Перечень учебников

Учебники онлайн

3. Типы политических режимов

Понятие «политический резким» выражает характер взаимосвязи государственной власти и индивида. Совокупность средств и методов, используемых государством при отправлении власти, отражает степень политической свободы в обще-
стве и правовое положение личности. В зависимости от степени социальной свободы индивида и характера взаимоотношений государства и гражданского общества различают три типа режимов: тоталитарный, авторитарный и демократический. Между демократией и тоталитаризмом, как крайними полюсами данной классификации, располагается множество промежуточных форм власти. Например, полудемократические режимы характеризуются тем, что фактическая власть лиц, занимающих лидирующие позиции, заметно ограничена, а свобода и демократичность выборов настолько сомнительны, что их результаты заметно расходятся с волей большинства. Кроме того, гражданские и политические свободы урезаны настолько, что организованное выражение политических целей и интересов просто невозможно.
Тоталитаризм
Термин «тоталитаризм» происходит от латинского слова «totalis», что означает «весь», «целый», «полный». На практике тоталитаризм установился в ряде стран в первой половине XX в. Тоталитаризм - это полный (тотальный) контроль и жесткая регламентация со стороны государства над всеми сферами жизнедеятельности общества и каждым человеком, опирающиеся на средства прямого вооруженного насилия. При этом власть на всех уровнях формируется закрыто, как правило, одним человеком или узкой группой лиц из правящей элиты. Осуществление политического господства над всеми сферами жизнедеятельности общества возможно лишь в том случае, если власть широко использует развитую карательную систему, политический террор, тотальную идеологическую обработку общественного мнения.
Однако значительно раньше тоталитаризм развивался как направление политической мысли, обосновывающее преимущества этатизма (неограниченной власти государства), автократии (от греческого «самовластный», «имеющий неограниченное право»). В далекой древности идеи тотального подчинения индивида государству были реакцией на развившееся многообразие человеческих потребностей и форм разделения труда. Считалось, что примирить различные интересы и тем самым достичь справедливости можно только с помощью сильного государства, которое будет управлять всеми социальными процессами.
Представитель одной из основных философских школ Древнего Китая - школы закона («фа-цзя») Шан Ян (середина 4 тыс. до н. э.) отмечал, что истинная добродетель «ведет свое
6—893 происхождение от наказания». Установление добродетели возможно Лишь «путем смертных казней и примирения справедливости с насилием». Государство, по Шан Яну, функционирует на основе следующих принципов: 1) полное единомыслие; 2) преобладание наказаний над наградами; 3) жестокие кары, внушающие трепет, даже за мелкие преступления (например, человек, обронивший по дороге горящий уголек, карается смертью); 4) разобщение людей взаимной подозрительностью, слежкой и доносительством.
Автократическая традиция в управлении обществом была свойственна политической мысли не только Востока, но и Запада. Тоталитарные идеи обнаруживаются в политической философии Платона и Аристотеля. Так, для формирования нравственно совершенного человека, по Платону, необходимо правильно организованное государство, которое способно обеспечить общее благо. Для правильно организованного государства главное состоит не в том, «чтобы лишь кое-кто в нем был счастлив, но так, чтобы оно было счастливо все в целом». Ради блага целого, т. е. справедливости, запрещается или упраздняется все, что нарушает государственное единство: запрещается свободный поиск истины; упраздняются семья, частная собственность, поскольку они разобщают людей; государство жестко регламентирует все стороны жизни, в том числе частную жизнь, включая половую; утверждается унифицированная система воспитания (после рождения дети не остаются с матерями, а поступают в распоряжение специальных воспитателей).
Всякий раз, когда в развитии человеческого общества происходили заметные сдвиги в системе разделения труда и появлялись новые группы потребностей, это приводило к определенной потере управляемости социальными процессами. Заметно усложненное и дифференцированное общество далеко не сразу находило адекватные способы регуляции, что вызывало рост социальной напряженности. Власти на первых порах пытались преодолеть возникающий хаос начального этапа структурных изменений системы простыми решениями, поиском идеи, способной объединить все группы общества. Так происходило теоретическое приращение идей тоталитаризма.
Позже, в начале XX в., тоталитарная мысль воплотилась в политическую практику в ряде стран, что позволило систематизировать и выделить признаки тоталитаризма, сформулировать его видовую специфику. Правда, практика социально-экономического и политико-культурного развития тоталитар-
ных систем привела ряд ученых к выводу о том, что тоталитаризм представляет сооои не только политический режим, но и определенный тип общественной системы. Однако доминирующей в политической науке является трактовка его как политического режима.
