Перечень учебников

Учебники онлайн

СТЕПЕНЬ РАЗРАБОТАННОСТИ ТЕМЫ

В научной литературе проблеме функционирования института президентства уделяется достаточно много внимания. Наибольшее количество работ принадлежит перу американских ученых, поскольку институт президентства в США имеет самую долгую историю своего существования. В этой стране исследуются различные аспекты института президентства: причины его учреждения, место в системе разделения властей, взаимоотношения между Президентом и Конгрессом, нормативные акты Президента, военные и чрезвычайные полномочия Президента. Большой материал посвящен личностям американских президентов.

В ходе исследования по преимуществу рассматривались тру- ды В.Вильсона, А.Гамильтона, Дж.Джея, К.Диринга, М.Мези, Дж.Мэдисона, С.М.Липсета, Р.Нойштадта, Р.Пайоса, Дж.Тар-бера, Дж.Уилсона, С.Уэйна, А.Шлезингера, Л.Фишера, Л.Фрид-мэна. Основным недостатком американской литературы является то, что крупные и фундаментальные труды в основном посвящены только президентству в США.

В западноевропейской литературе исследования института президентства носят ограниченный, а порой и фрагментарный характер, что обусловлено спецификой развития президентства в Европе. Значительный вклад в разработку этой проблематики внесли французские и немецкие авторы: Ф.Ардан, К.Бауме, Ч.Боржо, Ф.Буссе, М.Вебер, А.Демишель, Ф.Демишель, М.Дэбре, М.Дюверже, Л.Дюги, Г.Еллинек, Х.Меллер, Л.Ольстон, М.Пикемаль, Ф.Пла-тон, А.Токвиль, А.Эсмен.

В последние годы появился ряд интересных статей американских и европейских авторов о специфике института президентства в постсоциалистических странах (С.Холмс), а такими учеными, как А.Валенсуэла, Ф.Виммиран де Леон, Д.Л.Горовиц, Г.О'Доннелл и Х.Дж.Линц, возобновлена дискуссия о достоинствах и недостатках различных систем республиканского правления.

Среди русских дореволюционных ученых, занимавшихся дан-ным вопросом, можно выделить А.Д.Градовского, А.М.Гурвича, Н.М.Коркунова, П.И.Розенталя. В советский период президентство рассматривалось как классовый институт буржуазного государства, поэтому его изучение считалось неактуальным для Советского Союза, идущего по пути строительства коммунизма.

И все же хотелось бы отметить следующих авторов, в чьих работах рассматриваемая проблематика нашла свое отражение: В.Н.Дур-деневского, И.Н.Игнатовича, М.А.Крутоголова, Н.С.Мерзля-кова, А.А.Мишина, Ю.Н.Ныперко, В.Н.Плешкова, Б.Л.Полунина, В.З.Пульянова, Т.Н.Рахманину, Н.Рожкова, Г.Л.Решетникова, С.В.Рябова, В.А.Савельева, С.М.Самуйлова, А.А.Сергунина, В.П.Серебренникова, Ю.П.Урьяса. Наибольшее внимание советскими исследователями уделялось анализу конституционных полномочий президентов США и Франции, исследованию закрепленного в Конституции механизма взаимодействия Президента с другими государственными органами.

Тем не менее М.А.Крутоголов и А.А.Мишин проводят юридический анализ конституционного статуса Президента (Франция, США) с изучением политической практики применения им своих полномочий, дают политическую оценку места и роли Президента в системе разделения властей. Несмотря на негативную идеологическую окраску, эти работы содержат ценный фактический материал и отличаются высокой степенью профессионализма.

Введение поста Президента СССР обусловило необходимость изучения этой новой государственной должности, что нашло свое отражение в работах В.Ганюшкина, Е.Л.Кузнецова, Б.М.Лазарева, Ю.И.Скуратова, М.А.Шафира. Однако активное исследование данного вопроса российскими авторами началось после учреждения института президентства в России, в особенности - после конституционной реформы 1993 года. Большое внимание месту Президента в политической и правовой системе США уделяли такие авторы, как: П.Д.Баренбойм, С.В.Ботов, С.А.Егоров, И.Ю.Жигачев, Э.А.Иванян, И.Ю.Козлихин, В.И.Лафитский, Л.И.Селезнев, В.В.Соболева, А.А.Фурсенко, других стран - А.Д.Керимов, М.Н.Мар-ченко, А.Червяков.

