Перечень учебников

Учебники онлайн

1.2. Концептуальные направления в исследованиях политической социализации

Характеризуя социальный процесс, результатом которого является формирование определенной модели сознания и поведения индивидов и общностей, современная наука, довольно широко использует понятие «социализация». В общественных науках, в том числе и в политологии, существуют многочисленные теории и концепции, объясняющие процесс социализации личности и группы. Остановимся на рассмотрении наиболее интересных и значимых, на наш взгляд, концептуальных направлениях в исследованиях политической социализации.

Значимость процесса политической социализации личности и социальной группы в жизни общества была эмпирически осознана в глубокой древности, знания о его закономерностях позволяли с успехом формировать устойчивые общественные структуры, как военной демократии, так и первых государственных образований. Однако, при этом, предметом публичного обсуждения и философского дискурса проблема политической социализации становится в рамках демократии Греции и Рима. Она отражена в трудах Демокрита, Сократа, Платона, Аристотеля. Расцвет и кризис имперского Рима, формирование и развитие варварских государств, а также господство догматов католического христианства в Европе на длительный период отодвинули возможность научного осмысления проблемы политической социализации, интерес к которой закономерно возродился в эпоху буржуазных преобразований.

Н. Макиавелли, выдающийся мыслитель эпохи Возрождения, отводя важное место свободной воле индивида и нацеливая человека на активное, творческое участие в политике писал: «Чтобы не была потеряна свободная воля, можно полагать правдой, что судьба предопределяет половину наших действий, а другой половиной, или около этого, она предоставляет управлять нам».1

Т.Гоббс, отстаивавший идею полного подчинения индивидов ими же созданному государству, сохранял, тем не менее, за ними право на восстание, Дж. Локк утверждал, что каждый человек, согласившись вместе с другими образовать единый политический организм, берет на себя обязательство подчиниться решению большинства и считать его окончательным. Эти идеи, а также идеи французских просветителей, во многом предвосхитили рост научного интереса к проблеме политической социализации личности, еще более актуализировавшегося после буржуазной революции во Франции 1789 года.

В контексте проблемы политической социализации может быть рассмотрена концепция И. Канта об автономии воли человека, а также идея тождества разумного и действительного в политике Г. Гегеля. Проблема политической социализации является в более поздний период предметом постоянного научного интереса К. Маркса и Ф. Энгельса. К. Маркс, в частности, отмечал, что «Социализация не есть механическое наложение на индивида готовой социальной формы. Индивид, выступающий как «объект» социализации, является в то же время субъектом общественной активности, творцом общественных форм».3

1 Маккиавели Н. Государь. - М., 1990. - С. 67.

2 См.: История политических и правовых учений / Под ред. В.С. Нерсесянса. - М., 1993. -

3С.195.

3 Философская энциклопедия. - М., 1970. - Т.5. - С.67.

Предпосылки для формирования значимого и многопланового методологического базиса исследования политической социализации человека создала развитие философской, социологической, психологической и собственно политической науки.

Становление концепции политической социализации происходило под влиянием различных научных школ и направлений. Однако процесс вхождения человека в политику чрезвычайно сложен и опосредован огромным числом факторов. Наиболее интересным и подробным исследованием наиболее значимых научных школ и направлений, на наш взгляд, являются исследования Е.Б. Шестопал.1 Остановимся на наиболее важных аспектах этой работы.

В истории философии проблема личности далеко не всегда находилась в центре внимания, было время, когда основной интерес вызывал объективный мир. Но уже в начале XX в. проблема личности стала выдвигаться на первый план. Это было началом процесса «антропологизации» науки, т. е. поворота всей ее проблематики к человеку, его духовному миру. Следующим этапом развития философской науки этого периода стало ее обращение к социологизации. Социум «стал центром всех построений, источником человеческих целей и ценностей, «последней, абсолютной реальностью».3

Дж. Г. Мид, Ч. Кули, К. Юнг и другие философы в начале ХХ века пошли по пути изучения не изолированного, а социализированного индивида. Линия на анализ формирования личности в ее общественных связях и отношениях была продолжена их последователями второй половины XX столетия.