На основе функционирования тоталитарных режимов в Германии и СССР была создана теория тоталитаризма. Наиболее полно она изложена в работах Т. Адорно «Авторитарная личность», А. Хайека «Дорога к рабству», X. Арендт «История тоталитаризма», К. Фридриха и 3. Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия», М. Джиласа «Новый класс», Э. Фромма «Некрофилы и Адольф Гитлер» и др.
Используя материалы судебного процесса над компартией США (1951), К. Фридрих и 3. Бжезинский выявили родовые признаки тоталитаризма как режима: гегемония одной партии, всевластие полиции, монополия одной идеологии, отрицание прав человека.
Основываясь на выводах К. Фридриха и 3. Бжезинского и обобщая практику франкистского режима в Испании, X. Линц выделил следующие элементы тоталитарного режима:
1) сильно централизованная, монистическая структура вла сти, в которой господствующая группа «не несет ответствен ности ни перед каким выборным органом и не может быть лишена власти институциональными мирными средствами». Структура власти в таких режимах имеет пирамидальную фор му, вершину которой венчает лидер (вождь) или группа. Все виды власти (законодательная, исполнительная, судебная) фактически сконцентрированы в руках правящей группы или Ъождя. Непременным условием функционирования пирами дальной структуры власти является сакрализация вождя;
2) монопольная, детализированная идеология, легитими рующая режим и пронизывающая его неким величием истори ческой миссии. Значение монопольной идеологии в подобных системах велико, поскольку именно она выступает в качестве механизма, формирующего потребности и мотивации индиви- дов, интегрирует общество вокруг приоритетных целей. С под чинения общества достижению общей для всех идеи, коллек тивной цели начинает формироваться тоталитарный режим. Сведение всего многообразия потребностей к достижению единой цели не оставляет места для свободы и автономности отдельной личности;
3) активная мобилизация населения на выполнение поли тических и социальных задач с помощью целого ряда монопо-
диетических институтов, включая единственную, массовую партию, которые практически душат в зародыше любую форму автономной общественной и политической организации.
Тоталитарные системы относятся не к саморазвивающимся образованиям, основывающимся на естественно-исторических механизмах эволюции (частный интерес, свободный индивид, частная собственность, неравенство), а к мобилизационным. Мобилизационные системы функционируют за счет использования ресурсов страха и принуждения. Они даже могут достигать определенных успехов в решении стратегических задач (например, в проведении индустриализации, структурной перестройки, прорыва в космос и т. д.).
Однако ресурсы страха и принуждения недостаточно долговечны и требуют постоянного внешнего стимулирования. Для этого правящая элита формирует «образы врага» (внутреннего и внешнего) для концентрации социальной энергии масс при решении конкретных задач. Не случайно несущей конструкцией тоталитарных режимов оказываются массовые партии, обладающие монополией на власть. Они становятся элементами государства, сращиваясь с ним.
Конечно, нельзя ограничивать ресурсы тоталитарных режимов только принуждением и страхом в чистом виде. Кроме того, тоталитарный тип власти апеллирует и к ценностям (либо классовым, либо национальным), проводит тотальное промывание мозгов. Однако мобилизационные системы должны формировать и собственную социальную базу, на которую могли бы опереться. Поэтому можно выделить и третий ресурс, который используют тоталитарные режимы, - вознаграждение индивидов, групп или целых социальных классов символическими или статусными знаками отличия (повышение статуса, предоставление экономических или материальных преимуществ определенным категориям или населению в целом).
Наряду с указанными признаками следует отметить отсутствие в тоталитарных системах свободного индивида и гражданского общества (их поглощает политика), а также высокую степень милитаризации всех сфер общественной жизни.
Однако объяснить установление тоталитаризма только способностью правящей элиты подчинить все общественные процессы реализации коллективной цели недостаточно. Оказывается, что эта способность подпитывается ментальностью и культурой населения, историческими традициями, социальной и экономической структурой общества.
До XX в. установление тоталитаризма осложнялось отсутствием условий, которые могли бы обеспечить тотальный контроль государства за обществом и личностью. Только с вступлением человеческого общества в индустриальную фазу развития, ознаменовавшуюся появлением системы массовых коммуникаций, предоставившей возможности для идеологического контроля за обществом и тиражирования определенных ценностей, государство оказалось в состоянии целиком подчинить себе общество.
