Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 8. Государственное управление в условиях «просвещенного» абсолютизма

Условия, предпосылки изменения государственного управления во второй половине XVIII в. Реорганизация высшего и центрального управления. Губернская реформа. Становление городского государственного и общественного управления. Изменение сословного дворянского, церковного, крестьянского, казачьего управления. Павловская контрперестройка екатерининского управления.

Предпосылки изменения государственного управления во второй половине XVIII в.

Череда дворцовых переворотов 1725—1762 гг. ослабила российскую государственность, все уровни управления. Отрицательно сказались насильственное смещение Екатериной II Петра III , его убийство в 1762 г.; смерть в Шлиссельбургской крепости (1764 г.) объявленного императором еще в 1741 г. Ивана VI Антоновича, законного претендента на трон. В 1801 г. был убит император Павел I в результате заговора при участии сына-наследника Александра I , которого готовила на царство бабушка — императрица Екатерина II . Государственное управление России подверглось сильному влиянию немецкого образа правления в связи с утверждением на троне представителей готторпской линии династии.

Кровавые события в верхних эшелонах Российского государства происходили в контексте цивилизационных изменений, великих революций на Западе. Развитие России сдерживала многовековая традиция централизованной самодержавной власти, принявшей в XVIII в. характер абсолютизма.

Система управления строилась по-прежнему на фундаменте основных китов-устоев: самодержавии, крепостничестве, вотчинно-поместной собственности, сословности, что и определило его социальную антинародную направленность, централизацию и бюрократизацию всех этажей управленческой системы. Оно отразило и потребности капитализации социально-экономической сферы, изменено с учетом обозначившейся стабилизации социальной структуры российского общества из пяти основных сословий — дворянства, духовенства, купечества, мещанства, крестьянства с внутри- и межсословными слоями. Преобладало организованное по-феодальному помещичье-крепостное, удельное, монастырское, церковное, заводское, черносошное крестьянство. Сословное деление — яркий признак средневековья — определило феодальный характер управленческих реформ в XVIII в.

Сказалась на изменении функций, административной структуры системы управления завоевательная внешняя политика, что ужесточило налоговый пресс, эксплуатацию крестьянства и других податных слоев населения.

Отразились на качестве государственного управления обострение социальной напряженности, резкое разъединение сословий, рост противоречий между дворянством и крестьянством, волнения и вооруженные выступления заводских, монастырских, государственных, помещичьих крестьян, возникшие в 1762—1769 гг.

Не могли не сказаться на управлении и личные качества Екатерины II , воспитанной на традициях немецкого государственного режима, под влиянием шведского, германского, австрийского, французского просвещенного абсолютизма, ее стремление к имиджу тоже законной и тоже просвещенной государыни, завязывание знакомства с западноевропейскими просветителями, отражение их отдельных идей в своих сочинениях, проектах и беспощадная расправа с А.Н. Радищевым, Н.И. Новиковым и другими российскими просветителями, проявившими критическое отношение к крепостничеству-рабству, грубому императорскому самовластию.

Государственное управление отразило уникальное явление российской истории — феминократию, не имевшую прецедента ни как в отечественной, в мировой истории, так и продолжения. Пять женщин, в том числе иностранки, были на троне в течение 70 лет XVIII в.: Марта Скавронская, «женщина из-под солдатской телеги», ставшая второй женой Петра I и императрицей; вдова курляндского герцога Анна Ивановна из Митавы; ее племянница Анна Леопольдовна, правительница при малолетнем сыне, императоре Иване VI Антоновиче; Елизавета Петровна и Екатерина П. Женщины на престоле монарха оказались в условиях, когда по существовавшему государственному статусу они не могли помышлять даже во сне о военной и гражданской службе, занимать придворные должности, кроме специально женских (фрейлина и т.д.).