1 См.: Шестопал Е.Б. Личность и политика: Критический очерк современных западных концепций политической социализации. - М., 1988.

2 См.: Григорьян Б.Т. Философская антропология: Критический очерк. - М., 1989.

3 Мельвиль Ю.К. Пути буржуазной философии ХХ века. - М., 1983. - С.9.

Заметное влияние на ведущие концепции политической социализации оказали антропологические течения, в частности экзистенциалисты, и позитивистски ориентированные научные течения. В рамках позитивистских трактовок личности сложилась концепция политической социализации - политический бихевиоризм.

Одним из представителей политического бихевиоризма Ю. К. Мельви-лем, была введена в философию и детально разработана тема, которая составила одну из отличительных черт науки XX века и явилась весьма значимой для исследования проблемы политической социализации — тема человеческой деятельности.1

В англо-американской литературе получила распространение модель политической социализации как поведения, которое формируется под влиянием вознаграждений или проигрышей при обмене деятельностью с другими участниками политического процесса. Теоретики «политического обмена» убеждены, что человек участвует в политике только тогда, когда рассчитывает на вознаграждение. Причем «вознаграждение может быть выражено не только в форме денег, но и в форме общественного признания, уважения и любой другой социальной ценности».2

Другой концепцией, сформировавшейся под сильным влиянием позитивистских идей и оказавшей воздействие на развитие представлений о политической социализации, является структурный функционализм. Именно эта научная школа была едва ли не единственной буржуазной школой, пытавшейся создать единую теорию общества и личности.

Основателю структурного функционализма Т. Парсонсу принадлежит идея создания единой теории человеческого действия.

См.: Буржуазная философия ХХ века. - М., 1974. - С.73. 2 Curry R.L., Wade L.L. A Theory of Political Exchange. - N.Y., 1966. - P.10.

См.: Шиманский А. Три альтернативные социологические теории: Сравнительное исследование социологических систем. - М., 1994. - С.188.

Важным моментом этой концепции является вывод о необходимости совершенствования контроля над личностью, ибо ее эгоистическая сущность предполагает отсутствие внутреннего подчинения моральному закону и потребность во внешнем, социализирующем влиянии, для того чтобы само общество могло существовать.3 Отсюда оправдание не только подчинения личности власти, но и применения государством силы.

Для структурных функционалистов личность представляет интерес лишь в той мере, в какой от нее зависит эффективность работы политической системы. Они исходят из положения о необходимости согласия (консенсуса) целей и ценностей отдельных индивидов, составляющих систему, для ее беспрепятственного функционирования. В этой теории, по мнению английских политологов Р. Даус и Дж. Хьюз, «социальный (а, следовательно, и политический) порядок предполагается самими ценностями и нормами, которые усваиваются смолоду в процессе социализации».1 Условием существования системы является наличие социальных норм и ценностей в сознании личности, т. е. «источник социального порядка должен находиться в головах людей».2

Таким образом, структурный функционализм, во-первых, усматривает источник власти и политического порядка в сознании человека, то есть личность является первичной инстанцией по отношению к политической системе; во-вторых, ставит своей задачей сохранение существующего политического порядка любой ценой; в-третьих, имеет манипулятивный характер, так как не отвергая грубой силы принуждения, он предлагает «гуманный» социализирующий вариант, на деле оказывающийся более изощренной формой навязывания личности именно тех ценностей которые

3

угодны правящим классам.

1 Dowse R.E. Hughes J.A. Political Sociology. L., 1983. - P.39.

2 Там же. - P.40.

См.: Шестопал Е.Б. Личность и политика: Критический очерк современных западных концепций политической социализации. - М., 1988. - С. 24 - 25.