Растущее разделение и специализация индустриального труда разрушали патриархальные, традиционные коллективистские связи и ценности, прежние формы социально-культурной идентификации. Усиливалась отчужденность личности, ее беззащитность перед безжалостным миром рыночной стихии и конкуренции. Рынок создал иную систему ценностей и предпочтений - индивидуалъно-достижительную, к которой доиндустриальный или зависящий от государства работник не сразу адаптировался.
В этих условиях у работника, выбитого из прежней системы социальных связей (коллективисте ко-корпоративных), но пока не вошедшего в индустриально-рыночную систему, возрастает желание найти защиту в лице сильного государства. Более обостренно данную потребность ощущают маргиналы, т. е. промежуточные слои, потерявшие социальные связи со своей прежней средой и группой. Им свойственны повышенная чувствительность, агрессивность, озлобленная завистливость, честолюбие, эгоцентричность. Именно маргиналы и крайняя форма их проявления - люмпены становятся социальной базой тоталитарных режимов. Следовательно, тоталитаризм явился реакцией социального и этнического маргинала на индивидуализм, на возрастающую сложность социальной жизни, жесткую конкуренцию, глобальное отчуждение индивида, бессилие перед окружающим враждебным миром. Маргинальные слои прельщали лозунги массовых партий (социалистических или национал-социалистических), которые обещали гарантировать социальную защищенность, стабильность, повышение жизненного уровня, уравниловку (под видом равенства).
Дифференциация социальных ролей и функций, обусловленная разделением труда в индустриальных обществах, усиливала взаимозависимость индивидов и групп в рамках социума. Потребность в преодолении этого многообразия и обеспечении целостности социально-дифференцированного общества заметно повышала интегративную роль государства и сокращала объемы индивидуальной свободы.
Объективно благоприятные предпосылки для формирования тоталитарных режимов вовсе не означают фатальной неизбежности их установления - все зависит от зрелости гражданского общества, наличия демократической политической культуры, развитых демократических традиций. Названные факторы позволили большинству индустриально развитых стран преодолеть кризис 1929 - 1933 гг. и сохранить институты демократии.
„Исторический опыт показывает, что тоталитарные режимы чаще всего возникают при чрезвычайных обстоятельствах: в условиях нарастающей нестабильности в обществе; системного кризиса, охватывающего все сферы жизни; необходимости решения какой-либо стратегической задачи, чрезвычайно важной для страны. Так, возникновение фашизма в странах Западной Европы было реакцией на кризис либеральных ценностей и институтов парламентаризма, оказавшихся не в состоянии обеспечить стабильность и интеграцию системы в условиях глубокого кризиса 1929 - 1933 гг. Формирование коммунистического тоталитаризма в советском обществе было обусловлено, при всех прочих причинах, необходимостью проведения индустриализации в исторически сжатые сроки, что было возможно при условии концентрации власти в руках лидера и узкого круга его сторонников.
Мировая практика позволяет выявить две разновидности тоталитарного режима: правую и левую.
Правая разновидность тоталитаризма представлена двумя формами - итальянским фашизмом и германским национал-социализмом. Правыми они считаются потому, что обычно сохраняли рыночную экономику, институт собственности, опирались на механизмы экономического саморегулирования.
С 1922 г. интеграция итальянского общества происходила на оснрве идеи возрождения былого могущества Римской империи. Установление фашизма в Италии явилось отрицательной реакцией мелкой и средней буржуазии на отставание в процессе складывания национальной и экономической целостности. В фашизме воплотился антагонизм мелкобуржуазных слоев по отношению к старой аристократии. Итальянский фашизм во многом обозначил признаки тоталитаризма, хотя и не развил их в полной мере.
