 1991 года в России фактически не существовало официального (!) гимна. В соответствии с Указом Президента РФ Б. Ельцина в качестве гимна была установлена «Патриотическая песнь» М. Глинки, исполняемая исключительно инструментально. Парламент не поддержал данный указ. Левые силы в Думе второго созыва пытались добиться утверждения старых символов, и им удалось принять в первом
чтении Федеральный закон, восстанавливающий мелодию гимна СССР.
Проект Президента РФ В. Путина также предполагал утверждение мелодии гимна Советского Союза. Новые стихи были написаны С. Михалковым.
Инициатива Президента не встретила понимания у демократически настроенных сил в обществе и парламенте. Фракции СПС и «Яблоко» требовали не допустить возрождения традиций «тоталитарного государства». Представители данных депутатских объединений подготовили альтернативные проекты, которые при всем желании не могли бы использоваться в качестве государственного символа по причине их ироничного содержания.
Позиция КПРФ была достаточно хорошо известна: полное неприятие «власовского» флага и «царского» герба и одобрение мелодии гимна СССР.
Пропрезидентские фракции одобряли возвращение мелодии старого гимна, но с новыми словами, отражающими современную ситуацию в стране. Позиция лидера ЛДПР В. Жириновского претерпевала серьезные изменения. К моменту голосования его фракция была солидарна с КПРФ и центристами по вопросу о гимне.
Принятие Федеральных конституционных законов «О Государственном флаге Российской Федерации» (25.12.2000 г., № 1-ФКЗ) и «О Государственном гербе Российской Федерации» (25.12.2000 г., № 2-ФКЗ) прошло в спокойной обстановке.
Летом 2000 года с принятием Федерального закона «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» (05.08.2000 г., № 113-ФЗ) был начат процесс реформирования верхней палаты Федерального Собрания. Закон предусматривал новый порядок назначения членов Совета Федерации. В соответствии с Конституцией РФ в верхнюю палату парламента входят по два представителя от каждого региона. 12 декабря 1993 года были проведены первые и единственные выбооры членов Совета Федерации. Победителями считались два кандидата, набравшие наибольшее количество голосов в субъекте Федерации.
В 1995 году был установлен следующий порядок предста вительства регионов: в Совет Федерации по должности входили главы исполнительной и законодательной ветвей власти субъекта Федерации.
Изменения, внесенные в 2000 году, предполагали назначение членов Совета Федерации по следующей схеме: одного представителя избирает законодательный (представительный) орган власти региона, другого назначает глава исполнительной ветви власти региона с согласия регионального парламента. Срок полномочий члена Совета Федерации равнялся сроку полномочий назначившего (избравшего) его лица (органа).
В ходе обсуждения депутатами В. Калягиным (КПРФ), Е. Мизулиной («Яблоко») и др. был подготовлен альтернативный проект, предусматривавший выдвижение кандидатур на посты членов Совета Федерации региональным парламентом и региональным правительством (не менее двух кандидатур от каждого) и последующее голосованием избирателей по данным кандидатурам. Проект получил одобрение со стороны лишь 100 депутатов.
Президентский проект был принят Думой: «за» - 362, «против» - 34, воздержались — 8. Однако новый порядок формирования Совета Федерации был провален верхней палатой российского парламента. Была создана согласительная комиссия, которая подготовила компромиссный вариант, дававший возможность досрочного прекращения полномочий члена Совета Федерации, проведения постепенной ротации до 1 января 2002 г. и др.
Принятие данного Федерального закона повлекло за собой, в конечном счете, ослабление позиций региональных элит на федеральном уровне. Отдельные попытки сопротивления со стороны губернаторов не увенчались успехом.
Бурно обсуждался Федеральный закон «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи» (12.02.2001 г., № 12-ФЗ), котоыи предоставлял следующие гарантии бывшему Президенту РФ: неприкосновенность, материальное обеспечение, постоянную государственную охрану, государственное страхование жизни и здоровья, а также право на бытовое обеспечение, медицинское и
транспортное обслуживание, бесплатное пользование всеми видами связи, содержание аппарата помощников за счет федерального бюджета. Реализация закона в отношении Б.Н. Ельцина требовала свыше 40 млн. рублей ежегодно.