Другое направление исследований политической социализации ориентировано на философию антропологического толка. Антропологический поворот в философии привнес в политические исследования ряд новых идей и подходов, в частности, символический интеракционизм Дж.Г. Мида, Ч.Х. Кули и У. А. Томаса. Разрабатывая проблему связи личности с окружающей ее социальной средой, Дж.Г. Мид выделил в самой личности два структурных элемента — «I» и «me», которые образуются в ней под воздействием культуры. «I» — это творческий, неповторимый элемент индивидуальности, а то время как «те»— это то, что в человеке от других. Социализация происходит через «те», т. е. через образ «обобщенного другого», который является персонификацией социального контроля. Общество может эффективно управлять отдельным индивидом, если тот усвоит предложенные ему обществом образцы поведения. Во многих современных концепциях можно проследить развитие данной идеи Дж. Г. Мида: именно через личность как самый тонкий и эффективный инструмент можно осуществлять социальное управление.

Согласно Дж. Г. Миду, социализация индивида в политике происходит через совместную групповую деятельность, в процессе которой «индивид отождествляет себя со всей политической партией и принимает организованные установки данной партии... при этом он реагирует в соответствии с организованной установкой партии как целого».1

Особое место в исследованиях политической социализации отводится классическому фрейдизму и его новейшим модификациям, которые дали определенный импульс развитию проблемы личности в политике. Фрейдизм внес ряд новых постулатов о глубинных бессознательных детерминантах политического поведения.

Важнейшей особенностью психоаналитической философии является представление о неизменности природы человека в целом и ее наиболее глубинного слоя — бессознательного. Бессознательное - это фундамент личности, являющийся основой многообразия человеческой деятельности.

Mead G.H. Mind, Self and Society. - Chicago, 1934. - P 283.

Еще одним важным постулатом фрейдистской философии, воспринятым теоретиками политической социализации, является утверждение примата биологического начала человека над социальным. Биология человека, выраженная в инстинктивном стремлении к удовольствиям («принцип удовольствия»), все больше разрушается цивилизацией и не выдерживает ее напора

(«принцип реальности»). Социализация — это драма индивида, которого общество «обстругивает» по своим жестким меркам.1

Концепция политической социализации во многом заимствована политологами у психологов и социологов. Политологи приспособили модели личности, представления о механизмах воздействия социальных норм и ценностей на человека, об избирательной реакции индивида на них для своих целей, не меняя при этом существа трактовок человека, которые были лишь дополнены с учетом специфических условий его социализации именно в политике.

В конце 50-х годов, когда проблема социализации встала на повестку дня политической науки, в социологии и психологии уже существовало довольно детальное представление о ее общем характере и механизмах. К этому времени определились и основные исследовательские стратегии, и рабочие модели социализации, используемые с целью получения эмпирического материала. Е. Б. Шестопал выделила несколько таких моделей и проследила, как они проникали в политическую науку.

Первая из моделей социологическая, названа моделью социализации как инкультурации. Такая трактовка рассматривает социализацию как процесс передачи культурного наследия, овладения культурой. Социализация — это автоматический процесс, в котором ребенок воспринимает культуру в ходе своего индивидуального развития, будучи ее пассивным потребителем.3

1 См.: Шестопал Е.Б. Личность и политика: Критический очерк современных западных концепций политической социализации. - М., 1988. - С. 26 - 27.

2 См.: Там же. - М., 1988. - С.30 - 38.

3 См.: Mead M., Wolfenstein N. Childhood in Contemporary Culture. - Chicago, 1955.

Особое место в этой модели социализации отводится национальному характеру. В нем закреплены устойчивые психологические черты конкретной этнической группы, передающиеся в процессе социализации от одного поколения к другому. Модель социализации как инкультурации быстро политизировалась под влиянием социального заказа. Исследования национального характера разных народов проводились с целью более эффективного политического и пропагандистского воздействия на них.1 Для этого требовалось понять истоки психологического склада представителей разных народов, что и привлекло внимание исследователей к политической социализации.

