Перечень учебников

Учебники онлайн

4. Социал-демократизм - одно из направлений российской политической мысли и практики

Социал-демократизм - одно из направлений социальной мысли и политической практики XX века, в основе которого лежит концепция "демократического социализма", где главными ценностями провозглашены - свобода, социальная справедливость и солидарность.
Содержание этой концепции можно свести к следующему:
- социализм, в понимании социал-демократов, это не общественный строй, а бесконечный процесс развития в сторону общественного идеала;
- в обществе должна быть смешанная экономика и осуществляться государственное регулирование рыночными отношениями;
- социал-демократы исходят из отрицания любой диктатуры как формы политической власти, проявляют приверженность демократическому парламентаризму;
- профсоюзы обязаны участвовать в разработке национальной экономической политики, а трудящиеся имеют право участвовать в принятии решений на уровне предприятий и компаний;

- требуется провести национализацию ряда крупных промышленных предприятий и ввести контроль государства за деятельностью ТНК;
- предстоит обеспечить минимальный уровень равенства граждан в сфере образования, здравоохранения, культуры и информации;
- следует разработать особое законодательство по экологической защите населения;
- всемерно содействовать укреплению политической стабильности в мире.
Решающим условием утверждения справедливого общественного строя социал-демократы считают осуществление подлинной демократии. Политическая демократия должна обеспечить реализацию всех прав и свобод граждан, гарантировать существование парламентской системы, многопартийности, права на оппозицию, на реальное участие граждан в управлении общественными делами. Цели демократического социализма -
подчеркивают его сторонники, — должны достигаться мирными средствами, путем постепенной эволюции общества, с помощью реформ и классового сотрудничества.
В мире к началу 90-х годов существовало более 80 социалдемократических партий, 70 из них объединены в "Социнтерне". У власти на рубеже 80-90-х годов стояли социал-демократические партии Австрии, Испании, Португалии и некоторых других стран. Лидеры международной социал-демократии уверены в том, что у социализма есть шанс стать заметной политической силой XXI века.
Анализ программных установок современных российских партий и движений показывает, что в разноликом спектре политических альтернатив, стоящих перед российским обществом и осознаваемых политической элитой, определенное место занимают и социал-демократические идеи.
Социал-демократия в нашей стране имеет за своими плечами достаточно богатую традицию, прерванную, однако, коммунистической диктатурой. Разрозненные организации РСДРП и Партии социалистов-революционеров (ПСР) существовали в России до самого «большого террора», отдельные члены ЦК РСДРП (Б. Богданов, К. Гвоздев, В. Иков), пройдя через ГУЛАГ, дожили до «оттепели», несколько рядовых членов - до начала 1990-х гг. В эмиграции деятельность Заграничной делегации РСДРП продолжалась до 1951 г. Последняя эмигрантская группа эсеров (в НьюЙорке) прекратила деятельность в начале 50-х гг.
Можно утверждать, что процесс генезиса российского социал-демократического движения в начале XX века и становление современной социал-демократии России имеют общие идеологические и теоретические корни.
Однако современная российская социал-демократия в условиях российских реалий далеко ушла от своих исторических предшественников и в теории, и в политической практике. Прежде всего, это касается таких вопросов, как критическое отношение к коммунистической (а у части социал-демократов даже к социалистической) идеологии; отрицание классовой борьбы и признание необходимости сотрудничества классов, ориентация
на широкие слои «нового среднего класса» и всех трудящихся; признание необходимости эволюционных преобразований в обществе, вместо революционных; безусловное признание парламентаризма как универсальной ценности; отрицание принципа демократического централизма как основы организационного построения партии, курс на создание кадровых, а не массовых политических партий; приоритет при создании коалиций союзам с партиями либеральной направленности.
Современная российская социал-демократия, появившаяся в конце 80-х годов, имела целый ряд черт, присущих всем постсоветским партийным образованиям.