Сказался на управлении фаворитизм — своеобразный институт власти, являющийся мировым и российским явлением. Назначенные на высокие государственные должности фавориты имели свою канцелярию, получали звания, принимали челобитные вельмож, влияли на функционирование органов государственного управления положительно или отрицательно в зависимости от своих способностей.

Изменения государственного управления воплотили идеологию абсолютизма, обоснованную видными идеологами родовитой аристократии, в том числе князем-рюриковичем М.М. Щербатовым. В восемнадцати книгах «Истории российской от древнейших времен», в работе «О повреждении нравов в России» и других представлена концепция традиционализма, естественности самодержавного режима и управления, крепостного состояния крестьянства, неравенства сословий, особо привилегированного положения дворянства — «станового хребта общества». Вместе с тем отмечалось хаотическое состояние законодательства, системы управления, бездарность и леность чиновничьей бюрократии, жестокость законов, самовластие самодержца, чем объяснялось кризисное состояние различных сфер жизни; подчеркнуто право знати на участие в управлении государством, представлен в качестве общественного идеала сословно-кастовый строй крепостничества, олигархическое дворянское государственное управление во главе с монархом — «первым среди равных» [1].

Аристократический консерватизм изменил идейную основу имперского управления. Если московские цари считали власть и управление служением Богу и державе, что отразилось и в царской символике, то идеологией императорской власти, особенно во второй половине XVIII в., стало обеспечение самовластия абсолютного монарха, интересов дворянства, объявленного благородным сословием, ставшего руководящим в государственном управлении [2].

Идеи западноевропейских и российских просветителей сказались на трансформации общественного мнения в сторону критического отношения к чисто феодальным основам государственного управления, что породило позднее перспективу его либерализации. Императрица же игнорировала поставленные публично вопросы об ограничении абсолютистско-монархического управления конституционным представительством сословий, о реформировании и ликвидации лежащего в основе управления крепостничества.

Административные реформы второй половины XVIII в. проводились в два этапа: в 60-е и 70—90-е годы, разграничительным знаком между которыми стала реакция Екатерины II на социальные потрясения империи начала 70-х гг.

Реорганизация высшего и центрального управления

Необходимостью упорядочить систему управления была мотивирована в Манифесте 6 июля 1762 г. одна из причин свержения Петра III . Екатерининские административные реформы коснулись всей системы государственного управления, начались с верхних ее этажей, роль которых после Петра I то ослабевала, то возвышалась из-за неоднократного изменения их статуса и функций.

Реформы исходили из следующих целей:

  • сохранить самодержавие, крепостничество, вотчинно-поместную собственность, сословность и другие фундаментальные основы абсолютистско-монархического государственного управления;
  • возвысить дворянство, сделать управление достаточно сильным для реализации его интересов во внутренней и внешней политике, а также геополитических интересов дворянской империи;
  • уберечь институты российского традиционализма от влияния европейских революционных идей и политического опыта;
  • усилить свою личную власть, полученную нелегитимно, незаконно, в результате убийства императора; подчинить себе всю систему государственного управления.

Екатерина старалась казаться просвещенным монархом, матушкой-императрицей для русских подданных, установила связь с французскими энциклопедистами, поощряла активность дворянского общественного мнения, интерес к политическим идеям, предоставляла возможность желающим высказываться в комиссиях, печатных изданиях, сама публиковалась в журнале «Всякая всячина», одно время окружала себя образованными государственными деятелями, велела 2 марта 1768 г. подписываться в челобитных «верноподданный» вместо традиционного «раб» [3].

С абсолютистскими стремлениями императрицы не совпадал проект Н.И. Панина, поданный им Екатерине II сразу же после переворота, о постоянном государственном совете по типу аристократического шведского. Учреждение по назначению Верховного места с законодательными правами мотивировалось тем, что «власть государя будет только тогда действовать с пользой, когда будет разделена разумно между некоторым малым числом избранных к тому единственно персон».

