Перечень учебников

Учебники онлайн

6.3. Воспроизводство элиты

Циркуляция и воспроизводство элит Убыстрение циркуляции российских элит является очевидным фактом. Оно началось еще при правлении М.Горбачева за счет выдвижения наверх многочисленных представителей так называемых предноменкла-турных групп из разных общественных секторов (в основном речь идет о бывших руководителях среднего звена - начальниках отделов, подразделений, служб). Это подтверждают данные сравнительного исследования, проведенного ВЦИОМ в 1993-1994 гг., по «старой» элите образца 1988 г.
Так по этим данным, около 2/3 новой элиты в 1993 г. не входило в номенклатурные ряды в 1988 г. Известно также, что средний срок, необходимый для того, чтобы сделать карьеру и добраться до номенклатурной должности, был весьма велик и постепенно возрастал на протяжении 30 лет, предшествовавших перестройке - от 8 лет в 1953 г. до 23 лет в 1985-88 гг. В последнее десятилетие длительность среднего карьерного роста резко сократилась. Появились многочисленные примеры стремительных карьер, фактически невозможных в условиях брежневского режима.
Важно отметить, что обновление состава элитных групп происходит неравномерно. Хозяйственной элиты это касается в меньшей степени, чем политической, элитные группы на периферии оказались стабильнее, чем в центре.
Три четверти старых номенклатурщиков сохранили свои места и пятилетие спустя. В итоге интенсивная мобильность во многом была ограничена перемещениями внутри элитных слоев и между этими слоями. Более того, ближе к середине 90-х гг. разворачивался процесс, который можно назвать частичной реставрацией политической элиты.
Можно выделить две волны обновления высших слоев. Первая из них была связана с вторжением реформаторов. Вторая же ознаменовала приход контрреформаторов, действия которых следует рассматривать как нормальное завершение реформенного цикла. В классических образах это выглядит так: «молодых львов» вытесняют «старые лисы».
Модели циркуляции и воспроизводства элитных групп следует дополнить третьим элементом - расширением элитного состава. Увеличение элитных рядов в первой половине 1990-х гг. произошло более чем в 2 раза. Произошло значительное увеличение числа позиций, которые считаются «элитными». Это вызвано ростом числа новых хозяйственных структур, руководителей которых можно отнести к новой хозяйственной элите. Но не в меньшей степени это относится и обусловлено ростом политических и административных структур. Известно, что в течении первой половины 90-х гг. аппарат органов государственной власти вырос почти в 1,5 раза, на фоне общего сокращения числа занятых.
Реконверсия элиты. Изменение норм и правил властных взаимодействий во многом произрастает из процесса реконверсии элиты (т.е. перевода капитала из одной формы в другую). Это своего рода «переодевание» элиты. Решающим элементом подобного «пере-одевания» политико-административной элиты стало «обуржуазивание» элитных групп. Оно проявилось прежде всего в двух явлениях. Во-первых, часть политической элиты транс-формировала свое политическое влияние в экономический капитал. Представители политической номенклатуры сами вошли в новую бизнес-элиту или протежировали в хозяйственной сфере собственных детей. Во-вторых, «обуржуазивание» коснулось самой политической элиты - через расширение коррупции. Коррупция существовала всегда, но именно в современной России она стала как никогда масштабной и открытой.
В результате политика стала ассоциироваться с самым прибыльным бизнесом. С одной стороны, крупные предприниматели ищут протекции государства и стараются получить от государства собственность и привилегии. С другой стороны, политики уже не удовлетворяются привычными атрибутами власти и известности. Их статусные позиции должны подкрепляться поступлениями на частные банковские счета. В результате крупные бизнесмены становятся политически влиятельными персонами, а политики и генералы превращаются в весьма обеспеченных людей.
Фрагментация и консолидация элит. Следующий процесс, который заслуживает особого внимания, связан с взаимоотношениями различных элитных групп. Здесь обычно сталкиваются две противоположные гипотезы — о фрагментации и консолидации элит. Гипотеза о фрагментации утверждает, что происходит процесс плюрализации элит и возникновения многочисленных групп давления и интересов.
Противостояние законодательной власти, президентских структур и правительства, федеральных и региональных органов государственного управления, партийных группировок левого и правого толка, политической, военной и хозяйственной элит, отраслевых лобби, представляющий различные хозяйственные комплексы — все это вносит вклад в ситуацию властного плюрализма. Подобная ситуация может рассматриваться как проявление демократизации общества, но чаще в ней усматривают свидетельства вакуума власти и недостатка эффективного управления.
Противоположные оценки высказываются в рамках гипотезы о консолидации элит. Здесь утверждается, что разделительные линии между различными элитными группами все более размываются, а власть концентрируется в руках ограниченного числа субъектов. Законодательные власти не имеют особой силы; федеральные органы сохранили достаточно административного и финансового влияния над регионами, чтобы определять политику на региональном уровне; военная элита по-прежнему лояльна и подчинена политическим силам; «левые» и «правые» партийные группировки дрейфуют к политическому «центру». Не следует также преувеличивать конфронтацию политической и хозяйственной элит. Формируются сложные системы с размытыми границами между государственными и негосударственными секторами экономики. На этой базе возникают так называемые «политико-финансовые группы» в их пределах осуществляется политическая «торговля» ресурсами. Таким образом, несмотря на видимые противостояния, происходит неумолимая консолидация элитных групп

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com