Коммунисты требовали недопущения введения привилегий для Ельцина и членов его семьи. В качестве аргументов они приводили неконституционность положения о неподсудности отдельно взятого лица, нарушение принципа равенства граждан, а также разрушительные для страны социально-экономические и политические последствия правления Бориса Ельцина. Представители центристских фракций противопоставили этому тезис о необходимости установления стабильности в стране, для чего, по их мнению, требовалось защитить бывшего Президента России от любых посягательств. Федеральный закон, предоставивший привилегии Б. Ельцину был принят («за» - 279, «против» - 130, воздержался - 1).
Еще 29 марта 2000 г. КПРФ и аграрии внесли проект постановления Думы, предусматривающего обращение в Конституционный суд по поводу Указа в отношении Б. Ельцина, однако данный вопрос не нашел широкой поддержки («за» - 136, «против» 144, воздержались - 72).
Вопросы регулирования трудовых отношений, пенсионного обеспечения и социальной защиты граждан стали наиболее острыми в работе Комитета по труду и социальной политике. К периоду 2000-2003 гг. относится принятие базовых документов в данной сфере.
Трудовой кодекс Российской Федерации (30.12.2001 г., № 197ФЗ) вызвал бурные дебаты в парламенте. На голосование было вынесено несколько альтернативных проектов. Большинство голосов получил согласованный с Правительством РФ вариант («за» 289, «против» - 131, воздержались - 0). По мнению коммунистов и аграриев, правительственный вариант Кодекса предполагал приоритет интересов работодателей по отношению к работникам. Положения кодекса позволяли задерживать зарплату, а также выплачивать её в натуральной форме. Роль профсоюзов, в основном, сводилась к рекомендациям. Был расширен перечень оснований
для заключения срочных трудовых договоров. Стало возможным первоочередное сокращение женщин с детьми и пенсионеров.
Представители «партии власти» настаивали на том, что тру. довое законодательство не может быть однобоким и защищать исключительно права наемных работников. Попытки сделать Кодекс социально направленным они называли возвращением к принципам, существовавшим в советский период, что, в соответствии с их воззрениями, не отвечало рыночным приоритетам современности.
2001 год был ознаменован принятием пакета Федеральных законов по реформированию системы пенсионного обеспечения: Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» (15.12.2001 г., № 167-ФЗ), Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (17.12.2001 г., № 173-ФЗ), Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» (15.12.2001 г., № 166-ФЗ).
Данными нормативно-правовыми актами были заложены правовые основы новой модели пенсионной системы, предполагавшей введение обязательного пенсионного страхования.
Структура пенсионной системы в соответствии с нововведениями состояла из государственного пенсионного обеспечения, обязательного пенсионного страхования и дополнительного пенсионного страхования за счет добровольных взносов работодателей и застрахованных лиц.
Пакет законов по пенсионной реформе встретил сопротивление со стороны депутатов от КПРФ и аграриев. Их жесткой критике подвергся страховой принцип. Коммунисты полагали, что в условиях бесправия работник не сможет отслеживать суммы перечислений в Пенсионный фонд, которые осуществляются работодателем. Также ими были приведены данные подсчетов экономистов, которые доказывали, что установленные суммы взносов не смогут обеспечить выплату пенсий всем пенсионерам, что неизбежно приведет к дефициту бюджета Пенсионного фонда.
Центристы отсылали своих оппонентов к опыту европейских стран, парируя, что только пенсионные системы, основанные на взносах работника, являются наиболее эффективными. Результа-
ты голосования выглядели следующим образом: «за» - 268, «против» - 70, воздержались — 0, не голосовали — 112.
Остро проходило и обсуждение законопроектов, подготовленных Комитетом по бюджету, налогам, банкам и финансам. Принятие бюджета традиционно сопровождалось обострением политической обстановки в парламенте. При Президенте РФ Б. Ельцине бюджетный процесс был крайне осложнен как социально-экономическими условиями, так и отсутствием стремления парламентариев и Правительства к компромиссу. С формированием в Думе пропрезидентского большинства процесс рассмотрения бюджета упростился ввиду несамостоятельности позиции центристов.