Отличительные особенности происходивших в России перемен заключались в том, что определяющую роль играли отнюдь не настроения и действия мобилизованных масс. Российское общество в значительной своей части унаследовало из собственного советского прошлого чрезвычайно причудливую и не имеющую аналогов смесь ценностей и установок государственного патернализма, и так называемой социалистической демократии, идеализированный образ которой вносил своеобразные аберрации в представления о демократическом идеале, нормах и ценностях, о целях демократического транзита, его направлениях, критериях оценки его результатов.
Для российской политической системы 90-х годов была характерна фрагментарность политического поля, сочетавшаяся с неопределенностью идеологических ориентиров политических партий. На специфическую идеологическую «размытость» социал-демократии накладывалась специфическая размытость и российского политического поля. Следствием такой размытости «в квадрате» явилось появление большого количества партий и движений, взявших на вооружение социал-демократические идеи.
История современной социал-демократии в России началась ещё в период перестройки, когда социал-демократические (демократически социалистические) тенденции начали открыто формироваться как внутри КПСС, так и в новом общественном («неформальном») движении.
Первыми серьезными шагами к оформлению общенациональных социал-демократических организаций стали создание
Социал-демократической Ассоциации СССР (провозглашена в июле 1989 г., учредительный съезд в январе 1990 г.) и Демократической платформы в КПСС (январь 1990 г.).
Первой российской партией и первой организацией в рассматриваемой части политического спектра стала Социал-демократическая партия Российской Федерации (СДПР), основанная в начале мая 1990 г. активистами различных социал-демократических организаций (действовавших под крышей Социал-демократической Ассоциации СССР) из 94 городов России.
СДПР заняла жестко антикоммунистическую позицию и рассматривала себя как часть общедемократического движения против монопольной власти КПСС. Это несколько смазывало собственно социал-демократическую специфику партии и впоследствии стало источников серьезных внутренних трений. Вскоре после учреждения СДПР в партии стали оформляться течения на идейно-политической основе («социально-либеральное», «левое» и «левоцентристское»). Одновременно начали подспудно вызревать три тенденции по вопросу политической позиции и союзов, не вполне совпадающие с идейно-политическими линиями раздела. Одна из этих тенденций тяготела к максимально тесному блоку с либеральными и общедемократическими течениями и к более или менее полной поддержке российской власти, идентифицируемой с именем Б.Н. Ельцина. Вторая ориентировалась на формирование блока «левой демократии» при активном участии социальных организаций (прежде всего, профсоюзов) и гражданских инициатив, соответственно по мере нарастания авторитарных тенденций в российской власти сторонники этой тенденции уходили в оппозицию к власти. Наконец, все громче заявляли о себе «изоляционисты», считавшие СДПР «единственной подлинно социал-демократической организацией» (в предельном выражении единственной организацией, не поддающейся манипулированию со стороны властей). Эти измерения, в основном, и определяли внутреннее деление СДПР на группировки и те расколы и полурасколы, которая партия пережила в ходе своей истории.
Параллельно развивались процессы дивергенции внутри КПСС. Вышедшая из нее после XXVIII съезда часть Демокра-
тической платформы в ноябре 1990 г. оформилась как Республиканская партия Российской Федерации (РПРФ), которая в тот период претендовала на соединение социал-демократических и либеральных ценностей. Сразу же встал вопрос об объединении СДПР и РПРФ. В ряде регионов до конца 1991 г. существовали объединенные на конфедеративной основе организации СДПР и РПРФ, на съездах народных депутатов СССР и РСФСР, в Ленсовете и т.д. действовали объединенные фракции. Однако эволюция РПРФ на позиции «классического» либерализма сняла вопрос об объединении. Несогласное с поправением крыло РПРФ в конце 1991 г. оформилось как Российская социально-либеральная партия (РСЛП), которая на своем III съезде (апрель 1996 г.) приняла решение об объединении с СДПР - вопрос упирается в незавершенность кризиса и внутренних расколов в последней.