Первые исследования такого рода проводились американцами в конце второй мировой войны. Их объектом были «враги» — немцы и японцы. Исследователи ставили своей задачей доказать зависимость между распространением фашизма и психологическими особенностями национального характера немцев, в частности их авторитаризмом.2 Позже переориентировались на исследования русского характера. Во Вьетнаме американских военных инструктировали эксперты по проблемам национального характера.

Проблема национальных культурных истоков политических взглядов и сегодня не снята с повестки дня, но дальнейшее развитие этой модели политической социализации сместило акцент с индивидуально-психологических на групповые процессы, происходящие в нации, классе, группе, режиме. Отдельные элементы этой многогранной и сложной проблемы будут рассмотрены нами в разделе 1.3. данного исследования.

Следующая модель политической социализации психологическая, связана она с идеей классического психоанализа о нивелировании асоциальных побуждений, с которыми люди рождаются, и осуществлении контроля над ними. Эта модель названа Шестопал Е.Б. моделью социализации как развития личностного контроля3

См.: Рощин С.К. Западная психология как инструмент идеологии и политики. - М.,

21990. - С. 110 - 129.

2 См.: Bychowski M.D. Dictators and Disciples. - N.Y., 1948.

3

См.: Шестопал Е.Б. Личность и политика: Критический очерк современных западных концепций политической социализации. - М., 1988. - С. 32 - 33.

Стоит обратить внимание на такие позиции психоанализа, важные на наш взгляд для политической социализации индивида, как конфликтный характер социализации, необходимость контроля со стороны общества над природными инстинктами, то есть цивилизация оказывает определенное давление на личность, навязывая ей свои нормы.

Изучение эффекта группового воздействия на личность привело к созданию еще одной психологической модели социализации как результата межличностного общения.

В рамках этой модели личность рассматривается производной от того социального целого, к которому она принадлежит. Социализация охватывает процесс и результаты взаимодействия личности со всей совокупностью социальных явлений, а общение происходит по объективным законам, закрепленным в системе социальных ролей, не сводимым к субъективным мнениям. Наибольшее влияние данная концепция оказала на представление о социализации как об оснащении индивида определенными установками. Идея Мида об обусловленности установок (как социальных вообще, так и политических, в частности) социальной действительностью оказалась весьма плодотворной. Он подчеркивал значение опыта межличностного общения для социализации индивида: «Наши установки на объекты, на «других» и особенно наши установки на любимый объект нашей мысли — на себя — порождаются и поддерживаются социальными факторами. Что нам нравится, и что нам не нравится, наша приязнь и неприязнь по отношению к самим себе возникают из нашего опыта общения с другими, особенно из нашей способности видеть себя так, как видят нас другие, и как это определено социальными символами».1

Mead G. H. Mind, Self and Society. - Chicago, 1934. - P. 56 - 57.

Модель социализации как процесса ролевой тренировки. Отождествляет социализацию с усвоением ролей. Эта модель рассматривает механизмы, которые вписывают индивида в социальную систему. Под социализацией понимается особая часть процесса обучения, которая предполагает, по словам Т. Парсонсона «освоение реквизита ориентации для удовлетворительного функционирования в роли». Социализация, по сути, является синонимом адаптации индивида к готовым шаблонам поведения, передачей целей и образцов поведения от одного поколения к другому. Рассматриваемая модель социализации фиксирует один из важных социальных механизмов включения человека в систему через ролевое научение.

Данная концепция получила широкое применение в теориях организации, управления, где даются рекомендации по освоению роли руководителя, по подбору политических лидеров.