В нижней палате парламента проводилась серьезная работа по совершенствованию бюджетного законодательства. В этой сфере правового регулирования существовали серьезные противоречия, которые требовали внесения дополнительных изменений в нормативно-правовые акты.
За период 2000-2003 гг. было принято 4 федеральных бюджета. С 2002 года был заложен профицит. Уровень инфляции каждый год традиционно был выше запланированных показателей. При обсуждении проектов бюджета мнения разделялись, в основном, в соответствии с идеологической направленностью различных депутатских объединений. Бюджет поддерживали «Единство», ОВР, «Регионы России». Левая оппозиция в лице КПРФ и Агропромышленной группы практически не шла на уступки в этом вопросе. «Яблоко» обычно высказывалось за проект бюджета, но с многочисленными оговорками.
Следует отметить тот факт, что в августе 1999 года Правительство Путина внесло в Думу проект Федерального закона «О приостановлении действия и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2000 год». Правительство предлагало пойти на отмену льгот различным категориям населения, а также норм финансирования науки, культуры и др. из федерального бюджета. Несмотря на нарушение регламента Госдумы, проект был принят с внесенными в него поправками в двух чтениях.
21 июня 2000 г. фракция КПРФ внесла предложение о возвращении проекта в первое чтение. Депутаты от СПС при этом выступили с проектом о внесении дополнительных поправок. Закон был снят с рассмотрения и возвращен на доработку. 6 июля проект был опять внесен в Думу, но тогда его отказались поддержи, вать не только коммунисты и аграрии, но и представители ОВР СПС, «Яблока» и «Регионов России». Инициатива Правительства была возвращена в первое чтение и позже отклонена.
7 июня 2000 г. была принята глава 23 второй части Налогового кодекса. Прогрессивная шкала налогообложения по подоходному налогу (12, 20, 30%) была заменены на «плоскую» - 13%, Г. Боос (ОВР) предложил «горбатую» шкалу (12, 20, 30, 12%); А. Жуков («Регионы России») - двухставочную (13, 20%): Е. Лигачев (КПРФ) - сохранение действующей. Ни одна из данных инициатив не прошла. Большинство депутатских объединений, кроме КПРФ и аграриев, высказались в поддержку нового закона.
Серьезные разногласия в депутатском корпусе также выявились при обсуждении следующих инициатив.
Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (25.04.2002 г., № 40-ФЗ) создал механизмы обязательного страхования и осуществления компенсационных выплат. Пропрезидентские силы заявили, что та плачевная ситуация на дорогах, которая имела место, может быть исправлена только в случае четкого регулирования процесса страхования. КПРФ, «Народный депутат» и аграрии привели следующие контраргументы: в проекте закона недостаточно регламентированы вопросы реализации прав застрахованных лиц на возмещение вреда в полном размере, права владельцев автотранспортных средств на свободу заключения договора ограничены. Законопроект был принят («за» - 231, «против» - 130, воздержались — 0, не голосовали — 89).
Неоднозначную реакцию вызвал и проект Федерального закона «О внесении дополнений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части создания Стабилизационного фонда Российской Федерации» (23.12.2003 г., № 184-ФЗ), которым был установлен порядок изъятия части средств, превышающих базовую
цену на нефть, для пополнения Стабилизационного фонда. Оппозиция возмутилась тому, что Правительство не готово вкладывать сверхдоходы в развитии индустрии и социальную сферу, но данный довод не оказал воздействия на думское большинство.
Парламент отклонил проект Федерального закона «О рентных платежах за пользование отдельными видами природных ресурсов», внесенный коммунистами, независимыми и др. Данный законопроект предполагал изъятие 70% прибыли предприятий, добывающих нефть, газ, руды черных и цветных металлов. Инициатива нашла поддержку у КПРФ, аграриев, отдельных депутатов центристских фракций и независимых.
Госдума рассмотрела, но не приняла проект Федерального закона «О введении государственной монополии на экспорт нефти и нефтепродуктов». Эта инициатива была подготовлена и внесена депутатами фракции КПРФ, а также отдельными представителями «Единства», ОВР, ЛДПР и независимыми. Авторами законопроекта предполагалось, что только государство в лице своих уполномоченных организаций имеет право экспортировать нефть и нефтепродукты. По мнению разработчиков, данная мера могла бы пополнить бюджет Российской Федерации на 15 млрд. долл. Голоса распределились следующим образом: «за» - 190, «против» - 2, воздержались - 2, не голосовали - 256. Все центристские и демократические объединения проигнорировали голосование по данному вопросу.