Особый интерес представляют исследования различных параметров президентства в Российской Федерации: соотношение института президентства и системы правления - И.Д.Хутинаев; эволюция института президентства - С.А.Авакьян, Л.А.Окуньков; полномочия Президента в отношении других государственных органов - Э.Ожиганов, Ю.Скуратов, Президент в системе разделения властей - В.Радченко. Появился ряд работ, в которых рассматриваются теоретические вопросы природы президентской власти в постсоветских республиках - Б.Н.Кувалдин, В.Е.Чиркин, Г.А.Шмавонян.

Большую научную значимость имеют монографические работы Н.А.Сахарова и И.Д.Хутинаева, поскольку Н.А.Сахаров выделяет критерии определения различных систем президентской власти и проводит разграничение в использовании терминов "форма правления" и "система правления", а И.Д.Хутинаев дает научное определение таким понятиям, как "пост президента" и "институт президента".

В белорусской научной литературе институт президентства является недостаточно исследованным. Отдельные аспекты этой проблемы получили освещение в работах ряда белорусских юристов: Г.А.Василевича, И.А.Горнака, А.П.Дербина, В.И.Реута, А.Г.Ти-ковенко и М.Ф.Чудакова. В основном вопросы, связанные с президентством, рассматривались при анализе таких общих проблем, как, например, конституционное право Республики Беларусь.

Однако монографических исследований, специально посвященных институту президентства, в которых бы комплексно и в широком плане анализировались причины возникновения и эволюции президентства в Беларуси, правовое положение и реальная роль главы государства в политической системе общества, проводился бы сравнительный анализ полномочий президентов Беларуси и республик с различной системой правления, определялся тип президентской власти в Беларуси, нет. Весьма скудный материал имеется и об институте президентства в зарубежных странах - В.В.Андриевич, А.Дорошенко.

В целом, оценивая степень разработанности проблемы института президентства в научной политологической литературе, следует отметить, что в таких странах, как США и Франция, уровень анализа этого политического института достаточно высок. Однако в современной литературе уделяется мало внимания проведению сравнительного анализа статуса и объема полномочий Президента при различных системах правления. Эта проблема является особенно малоизученной в трансформационных обществах.

ГЛАВА 1 ИНСТИТУТ ПРЕЗИДЕНТСТВА В КОНТЕКСТЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ

Необходимость изучения института президентства приобрела особое значение в современных условиях в связи с "третьей" волной демократизации, охватившей государства Центральной и Восточной Европы и республики бывшего СССР. В этих государствах произошла ломка старой тоталитарной политической системы и началось формирование новой, одним из основных элементов которой выступает институт президентства. Актуальной и острой является проблема взаимодействия Президента с основными государственными органами, определения места Президента в системе разделения властей. Определение и содержание термина "институт президентства"

В силу новизны и малоисследованности института президентства в Республике Беларусь возникает необходимость рассмотрения некоторых теоретических вопросов, способствующих уяснению сущности президентства. Особый интерес представляют научные работы российских ученых, в которых дается определение института президентства с выявлением основных характеристик.

Российский юрист И.Д.Хутинаев с целью определения понятия "институт президента" проводит анализ более широкого понятия - "социальный институт", в пределах которого вычленяются институты различных видов, в том числе и правовые. Институт президента - один из них. Он является предметом исследования различных отраслей общественных наук, в которых сложились различные подходы к самому понятию "президент", а следовательно и различные акценты в его содержательной характеристике.

Другой российский юрист Б.П.Елисеев определяет институт президента как интеграционный правовой институт, цель которого состоит в согласовании деятельности институтов государственной власти *52, с. 6*. В юридических науках понятие "президент" проецируется на понятие "институт президента", который определяется как совокупность государственно-правовых (конституционных) норм, регулирующих формирование и функционирование президентской власти *197, с. 6*.

По нашему мнению, в политической науке институт президентства должен рассматриваться в первую очередь как властный институт, то есть как совокупность властных полномочий Президента в сфере государственного управления, которые в равной степени зависят как от конституционных норм, регулирующих функционирование президентской власти, так и от политической деятельности Президента, являясь своеобразным "прочтением" Конституции Президентом.

Само понятие "президент" определяется как выборный глава государства. Поэтому понятие "глава государства" является родовым по отношению к понятию "президент" и общим для глав государств как с республиканской, так и с монархической формой правления. Видовыми признаками понятия "президент" являются выборность и срочность полномочий. Различные модели президентской власти предопределяют использование в Конституции таких терминов, как "глава государства" (Беларусь, Россия ), "глава исполнительной власти" (США), "арбитр" (Франция), "высшее должностное лицо" (Россия с 1991 по 1993 годы). Иногда конституционный статус Президента не определен (ФРГ).