Идеи бихевиоризма получили свое развитие в модели социализации как социального научения. Данная модель рассматривает средства изменения несовершенного общества не путем социальных или политических преобразований, а с помощью «модификации» человеческого поведения. Один из представителей этого концептуального подхода - Скиннер, рассматривает социализацию как вполне управляемый процесс. Нужно только тщательно взвесить пропорции наказаний и поощрений; то есть стимулов, в том числе и социальных норм, и вы получите желаемую реакцию, то есть поведе-ние.1

В исследованиях по политической социализации заимствуются как общий строй мысли психологов - бихевиористов, так и их методологические посылки. Так, известная формула «стимул — реакция» в исследованиях политологов выглядит лишь несколько сложнее: социальные условия — политические установки — политическое поведение.

Еще одна психологическая модель противостоит поведенческому подходу к личности и ищет новые пути к ее изучению, не сводимые к наблюдаемому поведению или психоаналитическому инстинктивизму. Это так называемая когнитивная модель социализации.

1 См.: Skinner B.F. Beyond Freedom and Dignity. - N.Y., 1971.

Главным аспектом когнитивной модели социализации является научение. Но не столько научение навыкам, как в бихевиоризме, сколько развитие познавательных, эмоциональных, моральных структур личности, ее потребностей. В основе этого представления о социализации лежит конкретно-психологическая модель личности как существа, обладающего способностью к восприятию и переработке информации. Такое существо, в рамках данной модели, скорее Думатель, нежели Делатель. Поведение личности детерминировано ее знаниями, которые образуют определенную картину мира в сознании человека. Картина мира, а не сама реальность управляет поведением людей, стоит между реальностью и человеком.

Представление о социализации как о когнитивном созревании идет от работ Ж. Пиаже и Л. Кольберга. Специалисты по политической социализации опираются на разработанную ими схему стадий когнитивного развития детей и подростков, пытаясь наложить ее на ту или иную теорию политического процесса.

Еще одна концепция политической социализации формировалась под влиянием идей гуманистической психологии, в частности теорий А. Маслоу и К Роджерса. Важнейшим моментом, повлиявшим на представления о политической социализации, является идея самоактуализации личности в процессе ее созревания.

Сторонники гуманистической психологии привлекают общественное внимание к негативным, калечащим личность последствиям процесса политической социализации в обществе, разрабатывают альтернативу подобным трактовкам политического воспитания индивида.1

Рассмотренные социологические и психологические теории легли в основу концептуальных подходов к исследованию проблемы политической социализации. Понимание общих механизмов становления личности чрезвычайно важны для эффективного управления процессом формирования личности как участника политического процесса.

1 См.: Шестопал Е.Б. Личность и политика: Критический очерк современных западных концепций политической социализации. - М., 1988. - С. 36 - 37.

Концепции политической социализации исследуются не только в социологии и психологии, сегодня они стали неотъемлемой частью и политической науки. Во многом благодаря теоретикам социализации в самой политической науке изменялось отношение к человеку как элементу политической системы. Проблема личности в политике, находившаяся на периферии политической теории, постепенно переместились в ее центр. Очевидно, что политическая социализация может быть использована как надежный и тонкий инструмент политического контроля, как средство освоение личностью политических целей и ценностей.

Концепция политической социализации разрабатывалась разными школами и направлениями политической науки. Становление современных представлений о процессе вхождения личности в политику испытало воздействие двух основных ориентации: институциональный анализ политики и поведенческий (бихевиористический) подход.

Институциональной направление в политике уходит своими корнями в западную классическую политическую теорию, анализ которой позволяет выделить два типа взаимоотношений личности и власти. Е.В. Шестопал1 представляет их схематично в виде теоретических моделей «подчинения» и «интереса».

1 См.: Шестопал Е.Б. Личность и политика: Критический очерк современных западных концепций политической социализации. - М., 1988. - С. 39 - 55.