Летом 1991 г. прошла вторая волна создания организаций выходцами из КПСС, более или менее последовательно претендующих на социал-демократическую нишу. Было создано верхушечное Движение демократических реформ (ДДР), просуществовавшее сравнительно недолго и так и не определившее четко своей позиции. В августе 1991 г. была учреждена Демократическая партия коммунистов России (ДПКР); с октября 1991 г. Народная партия «Свободная Россия» (НПСР); с мая 1994 г. Российская социал-демократическая народная партия (РСДНП) - до ее раскола весной 1995 г. партия была «двуглавой», возглавляясь председателем без четко очерченных функций А. Руцким и председателем Правления В. Липицким.
В октябре-декабре 1991 г. активисты и функционеры запрещенной после августа 1991 г. КПСС, ориентированные на опубликованный летом того года «горбачевский» проект программы КПСС «Социализм, демократия, прогресс», учредили Социалистическую партию трудящихся (СПТ). Она вплоть до «учредительно-восстановительного» съезда КПРФ (февраль 1993 г.) являлась временным пристанищем для многих коммунистических активистов. По принципиальным соображениям СПТ активно защищала в Конституционном суде РФ неправомерность запрета КПСС.
Первая половина 1992 г., несмотря на начавшиеся «радикальные реформы», оказалась периодом максимума влияния социалдемократических организаций. СДПР и НПСР, соперничавшие между собой, оказались «полуправительственными» партиями. Члены СДПР - народные депутаты РФ пользовались авторитетом в демократическом крыле депутатского корпуса, ряд ее лидеров занимали ответственные посты в органах представительной и исполнительной власти. Так, член Президиума СДПР О. Румянцев занимал важный пост секретаря Конституционной комиссии РФ, по рекомендации СДПР Министром труда был назначен А. Шохин (он не был членом партии), П. Кудюкин работал заместителем Министра труда; несколько активистов СДПР занимали ответственные посты в регионах. Лидер НПСР А. Руцкой был вице-президентом, партия располагала одной из крупнейших фракций на Съезде народных депутатов РФ, ее члены занимали несколько министерских постов. СПТ играла видную роль в формировавшейся «объединенной» («право-левой») оппозиции.
Однако пик влияния был одновременно и началом кризиса. Участие в исполнительной власти, на деятельность которой социал-демократы могли оказывать лишь незначительное влияние, привело к резким разногласиям как между СДПР и НПСР, так и внутри партий. Последняя с конца 1991 г. начала дрейф в оппозицию, став летом 1992 г. частью умеренно оппозиционного блока «Гражданский союз». СДПР пыталась разрешить противоречия принятием на IV съезде (май 1992 г.) концепции «ответственного взаимодействия» с правительством, предлагая ему существенные коррективы по ряду направлений политики (социальная политика, приватизация, антимонопольная политика).
К политическим разногласиям в СДПР добавились личные, отчасти связанные с эволюцией позиции одного из ее «исторических лидеров» - О. Румянцева. Осенью 1992 г. он, не выходя из СДПР, создал новую организацию - Российский социал-демократический центр (РСДЦ), к которому присоединились некоторые видные деятели «правого» крыла СДПР, недовольные переходом руководства в партии после отставки с поста ее председателя Б. Орлова к представителям «левоцентристского» течения (ИАверкиев, П. Кудюкин и др.)
СПТ Б 1992 г. выступила инициатором создания Конгресса левых демократических сил - попытки объединить широкий спектр левых от части коммунистов до социал-демократов. В конечном счете СПТ оказалась в положении курицы, высидевшей утиное яйцо - после восстановления КПРФ она потеряла около 90% своего членского состава, одновременно оказавшись своего рода инкубатором политических кадров - выходцами из СПТ являются многие лидеры КП РФ, Аграрной партии России, лидер СПР И. Рыбкин и др.
Затяжной общеполитический кризис в России 1992-1993 гг. еще более усложнил ситуацию в социалистическом и социалдемократическом движении. СДПР и НПСР оказались глубоко внутренне разделены по отношению к противостоянию между Президентом и депутатским корпусом.
На V съезде СДПР (май 1993 г.) кризис вылился в полную смену руководства (председателем был избран А. Голов) и его политической линии. Часть активистов и организаций СДПР, несогласных с решениями съезда, оформились во фракцию «Объединенные социал-демократы» (ОСД), по принципиальным вопросам проводившую самостоятельную политику. Это проявилось, в частности, в сентябре-октябре 1993 г., когда руководство партии с некоторыми оговорками поддержало государственный переворот, а фракция ОСД резко осудила его и выступила в поддержку «нулевого решения».