Автор проекта считал, что в российском управлении в отличие от европейского действует преимущественно «сила персон, чем власть мест государственных», что органам управления недостает законных оснований, которые бы создали законодательную базу их прочного функционирования. Он предлагал ввести разделение властей, выделить законодательную власть, внедрить элементы западного общественного устройства, упорядочить государственность, чтобы страна не зависела от каприза сидящих на троне, учесть уроки бироновщины, временщиков и оградить престол от случайных людей. Верховный совет должен был рассматривать вопросы в присутствии Екатерины, которая учитывала бы высказанные мнения, принимая окончательные решения. «Проще говоря, — отметил В.О. Ключевский, — Панин хотел сказать, что в России не было основных законов, которые бы стесняли личный произвол монарха». Удивительно, что Екатерина II приняла проект, подписала даже манифест о новом постоянном совете, назначила его членов, но проект и манифест не были изданы, а сданы в архив [4]. Она ослабила влияние придворной бюрократической олигархии, высшей чиновной аристократии, роль которой возросла в предшествующие десятилетия, особенно при императрицах-женщинах Екатерине I , Анне Ивановне, Елизавете Петровне.

Екатерина, совершившая переворот 28 июня 1762 г. с помощью дворянских гвардейцев, стремилась опираться в управлении государством на армию. Сразу же после переворота она подчинила себе через лично преданных командиров армейскую пехоту Петербургского и Выборгского гарнизонов и кавалерию. Отменила в армии введенные ее мужем прусские порядки. Объявила обычную для переворотов амнистию военных и статских чинов. Щедро осы пала военных участников переворота императорскими наградами. Завершила ликвидацию зловещей Тайной канцелярии.

Заметной стала реорганизация Сената. Функции детища Петра I серьезно изменялись в смуте дворцовых переворотов, когда слабела вся система управления, снижалась роль Сената, особенно при Екатерине I и Анне Ивановне. Сенат возродился при Елизавете Петровне, получил полномочия общего руководства управленческим аппаратом упраздненного кабинета. К 60-м гг. он стал высшим административным и судебным учреждением, ослаблял воздействие на управленческий механизм, сосредоточил высшую вельможную элиту, которая пыталась влиять на управление, повысить роль Сената в управлении. Видя опасность для своих самодержавных амбиций со стороны этой группы, Екатерина II решила «поставить» Сенат под «просвещенную» государеву руку, ограничить его функции в управлении государством.

В манифесте 15 декабря 1763 г. «Об учреждении в Сенате, Юстиц-, Вотчинной и Ревизион-коллегиях департаментов, о разделении по оным дел» [5] состояние сенатского управления признано не соответствующим потребностям государственного управления. Однако Сенату придан статус высшего лишь исполнительного органа управления и суда. К нему перешли текущие функции ряда упраздненных коллегий, контор. При суженной роли Сената особенно возвышена роль генерал-прокурора до высокопоставленного должностного и доверенного лица. Назначенный на эту должность князь А.А. Вяземский, известный своей честностью, неподкупностью, был ответствен лично перед императрицей, докладывал ей ежедневно о работе, решениях Сената, сосредоточил в своих руках дела юстиции, финансов, казначейства, контроля и надзора, выполнял роль приближенного министра управления, самостоятельно решал дела, подчинил себе губернских прокуроров, принимал доклады наместников. Роль же возглавляемого им Сената не возвышалась, а наоборот. Его функции были раздроблены между шестью созданными в его составе относительно автономными департаментами во главе с обер-прокурорами. Первый департамент рассматривал важнейшие внутренние политические дела в законосовещательном аспекте. Второй ведал судебными делами в апелляционном аспекте, третий — полицией, образованием, западными окраинами империи, четвертый — военными и морскими делами. Пятый и шестой размещены в Москве. Функции одного ограничены судебными делами, другой функционировал в качестве сенатской конторы.