Особый интерес представляет собой анализ понятий "институт президента" и "правовой статус президента", проведенный И.Д.Ху-тинаевым. Российский ученый отмечает первичность института президента и его больший объем нормативного содержания по сравнению с правовым статусом президента. В отличие от последнего институт президента определяет не только функционирование, но и избрание президента. На этом основании делается вывод о том, что правовой статус - как бы часть правового института, определяющая президентскую деятельность *197, с. 9*.

Очень важным для понимания сущности института президентства является определение основных черт, характеризующих данный институт. Б.П.Елисеев выделяет следующие:

Президент является выборным главой государства, который может возглавлять исполнительную власть или быть арбитром в системе разделения властей;

в организационном аспекте Президент никому не подчинен и, вообще, обладает высокой степенью независимости от каких-либо других государственных органов, что не снимает с него обязанности действовать на основе и во исполнение законов;

пост Президента имеет ярко выраженный политический характер. Ему принадлежит важная роль в формировании политики государства, верховного политического руководства государственными делами *52, с. 9-10*.

Хотелось бы обратить внимание на то, что, несмотря на высокую степень разработанности научного аппарата в области исследования президентства, российскими авторами допускается определенная неточность, которая выражается в том, что при характеристике президентства за рубежом используется термин "институт президентства", а когда речь идет о России - "институт президента".

По нашему мнению, использование второго термина не совсем правомерно, поскольку, во-первых, является отступлением от общепринятой научной терминологии, а во-вторых, не в полной мере отражает сущность данного института. Президентство включает не только Президента как высшее должностное лицо в государстве, но и конституционные нормы, регулирующие функционирование президентской власти; прецеденты, возникшие в результате конституционной практики; реальный объем полномочий, сложившийся в результате соотношения политических сил в государстве; структурные подразделения (администрацию). 1.2. Различные системы правления: за и против

Еще одной проблемой современной политологии выступает обоснование и уточнение реального содержания таких научных понятий, как "форма правления" и "система правления". Необходимость в таком обосновании стала особенно насущной в связи с весьма широко распространенным использованием понятий "президентская форма правления", "парламентарная форма правления", "парламентарная республика с президентской формой правления".

Наиболее полное исследование данного аспекта содержится в научном труде Н.А.Сахарова. По мнению российского политолога, "форма правления" - основа формирования высшей государственной власти в той или иной политической системе, которая бывает выборной или наследственной. Отсюда произошли понятия "республиканская форма правления" и "монархическая форма прав- ления".

При республиканской форме возникли различные системы правления. Политическое содержание термина "система правления" (или более-менее тождественного ему термина "система власти") обозначает, в первую очередь, тот или иной тип соотношения прерогатив между исполнительными и законодательными органами государственной власти. В том случае, если вся полнота высшей исполнительной власти принадлежит Президенту и он формирует правительство, а высший законодательной орган не может отправить правительство в отставку посредством выражения вотума недоверия, есть основания утверждать, что это - президентская система власти.

Если Президент делит прерогативы высшей исполнительной власти с Премьер-министром, возглавляющим правительство, а само правительство ответственно и перед Президентом, и перед парламентом, то такую систему власти нужно обозначить как полупрезидентскую. Наконец, когда Президент является только конституционным главой государства и его полномочия в системе высшей исполнительной власти жестко ограничены прерогативами Премьер-министра, определяющего курс правительства (которое, в свою очередь, подотчетно парламенту), такая система обозначается как парламентарная система власти.

Весьма некорректным является смешивание понятий "форма правления" и "система правления", поскольку первое понятие определяет выборные или наследственные начала формирования высшей государственной власти, а второе - тип соотношения полномочий и взаимоотношений между высшими исполнительными или законодательными органами. В своей совокупности эти взаимоотношения характеризуют ту или иную систему правления - президентскую, парламентарную, полупрезидентскую *169, с. 13-15*.

В современной политической и юридической науках одной из наиболее спорных тем стало сравнивание достоинств и недостатков президентской и парламентарной систем правления с точки зрения перспективности демократического развития.

В инициировавшей эту дискуссию статье "Опасности президентства" американский политолог Х.Линц отмечает, что в современном мире подавляющее большинство устойчивых демократий представляют собой парламентарные республики, в то время как среди президентских к этой категории относятся только США.

Этот вывод подтверждают исследования, проведенные западными учеными. В период 1979-1989 гг. в мире существовало 43 консолидированные демократии. Из них 34 были парламентарными, 2 - полупрезидентскими и только 5 - президентскими (плюс 2 "гибрида" - Швейцария и Финляндия) *233, р. 5*.

