Перечень учебников

Учебники онлайн

2. Влияние институциональных норм на индивидуальные партийные предпочтения

С теоретических позиций совершенно очевидным представляется тот факт, что воздействие существующих институциональных форм способно серьезно скорректировать индивидуальные партийные предпочтения, то есть оказать влияние на выбор электората и, в конечном итоге, на партийную систему. Это ясно уже потому, что в рамках такого воздействия задаются определенные нормативные границы, в которых и будет осуществляться выбор. Иными словами, если попытаться развить метафору, в которой политический выбор сравнивается с выбором потребительским, можно сказать следующее: подобно тому, как покупатель может выбрать только тот товар, какой имеется в ассортименте, рациональный избиратель может выбрать только ту партию, которая представлена на выборах. Сравнение, разумеется, условное, поскольку в данном конкретном случае не рассматриваются такие альтернативы, как выбор партий, принадлежащих к внесистемной оппозиции и др. Поскольку институциональные номы регламентируют именно правовое электоральное поле, рассуждение относительно них предполагает те же ограничения.

Наиболее полно это влияние впервые было изучено французским партологом Морисом Дюверже в его работе «Политические партии», вышедшей в 1951 г. Дюверже рассматривает два основных фактора влияния, оказываемого избирательными системами. Это: 1) механический и психологический факторы воздействия; 2) теоретические выкладки, вошедшие в научный дискурс под именем «Законов Дюверже».

Французский исследователь приходит к своей концепции механического и психологического воздействий партийных систем через рассмотрение становления двухпартийности. Механический фактор воздействия заключается в «занижении представительства третьей (то есть наиболее слабой) партии, так как процент полученных ею мест оказывается ниже процента поданных за нее голосов». Подобное распределение мест существует и в двухпартийных системах, когда проигравшая партия оказывается «недопредставленной» в парламенте, но в случае с тремя партиями такой эффект бывает гораздо жестче к третьей партии, чем к наименее успешной из двух в двухпартийной системе.

Что касается психологического эффекта, то он состоит в следующем. При наличии трехпартийности и мажоритарной избирательной системой с одним туром голосования избиратель быстро понимает, что, отдавая свой голос третьей (наиболее слабой) партии, он, скорее всего, попросту его потеряет. Отсюда следует тенденция голосования за не самого худшего из соперников, с тем чтобы предотвратить успех наиболее нежелательного.

«Законы Дюверже». Под таким условным названием в политической науке сегодня существуют выводы французского ученого относительно последствий влияния избирательных норм на партийную систему.

Мажоритарная система в один тур (правило простого большинства) способствует становлению двухпартийной системы, с чередованием у власти крупных, стабильных и независимых политических партий. Это происходит, прежде всего, в силу описанных выше механического и психологического эффектов, когда избиратель при голосовании учитывает не только свои политические предпочтения, но и возможное голосование других избирателей, то есть шансы кандидатов на победу. Именно эта политическая практика, по мнению французского партолога, наиболее близка к понятию закона.

Мажоритарное голосование в два тура способствует, согласно Дюверже, объединению многих независимых партий в две устойчивые политические коалиции.

Что касается системы пропорционального представительства, то она склонна приводить к образованию многих независимых партий.

Однако связь между избирательной системой и системой партийной отнюдь не является механической — это подчеркивал также Дюверже. Определенный тип избирательной системы не производит с необходимостью то или иное число партий. Он лишь оказывает давление в определенном направлении. Одновременно возможно и обратное воздействие. Так, с большой долей вероятности, устоявшаяся двухпартийная система приведет к закреплению мажоритарной избирательной системы в один тур.

Законы Дюверже основывались на анализе большого массива эмпирических данных. Критика «законов Дюверже» была связана с попытками обнаружить в политической жизни различных стран случаи, не подпадающие под их действие. Наиболее часто встречается упоминание Дугласа Рае в качестве главного оппонента положений Дюверже. В своей книге «Политические последствия электоральных законов» он изучил результаты 121 выборов в 20 странах и нашел как минимум два примера того, что «законы Дюверже» работают плохо или не работают вовсе. В двух странах — Канаде и Индии существовала система простого большинства (мажоритарное голосование в один тур), но в то же время стабильно насчитывалось более двух партий. Вывод сделанный Рае основывался на том, что в этих странах функционируют сильные местные партии. Исследователь переформулировал «закон Дюверже», гласивший, что: «система простого большинства с голосованием в один тур склонна вести к двухпартийной системе». «Закон Рае» же указывает: «Плюральная формула всегда связана с двухпартийной конкуренцией, за исключением случаев, когда существуют сильные местные партии меньшинства».