НПСР в октябре 1993 г. покинула группа Г. Водолазова Б. Капустина вместе с большинством Московской организации, возникли серьезные разногласия между председателем НПСР А. Руцким, ставшим символом радикального противостояния Б. Ельцину, и председателем Правления НПСР В. Липицким, сторонником «нулевого решения» (одновременные перевыборы Президента и депутатского корпуса). За «нулевое решение» выступили и ОСД (дополнив его возможностью созыва Учредительного Собрания). Серьезным испытанием для НПСР оказалась и приостановка ее деятельности после штурма Белого дома - завершился отход от партии тех активистов, которые воспринимали ее как часть «партии власти».
На выборах в Государственную Думу 1993 г. СДПР в лице руководства выступила одним из учредителей блока «Яблоко», что дало партии два депутатских мандата. ОСД безуспешно пытались создать левоцентристский блок с участием РСДЦ, Партии труда (ПТ), части активистов НПСР и Молодежного движения в поддержку НПСР, ряда профсоюзов (ретроспективно это оказалось первым шагом к созданию РСДС). Члены НПСР распределились по спискам «Гражданский союз» и «Новые имена», избранным по одномандатному округу оказался только В. Липицкий. СПТ совместно с Союзом возрождения России (предшественник Конгресса русских общин), Союзом казаков и Союзом нефтепромышленников сформировала блок «Отечество» (не собрал подписи и не был зарегистрирован). Здесь проявилась склонность руководства СПТ к блокированию с националистическими и корпоративистскими силами.
1994 г. открыл период перестройки рядов социал-демократов и социалистов, не завершившийся до сих пор.
Сразу после выборов в Государственную Думу 1993 г. начались переговоры между НПСР, фракцией ОСД в СДПР, ПТ, РСДЦ и представителями руководства Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) о создании «Российского союза труда» как организации «лейбористского» типа, представляющей профсоюзы на политическом уровне. В конечном счете они вылились в учреждение Российского Социал-демократического союза (РСДС) в октябре 1994 г. Сопредседателями его стали В. Липицкий (РСДНП), А. Оболенский (СДПР) и И. Юргенс (первый заместитель председателя Всеобщей конфедерации профсоюзов).
К осени 1994 г. «полураскол» СДПР привел к тому, что с разрывом чуть больше месяца прошли два съезда СДПР, сформировавшие два руководства - во главе с А. Оболенским и А. Головым. Первое из них активно участвовало в создании и деятельности РСДС. Обе части партии заявляли о стремлении к формированию широкого блока (в перспективе - единой организации) социал-демократических сил. Однако если одна часть СДПР (Оболенского) видела этот блок как безусловно оппозиционный по отношению к режиму и стремилась к реализации «лейбористского проекта», то
другая часть СДПР (Голова) готова была к блокированию с прорежимными фигурами, которых пытался объединить вокруг себя А.Яковлев.
Последний в сентябре 1994 г. организовал подписание широим кругом политиков заявления о необходимости создать «Объединенное движение социал-демократов», претендуя на сплочение под своим руководством всех социал-демократов. Проект, активно поддержанный Администрацией Президента, вылился в феврале 1995 г. в учреждение Российской партии социальной демократии (РПСД). На выборах в Государственную Думу 1995 г она участвовала в блоке Е. Гайдара «Демократический выбор России - Объединенные демократы», на президентских выборах безоговорочно поддержала Б. Ельцина, вошла в коалицию консервативных и либеральных партий.
В начале 1995 г. возникла Партия самоуправления трудящихся (ПСТ) во главе с известным офтальмологом С. Федоровым. Она основывает свою идеологию на своеобразной версии антиэтатистского самоуправленческого социализма. Среди руководителей ПСТ - бывший член ЦК КПРФ марксист Б. Славин и старый диссидент, еще с конца 50-х годов пропагандирующий идеи самоуправленческого социализма, П. Абовин-Егидес. На думских выборах 1995 г. ПСТ получила 3,98% голосов - лучший результат среди социалистических и социал-демократических организаций.