Х.Линц полагает, что это не случайно. Система правления, опирающаяся на большинство в высшем представительном органе страны, более пригодна для утверждения демократии, особенно в глубоко расколотых обществах с множеством партий. "Система президентского правления придает занимающему должность Президента "церемониальные" функции главы государства наряду с функциями "действительного" главы правительства, создавая, таким образом, ауру, "имидж", порождающие в народе особые надежды. Таких векселей лишен даже самый популярный Премьер-министр" *107, с. 5*.

Анализируя опыт перехода к демократии в Испании и странах Латинской Америки, Линц выделяет следующие недостатки президентской системы правления:

достаточно четко определенный срок президентских полномочий. Весь политический процесс при этом автоматически распадается на жестко разграниченные периоды, что практически не оставляет возможности для проведения преемственной политики тактических корректировок. Если Президент совершает грубые политические просчеты или теряет доверие народа, то нет средств заставить такого Президента уйти в отставку, действуя в рамках Конституции. И то, что при парламентарной системе вылилось бы в очередной правительственный кризис, при президентской свободно может переродиться во всеобщий кризис режима;

мажоритарная избирательная система, при которой "победитель получает все". Обычно на весь период президентского мандата четко определяются победители и побежденные, что неизбежно ведет к обострению отношений в обществе и его дальнейшей поляризации. К тому же Президент не всегда представляет большинство избирателей. Бывают президенты, которые приходят к власти, получив столько же голосов, сколько иные премьеры правительств меньшинства (С.Альенде стал Президентом Чили в 1970 году, имея 36,2% голосов, а А.Суарес в Испании в 1971 году стал Премьер-министром, получив 35,1% голосов). При этом Премьер вынужден сотрудничать с другими партиями, а Президент в аналогичной ситуации может быть убежден в обладании независимой властью и поддержке народа;

в президентских республиках часто возникает проблема двойной демократической легитимности. Поскольку и Президент, и парламент получают власть в результате народного голосования, между ними возникает спор о том, кто же из них фактически является выразителем воли народа. Демократических способов разрешения подобных конфликтов не существует;

создаются условия для поощрения аутсайдеров, т.е. избрания человека, далекого от политики. Законодательные механизмы этой системы могут в случае досрочного прекращения президентских полномочий вынести наверх человека, который при обычной избирательной процедуре никогда бы не стал главой государства;

президентская система побуждает кандидатов давать неисполнимые обещания и может даже породить у избирателей опасную склонность видеть в политическом лидере спасителя *107, с. 5-19*.

И наконец, А.Валенсуэла выделяет еще один недостаток. Президентские режимы в ситуации многопартийности имеют тенденцию превращаться в системы "двойного меньшинства", когда Президент пользуется поддержкой простого большинства электората, но работает с парламентом, абсолютного большинства в котором президентская партия не имеет *20, с. 75-76].

В развернувшейся дискуссии далеко не все поддержали Линца. Дональд Л.Горовиц в статье "Различия демократий", сосредоточив свое внимание на процессах нестабильности, характерных для пост-колониальных Азии и Африки, делает вывод, что здесь главным виновником были парламентарные системы. Попытки возвращения к демократии, имевшие место в Нигерии и Шри-Ланке в 1978- 1979 гг., предусматривают переход к системе президентского правления для смягчения разногласий внутри общества.

По мнению М.Липсета, здесь можно указать также на крах демократического парламентаризма в период между двумя мировыми войнами в Испании, Португалии, Греции, Италии, Австрии, Германии и большей части Восточной Европы. И наоборот, следует отметить такие примеры стабильного и демократического президентского правления, как Чили (до А.Альенде), Коста-Рика и Уругвай (в течение большей части ХХ столетия) *108, с. 35*.

Д.Горовиц опровергает тезис о том, что только президентские системы приводят к разделению общества на победителей и проигравших. "Положение, при котором победитель получает все, является производным от типа избирательной системы, а не от абстрактного института президентства" *35, с. 28*. И наконец, злоупотребление властью вряд ли является президентской монополией. Парламентарные режимы в странах Азии и Африки предоставили более чем изрядную долю аналогичных случаев.

Продолжая дискуссию, Липсет указывает, что на развитие демократии существенное влияние оказывают культурные и экономические факторы. Проводя сравнительный анализ различных политических систем, он приходит к выводу, что большинство стабильных демократий характерно для более богатых и протестантских стран, а менее демократические режимы характерны для католических и бедных стран. Мусульманские страны могут рассматриваться как отдельная группа. Почти все они были авторитарными, с монархическими или президентскими системами правления. Было бы нелегко приписать слабость демократии в этих государствах типу существующих в них политических институтов.

