Перечень учебников

Учебники онлайн

Центральный федеральный округ

Центральный федеральный округ включает Москву и 17 областей Центральной России — Белгородскую, Брянскую, Владимирскую, Воронежскую, Ивановскую, Калужскую, Костромскую, Курскую, Липецкую, Московскую, Орловскую, Рязанскую, Смоленскую, Тамбовскую, Тверскую, Тульскую и Ярославскую.
В целом для регионов Центрального федерального округа не характерно наличие многолетних, стабильных политических режимов. Определенными исключениями можно считать Москву, Белгородскую, Орловскую и Ярославскую области, где уровень политической стабильности на протяжении 1990-х гг. и в начале XXI в. оценивается как сравнительно высокий25.
• В Москве политический режим персонифицирован фигурой мэра Ю. Лужкова. Москва относится к числу тех регионов, где, пожалуй, без особых оговорок можно признать наличие полноценного регионального политического режима. О его стабильности и постепенном эволюционном развитии свидетельствует тот факт, что Ю. Лужков стал мэром еще в 1992 г.26 и трижды уверенно выиграл выборы в 1996, 1999 и 2003 гг.
• В Ярославской области губернатор А. Лисицын был назначен в 1991 г. и в условиях невысокой конкуренции избирался трижды — в 1995, 1999 и 2003 гг.
• В Орловской области политическая стабильность была восстановлена после победы на выборах 1993 г. бывшего партийного руководителя региона, политика общенационального масштаба Е. Строева (первый секретарь обкома КПСС в 1985—1989 гг., секретарь ЦК КПСС в 1989—1991 гг.)27. После возвращения к власти в регионе Е. Строев создал один из самых устойчивых и притом четко персонифицированных политических режимов, имеющих безальтернативный характер (на выборах 1997 и 2001 гг. он получил более 90% голосов). В 2005 г. Е. Строева назначил губернатором президент России.
• В Белгородской области формирование стабильного режима следует связать с назначением на пост губернатора Е. Савченко в 1993 г. Хотя уровень политической стабильности в регионе ниже, чем в Орловской области, Е. Савченко смог трижды выиграть губернаторские выборы.
В остальных регионах сложно говорить о политической стабильности. Для них типична довольно частая смена власти, хотя динамика развития ситуации может сильно отличаться и в ряде случаев характеризуется заметной стабилизацией в начале XXI в.
Тенденции к стабилизации ситуации и консолидации элит были особенно заметными с конца 1990-х гг. во Владимирской, Калужской и Тамбовской областях.
• Во Владимирской области заметная консолидация началась после прихода к власти коммуниста, выходца из партийно-советской номенклатуры Н. Виноградова в 1996 г. В 2000 г. Н. Виноградов был избран на второй срок, в 2005 г. его назначил президент России.
• В Калужской области этот процесс можно связать с В. Сударенковым (бывший партийный руководитель региона), который выиграл выборы в 1996 г. (до него в области сменились два губернатора), а в 2000 г. способствовал избранию губернатором своего преемника и заместителя А. Артамонова. Последний, в свою очередь, успешно переизбрался на новый срок в 2004 г. 8 В 2005 г. А. Артамонов был назначен на губернаторский пост президентом России.
• В Тамбовской области заметная стабилизация началась после возвращения к власти О. Бетина, выигравшего выборы в 1999 и 2003 гг. (О. Бетин назначался губернатором в 1995 г.29, в том же году проиграл выборы бывшему председателю областного совета А. Рябову и взял реванш в 1999 г.). В 2005 г. О. Бетин получил назначение на губернаторский пост.
Напротив, примером весьма нестабильной политической ситуации служит Брянская область, которая является одним из крайних в России примеров частой смены власти. В 1993 г. назначенный Б. Ельциным губернатор В. Барабанов проиграл на выборах представителю левых сил Ю. Лодкину. Осенью 1993 г. Ю. Лодкин был отстранен от должности, но найти сильную фигуру на пост губернатора федеральный центр не смог. На протяжении трех лет регионом управляли три губернатора — В. Карпов, во второй раз В. Барабанов и, наконец, А. Семернев. Но последний в 1996 г. проиграл выборы все тому же Ю. Лодкину. В 2000 г. Ю. Лодкин был избран на второй срок, но с большим трудом. В 2004 г. он не был допущен к участию в выборах, которые выиграл депутат Госдумы, бывший руководитель пригородной птицефабрики Н. Денин. При этом ситуация в Брянской области по-прежнему осталась сложной, с множеством центров влияния.
