Перечень учебников

Учебники онлайн

Географическое моделирование региональной структуры

Методология политической регионалистики включает использование наиболее современных географических методов. Наряду с методологией районирования особую ценность представляет географическое моделирование. Районирование и географическое моделирование позволяют проводить системное исследование горизонтальной и вертикальной структуры политических явлений, их неоднородности и территориальной иерархии.
Наиболее операциональной является модель отношений "центр — периферия". Она предполагает определение иерархии центров и периферий (вертикальная структура) и их территориальных проекций на плоскости (горизонтальная структура). Если сопоставлять географическое моделирование "центр — периферия" с районированием, то оно оказывается наиболее близким к выделению узловых районов, в основе которых находится паттерн территориальных связей. Конкретный центр или периферию можно рассматривать и как гомогенный район, но синтетического типа, т.е. выделенный на основе комплекса признаков.
Существуют четыре основных подхода к моделированию отношений "центр — периферия":
• исторический,
• инновационный,
• управленческий,
• социально-экономический.
Первые два подхода описывают динамический характер распространения процесса, два последних — статичную пространственную конструкцию, являющуюся обычно результатом динамических процессов. Главные различия можно описать следующим образом.
1. Исторический подход считает центрами исторические ядра формирования тех или иных регионов, в том числе государств.
2. Инновационный подход считает центрами места зарождения определенных инноваций.
3. Управленческий подход рассматривает административную иерархию и считает центрами столицы разного уровня и статуса.
4. Социально-экономический подход считает центрами территории, наиболее развитые и современные с экономической точки зрения.
Эти подходы по многим признакам пересекаются. Например, как исторический, так и инновационный подходы делают акцент на динамике развития явления, его продвижении от центров к перифериям. Образование и расширение государства можно рассматривать и как исторический, и как инновационный процесс.
Статичные подходы — управленческий и социально-экономический — также достаточно близки. Административные центры обычно являются наиболее развитыми с точки зрения социально-экономических параметров (хотя и не обязательно). Кроме того, наиболее развитые центры нередко играют роль ведущих центров принятия политических решений, не обладая формальным столичным статусом. Наконец, управленческие и социально-экономические системы центров и периферий возникают в результате процессов, описываемых с помощью исторического и инновационного подхода.
В самом простом представлении моделирование отношений "центр — периферия" предполагает расслоение и намеренно заостренную (вплоть до акцента на конфликте, противоречии) поляризацию пространства на две части. Одна из них идентифицируется как ядро, центр, или хартленд. Другая — периферия, или хин-терланд. Определение центров или ядер является традиционной операцией в региональных исследованиях, предусматривающих центрографию пространства, т.е. картину (паттерн) центров. Например, в экономической географии известна теория центральных мест.
Исследования поляризации пространства следует связать с теорией поляризованного развития (полюсов роста и центров развития), автором которой является Ф. Перру. Эта теория описывает формирование географически агломерированных полюсов роста, в которых размещается комплекс динамично развивающихся отраслей.
Классиком теории "центр — периферия" считается Дж. Фридман, автор книги "Политика регионального развития" [Friedmann, 1966]. Его главной задачей была интеграция районного и городского направлений региональных исследований, которые развивались параллельно и независимо друг от друга, не позволяя исследовать территорию в комплексе. В результате родилась теория комплексного исследования всей территории, включающей как городские центры, так и взаимодействующие с ними периферии (хинтерланды).
Теория Дж. Фридмана, как и теория Ф. Перру, базируется на экономических исследованиях. Неизбежная и имманентная неравномерность экономического роста, по мнению этих авторов, ведет к поляризации пространства и росту диспропорций в развитии. При этом ядро характеризуется постоянной качественной трансформацией, специализируясь на генерировании инноваций.
Таким образом, моделирование отношений "центр — периферия" развивалось в основном в рамках социально-экономического подхода. Однако в дальнейшем появились исследования, использующие исторический (С. Роккан и его анализ процессов формирования европейских государств) и инновационный (Т. Хегер-странд, см. ниже) подходы. Наличие управленческой иерархии признавалось всеми авторами. Нет никаких препятствий для использования этой продуктивной методологии в политической регионалистике.