Некоторые исследователи утверждают, что ислам делает достижение политической демократии западного образца исключительно трудным, поскольку он не признает разделения духовной и светской власти. Еще одним доказательством, подтверждающим значение культурных факторов, является то, что почти все послевоенные "новые государства", для которых характерны стабильные демократические режимы, были британскими колониями *107, с. 38-40*.

Среди новых демократий уровень выживания президентского режима гораздо ниже, чем уровень выживания парламентарного. Однако, как считает С.Холмс, это нельзя считать доказательством врожденной порочности президентской системы правления. Страны, сталкивающиеся с жестоким экономическим кризисом, ищут в первую очередь сильного руководителя, в то время как страны, чьи проблемы решаются легче, обычно обращаются к парламентской власти. "Так что не слишком благоприятный опыт президентского правления за пределами США может объясняться не самими по себе институциональными недостатками президентского режима в условиях разделения властей, а глубинными социальными проблемами" *195, с. 55*.

На основании вышеизложенного материала можно сделать вывод, что споры о том, какая из систем республиканского правления - президентская или парламентарная - является лучшей, носят полемический характер, поскольку не существует универсальной системы правления. Сам тип республиканского правления, утвержденный в той или иной стране, равно как и национальная форма его воплощения, зависят от особенностей исторического развития, культуры, геополитического положения и прочих факторов, формирующих политическое бытие общества. Каждой "чистой" системе присущи свои достоинства и недостатки.

Как отмечает В.Е.Чиркин, основным достоинством президентской республики, безусловно, является гарантированная стабильность исполнительной власти по сравнению с парламентарной, где нередко разражаются министерские кризисы и происходит частая смена правительств (Италия). Главным недостатком президентской системы, особенно в условиях неразвитости демократических институтов, является ее склонность к авторитаризму (страны Латинской Америки), тогда как в парламентарной такая возможность фактически исключена *205, с. 111*. 1.3. Полупрезидентская республика как наиболее оптимальная система правления для стран с трансформационной демократией

В последнее время наибольшее распространение получила так называемая полупрезидентская система, которая стремится создать сильную, стабильную исполнительную власть, но в то же время политически ответственную перед законодательным собранием. Исходя из такой перспективы исполнительная власть распределяется между двумя конституционными институтами - Президентом и правительством.

Их соотношение как между собой, так и с законодательной властью структурируется таким образом, что, с одной стороны, Президент, будучи политически неответственным, через влияние на правительство (участие в формировании, работе, отставке), курирование ряда областей в сфере собственно исполнительной власти (внешняя политика, оборона, безопасность) и противодействие парламенту (законодательная инициатива, право вето, роспуск парламента) ограждает правительство как политически ответственного субъекта от исходящей от парламента нестабильности.

С другой стороны, парламент, влияя на Президента и правительство (участие в формировании и отставке правительства, контроль за его деятельностью, законодательная политика, преодоление вето), не позволяет Президенту бесконтрольно руководить правительством, превращая его в свой административный аппарат. Такая конструкция государственной власти предполагает дистанцирование института президентства от исполнительной власти при сохранении определенного влияния на последнюю *212, с. 92*.

Тенденция отделения Президента от исполнительной власти привела к формированию института президентской власти. Хотя формулировка об особой президентской власти еще нигде не получила в конституциях своего дословного выражения, но уже есть нормы, отражающие эту тенденцию. Конституция Франции 1958 года, откуда берет начало данная тенденция, установила, что Президент явля- ется арбитром над всеми властями, поскольку "обеспечивает своим арбитражем нормальное функционирование публичных властей" *87, с. 38*.

Эта формулировка оказала огромное влияние на постсоциалистические страны (в том числе - на Беларусь и Россию), в большинстве из которых Президент призван в рамках своих задач объединять все ветви власти, способствовать их согласованному и эффективному функционированию. В Беларуси посредничество Президента выведено за сферу публичных властей (чем ограничилась французская Конституция), распространено на отношения органов государственной власти, государства и общества.

Выбор этими странами "смешанной" системы правления объясняется тем, что авторитарное прошлое вызывало страх перед возможностью превращения Президента в диктатора в условиях президентской республики, а отсутствие развитой многопартийной системы сводило на нет функционирование механизма при парламентарной республике. Партийную систему этих стран можно охарактеризовать как "множествопартийную", да и вообще только с натяжкой как партийную *49, с. 87*.

