Перечень учебников

Учебники онлайн

6.4. Современная элита России

Главная особенность в процессе формирования современной политической элиты России заключается в том, что она приобрела черты во многом аналогичные с политическими элитами демократических государств. Это обусловлено процессом становления демократического государства и многопартийной политической системы в Рос-сии. Вместе с тем основной удельный вес в политической элите современной России продолжает принадлежать административно-политической элите — высшему персоналу государственно-административных органов.
Анализируя состав трех крупных волн — когорт в смене правящей политической элиты: брежневской, горбачевской, ельцинской — исследователи института социологии Российской академии наук под руководством О. Крыштановской отметили, что последняя лишь на 10 % состоит из людей, пришедших к власти при Б.Н.Ельцине. 37 % ельцинской элиты стали относиться к политической элите еще при Брежневе, 39 % — при Горбачеве. Около 70 % глав администраций в регионах занимали руководящие посты в прежних поколениях политической элиты.
В составе новой политической элиты России произошли значительные изменения в образовательном, возрастном и профессиональном планах.
Так, Правительство и элита в регионах стали моложе почти на десять лет. В то же время парламент постарел на шесть лет, это объясняется лишь искусственным его омоложением в брежневский период. Прекращение квотирования по возрасту освободило высшую законодательную власть страны, как от комсомольцев, так и от квотируемых молодых рабочих и колхозников.
Б. Ельцин приблизил к себе молодых ученых, блестяще образованных городских политиков, экономистов, юристов. Доля сельских жителей в его окружении падает почти в 5 раз (с 58% до 12,5% против брежневской элиты). Даже среди региональных руководителей (самой близкой к селу группы) доля «сельчан» теперь меньше в 2 раза. В целом доля сельских выходцев в элитных слоях упала за последние 10 лет в 2,5 раза.
Элита всегда была одной из самых образованных групп общества. Даже в брежневские времена, когда элита происходила из низких слоев общества, доля тех, кто имел высшее образование, была близка к 100%. Резкий скачок образовательного ценза элиты произошел в современной России. Так, в состав ближайшего окружения Б.Ельцина входят известные ученые, общественные деятели. Президентская команда Б.Н.Ельцина на 2/3 состояла из докторов наук. Высок также процент имеющих ученую степень в Правительстве и среди лидеров партий. Можно сделать вывод, что власть в России стала более интеллектуальной.
Изменения затронули не только уровень образования элиты, но и характер образования. Брежневская элита была технократической. Подавляющее большинство руководителей партии и государства 80-х гг. имели инженерное, военное или сельскохозяй-ственное образование. Причем 2/3 брежневской когорты заканчивали провинциальные политехнические вузы. При М.Горбачеве процент технократов снизился, но не за счет прироста числа гуманитариев, а за счет роста доли партийных работников, получивших высшее партийное образование). И, наконец, резкое снижение удельного веса лиц, получивших техническое образование, мы видим при Б.Ельцине (почти в 1,5 раза). Причем это происходит на фоне все той же образовательной системы в России, где по-прежнему 70% вузов имеют технический профиль.
Наконец, важнейшим моментом является вопрос о преемственности между старой, номенклатурной элитой и новой политической элитой России. При Л. Брежневе практически невозможно было войти в элиту, минуя номенклатурную лестницу или перескакивая через ступени иерархии.
В постперестроечный период неноменклатурный путь наверх открылся практически для всех субэлитных групп. Половина всех лидеров партий, более половины новых бизнесменов, значительная часть депутатов, четверть президентской команды и правительства никогда в прошлом не были в составе номенклатуры. Наиболее традиционным путем рекрутировалась региональная элита, где в конце 1990-х гг. лишь около 20% оказались свободными от номенклатурного прошлого.
Этот этап сближает современную российскую элиту с институционализированными формами воспроизводства и продвижения, характерными для западных элит. Вместе с тем сохранилась преемственность с номенклатурной ротацией кадров. Типичной становится ротационная кадровая схема: «политическая элита — административная элита — бизнес-элита». Она как бы воспроизводит в обратной последовательности прежнюю номенклатурную схему: «хозяйственный руководитель — административный работник — политический руководитель». Указанная особенность, с одной стороны, маргинализирует элиты, а с другой — за счет циркуляции и инфильтрации, повышает степень их корпоратив-ности. В этом отношении новая российская политико-административная элита ближе к номенклатурной, нежели к западному типу политико-административной элиты. Такую систему можно назвать номенклатурно-демократической, поскольку власть фактически не избирается, а распределяется, но в рамках не одного политического центра, а нескольких. Затем идет борьба за перераспределение между несколькими центрами.
Соответственно фрагменты центральной элиты с различной ориентацией имеют в своих регионах социальную базу и поддержку региональных элит.
Структурно-функциональный срез в исследовании политико-административной элиты позволяет составить ее портрет, но он будет не полон и не вполне понятен, если его не дополнить генетическим срезом, из которого вытекает объяснение базовых деятелъностных характеристик современной российской элиты.
Поэтому важным аспектом изучения политико-административной элиты является генетический. Непосредственной предшественницей современной элиты была номенк-латурная элита. Ей посвящены многочисленные работы 3.Бжезинского, Р.Такера, М.Джиласа, М.Восленского, А.Авторханова, А.Зиновьева, О.Крыштановской, С.Кислицына и др.
Рассмотрение этапов генезиса и эволюции советской партийно-номенклатурной системы показывает, что в социально-функциональном отношении она была связана с программно-целевым типом государственного управления. Вначале этот тип управления реализовался в процессе борьбы за завоевание государственной власти, а затем при использовании государственной власти — в решении социально-экономических и военно-политических задач. По мере изменения и усложнения этих задач трансформировалась и партийно-номенклатурная система.
Перестройка, начатая элитной группой М.С.Горбачева и частью партийной номенклатуры, подготовила начальный этап перехода от системы программно-целевого политического управления к социально-представительскому типу политического управления, который призван реализовать социально-экономические интересы разных слоев и групп населения. В этих условиях партийно-номенклатурная система оказалась просто неэффективной.
Исторический анализ политических, социально-экономических и цивилизационных особенностей развития России показывает, что, в отличие от западных государств, для российской действительности программно-целевой метод политического управления являлся наиболее адекватным, позволяющим сохранять государственную целостность и идентичность. Что касается социально-представительского типа управления, то следует отметить, что на протяжении последних столетий, такая политическая практика практически отсутствовала.
Поэтому воспроизведение современной политической элитой некоторых форм и методов деятельности номенклатурной системы объясняется не только генетическими причинами, но и цивилизационными особенностями России.
Продолжая структурно-функциональный срез, характеризующий современную российскую политико-административную элиту и сопоставляя ее общий структурный портрет с западной элитой, можно отметить наряду с существенными различиями по ряду основных параметров значительное сходство.
Образовательный уровень российской политической элиты и его профиль в целом соответствует уровню западной элиты. Другие структурные показатели политико-административной элиты России в целом близки показателям западноевропейской. У нас так же значителен удельный вес выходцев из малых городов, низок процент женщин, более рельефно обозначился представительский отрыв от основных социальных слоев (рабочие, крестьяне, молодежь). Современная российская политико-административная элита моложе политической элиты Запада на 7—10 лет. Однако, процесс утверждения ее ценностных ориентаций не завершен.
В западной политической элите приоритетом выступает социальное происхождение, определяющее стартовые возможности, условия и ориентиры первичной и вторичной социализации в отличие от российской, где место этого фактора занимает предшествующая связь с номенклатурной элитой и приверженность лидеру — руководителю. Иными словами, корпоративное происхождение

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com