В сфере земельных отношений в данный период произошли качественные изменения, что было связано с принятием новых базовых документов.
Земельный кодекс Российской Федерации (25.10.2001 г., № 136-ФЗ) не рассматривался в профильном комитете по аграрным вопросам, а был передан в Комитет по собственности и хозяйственной деятельности по причине несогласия большинства депутатов аграрного комитета с концепцией и основными механизмами, заложенными в правительственном проекте.
Предложенный вариант Земельного кодекса значительно расширил категории земель, которые могли быть переданы в частную собственность. Иностранцы получили равные с гражданами
России права на приобретение земли. Исключение было сделано лишь для приграничных и особых территорий. Была предусмотрена возможность покупки земель под жилыми многоквартирными домами.
Проект основного земельного закона страны вызвал бурю возмущения у представителей КПРФ и Агропромышленной депутатской группы. Данные силы в российском парламенте отстаивали точку зрения о том, что земля не может превращаться в объект купли-продажи, т.к. является стратегическим ресурсом. Поддержку Земельного кодекса со стороны центристов и демократов коммунисты называли не иначе как предательством Родины. Члены фракции КПРФ заблокировали трибуну и скандировали «Позор!», пытаясь сорвать речь министра экономического развития и торговли Г. Грефа. В знак протеста коммунисты и аграрии покинули зал заседаний. Тем не менее, Кодекс был принят в первом чтении, а в сентябре 2001 года - в третьем чтении («за» 264, «против» - 48, воздержались - 3, не голосовали - 135).
Голосование по данному вопросу, по сути, стало моментом истины в отношениях двух крупнейших фракций в Госдуме КПРФ и «Единство». Ни о каком дальнейшем союзе не могло идти и речи. КПРФ восприняла либеральный настрой «медведей» и их солидарность с СПС и «Яблоком» как продолжение ельцинского курса.
Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (24.07.2002 г., № 101-ФЗ) являлся логическим продолжением нового Земельного кодекса. В очередной раз победу одержало «реформаторское большинство» («за» - 258, «против» 149, воздержались - 0, не голосовали - 38).
Федеральный закон «Об электроэнергетике» (26.03.2003 г., № 35-ФЗ), подготовленный Комитетом по энергетике, транспорту и связи, создал предпосылки для упразднения Единой энергетической системы Российской Федерации путем разделения производственного процесса и внедрения договорных отношений между различными звеньями системы. Проект закона не поддержали представители левой оппозиции, наставая на том, что разделени системы, которая изначально создавалась по принципам единств
управления и распределения энергии, приведет к катастрофическим последствиям, т.к. создаст дополнительные экономические барьеры, которые скажутся на уровне тарифов на электроэнергию и качество электроснабжения.
Члены фракции СПС доказывали необходимость преодоления монополизма и внедрения рыночных отношений в электроэнергетике. В этом с ними солидаризировались представители пропрезидентских сил. Закон был принят с результатом: «за» 256, «против» - 160, воздержались - 2.
В 2001 году дважды фракция КПРФ выступала с предложениями о принятии постановлений, касающихся функционирования РАО ЕЭС. 22 февраля был рассмотрен проект постановления "Об укреплении руководства РАО «ЕЭС России»", который содержал анализ и оценку острой ситуации, сложившейся в электроснабжении в большинстве регионов. Предлагалось освободить А. Чубайса от занимаемой должности председателя Совета директоров РАО ЕЭС. Постановление не встретило поддержки со стороны большинства депутатов («за» - 196, «против» - 116, воздержались - 3, не голосовали — 135). Проект постановления был поддержан коммунистами, аграриями, «Народным депутатом» и отдельными депутатами ряда фракций.
5 апреля был рассмотрен следующий проект постановления, внесенный коммунистами, «О недопущении неконтролируемого роста цен на электрическую энергию». Оно также было отклонено («за» -170, «против» - 94, воздержались - 0, не голосовали - 186).
