Перечень учебников

Учебники онлайн

Южный федеральный округ

В Южном федеральном округе находятся пять "русских" регионов — Краснодарский И Ставропольский края, Астраханская, Волгоградская и Ростовская области.
Два региона Южного округа — Астраханская и Ростовская области являются важными для регионального политического анализа примерами регионов с устойчивыми политическими режимами. Эти режимы долгое время были безусловно персонифицированными: В. Чуб олицетворял власть в Ростовской области и А. Гужвин в Астраханской. Оба губернатора руководили своими регионами с момента назначения в 1991 г. и считались крупными представителями еще советской элиты (А. Гужвин — бывший председатель облисполкома, В. Чуб — выходец из ростовской городской элиты, бывший председатель городского совета). В. Чуб и А. Гужвин дважды достаточно уверенно выигрывали выборы. В 2004 г. А. Гужвин скончался, в результате выборов новым губернатором стал его заместитель А. Жилкин, что позволяет говорить о преемственности власти. В. Чуб в 2005 г. был назначен на пост губернатора президентом России.
В Краснодарском крае видимая политическая стабилизация началась лишь после 2000 г. (см. также: [Магомедов, 1999]). До этого в регионе отмечалась губернаторская "чехарда", порожденная российскими властями. Сначала, в 1991 г. вопреки интересам традиционных элит губернатором был назначен "демократ" В. Дьяконов, которого через год пришлось уволить. Новый губернатор Н. Егоров, представлявший элиту номенклатурного происхождения, отработал только до 1994 г. и пошел на повышение, став федеральным министром (работал также главой президентской администрации и др.). В 1994—1996 гг. губернатором был Е. Харитонов, еще один представитель традиционной элиты. В 1996 г. несколько месяцев губернатором опять был Н. Егоров.
Однако ни один из краснодарских губернаторов не смог обеспечить консолидацию элит, как это сделал В. Чуб в Ростовской области. В 1996 г. в результате выборов к власти пришел харизматический лидер местной левонационалистиче-ской оппозиции Н. Кондратенко. При нем сложилась новая правящая группа, представляющая собой клиентелу очередного губернатора. Н. Кондратенко был одной из крупных фигур в крае в советское время (бывший второй секретарь крайкома КПСС, председатель крайисполкома) и потому обладал разветвленными связями и налаженными отношениями. При нем консолидированность элиты несколько выросла. Тем не менее в силу договоренностей с федеральным центром в 2000 г. Н. Кондратенко не участвовал в выборах, поддержав нового фаворита — А. Ткачева, представителя "комсомольского" поколения кубанской элиты (бывший секретарь райкома ВЛКСМ, затем глава аграрного хозяйства, депутат Госдумы). В 2004 г. А. Ткачев вновь был избран губернатором с очень высоким процентом голосов.
Политический режим в Краснодарском крае при А. Ткачеве не является образцом консолидированной правящей группы. Для региона характерно обилие автономных групп влияния, сложившихся в период постоянной смены правящих групп. Однако специфика политического режима позволяет этим группам реализовывать свои интересы.
Низкий уровень консолидации элит характеризует Ставропольский край и Волгоградскую область. В обоих регионах в 1996 г. к власти пришли коммунисты37, А. Черногоров и Н. Максюта соответственно, которые в 2000 г. не без труда смогли избраться на второй срок. В 2004 г. опять-таки в условиях высокой конкуренции Н. Максюта избрался на третий срок. А. Черногоров в 2005 г. был, несмотря на заметные трудности, назначен на свой пост президентом России.
В условиях крупных регионов с консервативной политической культурой главное влияние на дифференциацию элиты оказали географические и партийные факторы.
В 1996 г. в трех регионах Юга к власти пришли кандидаты КПРФ, что довольно радикально изменило состав правящих групп. В двух других регионах на том этапе именно коммунисты являлись лидерами ведущих оппозиционных групп. Так, политическая история Ростовской области в значительной степени связана с борьбой губернатора В. Чуба и представителя КПРФ Л. Иванченко, занимавшего ключевые посты в регионе до 1991 г. (бывший председатель облисполкома и областного совета). Именно Л. Иванченко оказался главным и практически единственным соперником В. Чуба на выборах 1996 г. и 2001 г. (в последнем случае он не был зарегистрирован кандидатом). Однако, если в Краснодарском крае с его слабо консолидированной элитой Н. Кондратенко смог вернуться к власти, чему поспособствовали и его качества яркого публичного политика, то в Ростовской области режим В. Чуба остался вполне устойчивым. Что касается Астраханской области, то главным и реальным конкурентом А. Гужвина в 1996 г. был член КПРФ В. Зволин-ский, представлявший также часть аграрной элиты региона. Но политический режим в Астраханской области, как и в Ростовской, оказался весьма устойчивым, и на вторых своих выборах губернаторы добились очень высоких электоральных показателей.