Классической формой^ правого тоталитаризма- служит национал-социализм в Германии, возникший в iya г. Его установление было ответом на кризис либерализма и утрату соци-
ально-экономической и национальной идентичности. Возрождение былого могущества и величия Германии пытались пре- одолеть путем объединения общества на основе идей превосходства арийской расы и покорения других народов. Массовой социальной базой фашистского движения являлась мелкая и средняя буржуазия, которая по своему происхождению, мен-тальности, целям и уровню жизни была антагонистична как рабочему классу, так и аристократии, крупной буржуазии. Вследствие этого участие в фашистском движении для мелкой и средней буржуазии представлялось возможностью создать новый социальный порядок и приобрести в нем новый статус и преимущества - в зависимости от личных заслуг перед фашистским режимом. Следует отметить, что на рост национального и социального самосознания немцев оказывало существенное влияние поражение в Первой мировой войне (1914 - 1918) и глубокий экономический кризис 1929 - 1933 гг. Левой разновидностью тоталитаризма был советский коммунистический режим и подобные режимы в странах Центральной и Восточной Европы, Юго-Восточной Азии, на Кубе. Он опирался (а в ряде стран до сих пор опирается) на распределительную плановую экономику, уничтожает рынок, "Если тот существует. В СССР предполагалось достигнуть социальной однородности и нивелировки социального многообразия интересов. Прогрессивным признавалось только то, что соответствовало интересам рабочего класса. Правда, в действительности рабочий класс в СССР был маргинализирован, поскольку его основу составляли вчерашние крестьяне. Разрушение прежнего уклада жизни, привычной упрощенной картины мира, которая делила мир на белое и черное, хорошее и плохое, сформировало у них дискомфорт, страх перед будущим, показало их неспособность существования в условиях многообразных социальных взаимодействий.
Формирование коллективной цели общества в виде идеала «светлого будущего», который воплощал вековую мечту о справедливом и совершенном обществе, совпадало с ожиданиями широких слоев тогдашнего советского общества. Предполагалось, что осуществить этот идеал можно только с помощью сильного государства. Таким образом, ^тоталитаризм был своеобразной реакцией отторжения патриархальным сознанием социальных маргиналов таких общечеловеческих це.н-ностей, как рынок, конкуренция, частная собственность, свобода личности.
«Тоталитарный синдром» как реакция на индивидуализм сохраняет свою актуальность и сегодня в странах с неразвитым гражданским обществом, низкой политической культурой. Преодоление данного синдрома требует активного введения" в политическую жизнь принципа свободной конкуренции с обязательными условиями - уважением всеми участниками политической борьбы «правил игры», законопослушанием, с усвоением гражданами демократической системы ценностей.
Авторитаризм
Авторитаризм обычно характеризуется как тип режима, который занимает промежуточное положение между тоталитаризмом и демократией. Однако подобная характеристика не указывает на сущностные признаки явления в целом, даже если четко вычленить в нем черты тоталитаризма и демократии.
Сущностно значимым при определении авторитаризма является характер отношений власти и общества. Этд отношения построены Дольше на принуждении, чем на убеждении, хотя режим либерализирует общественную жизнь, и уже не существует четко разработанной руководящей идеологии. Авторитар-лый режим допускает ограниченный и контролируемый плюрализм в политическом мышлении, мнениях и действиях, мирится с наличием оппозиции.
Руководство различными сферами жизни общества не столь тотально, нет_строго организованного контроля над социальной и экономической инфраструктурами гражданского общества, над производством, профсоюзами, учебными заведениями, массовыми организациями, средствами массовой информации. Автократия не требует демонстрации преданности со стороны населения, как при тоталитаризме, ей достаточно отсутствия открытого политического противостояния. Однако режим беспощаден к проявлениям реальной политической конкуренции за власть, к фактическому участию населения в принятии решений по важнейшим вопросам жизни общества, поэтому авторитаризм подавляет основные гражданские права.
Для того, чтобы сохранить неограниченную власть в своих руках, авторитарный режим производит циркуляцию-элит не путем конкурентной борьбы на выборах, а кооптацией (волевым введением) их в руководящие структуры. В силу того, что процесс передачи власти в подобных режимах происходит не путем установленных законом процедур замены руководителей, а насильственно, эти режимы не являются легитимными. Однако, даже несмотря на то, что они не опираются на
поддержку народа, это не мешает им существовать в течение длительного времени и достаточно успешно решать стратеги- ческие задачи. Примером эффективных с точки зрения проведения экономических и социальных реформ могут быть названы автопитарные режимы в Чили, Сингапуре, Южной Корее, Тайване^ Аргентине, странах арабского Востока.
иоозначенные характерные черты авторитаризма показывают известное сходство его с тоталитаризмом. Однако самое существенное различие между ними состоит в характере от-ношений власти с обществом и индивидом. Если при авторитаризме эти отношение дифференцированы и опираются на «ограниченный плюрализм», то тоталитаризм вообще отвергает плюрализм и разнообразие социальных интересов. Причем тоталитаризм стремится ликвидировать не только социальный, но и идеологический плюрализм, инакомыслие.