2 Thomas Hobbes. Leviathan. - Oxford, 1955. - P. 64.

Модель «подчинения», основоположником, которой является Т. Гоббс, основана на представлениях о том, что личность эгоистична, близорука, ищет власти. Такова натура и отдельного человека, и человечества в целом. Первейшая ее характеристика — «вечное и бесконечное желание все большей и большей власти, желание, которое прекращается лишь со смертью. Поскольку человек не уверен в своей власти и в средствах, имеющихся у него для этого в настоящем, он стремится к обладанию еще большей властью».2 Вследствие этого естественным условием нормального функционирования общества является правление просвещенного меньшинства. Большинство, лишенное элементарных знаний и управленческих навыков, должно подчиняться элите. Поэтому, согласно данной точке зрения, в основе политической социализации лежит модель «подчинения» индивида власти и усвоение им целей и ценностей, декларируемых правящим режимом.

Иную точку зрения на проблему взаимоотношений власти и индивида отражает модель «интереса», в которой потребности и интересы личности ставятся выше интересов государства. Ее разрабатывали А. Смит, Г. Спенсер и другие мыслители, рассматривавшие человека как существо рациональное, движимое во всех своих поступках интересом. Стремление к реализации собственных интересов заставляет индивидов осознавать выгоду от объединения своих усилий в удовлетворении личных потребностей. Государство стало необходимым только как социальный институт, реализующий преимущества кооперации индивидуальных интересов и обеспечивающий порядок при их осуществлении.

Эти идеи были положены в основу современной концепции политической социализации, в которой существует две версии данного процесса, соответствующие двум классическим подходам в трактовке личности в политике. В результате по-разному трактуется и сущность процесса политической социализации, и ее технология.

Первая версия политической социализации исходит из модели «подчинения». К этой версии тяготеют бихевиористы Ч. Мерриам, Г. Лассуэл и создатели системного подхода к политике Д. Истон, Дж. Деннис, Г. Алмонд, С. Верба, К. Дойч. С работами последних исследователей связан наиболее существенный вклад в концепцию политической социализации в 60-х годах XX в. Они рассматривали политическую социализацию в качестве процесса воздействия политической системы на индивида с целью создания у него положительных установок на систему. Данное понимание вытекает из трактовки личности как элемента политической системы, который не является целью политики, а служит лишь средством поддержания системного равновесия.

Вторая версия политической социализации разрабатывалась в рамках теории конфликта (М. Вебер, Г. Моска, Ф. Паркин, У. Гуд, П. Блау), теории плюрализма (Р. Даль, В. Хорт) и теории гегемонии (Р. Милибенд, Р. Даусон, К. Превитт). Сторонники этой версии выводят сущность политической социализации из взаимодействия власти и индивида. Последний не является пассивным объектом влияния политической системы: его активность во взаимодействии с властью обусловлена интересами, способностью действовать осознанно, поддержкой этноса, класса, политической партии, частью которых он может выступать.

В рамках первой версии политической социализации рассмотрим теорию «политической поддержки» уже упоминавшихся нами Д. Истона и Дж. Денниса - теории, которая оказала существенное влияние на развитие всей концепции и претендовала на универсальность, т. е. практическое использование данной модели во всех западных странах.

Теорию «политической поддержки» следует рассматривать в более широком контексте, а именно, с точки зрения способности политической системы поддерживать стабильность и динамическое равновесие посредством взаимообмена с окружающей средой (с экономической, социальной, культурной системами). Взаимодействие политической системы с окружающей средой происходит через механизм «входа - выхода». На «вход» системы поступают требования и поддержка, а на «выходе» они воплощаются в политические решения и действия власти.

Силовыми методами добиться принятия политических целей и ценностей, как показала практика, невозможно, поэтому новый метод стабилизации системы был призван помочь людям добровольно принять политические цели. Это оказывается возможным в том случае, если система способна создавать и поддерживать веру индивидов в легитимность и законность власти. Иначе говоря, добиться поддержки граждан политическая система может, лишь задавая психологическую установку на добровольность принятия норм и ценностей господствующей в обществе культуры. Положительная установка личности на систему формируется под воздействием агентов социализации, учитывающих индивидуальный уровень зрелости.