Конституции этих стран уходят от прямого закрепления юридической природы президентской власти с точки зрения разделения властей. Она не вписывается в классическую триаду властей и не включена каким-либо образом в структуру одной из них, а выделена в отдельную главу, с которой начинается изложение полномочий основных органов государственной власти. В этом заключается главная отличительная черта президентской власти, своеобразие концепции разделения властей, характерное для полупрезидентских республик.

Президентские полномочия чрезвычайно широки и касаются, по существу, всех направлений организации и осуществления государственной власти: реализация исполнительной власти; участие в законодательном процессе; формирование судебной системы; организация и формирование госаппарата. На этом основании в научной литературе получило определенное признание представление о президентской власти в контексте полупрезидентской республики как о новой, четвертой власти *83, с. 399*, *182, с. 33*.

Заметим, что идея о необходимости конституциирования четвертой ветви власти не нова. Ее родоначальником является французский политический деятель Б.Констан (1767-1830), который разработал учение о четырех властях с целью пересмотра и развития представлений о разделении властей в конституционной монархии. Суть концепции сводится к тому, что три классические ветви власти (законодательную, исполнительную и судебную) следует дополнить еще одной, которая заботилась бы о бесконфликтном, согласованном функционировании других властей. "Четвертую власть он считал необходимым предоставить королю для того, чтобы устранять конфликты и сглаживать столкновения между тремя другими властями. Поэтому он назвал ее умиряющей или уравнивающей властью" *71, с. 476*.

Нынешнее представление об институте президентства как о новой ветви власти - по сути вариация констановского учения о четырех властях, модифицированная к республиканской форме правления. При этом происходит специфическая интерпретация разделения властей, т.е. вынесение института президентства за рамки привычной триады властей, придание ему "вневластного" статуса. Однако Президент стоит над ветвями власти, над институтами государства не в качестве лица, сосредоточивающего в своих руках властные полномочия других властей, а в качестве арбитра в отношениях с ними.

Хотелось бы обратить внимание на то, что говорить об институциализации президентской власти в полной мере правомерно лишь в отношении постсоветских республик, поскольку именно в них она носит комплексный характер. Президент наделяется рядом полномочий других властей и оказывает фактически равнозначное влияние на формирование и деятельность всех органов государственной власти.

В Беларуси и России это достигается за счет следующих полномочий Президента: определение основных направлений внутренней и внешней политики (во Франции - Премьер-министр); формирование правительства; отставка правительства (во Франции невозможна); право законодательной инициативы (во Франции - правительство и депутаты); право вето; издание декретов, имеющих силу закона (Беларусь); роспуск парламента (в Беларуси - обеих палат); назначение 6-ти судей Конституционного Суда - в Беларуси (во Франции - 3-х членов Конституционного совета); вынесение вопросов на референдум (во Франции - только по предложению Премьера или членов парламента).

Следовательно, во Франции Президент только дистанцирован от исполнительной власти, но его полномочия в области законодательства и исполнительной власти не столь значительны как в Беларуси и России. 1.4. Специфика института президентства при "смешанной" системе правления

Для выяснения взаимоотношений между органами центральной власти в полупрезидентской республике весьма полезной является пространственная (двухмерная) модель, построенная американскими политологами М.Шугартом и Дж.Кэри. Шкала по вертикали отражает объем президентских полномочий по формированию правительства, руководству и контролю его деятельности. Чем больший объем полномочий имеет Президент, тем большее значение приписывается данной политической системе по шкале "власть Президента над правительством".

Шкала по горизонтали показывает зависимость правительства от парламента, которая выражается в возможности вынесения парламентом вотума недоверия правительству. Чем меньше эта зависимость, тем большее значение приписывается данному режиму по шкале "раздельное выживание" правительства и парламента *231, р. 108-109*.

Шугарт и Кэри провели анализ полномочий всех ветвей власти в большинстве стран мира, исходя из которого присвоили каждому значение от 1 до 8 по обеим шкалам, наложив их друг на друга. Согласно этой схеме президентская система характеризуется max значениями по обеим шкалам, парламентарной системе соответствует min значение по шкале "власть Президента над правительством" и среднее значение по шкале "раздельное выживание". Они также выделяют 2 смешанные системы политической власти: президентско-парламентская и премьерско-президентская. Первой на схеме соответствует верхний левый сектор, второй - нижний левый.

По нашему мнению, Беларусь и Россия не относятся к вышеназванным смешанным системам, поскольку, во-первых, Президент оказывает существенное влияние на формирование и деятельность правительства, а во-вторых, правительство в своей деятельности больше зависит от Президента, чем от парламента. Выражение вотума недоверия правительству не приводит к его немедленной отставке (как во Франции). Последнее слово остается за Президентом, который может просто распустить парламент.