Н.И. Панин предлагал структурировать сенат с целью повышения его высшей управленческой роли. Сделано же было так, что департаменты действовали раздробленно и самостоятельно в рамках расписанных дел, «все в равной силе и достоинстве», не имели никаких преимуществ один перед другим, принятые ими единогласно решения «на точном разуме законов» почитались «равно, как бы всем Сенатом» учиненные. При расхождении мнений дело рассматривалось в первом департаменте под председательством генерал-прокурора, при участии сенаторов от других департаментов. При наличии разных мнений и здесь дело выносилось на общее собрание сенаторов. Если и тут «не все сенаторы на одном мнении утвердятся», генерал-прокурор докладывал все дело с разными сенаторскими и своим мнением императрице на рассмотрение. Невелика, принижена оказалась роль Сената. Сенат утратил свои широкие полномочия, лишен законодательных прав, из высшего органа управления превращен в подсобный административный и судебно-апелляционный орган на уровне не высшего, а центрального управления. Постепенно ослабела и роль департаментов, ставших всего лишь высшими судебными инстанциями в связи с созданием отраслевых экспедиций Сената, которым переданы функции Камер-, Берг-, Штате-, Ревизион- и других коллегий, канцелярий.

Особую роль играла сенатская Тайная экспедиция (канцелярия), имевшая статус самостоятельного государственного учреждения. Ее функции в системе политического розыска определены лично Екатериной II , которая непосредственно опекала эту структуру Сената, усилила через нее полицейскую регламентацию государственного управления, всей жизни империи. Именно тогда широко применялась перлюстрация писем, поощрялось устное и письменное доносительство. Через Тайную канцелярию прошли все крупные политические процессы 70—90-х гг. Осенью 1774 г. присутствие экспедиции переведено в Москву, поближе к репрессивным действиям карательных воинских частей против пугачевцев. Здесь рассматривались материалы следственных комиссий, созданных в Оренбурге, Казани, Царицыне, Уфе, Симбирске, здесь совершались казни. Налицо была полицеизация функций одного из высших карательных органов государственного управления.

Временным высшим государственным органом стала Уложенная комиссия, созданная для составления нового «Уложения» (1767—1768 гг.). Комиссия была создана как сословно-представительное учреждение. Депутаты доставляли в Комиссию 1465 «наказов». Комиссия была распущена в связи с начавшейся русско-турецкой войной, но ее материалы облегчили разработку дальнейших реформ.

Укреплению екатерининского абсолютизма в управлении подчинена деятельность учрежденного в 1768 г. в связи с начавшейся русско-турецкой войной Совета при высочайшем дворе «для соображения всех дел, относящихся к ведению войны». Совет состоял из вельмож-аристократов, руководителей центральных органов, ближайших сановников. После окончания войны в 1774 г. он собирался и функционировал довольно регулярно, приобретал роль постоянно действующего и совещательного, консультативного и даже распорядительного органа при императрице. Совет при высочайшем дворе воплощал в государственные решения волю Екатерины II по вопросам военной, внешней и внутренней политики, реформам государственного управления. Павел I значительно сузил функции Совета, который просуществовал до 1801 г.

Возросла в сфере управления роль новой личной канцелярии, созданной в 1763 г. для отправления «собственных ее императорского величества дел». Статс-секретарь Г.Н. Теплов ведал на первых порах личной перепиской Екатерины II , постепенно расширились его функции вплоть до влияния на государственное управление. Была учреждена должность второго статс-секретаря, назначенный на нее И.П. Елагин принимал и оформлял челобитные на высочайшее имя, давал им ход. Статс-секретарь с 1775 г. князь А.А. Безбородко сосредоточил в канцелярии все государственные дела, восходившие на утверждение императрицы и требовавшие решения с ее личным участием. С 1783 г. он фактически руководил и внешней политикой, позднее (1797 г.) стал канцлером. Многие законы Екатерина II создавала по его рекомендациям. Через статс-секретарей, число которых росло, Екатерина вела основную часть дел по управлению государством. Эта структура выделилась из императорского кабинета, воплотила и определила тенденцию дальнейшей абсолютизации государственного управления, которая в конце XVIII в. обрела деспотическую форму через оформившуюся собственную его императорского величества канцелярию, ставшую высшим органом государственного управления. Одновременно утратил функции государственного органа Кабинет императрицы, сохранивший лишь задачи умножения личного имущества Екатерины II , хранения личной коллекции произведений искусства в Эрмитаже Зимнего дворца закрытого типа.