Наиболее существенный аргумент против универсализации модели «политической поддержки» состоит в том, что американское общество отличается от европейских обществ своей культурной однородностью, что приводит к обратным результатам.

Также широко в современных политических теориях представлена модель «интереса». Основная идея этой модели сводится к тому, что ведущим механизмом политического регулирования являются интересы человека. Именно они движут вперед политический процесс, делая личность активной фигурой, субъектом управления политикой. Политика делается во имя человека, он является ее основной ценностью. Авторы, развивающие модель интереса, видят свою задачу в том, чтобы охранять индивида от власти государства, его институтов, от общества. Во всех надличных механизмах власти они видят угрозу для него.

Модель «интереса» отражает ту тенденцию в развитии реального политического процесса, которая связана с активизацией индивидуального участия, с развитием демократии (со всеми ее плюсами и минусами). Эта модель произрастала на почве представлений о человеке как центре экономического и политического мироздания.

В рамках институционального анализа политики модель «подчинения» и модель «интереса» формулируют проблему соотношения личности и политики.

Поиск новых механизмов включения человека в политику и потребность в конкретных знаниях в этой области инициировали возникновение новой ориентации в политической науке, получившей название поведенческий или бихевиористический подход.

Поведенческий подход понимается политическими бихевиористами, направление в исследованиях политики, «в котором упор делается скорее на индивидах, чем на больших политических единицах».1 Наиболее удачно поведенческий подход зарекомендовал себя в изучении электорального пове-









Дойч К. основные изменения в политологии // Политические отношения: Прогнозирование и планирование. - М., 1989. - С. 77.

дения, политического участия и психологических характеристик политического поведения (установок, убеждений, других личностных факторов).

Начавшись как движение протеста против безличной политической науки, бихевиоризм оказал влияние и на другие ее направления, привнеся в них интерес к человеку. Опорной точкой развития политического бихевиоризма стала проблема политической социализации.

Сторонники системного анализа в политике понятие политической социализации вводят для описания одной из функций политической системы. К числу этих функций относятся следующие:

• политическая социализация и рекрутирование,

• формулировка интересов,

• объединение интересов,

• политическая коммуникация,

• выработка правил,

• приложение правил,

• выполнение правил.

Необходимо подчеркнуть тот факт, что деятельность политической системы начинается с политической социализации, именно она создает и подкрепляет у индивидов набор политических ценностей.

Еще один взгляд в рамках поведенческого подхода на проблему политической социализации связан с теорией конфликта. Центральной идеей теории конфликта является дифференциация общества на конфликтующие статусные группы, борющиеся за обладание престижем, властью, авторитетом, работой, богатством.

Социализация в теории конфликта трактуется как процесс привнесения лояльности в группу. Основными институтами социализации согласно этой теории являются средства массовой информации и коммуникации, централизованные поселения и организации, представляющие групповые интересы. Родители и система образования рассматриваются в той мере, в какой они передают ценности внутригрупповой лояльности.

В теории плюрализма политическая социализация рассматривается как процесс создания участвующей публики, условием которого является множественность партий, групп, организаций. Они конкурируют между собой и рекламируют себя, пытаясь привлечь на свою сторону отдельных индивидов. Чтобы такое соперничество не приняло патологически конфликтного характера, партии должны соблюдать «правила игры», джентльменское соглашение, основанное на некоторой терпимости к иным идеологическим и политическим позициям.1

Таким образом, рассмотрев институциональный и поведенческий подходы к процессу политической социализации, мы пришли к выводу о том, что создатели и сторонники данных подходов внесли определенный вклад в выработку практических политических решений как правящих партий и правительственных учреждений, так и политических стратегий партий и организаций, находящихся в оппозиции.

Любая партия и организация, движение и группировка не могут не проявлять практической заинтересованности в научных работках по политической социализации. Их интерес к личности, к человеку в политике не случаен, он нарастал в политической теории и в повседневной работе политических институтов, организаций и деятелей

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com