Перечень учебников

Учебники онлайн

Уральский федеральный округ

В состав Уральского федерального округа входят четыре области — Курганская, Свердловская, Тюменская и Челябинская, а также Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий АО.
Наиболее устойчивые политические режимы сформировались в автономных округах. Прежде всего, выделяется Ханты-Мансийский АО, где губернатор А. Филипенко занял эту должность в 1991 г. и дважды одерживал победу на практически безальтернативных выборах (ранее возглавлял окружной исполком, входя в первый эшелон партийно-советской номенклатуры округа). В Ямало-Ненецком АО Ю. Неелов был назначен губернатором в 1994 г. и также сумел стабилизировать политическую ситуацию, уверенно переизбравшись два раза39. В 2005 г. А. Филипенко и Ю. Неелова назначил на их должности президент России.
Наименее стабильной политическая ситуация выглядит в Курганской области — самом слаборазвитом регионе Уральского федерального округа. Еще до выборов 1996 г. в области поменялся губернатор: место бывшего председателя облисполкома В. Герасимова занял его первый заместитель А. Соболев. Однако А. Соболев не создал сильную правящую группу и на выборах 1996 г. даже не прошел во второй тур. Новым губернатором был избран бывший председатель областного совета О. Богомолов, поддержанный левой оппозицией. В 2000 и 2004 гг. О. Богомолову удавалось переизбраться на второй и третий сроки соответственно, но каждый раз выборы проходили в условиях высокой конкуренции.
Стабильность в остальных регионах Уральского федерального округа оценивается как средняя. В Свердловской области политический режим ассоциируется с именем губернатора Э. Росселя, бывшего председателя облисполкома и выходца из местных строителей. В 1991 г. Б. Ельцин назначил его губернатором, но уже в 1993 г. отстранил от должности за излишнюю самостоятельность, проявленную при создании Уральской республики. Однако в 1995 г. Э. Россель вернулся к власти через выборы, обыграв губернатора А. Страхова. С тех пор он еще два раза избирался губернатором, а в 2005 г. был назначен на губернаторский пост президентом России. С одной стороны, это позволяет говорить о политической стабильности. Но, с другой стороны, Э. Росселю никогда не удавалось выиграть выборы в первом туре.
В другом промышленно развитом регионе — Челябинской области политическая ситуация в начале 1990-х гг. также отличалась нестабильностью. Позиции губернатора В. Соловьева оценивались как довольно слабые. В 1993 г. его противники во главе с председателем областного совета П. Суминым организовали губернаторские выборы, на которых П. Сумин одержал победу. Однако эти выборы не были признаны федеральным центром, и В. Соловьев остался губернатором. П. Сумин пришел к власти при поддержке оппозиции в 1996 г., после чего его группа получила статус правящей, и началась относительная стабилизация. В 2000 г. П. Сумин выиграл очередные выборы, а в 2005 г. был назначен на свой пост президентом России.
Тюменская область также относится к числу среднестабильных регионов. Первая смена власти произошла здесь в 1993 г., когда губернатор Ю. Шафраник, выходец из "нефтяной" элиты, бывший председатель областного совета, возглавил министерство топлива и энергетики. В 1993—2000 гг. руководителем области являлся бывший первый заместитель Ю. Шафраника Л. Рокецкий, ранее — председатель облисполкома. Подобно Ю. Шафранику, Л. Рокецкий сделал карьеру на Севере, в Ханты-Мансийском АО, после чего занял статусную должность в Тюмени.
Отсутствие консолидации в элите Тюменской области на том этапе объяснялось противоречиями между Севером и Югом. Реальная консолидация вокруг губернатора происходила только на Юге. Из-за этого в 2001 г. Л. Рокецкий проиграл выборы бывшему председателю окружной думы Ханты-Мансийского АО С. Собянину, поддержанному Севером40. После прихода к власти С. Собянина в Тюмени началось формирование новой правящей группы, несмотря на происхождение нового губернатора, тоже дистанцированной от элиты Севера. В 2005 г. С. Собянина назначил на должность губернатора президент страны. В конце 2005 г. С. Со-бянин перешел в Москву на должность главы администрации президента России. На его место был назначен мэр Тюмени В. Якушев, ранее работавший заместителем С. Собянина в областной администрации.