В сфере законодательства о транспорте было принято 9 законов. Следует отметить особое значение блока законов по реформированию системы железнодорожного транспорта: Федеральный закон «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» (10.01.2003 г., № 18-ФЗ), Федеральный закон «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» (10.01.2003 г., № 17-ФЗ) и, наконец, Федеральный закон «Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного трансПорта» (27.02.2003 г., № 29-ФЗ). Этими Федеральными законами была закреплена приватизация данной отрасли экономики.
Центристские и демократические фракции безоговорочно поддержали основные идеи данных законов, утверждая, что на
современном этапе развития общества необходимо перевести транспорт на рыночные рельсы при сохранении формального контроля со стороны государства.
Депутаты от КПРФ и Агропромышленной депутатской группы отстаивали позицию, что железные дороги в стране с такой обширной территорией являются стратегической ценностью и должны находиться исключительно в государственной собственности для обеспечения национальной безопасности и сохранения доступности транспортных услуг для широких слоев населения.
Законодательное обеспечение правоохранительной деятельности в ходе работы Государственной Думы третьего созыва было нацелено на правовое регулирование борьбы с организованной преступностью и терроризмом, а также защиты общественного порядка.
Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» (25.07.2002 г., № 114-ФЗ), подготовленный Комитетом по безопасности, определил основные принципы и механизмы реализации государственной политики в области противодействия экстремизму.
Под экстремистской деятельностью подразумевалась деятельность общественных и религиозных объединений, иных организаций, СМИ, физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной вражды, с призывом к насилию, создание незаконных вооруженных формирований, захват или присвоение властных полномочий, а также пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности.
Принятию документа предшествовали жаркие дискуссии.
По мнению представителей думской оппозиции в лице КПРФ и аграриев, закон был направлен на ограничение деятельности оппозиционных общественных объединений, на лишение их протестных форм и методов политического воздействия.
В качестве основного довода приводилась нечеткость формулировок, которая позволяла превратить основные положения дан-
ного нормативно-правового акта в орудие борьбы с гражданами и объединениями, несогласными с политическим и социально-экономическим курсом режима.
Закон был принят с результатом: «за» - 274, «против» - 145, воздержались - 0. «За» высказались центристские и демократические фракции.
Изучив вопрос об участии парламентских фракций в законодательной деятельности Государственной Думы третьего созыва, можно придти к следующим выводам:
1) фракции и отдельные парламентарии обычно занимались подготовкой проектов Федеральных законов, которые коренным образом меняли принципы, порядок и методы регулирования отдельных сфер общественных отношений, в качестве ответного шага на внесение соответствующих документов Президентом или Правительством РФ;
2) роль центристских и примыкавшим к ним демократических объединений сводилась к практически безоговорочной поддержке проектов Федеральных законов, внесенных в Думу Президентом или Правительством Российской Федерации;
3) роль левой оппозиции в Госдуме третьего созыва заключалась в сопротивлении курсу Президента и Правительства и формулировании альтернативы ему;
4) голосование по важнейшим вопросам повесток дня пленарных заседаний Думы носило конъюнктурный характер.
В период работы Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в партийной системе произошли изменения качественного характера. В 2001 году стал абсолютно очевидным тот факт, что впервые в истории новой России в нижней палате парламента было сформировано пропрезидентское, проправительственное большинство. Оно было способно использовать законотворческую деятельность для эффективной реализации социально-экономического и политического курса Президента и Правительства РФ. Вышеупомянутая коалиция была способна на принятие любого Федерального закона без согласования с другими фракциями и депутатскими группами.
Образование партии «Единая Россия» в декабре 2001 года стало логичным итогом тесного взаимодействия центристских
депутатских объединений в Госдуме - фракций «Единство», «Оте чество-Вся Россия» и группы «Регионы России».
Важным также являлся вопрос о соотнесении программ по литических партий, образовавших фракции в Госдуме, с их практической деятельностью.
Стоит отметить, что отнюдь не по всем вопросам направленность этой деятельности соответствовала идеологическим установкам.