Сложился статус и Главной дворцовой канцелярии, через которую осуществлялось управление дворцовыми крестьянами, землями, хозяйством, придворными штатами. Ей были подчинены придворная, гофинтендантская, конюшенная и другие подобные конторы.

Линия Екатерины II на усиление своей личной роли не только в высшем, но и центральном управлении воплотилась в изменении коллежской системы, где была принижена роль коллегиального начала, внедрялись принципы единоначалия.

Екатерина II ослабляла центральное управление, передавала дела большинства коллегий местным губернским учреждениям. Многие коллегии были упразднены. Сохранились лишь три так называемые общегосударственные: Иностранных, Военных и Морских дел. Прекращено существование и задержавшейся дольше других Коммерц-коллегии. Управление просвещением, таможенной политикой и другими конкретными сферами Екатерина поручала отдельным приближенным лицам.

Роль центрального управления была сведена к общему исполнительному руководству и наблюдению.

Губернская реформа

Линия Екатерины II на укрепление абсолютизма в государственном управлении, его централизацию и полицеизацию, подчинение лично императрице воплощена последовательно в губернской реформе, которая осуществлялась в два этапа.

21 апреля 1764 г. указом «Наставление губернаторам» усовершенствован институт губернаторства, его государственный статус и функции. Указ направлен на укрепление и усиление роли местного управления, которое представлялось слабым звеном, но упрочение его могло повлиять на всю систему государственного управления. Екатерина II исходила из того, что империя как «целое не может быть отнюдь совершенно, если части его в непорядке и неустройстве пребудут», считала «самонужнейшим делом» приспособление должности губернатора к интересам императрицы.

Губернатор объявлен представителем императорской особы, главой, хозяином и опекуном вверенной ему губернии, исполнителем императорской воли, законов, обеспечивающим «недремлющим оком соблюдение и выполнение указов, узаконений, изобличение с помощью губернского прокурора лихоимцев, взяточников, казнокрадов как врагов отечества, попечительство о земледелии, как источнике всех сокровищ и богатств государства, о промыслах, торговле, сохранении тишины и безопасности верноподданных, руководство чиновниками провинциальных, уездных, воеводских и приписных канцелярий, объезд их раз в три года, составление отчетов, сбор податей и др. Губернатор получал огромную власть, ему подчинены таможни, магистраты, разные комиссии, полиция, ямские правления — все «гражданские места», «земские правительства», функционировавшие прежде вне губернаторского и в сфере центрального подчинения.

В свете уроков народной войны, потрясшей императорский режим, Екатерина II решительно перестроила губернское управление. 7 ноября 1775 г. издан Указ «Учреждение для управления губерний Всероссийской империи», подготовленный с помощью вельможных бюрократов А. Вяземского, П. Завадовского, М. Сиверса, Г. Ульриха и др.

Констатированы недостатки местного управления, которое не обеспечивало безопасность дворян, не предотвратило народную войну, не смогло сохранить порядок, не справилось с массовыми выступлениями, которые были подавлены армией.

Исправление положения виделось на путях усиления всех звеньев, в том числе и особенно местного звена, всего самодержавного управления.