Важно отметить, что в моделировании отношений "центр — периферия" не должно быть простого дуализма, описывающего поляризацию пространства на центр (ядро) и периферию. Более совершенная методика предполагает три уровня вертикальной стратификации.
• Периферия может быть разделена на две принципиально разные части. Первая часть — это ближняя, или внутренняя, периферия. Она связана с ядром, от которого получает импульсы для своего развития. Другая часть — внешняя, или дальняя, периферия находится за пределами влияния ядра и недоступна для продуцируемых им инноваций.
• Некоторые авторы, не структурируя пространство на центры и периферии, определяют три типа территорий. Первый тип — креативные территории. Он соответствует ядру (центру) и занимается выработкой инноваций. Второй тип — адаптивные территории. Он соответствует ближней периферии, которая принимает инновации, исходящие от ядра. Третий тип — консервативные территории. Он соответствует дальней периферии, которая опирается на традиции и не приемлет инновации.
• Известный американский ученый И. Валлерстайн предлагает троичную стратификацию территории: "центр/ядро — полупериферия — периферия". Он мыслит в глобальных категориях, рассматривая эти три уровня применительно к мировой системе (концепция "world-system", или мир-системный подход). И. Валлерстайн использует термины эксплуатации, полагая, что центр (мировое ядро) эксплуатирует периферию. Полупериферия находится в промежуточном положении, она подвергается эксплуатации со стороны стран ядра, но в то же время сама эксплуатирует страны периферии. Эта теория перекликается с теорией внутреннего колониализма, которая является ее своеобразной проекцией на субнациональном уровне. В соответствии с теорией внутреннего колониализма столица государства эксплуатирует внутреннюю этническую периферию. Затем по мере развития этой теории в качестве внутренних колоний стали рассматривать и территории, не имеющие этнической специфики.
Таким образом, поляризованное пространство должно иметь не два, а три основных уровня. Наличие среднего уровня в виде адаптивной (ближней) периферии, или полупериферии, имеет большое концептуальное значение. При таком подходе можно точнее и правильнее анализировать отношения между территориальными стратами. Троичность структуры центров и периферий связана:
• с концепцией переходных зон, расположенных на стыке "основных" районов;
• с наличием двух базовых моделей отношения территории к центру и его инновациям — "догоняющим" восприятием и отторжением (невосприятием).
Наряду с троичным применимы и другие подходы к исследованию стратификации и поляризации пространства.
1. Дуалистический подход.
Данный подход вообще отказывается от использования понятия "периферия", считая, что это несколько унижает территорию, незаслуженно подчеркивает ее вторичность и зависимость. Консервативная, или дальняя, периферия не находится под прямым влиянием инновационного центра, а потому не всегда понятно, почему ее называют периферией относительно центра, с которым она практически не контактирует (аналогичные сомнения высказывает и А. Лейпхарт).
При таком подходе следует говорить о наличии двух полюсов. Один из них — инновационный полюс. У него действительно есть периферия — адаптивная территория, принимающая его инновации. Но вот далее следует не периферия, а консервативный (традиционалистский) полюс. Таким образом, поляризация пространства рассматривается по линиям противоречий между инновационными и консервативными полюсами. Разница состоит в том, что инновационный полюс активен и проводит внешнюю экспансию, а потому приобретает себе периферию. В отличие от него консервативный полюс обычно пассивен и замкнут в себе, но в то же время обладает энергией, позволяющей сопротивляться инновациям. Это — своеобразное контрядро, убежище для традиции (которая когда-то тоже ведь была инновацией).
2. Иерархический подход.
Этот подход рассматривает пространство как многоуровневую узловую структуру. Выделяются центры разного порядка, каждый из которых имеет свой хинтер-ланд, т.е. зону непосредственного влияния (индивидуальную периферию). АТД можно рассматривать как систему административных центров разного статуса.
Модель "центр — периферия" имеет общегеографический смысл, описывая отношения в пространстве с самым разным генезисом. Значительная часть работ наполняет систему центров и периферий экономическим содержанием. Это происходит по той причине, что, исходя из теорий стадиального развития экономики, легче выявить инновационные центры и прямо назвать отсталые районы. Для этого существуют критерии научно-технического прогресса, развития инновационных секторов экономики, кондратьевские циклы и т.п.