У центристских объединений во главе с фракцией «Единство» отсутствовала какая-либо четкая политическая программа платформа, и на деле они претворяли в жизнь курс, диктуемый Президентом и Правительством РФ. По многим пунктам это был правый по своей сути социально-экономический и политический курс. Именно пропрезидентские силы сыграли решающую роль в образовании т.н. «реформаторского большинства», которое обеспечило принятие таких радикально рыночных нормативно-правовых актов, как Земельный и Трудовой кодексы, пакеты законов по реформированию пенсионной системы, электроэнергетики и железнодорожного транспорта.
Коммунистическая партия Российской Федерации была флагманом левых сил в Думе третьего созыва и своей законотворческой активностью олицетворяла альтернативу курсу, проводимому центристами. Разработанные коммунистами проекты Федеральных законов и постановлений Госдумы были направлены на реализацию идеологии партии.
Основная задача КПРФ - возрождение социалистических порядков с поправкой на современные условия жизни общества. В своей деятельности коммунисты руководствовались не только «классовыми», но прежде всего национально-государственными интересами.
Депутаты фракции подготовили инициативы по вопросам социальной защиты населения, повышения ответственности исполнительной ветви власти, усиления государственного регулирования экономики, введения природной ренты, развития промышленности, совершенствования региональной политики, поддержки соотечественников в республиках бывшего СССР, государственной символики и др.
Фракция «Союз правых сил» пыталась строить свою работу как классическая партия парламентского типа. Депутатское объединение сделало ставку не на количество, а на профессиональный уровень своих членов. Обладая всего 32 мандатами в Пуме, партия играла видную роль в законотворчестве, участвуя в подготовке ключевых решений. Деятельность фракции была подчинена принципам, заложенными в программе предвыборного блока СПС, которая предполагала дебюрократизацию экономики, профессионализацию армии, а также дальнейшие рыночные реформы в области земельных отношений и бюджетно-налоговой политики.
«Яблоко» являлось более либеральной политической силой по сравнению с «Союзом правых сил» и определила следующий вектор своей законотворческой активности - защита прав и свобод человека, развитие демократических начал, эффективная рыночная экономика и социальная защита. Депутаты, входящие во фракцию, основное внимание уделили вопросам судебной реформы, ситуации в Чеченской Республике, а также земельному законодательству.
Деятельность ЛДПР носила откровенно популистский характер. Лидер партии В. Жириновский, как и прежде, выступал с радикальных позиций, но сохранял лояльность центристскому большинству. Фракция поддержала законопроекты, направленные на снижение роли Совета Федерации, регламентацию отношений между Федерацией и её субъектами, усиление силовых структур.
Законотворческий процесс в Государственной Думе третьего созыва имел свои отличительные черты. В первую очередь, следует отметить усиление роли Совета Госдумы. От решения именно этого органа зависело рассмотрение законопроектов на пленарных заседаниях парламента. После лишения спикера права решающего заседания на Совете центристские фракции активно использовали данный орган для недопущения рассмотрения ряда проектов, подготовленных их оппонентами.
Отсутствие противопоставления депутатского корпуса в целом исполнительной ветви власти привело к снижению числа Рассмотренных и принятых законодательных инициатив попу-
листского содержания. Все более явным становился крен в сторону конформизма.
Анализируя роль фракций в структуре и законотворческой деятельности Госдумы третьего созыва можно сделать следую, щие выводы.
Во-первых, формирование пропрезидентского большинства в Думе привело к тому, что Администрация Президента Российской Федерации стала основным центром принятий решений в российском парламенте. Законодательный процесс стал практически полностью управляемым исполнительной ветвью власти.
Во-вторых, принятие нормативно-правовых актов в парламенте было обусловлено соображениями политической конъюнктуры.
В-третьих, положение регламента Госдумы о равенстве статуса депутатских объединений не реализовывалось на практике, т.к. реальное влияние фракций определялось количеством депутатов, входящих в них, солидарностью при голосовании, а также участием в коалициях.
В-четвертых, как и в прежних Думах, законотворческая деятельность фракций была детерминирована программами партий, сформировавших данные фракции.
Следует отметить, что в 2000-2003 гг. были заложены предпосылки для снижения роли Думы как законодательного органа. Дискуссии всё больше становились формальностью, а не обязательным условием работы. Образование центристского большинства еще более закрепляло подчиненное и приниженное положение Госдумы по отношению к исполнительной ветви власти

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com