Весной 1995 г. произошел раскол между сторонниками А. Руцкого и В. Липицкого в РСДНП, в марте-апреле были проведены два III съезда. Судебная тяжба о праве на название не завершена до сих пор, однако «руцкистская» часть провела в декабре 1996 г. IV съезд партии, переименовавший ее в Социал-патриотическую партию «Держава». Крыло В. Липицкого сосредоточило свою деятельность в РСДС, где продолжают работу и многие активисты СДПР. РСДС - единственная из российских организации социал-демократической и социалистической ориентации,
поддерживающая устойчивые контакты с Социнтерном (статус постоянного гостя на всех его мероприятиях).
Под давлением местных партийных организаций VII съезд СДПР (сентябрь 1995 г.) состоялся как объединительный, однако
политически партия осталась расколотой, что проявилось в ходе выборов в Государственную Думу 1995 г., когда ее члены баллотировались по 5 (!) спискам. Основными из них были блок «Вера, труд, совесть», не сумевший набрать 200 тыс. подписей, необходимых для регистрации, блок «Социал-демократы» (РСДСРоссийское движение демократических реформ-Молодые социал-демократы России), получивший 0,13% голосов, и «Яблоко» (прошли 5 депутатов-членов СДПР).
Стремясь преодолеть углубление внутреннего кризиса СДПР, Парламентская группа СДПР и активисты ряда региональных и территориальных организаций выступили с инициативой созыва VIII внеочередного съезда, который состоялся 12 декабря 1996 г. Сформировано новое руководство, объединившее сторонников прежде соперничавших течений А. Голова и П. Кудюкина - А. Оболенского. Однако ряд организаций и большинство старого руководства результатов съезда не признали и предпринимают попытки провести свой VIII съезд. Судьба СДПР остается неясной.
На подходах к избирательной кампании в Госдуму 1995 г. возник целый спектр объединений и блоков, претендующих на «левоцентристскую» нишу, часть из них стала основой для партий и движений, созданных уже в 1996 г.
Так, на основе части структур «Блока Ивана Рыбкина» в апреле 1996 г. была создана Социалистическая партия России (СПР), которая поддержала на президентских выборах Б. Ельцина и в ходе региональных выборов выступала как часть «партии власти». Ближайшие союзники (в рамках Всероссийского демократического союза) - Движение «Вперед, Россия!» Б. Федорова и Партия российского единства и согласия С. Шахрая.
На основе блока «Мое Отечество» в апреле 1996 г. кандидатом в президенты М. Шаккумом была создана Социалистическая народная партия России (СНПР). После выборов она не проявляла заметной активности, но в марте 1997 г. начала издание еженедельника «Социалистическая Россия».
Весьма незначительную активность демонстрирует и Союз труда (СТ), созданный в августе 1995 г. как движение «Профсоюзы России - на выборы» (переименован в марте 1996 г.). Реаль-
но СТ полностью зависит от руководства ФНПР. В большинстве регионов его организации существуют формально, не проявляя никакой активности. В общеполитических вопросах руководство СТ (председатель - В. Гончаров, одновременно заместитель председателя ФНПР) занимает выжидательную позицию. После выступления мэра Москвы Ю. Лужкова перед профсоюзным активом в сентябре 1996 г. с заявлением, что нужно создавать социал-демократическую партию, опирающуюся на профсоюзы, ожидалось, что это приглашение СТ к тесному сотрудничеству, однако инициатива пока что не получила развития.
В феврале 1996 г. было учреждено Общественно-политическое движение «Социал-демократы» (СД) на основе Российского движения демократических реформ (создано в 1992 г. во главе с Г. Поповым как праволиберальная организация). Какой-либо активности не проявляет.
Движение за новый социализм (ДНС) - создана в декабре 1996 г. как объединение «Союза реалистов», СПТ, Конструктивно-экологического движения «КЕДР» и Союза социалистической молодежи России (молодежная организация СНПР). В феврале 1997 г. состоялся I съезд ДНС.