Беларуси и России на схеме соответствует верхний правый сектор, что свидетельствует о большей близости этих стран к президентской системе правления. Беларуси по шкале "раздельное выживание" принадлежит большее значение, поскольку Конституцией предусматривается б льшая "защищенность" правительства от парламента. В Беларуси роспуск парламента осуществляется после двукратного (в России - трехкратного) отклонения кандидатур на пост Премьер-министра; двукратное отклонение программы правительства равнозначно выражению вотума недоверия (в России такая норма отсутствует); роспуск парламента осуществляется после выражения вотума недоверия правительству (в России - только после двукратного выражения вотума недоверия в течение трех месяцев). Систему правления в Беларуси и России можно охарактеризовать как президентскую "смешанную" систему, или как "смешанную" систему с сильным Президентом.

Следует отметить, что институционализированная президентская власть имеет свое структурно-функциональное назначение в государственном механизме. Некоторые попытки вычленения специфических черт и функций президентской власти предприняты учеными В.Е.Чиркиным и Г.А.Шмавоняном, однако носят незавершенный характер *204, с. 376-379*, *212, с. 89-90*. Обобщая изученный материал, можно выделить следующие функции, которые президентская власть выполняет в политической системе общества.

Гарантийная функция. Президент - гарант Конституции, суверенитета, независимости и территориальной целостности государства, прав и свобод человека и гражданина. Во Франции Президент также является гарантом независимости судебных органов, а в Беларуси - экономической и политической стабильности. Характерно, что данная формула не знает ни оговорок, ни ограничений. Общество вправе ожидать, что в соответствии с порядком, установленным самой Конституцией, Президент предпринимает все меры для защиты как Конституции в целом, так и каждой конституционной статьи в отдельности.

Белорусский правовед И.А.Горнак полагает, что Президент Беларуси как гарант Конституции несет ответственность за сохранение основ конституционного строя, в том числе и в экстремальных случаях (когда они находятся под угрозой). Президент обязан обеспечить соблюдение норм Конституции в деятельности всех органов государственной власти и военного руководства *34, с. 6*. Обращает на себя внимание и то, что роль Президента как гаранта прав и свобод человека и гражданина поднята на тот же уровень, что и его роль как гаранта всего конституционного строя.

Арбитражно-интегративная функция. Наличие данной функции объясняется логикой разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, а также необходимостью их согласованного взаимодействия, стабильного сотрудничества и единства. "Невозможно себе представить функционирование властей в современных государствах на основе принципа разделения властей без авторитетного арбитра, обеспечивающего политическую и экономическую стабильность, без хранителя основ конституционного строя, существующих ценностей общества, который не только олицетворяет единство народа и государства внутри страны и вовне, но и обеспечивает необходимое взаимодействие всех ветвей власти" *182, с. 34*. Президент координирует действия государственных органов, использует согласительные процедуры для разрешения разногласий между ними. В случае недостижения согласованного решения он может передать рассмотрение дела на разрешение соответствующего суда.

Конституция Беларуси наделяет Президента правом вмешиваться в законодательный процесс в том случае, когда палаты парламента не смогли принять согласованного текста законопроекта. В данной ситуации Президент вправе потребовать от Палаты представителей принятия окончательного решения. Так, 8 октября 1998 года Палата представителей по требованию главы государства приняла Закон "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь" и, минуя Совет Республики, направила его на подпись Президенту.

Одной из форм реализации арбитражно-интегративной функции является обращение Президента к избирательному корпусу посредством вынесения вопроса на референдум или досрочного роспуска парламента, что, по нашему мнению, позволяет цивилизованным путем разрешать конфликты между властями, возникающие на основе двойной демократической легитимности.

Контрольная функция. Президентская власть наделена рядом контрольных полномочий, принадлежащих Президенту по Конституции или установленных им фактически. В отношении исполнительной власти это достигается посредством отчетности правительства перед Президентом, прямого подчинения ряда министерств и ведомств непосредственно главе государства, отмены нормативных актов правительства.

В отношении парламента и суда - это фактически складывающиеся отношения. В России - оставление без рассмотрения законов, принятых парламентом, что не предусмотрено Конституцией; неподписание в течение длительного времени законов, преодолевших вето Президента; угрозы распустить Думу при непослушании *204, с. 397*. В Беларуси - приостановление Президентом действия решений Советов; постановка вопроса перед Конституционным Судом о наличии фактов систематического или грубого нарушения палатами Конституции. Все это демонстрирует определенный фактический контроль главы государства в отношении законодательного органа.