В то же время значение партийного фактора в XXI в. стало снижаться. В Ростовской области заметно упало влияние Л. Иванченко, и организация КПРФ перестала играть роль ведущей оппозиционной группы (сам Л. Иванченко вместе с ивановским губернатором В. Тихоновым участвовал в альтернативном проекте ВКПБ). В Краснодарском крае губернатор А. Ткачев отмежевался от КПРФ, что не имело для него негативных последствий.
В новых условиях дифференциации элиты способствуют географические и, все чаще, экономические факторы.
Формирование мощной локальной группы происходило в Краснодаре, когда мэром являлся В. Самойленко. На том этапе мэрия служила главным центром консолидации элит, оппозиционных Н. Кондратенко. Влиятельная локальная группа сложилась в Волгограде под руководством мэра Ю. Чехова (с 2003 г. в городе формируется новая локальная группа во главе с мэром Е. Ищенко, выходцем из бизнеса). Ю. Чехов дважды активно участвовал в губернаторских выборах, всякий раз занимая третье место. В Ставропольском крае одним из ведущих центров консолидации элиты является мэрия Ставрополя. Бывший мэр М. Кузьмин, например, баллотировался на губернаторских выборах 2000 г.
Часто встречается ситуация, когда правящие локальные группы являются латентно-оппозиционными или амбивалентными. Например, в Астрахани мэрия во главе с И. Безрукавниковым формировала свою группу влияния, но в борьбе за власть на региональном уровне не участвовала (в 2004 г. новым мэром Астрахани стал бизнесмен С. Боженов, лидер другой локальной группы влияния, не претендующей в то же время пока на губернаторскую власть).
В больших полицентрических регионах распространена ситуация "муниципальной автономии" (мэрия Таганрога в Ростовской области при С. Шило, на разных этапах — мэрии Новороссийска, Сочи, Пятигорска и др.). В Ставропольском крае в районе Кавминвод сложился ярко выраженный автономный центр влияния. После думских выборов 2003 г. он представлен на федеральном уровне влиятельным депутатом-одномандатником В. Катренко (лидер одной из групп во фракции "Единой России") и главой бюджетного комитета Ю. Васильевым — бывшим мэром Пятигорска. В то же время в Новороссийске и Сочи А. Ткачеву удалось заменить "местных" мэров на новых людей, интегрированных в городскую среду из других частей Краснодарского края.
Особо отметим, что в Ростове сложилась редкая ситуация, когда локальная правящая группа (мэр М. Чернышев) является автономной субгруппой губернаторской группы. Отсутствие актуализации самостоятельной группы в городе с населением свыше миллиона человек объясняется устойчивыми личными отношениями губернатора и мэра еще с советских времен (напомним, что губернатор В. Чуб является выходцем из городской элиты).
Что касается экономических факторов, то пока они не приводили к формированию в регионах Юга мощных самостоятельных групп с претензиями на власть. Особенностью Юга по-прежнему остается ориентация бизнеса на группы влияния, представленные чиновниками, депутатами и т.п. Эти группы не обязательно являются правящими: оппозиционные предприниматели могли объединяться с группами мэров, других крупных чиновников и даже коммунистов.
Исключением стала ситуация в Волгоградской области после прихода к власти Н. Максюты, когда некоторые бизнес-элиты приняли решение самостоятельно бороться за свои интересы. В результате крупный бизнесмен московского происхождения О. Савченко стал в 2000 г. главным соперником Н. Максюты. Другой крупный бизнесмен Е. Ищенко поставил себе целью выиграть выборы мэра Волгограда, что и произошло в 2003 г. В 2004 г. уже оба — О. Савченко и Е. Ищенко баллотировались на пост губернатора, но Е. Ищенко (имея высокий рейтинг) был снят с дистанции, а О. Савченко не прошел во второй тур.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com