Концепция "центр — периферия" имеет вполне понятное содержание и для демографов, которые изучают системы расселения. Для них город, особенно крупный, будет скорее всего считаться центром, а аграрный район — периферией. Хотя современные процессы джентрификации и рурбанизации не позволяют отождествлять раскол "центр — периферия" с расколом "город — село". Например, точечное развитие инновационных производств оказывается характерным для аграрных регионов, переживающих кардинальную структурную трансформацию. Или же отмечается перемещение наиболее "продвинутых" слоев населения и производств в пригородные зоны, тогда как центральные районы городов могут стать зоной экономической депрессии.
Географическое моделирование "центр — периферия" является универсальной методикой, описывающей территориальные процессы, связанные с явлениями различного происхождения.
В политической регионалистике наиболее очевидным является управленческий подход, рассматривающий политико-административную иерархию центров и периферий (или же центров разного порядка). В политологии именно так понимал отношения "центр — периферия" Э. Шилз. Он считал центром субъект, в руках которого находится власть. С ним связана "центральная" система ценностей — та, которую разделяют правящие элиты. Центр, в представлении 3. Шилза, — это царство идеалов и ценностей, претендующих на общенациональную роль [Shils, 1961]. Периферия, или хинтерланд, напротив, рассматривается как объект подчинения. Таким образом, отношения "центр — периферия" воспринимаются как простые субъект-объектные отношения между управляющими и управляемыми.
По мнению А. Лейпхарта, этот подход не дает альтернативной интерпретации процесса национального строительства: "на конференции ЮНЕСКО по проблеме образования национальных государств, состоявшейся в 1970 г., все участники согласились с мнением о том, что концепция "центра — периферии" полезна в качестве средства описания и моделирования, но в то же время раздавались критические замечания по поводу ее ограниченной применимости для изучения обществ с региональными и культурными противоречиями" [Лейпхарт, 1997, с. 55]. Суть претензий заключается в том, что периферия совсем не обязательно является пассивным и подчиненным объектом. Отсюда и развитие дуалистического подхода, у которого нет этого методологического изъяна.
Наряду с управленческим подходом, большой интерес для политической регионалистики представляет инновационный подход. Политическое развитие, по определению, предполагает продуцирование инновации, борьбу старого и нового, авангардных и консервативных тенденций. Политические инновации могут рассматриваться с нескольких точек зрения.
• Идеологические инновации — появление новых политических идей и целых идеологических систем.
• Институциональные инновации — развитие новых или реформирование старых политических институтов.
• Организационные инновации — создание новых политических организаций, партий и движений, групп интересов и т.п.
• Электоральные инновации — появление новых тенденций в голосованиях. Анализ всех этих инновационных процессов представляет огромный интерес
для политической регионалистики. Этим объясняется потребность в применении методов их географического моделирования, аналогичных тем, которые использовались в отношении экономических инноваций.
Также в политической регионалистике очень важен и полезен конгруэнтный подход. Он предполагает анализ соответствия политических явлений центрам и перифериям, не имеющим непосредственно политического происхождения. Это соответствие описывается как конгруэнтность региональной политической структуры.
Конгруэнтный подход полезен при сопоставлении политической структуры государства (не обязательно формальной) и иных структур, которые представлены с помощью модели центров и периферий. Например, это может быть разработанная экономистами, экономико-географами и демографами структура социально-экономических центров и периферий. Политическая регионалистика исследует конгруэнтность этой структуры и распространения тех или иных политических явлений. Аналогично можно изучать конгруэнтность политических и этнокультурных структур.
Интересным направлением является разработка общегеографической карты инновационных центров и периферий, представляющей собой синтез социально-экономических, этнокультурных и политико-административных параметров, определяющих центральность и периферийность мест. Конгруэнтный подход в таком случае рассматривает, насколько конкретные политические явления (например, результаты голосований за различные партии) соответствуют такой синтетической системе центров и периферий.
При использовании моделирования по принципу "центр — периферия" необходимо помнить о следующих методологических проблемах.
• Проблема дуализма поляризованного пространства, о которой речь шла выше. Более корректным может быть рассмотрение дальней периферии в качестве консервативного полюса, контрядра.