Преобразовав таким образом местное управление, Екатерина намеревалась обеспечить лучше и более точно исполнение монарших законов, внутреннюю безопасность и порядок в империи. Этому подчинено и новое административное устройство: а) разукрупнение и увеличение губерний более чем вдвое — с 23 до 51; б) ликвидация 66 провинций как ненужного промежуточного звена между губернией и уездом; в) многократное увеличение числа уездов; г) введение 19 наместничеств двух-трех и более губерний каждое. Новое административно-территориальное деление призвано повысить эффективность налоговой, полицейской, судебной, всей карательной политики, основано на принципе статистического расчета: «Дабы губерния порядочно могла быть управляема, полагается в оной от трех сот до четырех сот тысяч душ... В уезде, или округе считается от двадцати до тридцати тысяч душ» [6]. Этот принцип воплотил казенно-бюрократический, средневековый подход, применялся Петром I при учреждении долей, дистриктов, игнори ровал экономические, этнические и другие исторически сложившиеся факторы, был отвергнут в 1727 г., возобновлен на окрепшей крепостнической основе.

Реорганизован, укреплен институт губернаторства, изменено устройство губернского управления. Губернатор представлял корону и местную власть, являлся главным должностным лицом губернии. В его руках сосредоточена вся полнота власти и управления. Как и прежде, он назначался монархом, но именовался теперь главнокомандующим, государевым правителем губернии, мог иметь статус не только гражданского, но и военного губернатора. Он контролировал деятельность всех учреждений и должностных лиц, выполнение законов, указов, повелений, имел в подчинении все воинские части и команды на территории губернии.

Вместо прежней губернской канцелярии учреждалось губернское правление, присутствие которого состояло из государева правителя и двух советников. Губернские учреждения строились по функциональному признаку, выполняли строго определенные административные, финансовые, судебные и другие функции: палаты Домостроительных дел и управления Казенных доходов императорского высочества, уголовных и гражданских судов (в каждой председатель, по два советника и асессора), порутчик правителя или вице-губернатор, директор экономии или домоводства, губернский казначей, землемер, верхний земский суд (председатель, 10 заседателей), прокурор, стряпчие казенных и уголовных дел, совестный суд. В каждой губернии учрежден своеобразный орган — приказ общественного призрения для управления народными школами, больницами, госпиталями, богадельнями, сиротскими, смирительными и работными домами [7]. Возглавлял его губернатор, в присутствие входили также по два выборных заседателя от верховного земского суда, губернского магистрата, верхней расправы [8].

Широкими функциями, высоким статусом наделена казенная палата, глава которой — вице-губернатор назначался Сенатом по поручению монарха. Главная задача ее — попечение об исправном поступлении доходов. Распоряжалась собранными казенными доходами Штатс-коллегия.

Губернское правление, палаты являлись царской местной администрацией с назначенными чиновниками. Совестный суд [9], приказ Общественного призрения сочетали государственные и общественные начала, «заседатели» в них избирались сословиями, а председательствовало чиновное лицо. Получилось своеобразное совмещение централизации губернского управления с участием в нем представителей местного дворянства. В отличие от традиционно существовавших в Московском государстве земских неодносословных представительств Екатерина II установила исключительно сословно-дворянский способ представительства.

Четко определены статус, функции губернского правления: «есть то место, которое управляет в силу законов именем императорского величества всею губерниею», обеспечивает исполнение законов, «взыскание чинит со всех непослушных, строптивых, ленивых и медлительных», прекращает противные законам непорядки, сохраняет и утверждает порядок, мир, тишину в городах, селах, деревнях, на дорогах губернии, заботится о работе учреждений полиции, благочиния, торговли и др. Повеления губернского правления обязательны к исполнению уездными, нижними земскими судами, верхними и нижними расправами, губернскими и городовыми магистратами и ратушами. «Кто же губернским правлением недоволен, тот жалобу свою приносить имеет в Сенат».