Неустойчивая ситуация характерна и для других регионов.
• В Рязанской области также отмечается частая ротация правящих групп. В 1994 г. Б. Ельцин заменил губернатора Л. Башмакова (бывший председатель облисполкома) на вице-мэра Рязани Г. Меркулова. В 1996 г. была проведена вторая замена губернатора, которым стал И. Ивлев. Вскоре И. Ивлев потерпел поражение на выборах, а к власти пришел член КПРФ В. Любимов. Последний смог избраться на второй срок в 2000 г., но в 2004 г. даже не прошел во второй тур. Новым губернатором был избран генерал Г. Шпак, бывший командующий воздушно-десантными войсками России.
• В Смоленской области на выборах 1993 г. выходец из директорского корпуса А. Глушенков обыграл поставленного Б. Ельциным представителя демократических сил В. Фатеева. В 1998 г. А. Глушенков проиграл выборы мэру Смоленска А. Прохорову, поддержанному КПРФ. В 2002 г. А. Прохоров потерпел поражение от генерала ФСБ В. Маслова. В 2005 г. В. Маслов был назначен на новый срок президентом России.
• В Воронежской области первый раз губернатора поменяли в 1996 г.: вместо А. Ковалева был назначен А. Цапин. Но на выборах 1996 г., как и в Рязанской области, новый назначенец уступил кандидату коммунистов И. Шабанову. Однако И. Шабанов не смог переизбраться на второй срок и уступил в 2000 г. генералу ФСБ В. Кулакову. Последний был избран на второй срок в 2004 г.
• В Ивановской области в 1996 г. центр заменил губернатора А. Лаптева на В. Тихомирова, бывшего партийного руководителя региона, затем — руководителя областного совета и законодательного собрания. В. Тихомиров в том же году выиграл выборы, но баллотироваться на второй срок не стал. Его преемник А. Головков уступил в 2000 г. коммунисту В. Тихонову. В 2005 г. В. Тихонов, к тому времени исключенный из КПРФ30, не был назначен губернатором. Его место занял московский чиновник М. Мень, заместитель председателя московского правительства (сын известного православного священника А. Меня, бывший депутат Госдумы и вице-губернатор Московской области).
• В Курской области в 1996 г. выборы выиграл генерал А. Руцкой, бывший вице-президент России (поражение потерпел назначенный Б. Ельциным губернатор В. Шутеев). Более стабильной ситуация в регионе после этого не стала. В 2000 г. А. Руцкой не смог принять участия в выборах. Новым губернатором избрался член КПРФ А. Михайлов. В 2005 г. его назначил губернатором президент России.
• В Тверской области губернатор В. Суслов проиграл на выборах 1995 г. главе районной администрации В. Платову. Последний с трудом смог избраться на второй срок, но в 2003 г. даже не прошел во второй тур. Новым губернатором был избран представитель столичных бизнес-кругов Д. Зеленин.
Несмотря на не столь частую ротацию правящих групп, политическая ситуация в Костромской, Липецкой и Тульской областях также обычно характеризуется как нестабильная в связи с ограниченными властными и экономическими ресурсами губернаторов (этот факт можно установить в результате более тщательного регионального анализа).
• В Костромской области к власти в 1996 г. при поддержке КПРФ пришел В. Шершунов, обыгравший губернатора В. Арбузова. В 2000 г. В. Шершунов смог переизбраться на второй срок. В 2005 г. его назначил на новый срок президент России.
• В Липецкой области в 1998 г. председатель областного совета О. Королев обыграл губернатора М. Наролина, опытнейшего представителя советской партийно-хозяйственной элиты (тот, в свою очередь, пришел к власти через выборы в 1993 г., ранее областью управлял представитель "демократов" Г. Купцов). В 2002 г. О. Королев уверенно переизбрался на второй срок. В 2005 г. его назначили на новый срок.
• В Тульской области в 1997 г. губернатором был избран яркий представитель КПРФ, бывший член ГКЧП, руководитель крупного аграрного хозяйства В. Стародубцев, также сумевший переизбраться на второй срок в 2001 г. (его предшественник Н. Севрюгин себя дискредитировал: он набрал очень мало голосов на выборах 1997 г., а затем стал фигурантом ряда уголовных дел). В 2005 г. В. Путин назначил губернатором совершенно новую для местной политической элиты фигуру — главного инженера Конструкторского бюро приборостроения (расположенное в Туле крупное предприятие ВПК) В. Дудку.