Авторитаризм не оспаривает права на автономное, разнообразное самовыражение общества, его групп. Это дало основание X. Линцу интерпретировать авторитаризм как способ правления «с ограниченным плюрализмом». Ол определил авторитаризм как консервативный тип власти, который, будучи не в состоянии сегодня лишить права голоса широкие массы населения, прибегает с этой целью к глобальному или избирательному запрещению партий и массовых организаций. Причем запрещаются те организации, которые нарушают социальное равновесие между государством, бизнесом, церковью и~т. д. Разрешается деятельность тех сил, которые поддерживают существующий статус-кво.
Достаточно массовой .разновидностью авторитарных режимов являются «военные режимы». Они стали* возникать после ^торои мировой воины в развивающихся странах. Это был период освобождения их от колониальной зависимости и формирования национальных государств. Военные оказывались в традиционных обществах наиболее сплоченной и просвещенной социальной группой, способной объединить общество на основе идеи национального самоопределения. Поведение военных после захвата власти было различным. В одних странах они отстраняли от власти коррумпированную гражданскую политическую элиту и проводили политику в интересах национального государства (как, например, в Индонезии, на Тайване). В других случаях сами военные оказывались исполнителями воли более могущественных финансовых групп и государств (так, большинство военных режимов в Латинской Америке финансировалось США.
Другой разновидностью авторитаризма являются гражданские диктатуры, для которых характерна единоличная власть гражданского лица. Обычно такой личностью становится ха-Л>измаггщые?кий лидер или лидер «группы по интересам», пришедший к власти с помощью государственного переворота. Он может либо проводить относительно самостоятельный политический курс, опираясь на собственную харизму, либо обслуживать интересы своих сторонников.
Третью разновидность авторитаризма представляют теократические режимы, подобные режиму аятоллы Хомейни в Иране. ~ "Однако во всех трех случаях авторитарные режимы не следует рассматривать как орудие выражения интересов меньшинства. Современные авторитарные режимы используют достаточно широкую палитру ресурсов, а не только средства принуждения и политические репрессии. Их особенностью является заметное сокращение удельного веса методов идеологической обработки и политического принуждения. Автори-^гаризм чаще использует экономические стимулы: создание возможностей роста благосостояния для широких слоев общества, проведение эффективной социальной политики. Практическая эффективность ряда автопитапньге режимов (например, в Южной Кооее. Сингаггтое. Тайване) позволила им не только решить задачи технологической модернизации, заметно повысить уровень жизни населения, но и привлечь на свою сторону широкие слои общества.
В связи с этим можно отметить, что авторитарные режимы обладают значительными мобилизационными и ориентацион-ными возможностями благодаря способности концентрировать ресурсы на стратегических направлениях развития. Достигая экономической и социальной эффективности, авторитарные режимы формируют демократическую систему ценностей, заинтересованность граждан в политических и гражданских правах и свободах, потребность в свободе информации, независимости мышления, нетерпимости к произволу и насилию. Иллюстрацией такого развития может быть опыт Испании после смерти Франко.
Демократия
Самый сложный и многозначный по формам реализации тип политического режима - демократия. Уже семь столетий, начиная с 1260 г., когда это слово было впервые употреблено в переводе аристотелевской «Политики», и до настоящего времени, не смолкают споры о значении термина «демократия».
Возникнув в античности и обозначая «власть народа» (от греческих слов demos - «народ» и kratos - «власть»), термин «демократия» стал самым распространенным в политической науке. Однако массовое использование термина не оставило за ним определенного однозначного содержания. До сих пор в политологии не выработаны общепринятые представления, позволяющие сформулировать четкое определение демократии. Различные авторы акцентируют внимание на отдельных составляющих демократии, например, на власти большинства, на ее ограничении и контроле над ней, на основных правах граждан, на правовой и социальной государственности, наконец, на разделении властей, всеобщих выборах, гласности, конкуренции различных мнений и позиций, плюрализме, равенстве, соучастии и т. д.