Часто палаты парламента обращаются к Президенту с просьбами (Совет Федерации России просил пересмотреть статистический курс в аграрном комплексе) или за консультацией (Палата представителей Беларуси в 1996 году - по вопросу о кандидатуре спикера палаты). Президенты Беларуси и России неоднократно выражали свое мнение по поводу обсуждаемых парламентом законов, что оказывало определенное воздействие на принятие окончательного решения.

Что касается вопросов судебной деятельности, то на практике президенты иногда высказывались о виновности или невиновности тех или иных должностных лиц, оказывая тем самым влияние на следственные и судебные органы. Известно также, что Генеральный прокурор России Ю.Скуратов, прежде чем принять решение по "громким делам", нередко посещал Президента для проведения с ним соответствующих консультаций.

Таким образом, полупрезидентская республика утверждает принцип верховенства президентской власти, который выражается в развитии и расширении президентских полномочий во всех сферах государственного управления и вынесении Президента за рамки привычной "триады". Концентрация значительных полномочий у главы государства в Беларуси и России обосновывается объективной необходимостью в условиях переходного периода и становления гражданского общества.

С одной стороны, создается возможность для авторитарных тенденций президентской власти, поскольку в Конституции содержится много общих положений, указывающих на функции, цели президентской деятельности, которые могут быть легко использованы для обоснования действий, выходящих за пределы непосредственно правового статуса главы государства *99, с. 5*. С другой стороны - возможность формирования стабильной и сильной власти, что особенно необходимо в современных условиях для Беларуси и России.

Утверждение развитой демократии в этих странах во многом зависит от успешного создания демократических институтов. В соответствии с типологией демократий аргентинского политолога Г.О`Доннелла Беларусь и Россия являются странами так называемой делегативной демократии. В них произошел переход от авторитарного (тоталитарного) режима к демократически избранному правительству. Однако для утверждения демократии необходим "второй переход" - от демо- кратически избранного правительства к институционализированному, окрепшему демократическому режиму.

Важнейшим фактором, определяющим успешность "второго перехода", является создание ряда институтов, становящихся островами принятия решений среди течений политической власти. Для достижения подобного успеха необходимо, чтобы политика правительства и политическая стратегия различных агентов предусматривали признание общей и равнозначной заинтересованности в создании демократических институтов *126, с. 53-54*. Краткие выводы

1. В юридических науках понятие "президент" проецируется на понятие "институт президента", который определяется как совокупность государственно-правовых (конституционных) норм, регулирующих формирование и функционирование президентской власти. В политической науке институт президентства должен рассмат-риваться в первую очередь как властный институт, то есть как совокупность властных полномочий Президента в сфере государственного управления, которые в равной степени зависят как от конституционных норм, регулирующих функционирование президентской власти, так и от политической деятельности Президента, являясь своеобразным "прочтением" Конституции главой государства.

2. Понятие "президент" определяется как выборный глава государства, видовыми признаками которого являются выборность и срочность полномочий.

3. Весьма некорректным является смешивание понятий "форма правления" и "система правления", поскольку первое понятие определяет выборные или наследственные начала формирования высшей государственной власти, а второе - тип соотношения полномочий и взаимоотношений между высшими исполнительными или законодательными органами. В своей совокупности эти взаимоотношения характеризуют ту или иную систему правления - президентскую, парламентарную, полупрезидентскую.

4. Систему правления Республики Беларусь и Российской Федерации можно охарактеризовать как президентскую "смешанную" систему, или как "смешанную" систему с сильным Президентом, поскольку конституциями двух стран предусматривается двойная ответственность правительства - перед Президентом и парламентом, что является характерной чертой "смешанной" системы правления. В то же время президенты этих стран обладают широким кругом прерогатив высшей исполнительной власти и оказывают решающее воздействие на ее формирование и деятельность, что свидетельствует об их близости к президентской республике.

5. В полупрезидентской республике (Россия, Беларусь) Президент вынесен за рамки разделения властей, ему придан "вневластный" статус. В организационном плане он самостоятелен и наделен рядом полномочий других властей, что позволяет говорить о формировании новой ветви власти - президентской, которая выполняет в политической системе следующие функции: гарантийную, арбитражно-интегративную, контрольную.

6. Споры о лучшей системе правления носят полемический характер, поскольку не существует универсальной системы правления. Учреждение той или иной системы определяется историческим развитием и национальными особенностями конкретной страны, а становление демократии зависит от успешного создания демократических институтов.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com