• Проблема точки отсчета. В связи с общемировой иерархией политического пространства существуют центро-периферийные системы самого разного уровня. Например, инновационное ядро одного государства может являться глухой периферией в глобальной системе координат. Инновационность такого ядра порой заключается лишь в ретрансляции заимствованных извне инноваций, которые возникли в действительно креативных центрах мирового уровня. Об этом нужно помнить, отмечая, что является центром в избранной нами системе координат. Картина центров и периферий может быть совершенно разной, если мы рассматриваем отдельно взятое государство или крупный интегрированный макрорегион типа Европейского союза.
• Проблема ценностного суждения. Определение территории в качестве периферии не несет никакого негативного смысла, равно как инновация не означает сугубо положительное явление. Отношения центров и периферий вообще не должны рассматриваться с позиций ценностного суждения. Хотя наличие некоторого уничижительного оттенка в понятии "периферия" заставляет некоторых исследователей отказываться от его использования ради политкорректных понятий типа альтернативного, консервативного или традиционалистского центра.
Как уже сказано, теория "центр — периферия" пересекается с теорией районирования. Проблема последней заключается в том, что выделение гомогенных (формальных) районов не исчерпывает анализ региональных структур. Само по себе выделение гомогенных районов является спорной процедурой, поскольку их гомогенность условна и зависит от используемых исследователем районообразующих признаков и генерализации, от достоверности информации. Поэтому у каждого исследователя может быть свое представление о "правильном" делении страны на районы.
Наиболее продуктивными являются методики, которые рассматривают горизонтальную и вертикальную структуры одновременно и в комплексе. Моделирование центров и периферий является такой методикой, но с некоторым акцентом на вертикальной структуре, поскольку главной задачей является выявление иерархии в отношениях и направленности инновационных потоков. Хотя если исследователь центров и периферий занимается их картированием, то он одновременно решает задачу районирования, разделяя горизонтальную плоскость на части по определенным признакам. В таком случае территория делится на различные районы центральных и периферийных типов.
Теория районирования со своей стороны также сближается с теорией "центр — периферия", если речь идет об "объемном" районировании, учитывающем вертикальную иерархию мест и направление потоков тех же инноваций или управленческих сигналов.
Во-первых, сближению способствует концепция ядер типичности. Ее смысл заключается в том, что внутри условно гомогенного района на самом деле существует ядро, для которого в полной мере характерно наличие районообразующих признаков. Остальная территория включается в состав района условно, поскольку она ближе к этому району, чем к другому и не может еще считаться переходной зоной.
Такой анализ предполагает стратификацию пространства с помощью концепции территориального градиента'4: друг за другом следуют ядро типичности, менее типичные части района, переходные зоны, менее типичные части другого района, ядро типичности другого района.
Во-вторых, формой "объемного" районирования, учитывающего и вертикальную структуру, являются узловые, или нодальные, районы. В общей теории районирования они являются другой формой районов, наряду с более привычными гомогенными районами. По определению Б. Родомана, "узловыми (нодальными) районами называются ареалы, объединенные сходящимися или расходящимися из одного места линейными потоками" [Родоман, 1999, с. 108]. Причем узловые районы обычно создаются самими людьми. Такими районами можно управлять, создавая и направляя потоки. Их можно укреплять с помощью централизации и улучшения коммуникаций. В отличие от гомогенных районов они выделяются на основе не районообразующих признаков, а районообразующих потоков.
Близкими, но не равнозначными понятиями являются узловые и функциональные районы. "Узловые районы могут, а иногда и должны совпадать с функциональными, но такое совпадение далеко не обязательно" [Там же, с. 109]. Функциональный район характеризуется определенной специализацией и выделяется по этому признаку. Например, по признаку управленческой специализации на территории государства выделяются административные единицы. Функциональный район, как правило, развивается по модели узлового района.
Теорию "центр — периферия" и концепцию узловых районов сближает анализ иерархически организованных связей между территориальными объектами. Так, по мнению Б. Родомана, узловой район состоит из двух функциональных подрайонов — центрального ядра, где сходятся потоки, и периферийной зоны. Эти два подрайона находятся в своеобразном симбиозе, они дополняют друг друга в рамках единой функциональной системы

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com