Соответственно демократия интерпретируется в нескольких смыслах: во-первых, расширительно, как общественная система, основанная на добровольности всех форм жизнедеятельности индивида; во-вторых, более узко, как форма государства, при которой все граждане обладают равными правами на власть (в отличие от монархии, где власть принадлежит одному лицу или аристократии, где управление осуществляется группой лиц). Это античная традиция трактовки демократии, берущая начало с Геродота (V в. до н. э.); в-третьих, демократия понимается как идеальная модель общественного устройства, как определенное мировоззрение, основанное на ценностях свободы, равноправия, прав человека. Индивиды, группы, исповедующие данные ценности, формируют движение за их реализацию. В этом значении термин «демократия» трактуется как социальное движение, как тип политической ориентации, воплощенный в программах определенных партий.
Эволюция значения термина «демократия» происходила одновременно с развитием человеческого общества. Первоначально, с момента возникновения, демократия рассматривалась как прямое правление граждан в отличие от правления монарха или аристократов. Однако уже в античности .демократия была признана «худшей формой» правления. Ибо низкий уровень культуры граждан греческих полисов-государств позволял правителям манипулировать подобным «народовластием», вследствие чего режимы демократии были недолговечны и переходили в охлократию (власть толпы); а те, в свою очередь, порождали тиранию. Глядя на это, Аристотель не проводил различий между демократией и охлократией и отрицательно
относился к первой. Такая оценка демократии повлияла на дальнейшую ее судьбу: демократия воспринималась негативно и была вытеснена из политического обихода.
Новый этап в развитии концепции демократии начинается с Великой Французской революции, когда демократия стала рассматриваться как направление общественной мысли, которое формирует цели социально-политического движения, отвергающего монархию и элитарность. Становление концепции демократии связано с потребностью обоснования нового характера отношений между правителями и подданными, вызванного появлением институтов гражданского общества, а также требований автономии и социального равенства индивидов.
Однако негативное отношение к демократии не было преодолено даже в ХУШ в. Это объясняется тем, что идеальная модель демократии как повседневного и непосредственного участия в управлении всех граждан в больших политических образованиях, подобных национальным государствам (а не маленьким городам-полисам), практически невозможна. Первоначальный смысл демократии трансформировался, приспосабливаясь к новым потребностям жизни. На процесс трансформации оказывали влияние культура конкретного общества, политические и исторические традиции, демократический опыт. Первоначальный смысл демократии как народовластия существенно расходился с многообразием практических форм ее реализации, что и привносило известную путаницу в понимание данного термина.
Различия в интерпретации демократии, как и различия в механизмах ее реализации в конкретных обществах, обусловлены отсутствием единства методологических принципов ее анализа. В первом случае, с точки зрения нормативного подхода, формируется идеальная модель демократического правления, соответствующая ментальности населения, его представлениям о справедливом правлении. Однако реальные условия приспосабливают идеальную модель демократического правления к запросам практики. Во втором случае, с позиций эмпирически-описательного подхода, демократия оказывается совокупностью принципов, процедур и политических структур, которые обнаружили свою эффективность в реализации общественных и индивидуальных потребностей и целей.
Различные теории демократии исходят либо из приоритета принципа долженствования, либо апеллируют к практике при формировании системы правления.
Либеральная теория демократии основывается на англосаксонской традиции, которая рассматривает демократию как ответственное и компетентное правление. В либеральной модели принцип ответственности доминирует над принципом соучастия. Источником власти является народ, выражающий свою волю не прямо, а посредством своих представителей, которым он делегирует на определенный срок полномочия. С одной стороны, управлением занимаются специально подготовленные люди, но, с другой стороны, их деятельность может быть эффективной лишь постольку, поскольку она опирается на поддержку большинства населения. Отношения между представителями народа и самим народом основаны на полномочиях и доверии, и определяются конституцией. Конституция закрепляет перечень тех полномочий, которые народ передает своим избранникам, и определяет меру ответственности за принимаемые ими решения.
Теория прямой (или идентитарной) демократии, одним из авторов которой был Ж.-Ж. Руссо, отрицает принцип представительности. Демократия рассматривается как прямое правление народа, который сам способен выразить свою единую волю. В этой теории нет деления на управляющих и управляемых. Общая воля народа, выраженная на собраниях, является основой деятельности правительств и составления законов.