В условиях крупных экономически развитых регионов экономические факторы не могут не оказывать главного влияния на дифференциацию элиты. Однако практически нигде не произошло распада элиты на самостоятельные "экономические" группы. Это объясняется политикой губернаторов и особенностями политических режимов. Так, Ханты-Мансийский АО отличается значительным полицентризмом, напоминая с этой точки зрения Московскую область. Все "экономические" группы влияния, связанные с крупнейшими нефтяными компаниями России, локализованы, их влияние велико в определенных городах (нередко они контролируют городскую власть). На окружном уровне политический режим предполагает выстраивание "равноудаленных" отношений с этими группами и учет их интересов. Попытка любой группы захватить власть натолкнется на консолидацию всех прочих групп. Поэтому гибкая политика А. Филипенко, не связанного напрямую ни с одной нефтяной компанией, устраивает "экономические" группы. В результате политический режим в округе стал безальтернативным, несмотря, а, может быть, благодаря тому, что в округе представлены ведущие российские корпорации.
В меньшей степени это справедливо для Ямало-Ненецкого АО, особенность которого состоит в доминировании Газпрома. С точки зрения взаимодействия с различными компаниями правящую группу в Ямало-Ненецком АО также можно признать успешной.
Для Свердловской области также характерно наличие множества бизнес-групп, причем разного экономического профиля. Но в политике они предпочитали играть роль автономных субгрупп в составе правящей группы. Отмечалось формирование самостоятельной группы во главе с тогдашним генеральным директором одного из ведущих предприятий области — Нижне-Тагильского металлургического комбината С. Носовым. Однако С. Носов в конечном итоге отказался от выдвижения на губернаторский пост. Хотя теоретическая возможность превращения тех или иных бизнес-групп в оппозиционные группы влияния, активно действующие в политической сфере, в регионе существует. Например, в 1999 г. в выборах участвовал представитель такой бизнес-группы А Вихарев, который занял третье место. В Челябинской области противоречия между властью и некоторыми бизнес-группами оказались сильнее. Этим объясняется выдвижение крупного бизнесмена В. Гартунга на губернаторских выборах 2000 г. (затем он некоторое время успешно руководил Российской партией пенсионеров), а также формирование активной оппозиционной группы вокруг депутата Госдумы и предпринимателя М. Юревича.
Интересно, что экономические факторы привели к расслоению элиты как раз в самом бедном регионе — Курганской области. Очевидно, что "политизация" экономических групп объяснялась слабостью губернаторского режима, как прежнего, так и последующего. Поэтому на выборах 1996 г. второе место после О. Богомолова занял представитель директорского корпуса В. Колташов, а на выборах 2000 г. — другой заметный директор Н. Багрецов.
Географические факторы играют огромную роль в процессах дифференциации элит в регионах Уральского округа. Практически все регионы отличаются значительным полицентризмом. Крайние формы он принимает в Ханты-Мансийском АО, где сложилось множество очень крупных, но при всем при том локализованных групп, связанных с городскими властями и (или) нефтяными компаниями. В Хан
ты-Мансийском и Ямало-Ненецком АО не просто распространен, но практически доминирует феномен "муниципальных автономий", поскольку в небольших окружных центрах сосредоточен только ресурс политического влияния окружного уровня. Обособленное положение в Челябинской области занимает Магнитогорск, где расположено самое крупное предприятие региона — Магнитогорский металлургический комбинат. Свои группы влияния сложились вокруг городских властей в Кургане (А. Ельчанинов), Тюмени (С. Киричук — мэр до 2005 г.), Челябинске (В. Тарасов, затем крупный местный бизнесмен М. Юревич).
В то же время попытки локальных групп влияния играть роль оппозиции встречаются достаточно редко: полицентризм настолько велик, что не позволяет локальным группам претендовать на власть в масштабах всего региона. Наиболее важным примером является формирование в Екатеринбурге оппозиционной Э. Росселю группы мэра А. Чернецкого. Однако выборы 1999 г. показали ограниченность возможностей таких групп в условиях крупных и полицентрических регионов: А. Чернецкий занял третье место.
В условиях консолидации или, как минимум, коалиционного характера правящих групп интересным феноменом стало появление несистемных групп во главе с лидерами популистского толка. Эти группы и пытались взять на себя роль оппозиции — в отсутствие сильных и популярных организаций КПРФ (политическая культура промышленного Урала оказалась неблагоприятной для КПРФ). В Свердловской области такая группа сложилась на основе левопопулистского движения "Май". Основатели этого движения и стали главными соперниками Э. Росселя на выборах 1999 и 2003 гг. (сначала А. Бурков, затем — А Баков, к тому времени примкнувший к Партии возрождения России). Подобные тенденции отмечались и в Тюменской области, где на выборах 1996 г. главным соперником Л. Рокецкого стал бизнесмен С. Атрошенко, на протяжении нескольких лет возглавлявший Партию пенсионеров.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com