«Союз реалистов» во главе с бывшим руководителем Администрации Президента, ныне главой Государственной инвестиционной корпорации Ю. Петровым был создан в марте 1995 г. на основе элитного политического клуба «Реалисты» и ряда микропартий (кроме того, в создании «Союза реалистов» участвовали некоторые региональные организации РСДНП). Предложения заявить о социал-демократической ориентации «Союза реалистов» не были приняты учредительной конференцией. Тем не менее, с весны 1996 г. Ю. Петров начал активные консультации с различными организациями и лицами, которые и завершились созданием ДНС. На выборах в ГД 1995 г. «Союз реалистов» принимал участие в составе «Блока Ивана Рыбкина», на президентских выборах поддержал Б. Ельцина.
Российская социал-демократия 90-х годов заявляла с самого начала о «духовном родстве» с западноевропейской социал-
демократией. Однако попытки напрямую сопоставлять позиции
российских организаций с принципами международной социалдемократии являются затруднительными. Во-первых, суть современной социал-демократии не сводима к стокгольмской «Декларации принципов Социалистического Интернационала» и даже ко всему корпусу документов, принятых двадцатью Конгрессами Социнтерна. Во-вторых, даже буквальное переписывание документов Социнтерна в программах российских организаций не гарантирует, что их реальная политика соответствует декларируемым принципам. В-третьих, всегда остается проблема применения общих принципов к национально-специфичной обстановке, на что можно списать что угодно. Наконец, существует проблема плохой информированности российских политиков о принципах и практической деятельности современного международного социалистического движения.
Современное состояние политической системы России и внутренние проблемы социал-демократии неблагоприятно сказывались и сказываются на социал-демократическом движении, которое характеризуется раздробленностью, теоретической и идеологической зависимостью от опыта западноевропейской социал-демократии, неопределенной социальной базой, отсутствием осознанного стремления к восстановлению российской социал-демократической традиции.
Современное состояние партий социал-демократической ориентации обусловлено рядом факторов (проблем), препятствующих развитию и закреплению на политической арене, превращению во влиятельную политическую силу партий этого типа:
1. Ориентация на западноевропейскую модель социал-демократии, как существенная отличительная черта российских социал-демократических организаций, главный принцип их идентификации и самоидентификации.
2. Явная переоценка в 1990-1992 гг. социал-демократами гибкости и подвижности общественного сознания и масштабов происшедших в общественном сознании перемен в части, касающейся отношения к социалистическим ценностям. События показывают, что социалистические ценности, ненадолго уйдя в глубь, вновь возвращаются и требуют своего выражения, артикуляции.
3. Переоценка либеральных потенций российского общества, приведшая социал-демократов к стратегической направленности
на опыт части западноевропейской социал-демократии, близкой к социал-либерализму.
4. Довольно туманное представление о своей социальной базе Отсутствие четкой ориентации на конкретные социальные силы не позволяет социал-демократам достичь успехов в политической деятельности.
5. Последовательно антикоммунистическая линия большей части социал-демократов, приведшая их к небольшому тактическому успеху (около 5% населения, поддерживающих социал-демократов в 1990 году), в стратегическом плане на фоне происходящих в стране событий оказалась несостоятельной.
6. Растущее национальное самосознание россиян, укоренение устойчивого мнения об уникальности и самобытности судьбы России, несводимости ее к опыту других, особенно западных, стран привело к возникновению объективного противоречия между прозападнически ориентированными социал-демократическими организациями (статусный «интернационализм» социал-демократии) и усиливающейся тенденцией в обществе к осознанию уникальности российского пути развития.
Таким образом, формирование социал-демократической части политического спектра России не только далеко от завершения, но до сих пор невозможно определить, какие из существующих организаций могут стать центрами кристаллизации.
Авторитет, статус и политические успехи современной российской социал-демократии в условиях политического плюрализма напрямую зависят от разработки собственных теоретических принципов и практических методов достижения политических целей.