Сторонники теории плюралистической демократии отрицают наличие в обществе единой воли народа как основы для деятельности власти. Наличие единой воли народа невозможно уже потому, что в силу своей природы люди в конкретных действиях исходят из принципа не общественной, а личной пользы. Общество же представляет собой совокупность социальных групп, стремящихся к реализации собственных интересов. Процессы принятия политических решений и формулирования воли происходят через борьбу этих сил и оказываются своеобразным компромиссом, вследствие чего монополизировать указанные процессы какой-то одной силой оказывается невозможно. Плюралистическая теория демократии исходит из равновесия политических сил, исключающего действие в своих особых интересах одной властвующей группы.
Последователи элитарной теории демократии (одним из них является И. Шумпетер) используют обратную логику в доказательстве преимуществ своего подхода: следует идти не от идеала демократии, а, наоборот, от признания в качестве нормы лишь того, что проверено на практике. Поскольку не су-
шествует рационального поведения отдельного индивида при голосовании или принятии решений, отсутствует обязывающая концепция всеобщего блага, постольку необходимо «политическое разделение труда».
Господствующая элита, избранная на определенный срок, принимает функции политического представительства большинства населения, лишенного на тот же срок возможности действовать. Требования демократии (обычно элитизм и демократия противостоят друг другу) касаются лишь методов формирования институтов власти. И. Шумпетер замечал, что «демократический метод - это порядок создания института для достижения политических решений, при котором отдельные (социальные силы) получают право на принятие решений посредством конкурентной борьбы за голоса народа».
Напротив, сторонники теории нартиципаторной демократии (т. е. основанной на соучастии граждан непосредственно в политическом процессе) отрицают принцип разделения политического труда. Они исходят из идеала индивидуального самоопределения автономной личности. Самоопределение личности рассматривается как право на всестороннее политическое участие в масштабах всего общества и в различных его сферах. В 60-х годах в западных странах демократия участия стала активно развиваться в различных формах самоуправления, новых социальных движениях (например, движении «зеленых»), общественных инициативах, отрицающих государственное принуждение.
Теория социалистической демократии трактует ее как форму классового господства. Правда, в рамках данной концепции развивались две традиции - ортодоксальная (К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин) и реформистская (Э. Бернштейн, К. Каутский). Парадокс демократии в ортодоксальной интерпретации состоит в том, что, с одной стороны, только социалистическая демократия устанавливает власть народа, но, с другой стороны, при коммунизме демократия вообще отмирает. Идеологически фиксированная цель (построение коммунизма), оторванная от реальной жизни, жестко определяет потребности общества. Права и свободы личности приносятся в жертву «общественному интересу». Однако «общественный интерес», который не основан на личном, превращается в фикцию. В связи с этим практические попытки сформировать общую волю, политическое единство путем устранения многообразия социальных интересов привели к краху режимов социалистической демократии.
Социал-реформисты понимали демократию как определенную форму компромисса, соглашения разнородных социальных сил, не отрицая при этом, что цели общества изменяются по мере изменения условий жизни личности.
Каждая из рассмотренных моделей демократии имеет свои достоинства и недостатки. Как политический режим демократия менее всего подходит для радикального решения стратегических проблем, поскольку требует постоянного согласования интересов, проработки различных общественных альтернатив, толерантности и т. д. Обращая внимание на сложность подобных процедур, У. Черчилль заметил: «Демократия - самая плохая форма правления, если не считать все остальные, которые время от времени подвергаются проверке».
Современные демократии, а они существуют примерно в тридцати пяти странах, обладают рядом общих черт и структурных атрибутов:
1) общераспространенной законностью, которая основыва ется на подтверждении ее народом в форме периодических выборов и на том, что основную роль в принятии решений играют всенародно избранные представители в законодатель ные и исполнительные органы. «Суверенный»- народ участвует в контроле над властью вместе с бюрократией, группами инте ресов и средствами массовой коммуникации. Сама демократи ческая система институтов контролируется сложным консти туционным устройством и судебными инстанциями;
2) конкурирующей политикой. Главными при демократии являются честная и всеобъемлющая конкуренция (соревнова тельные выборы) и процесс представительства с целью обеспе чить передачу воли народа с ее последующим исполнением;
3) наличием политических партий - основного механизма, облегчающего процессы формирования воли народа, его ос мысленного выбора и влияния на правительство;
4) гражданскими, политическими и социальными правами. Демократия, как сложная форма взаимоотношений власти
и граждан, представляется уязвимой в изменяющихся условиях, но достаточно эффективной в высокоорганизованных, плюралистических и стабильных обществах

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com