Однако, несмотря на формальные факты, свидетельствующие о силе губернаторских позиций, для Костромской, Липецкой и в еще большей степени Тульской областей характерно наличие множества конкурирующих групп влияния.
Наконец, отдельной оценки требует политическая ситуация в Московской области. Этот регион отличается значительным полицентризмом и территориальной неоднородностью. Поэтому здесь практически невозможно формирование режима доминантного типа в условиях полностью консолидированной элиты. Политический режим в Подмосковье имеет совершенно особый характер. Многочисленные локальные группы, как правило, не способны объединиться, а лидер одной из них не может стать губернатором. Здесь востребован политический режим, позволяющий локальным группам действовать автономно и не допускающий ошибок, ведущих к объединению локальных групп в оппозицию. Первый такой режим был создан выходцем из советской хозяйственной элиты А. Тяжловым. Но в 1999 г. А. Тяжлов утратил контроль за ситуацией и популярность и не смог избраться на второй срок. Новым губернатором стал известный генерал Б. Громов, который, напротив, выстроил отношения с локальными группами таким образом, что выборы 2003 г. оказались практически безальтернативными.
Формирование групп влияния на основе законодательных собраний встречается в Центральном федеральном округе довольно часто. Это вызвано тем, что областные советы до 1993 г. играли роль центров консолидации оппозиционных элит. Не случайно многие председатели советов 1991 — 1993 гг. или избранных в 1994 г. законодательных собраний в 1995—1996 гг. выиграли губернаторские выборы, пользуясь серьезной поддержкой местной элиты (примеры Н. Виноградова, А. Рябова, В. Сударенкова, И. Шабанова). Неудачную попытку стать губернатором предпринимал бывший спикер М. Бесхмельницын в Белгородской области. Успешные попытки спикеров и связанных с ними клиентел прорваться к власти отмечались и позднее: пример О. Королева в Липецкой области в 1998 г.31.
Яркой особенностью Центрального федерального округа является наличие множества групп влияния, имеющих партийную природу. Это можно связать с консерватизмом политической культуры значительной части регионов Центральной России, что привело к повышенному влиянию коммунистов. Именно в Центральном федеральном округе в 1995—1996 гг. в полной мере проявился феномен "красных" губернаторов. В целом ряде регионов к власти пришли члены КПРФ или близкие к левым беспартийные политики, как правило, представлявшие прежнюю партийно-советскую номенклатуру. Некоторые из них уже имели сложившиеся ранее, обычно — еще в советский период, клиентелы. Другие выдвинулись на позиции политических лидеров уже в постсоветский период на протестной волне, и их клиентелы стали складываться только после прихода к власти. Примерами прихода к власти оппозиционных групп "партийного" происхождения являются победы А. Рябова в Тамбовской области в 1995 г. (проработал только один срок), Ю. Лодкина в Брянской области (отработал два срока), Н. Виноградова во Владимирской области, И. Шабанова в Воронежской области (отработал один срок32), В. Любимова в Рязанской области в 1996 г. (отработал два срока), В. Стародубцева в Тульской области в 1997 г. (отработал два срока), А. Михайлова в Курской области и В. Тихонова в Ивановской области в 2000 г. Поддержку КПРФ также получали В. Сударенков в Калужской области, В. Шершунов в Костромской области, О. Королев в Липецкой области, А Прохоров в Смоленской области, но их группы имели более сложный и не столь идеологизированный характер. Заметные группы "партийного" происхождения безуспешно, но все же пытались прийти к власти в Тверской области (В. Баюнов в 1999 г., Т. Астраханкина в 2003 г.), в Белгородской области (М. Бесхмельницын в 1995 и 1999 гг., В. Алтухов в 2003 г.), в Ярославской области (В. Корнилов в 1995 и 1999 гг.). Даже в Московской области на выборах 2000 г. одним из главных кандидатов стал спикер Госдумы Г. Селезнев, состоявший в то время в рядах КПРФ.
Таким образом, в регионах Центральной России именно на поле левой оппозиции чаще всего формировались основные оппозиционные группы, которые во многих случаях смогли стать правящими (но не везде удержали власть).