Вместе с тем необходимо отметить и тот факт, что изначальной посылкой в рассуждениях Дугласа Рае была убежденность в неправильности выводов Дюверже. В итоге же он пришел к их подтверждению, причем, как и сам Дюверже, не смог окончательно определить устанавливает ли закон детерминацию или же носит вероятностный характер.

Учеными подвергается сомнению также воздействие «психологического эффекта». Так, механизм его воздействия был подробно проанализирован Вильямом Рикером. Избиратель принимает во внимание предполагаемое распределение голосов и затем действует таким образом, чтобы добиться наиболее реально достижимого результата. Во время выборов «грамотное голосование», как его обозначил Рикер, всегда работает против третьих партий. Дело, однако, в том, что существование «грамотного голосования» неочевидно. Существует ли оно? Является ли средний избиратель достаточно умным и достаточно смелым для того, чтобы голосовать против своих истинных предпочтений?

Рикер показывает, что проведенные в четырех странах (Британии, Канаде, Германии и Соединенных Штатах) исследования обнаружили довольно высокую долю избирателей, голосующих «грамотно». Он пишет: «Вышеприведенные свидетельства не оставляют сомнения в том, что большое количество «грамотных избирателей» существует в основном к несчастью третьих партий на национальном уровне — так что сила психологического фактора Дюверже должна быть значительной». Однако Рикер не считает теорию Дюверже универсальной на приведенном основании. Ведь все-таки «грамотно» голосуют далеко не все избиратели, следовательно, теория с очевидностью не может быть универсальной. В своем анализе воздействия избирательной системы на партийную Рикер смещает акцент на роль в данном процессе политических элит. Он пишет: «Нам следует, я полагаю, отвлечь свое внимание от расчета ожидаемой пользы отдельным избирателем и направить его на расчет ожидаемой пользы, производимый политиками и другими, более существенными участниками процесса». Такие группы и индивиды обладают реально осязаемыми интересами, и именно их действия, направленные на максимизацию ожидаемой пользы, имеют своим эффектом установление двухпартийности при системе простого большинства. Интересная деталь: при всех вышеупомянутых обстоятельствах, в системе простого большинства малые партии время от времени все же появляются. Причиной этому, очевидно, служит то, что не все избиратели голосуют «грамотно». Многие из них готовы поддержать ту программу, которая бы соответствовала их вкусам. Потенциальные политики же, в свою очередь, готовы экспериментировать, создавая новые программы в расчете на то, что они получат поддержку.

Другой вопрос состоит в том, почему подобного рода партии исчезают. Рикер полагает, что это связано с исчезновением спонсоров и лидеров. Первые не желают постоянно вкладывать деньги в предприятие, которое никогда не увенчается успехом, вторые же не хотят закончить свою политическую карьеру на бесперспективном посту. Здесь мы имеем, с одной стороны, рациональный расчет ожидаемой пользы со стороны политических лидеров, с другой стороны — аналогичный расчет избирателей.

Значительный вклад в критику законов Дюверже внес также Джованни Сартори. Так, он отмечал, что сама по себе система пропорционального представительства никак не может влиять на число партий. В этом и заключается ее пропорциональность. Тот факт, что на самом деле система пропорционального представительства воздействует на партийную систему, возможен только как результат ее непропорциональности, то есть отклонений в пользу больших партий и в ущерб малым. Также, согласно Сартори, сложившаяся в стране партийная система зачастую выступает в качестве независимой переменной. Так, исторически укоренившаяся, двухпартийность вряд ли будет поколеблена введением пропорциональной избирательной системы.

Исследуя воздействия тех или иных элементов избирательной системы, мы всегда сталкиваемся с проблемой комплексности их влияния на политический процесс. Поэтому определить, повлиял ли тот или иной фактор на общий результат выборов и тип политической системы, весьма сложно. Еще более сложно взвесить удельное влияние множества факторов и сравнить их воздействие на ту или иную систему. Избирательная система в целом состоит из набора различных правил и установлений. Аренд Лейпхарт пишет о том, что четырьмя важнейшими измерениями избирательных систем являются: электоральная формула, количество мандатов от округа, заградительный барьер, а также количество мест в законодательном органе. Причем автор представляет целое, ими формируемое, таким образом, что: «если происходят существенные изменения в одном или большем количестве измерений, это значит, что нужно говорить о новой избирательной системе».

Помимо двух основных типов, приведенных выше, существует множество разновидностей электоральных формул

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com