Можно выделить ряд особенностей программы социал-демократов в современных условиях, не претендуя, естественно, на окончательные выводы и формулировки.
Во-первых, такая программа, не отрицая необходимость рыночных преобразований, должна включать в себя меры по защите от них природного и культурного (духовного) богатства обще ства, представляющего общенациональное достояние страны. То и другое должно быть по возможности ограждено от власти рыночной стихии, оставаться под покровительством государства и общественных организаций.
Во-вторых, задача подъема благосостояния и уровня жизни всех слоев населения должна сочетаться в ней с задачей предоставления каждому человеку, независимо от его имущественного положения, места проживания и национальной принадлежности, основных социальных прав, включая право на труд, образование, медицинское обслуживание, жилище и пр. Особо хотелось бы выделить право на образование, которое в системе социальных прав, защищаемых социал-демократией, занимает, примерно то же место, что и право собственности в либеральной программе. В индустриальном обществе образование - ничуть не меньшая ценность, чем собственность на материальные условия труда. Оно позволяет хоть как-то компенсировать неравенство в распределении собственности, порождаемое рыночной конкуренцией.
В-третьих, для социал-демократии все более приоритетными должны становиться интересы и запросы людей, занятых преимущественно умственным трудом - инженерно-техническим, научным, художественным, образовательным, культурно-просветительским и т.д., что, конечно, не исключает ее озабоченности проблемами, которые волнуют людей физического труда - крестьян и рабочих. Но если последние решаются достаточно традиционными (в том числе и для либеральных партий) методами рыночной экономики в сочетании с социальной политикой государства, то решение проблем, стоящих перед людьми умственного труда, требует нестандартных подходов и качественно нового направления политики. Здесь нельзя ограничиться повышением заработной платы, различными денежными выплатами и предоставлением социальных льгот. Высокая оплата труда нужна, конечно, и интеллектуалам, но, кроме того, они нуждаются и в постоянном воспроизводстве своего культурного капитала, что требует развитой системы образования и информационного обеспечения.
Если большинство авторов либеральных программ все еще мыслит в категориях рыночных отношений, остается в гори-
зонте индустриального общества, то социал-демократы должны привнести в политику понятия и ценности постиндустриального и информационного общества, преобразовать в соответствии с ними свою стратегию и тактику.
В-четвертых, особое внимание в социал-демократической программе должно уделяться жизни человека в публичной сфере, тому как и чем он живет в свободное время. Рост политической активности и гражданской инициативы населения, совершенствование общественной самоорганизации и самоуправления относится к числу ее важнейших пунктов.
В конечном счете, люди должны не только выбирать власть, но и посильно участвовать в обсуждении и принятии наиболее значимых для общества политических решений. Именно здесь следует искать дополнительный ресурс в деле дальнейшей демократизации общества. Прямое участие масс в политике, за которую ратует социал-демократия, не отменяя представительной формы власти, позволяет расширить рамки политической жизни, освободить ее от монополизации частными лицами и властными элитами, покончить с политтехнологиями, которые, манипулируя общественным сознанием, навязывают ему свою волю и угодных им кандидатов на власть. Политика должна стать делом всего общества, временем для которого как раз и является свободное время.
Наконец, в-пятых, социал-демократическая программа должна утверждать в обществе главенствующую роль моральных ценностей, их императивный характер по отношению к любым соображениям экономической выгоды и политической целесообразности. Духовное здоровье нации - не менее важная вещь, чем ее материальное благополучие и военная мощь. Кто как не социал-демократы должны противостоять сегодня проповеди аморализма и вседозволенности, неразборчивости в средствах ради Достижения коммерческого успеха и извлечения прибыли. Не о введении идеологической цензуры идет речь, а о поддержке тех сил в обществе, которые озабочены не одной лишь денежной выгодой или дешевой популярностью, потакающей дурным вкусам, но сохранением великих гуманистических традиций националь-
ной и мировой культуры, их внедрением в массовое сознание. Именно эти силы нуждаются в первую очередь в постоянной поддержке со стороны государства, должны быть освобождены от постоянной заботы о своем экономическом выживании

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com