Победу представителя левых сил не следует идентифицировать с "реальным" приходом к власти КПРФ и изменением идеологических приоритетов правящего регионального режима, поскольку степень автономии соответствующих регионов была и остается слишком ограниченной. После победы кандидатов КПРФ в регионах действительно появились новые правящие группы, но они не имели ярко выраженного партийного характера и во многих случаях почти не включали членов КПРФ в свой состав. Поэтому известно множество конфликтов между "красными" губернаторами и региональными организациями КПРФ, не удовлетворенными кадровой политикой и преференциями новой власти. Скорее "красные" губернаторы привели к власти или создали новые клиентелы, имеющие в ряде случаев сложносоставной характер.
Географические факторы также играют заметную роль в дифференциации элиты в рассматриваемых регионах. Практически во всех регионах локальные правящие группы в областных центрах являются оппозиционными или латентно-оппозиционными. Наиболее острые конфликты отмечались в Воронеже, Костроме, Рязани и Твери. Например, на выборах в 2000 г. тогдашний мэр Костромы Б. Коробов стал главным соперником губернатора В. Шершунова. Мэр Рязани П. Мама-тов выдвигался на губернаторский пост в 2004 г. Отсутствие ярко выраженных конфликтов между региональными и городскими властями характерно только для самых консолидированных режимов — в Белгородской и Орловской областях.
Распространенным явлением можно считать и "муниципальные автономии". Яркий пример — Старый Оскол в Белгородской области, в котором расположены главные бюджетообразующие предприятия региона.
"Экономические" группы влияния в регионах Центральной России не столь развиты в связи с ограниченной ресурсной базой. Как правило, деловая элита входит в клиентелы, создаваемые крупными чиновниками, особенно — губернаторами. Такая ситуация характерна не только для бедных регионов, но и для Москвы с ее особым, консолидированным режимом.
Формирование самостоятельных "экономических" групп типично для немногих регионов. Один из примеров — Липецкая область, где ядром такой группы стало главное бюджетообразующее предприятие — Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК). Здесь не возникло ситуации, аналогичной Вологодской области, и поэтому группа НЛМК ведет свою игру. Она все-таки не выдвинула своего кандидата на выборах губернатора в 2002 г., но в то же время одержала победу на выборах мэра Липецка, которым стал ее клиент М. Гулевский. В Тверской области совершенно новая ситуация возникла после победы на выборах выходца из мощной бизнес-группы "Интеррос" Д. Зеленина (но надо учитывать, что сам "Интеррос" не имеет экономических интересов на территории данного региона).
Формирование "экономических" групп влияния регионального уровня, стремящихся к вершинам региональной власти, можно проследить в той же Тверской области. Так, на выборах 1999 г. выдвигался крупный местный бизнесмен — директор Тверского мелькомбината С. Потапов (представитель оппозиционной тогдашнему губернатору В. Платову "городской" группы). В Тульской области на пост губернатора дважды баллотировался В. Соколовский, руководитель компании "Центргаз", а в 2005 г. область возглавил выходец из КБП В. Дудка. В Брянской области главным соперником Ю. Лодкина еще в 2000 г. стал руководитель крупной пригородной птицефабрики Н. Денин (он же — лидер местной "Единой России"). В 2004 г. Н. Денин победил на губернаторских выборах. Роль лидера влиятельной "экономической" группы в Рязанской области на протяжении многих лет играл бывший мэр города В. Рюмин (так, в 2000 г. он выдвигался на пост губернатора и занял второе место).
Особенностью регионов Центральной России является возникновение большого числа групп влияния, лидерами или ведущими представителями которых выступают выходцы из силовых структур. Еще в 1996 г. такую группу начал формировать в Курской области генерал А. Руцкой, но она развалилась после окончания его губернаторских полномочий. В 2000 г. генералы стали лидерами правящих групп в Московской и Воронежской области, в 2002 г. в Смоленской области, в 2004 г. — в Рязанской области. Генерал ФСБ В. Суржиков в 2000 г. неудачно баллотировался на пост губернатора Курской области, но затем был избран на должность мэра Курска. Интересен и пример И. Морозова, выходца из спецслужб, затем — бизнесмена и депутата Госдумы, который занял второе место на выборах губернатора Рязанской области в 2004 г.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com