Уездную администрацию, подчиненную губернскому правлению, представлял нижний земский суд, ставший главным исполнительным органом, обладавший полнотой власти в уезде. Он обеспечивал соблюдение законов империи, исполнение распоряжений губернского правления, судебных решений, имел и другие функции по управлению уездом, в том числе обеспечивал организацию уплаты податей, исполнение натуральных повинностей, надзирал состояние дорог и др. Глава его, председатель земского суда в лице земского капитан-исправника, был наделен большими полномочиями, мог принимать любые меры для обеспечения законности, порядка. Он и два заседателя выбирались дворянами и только из местных дворян, утверждались центральной властью. В уездную администрацию входили также уездный казначей, присяжный землемер и др. Учрежден уездный суд для дворян (выборный судья и два заседателя), при нем — дворянская опека под председательством уездного дворянского предводителя для заботы о дворянских вдовах, сиротах. Нижняя расправа ведала в уезде судебными делами государственных крестьян. Крепостные крестьяне оставлены всецело во власти их собственников.

Связующим звеном высшего и местного управления стал введенный Екатериной II институт императорского наместничества в столичных губерниях, в крупных округах-регионах, охвативших по нескольку губерний. В наместничества Екатерина II назначила 19 генерал-губернаторов из числа наиболее доверенных элитных аристократов, наделив чрезвычайными, неограниченными полномочиями, необычайными функциями, персональной ответственностью перед короной. Генерал-губернатор имел свое наместническое правление в качестве исполнительного органа, нескольких советников, осуществлял надгубернаторскую должность, проводил через губернаторов монаршие повеления, действовал как глава царской администрации через губернский аппарат управления, суды, сословные органы, полицию, расположенные на территории наместничества войска, осуществлял общий надзор за чиновниками, мог оказывать давление на суд, останавливать исполнение судебных приговоров без вмешательства в судопроизводство [10].

«Учреждение для управления губерний» 1775 г. узаконило крупную областную реформу, которая усилила на местах государственное начало в духе абсолютизма, создала обширную административную систему управления, разделила административные, финансово-хозяйственные, судебные, полицейские функции по отдельным губернским учреждениям, отразила тенденции сочетания в местном управлении государственного и общественного начал, его бюрократизации и централизации, наделения дворянства властными полномочиями в регионах. Губернская реформа воплотила самодержавный традиционализм имперского управления во второй половине XVIII в., курс на усиление местной царской администрации, создание на местах твердои административной власти, полиции, которая пресекала бы любые проявления недовольства, народные выступления, оградила империю от западной революционной «инфекции», конституции, представительных, парламентских учреждений, подобия правового государства и гражданского общества.

Становление городского государственного и общественного управления

До 1775 г. города, имея 4 процента населения империи, находились в составе уездов и управлялись уездными органами, которые в XVIII в. неоднократно реформировались, заменялись в первой четверти дистриктными земскими комиссариатами, комендантами, воеводствами, вводились должности исправников с административно-полицейскими функциями. В городах действовали магистраты, городничие, ведущие функциональную родословную от городских приказчиков.

Обозначилось несоответствие качества управления городами начавшемуся формированию нового социально-экономического уклада, усилившейся тенденции промышленного, торгового, финансового развития, проведенным властью мерам по стимулированию экономики, созданию благоприятных условий для предпринимательской деятельности [11].

По губернской реформе 1775 г. города получили статус самостоятельной административной единицы [12]. Управление городами осуществлял городничий, получивший высокий должностной статус. Он назначался Сенатом из отставных офицеров-дворян, олицетворял со своей командой военнослужащих и канцелярией полноправную царскую администрацию, наделен огромной властью, выполнял в городе функции уездного капитан-исправника, обеспечивал порядок, возглавлял полицию, сосредоточил административные, полицейские и другие функции. В столичных городах администрацию возглавили назначаемые властью полицмейстеры. Под контролем администрации действовали выборные органы городского общественного управления.

Городовые магистраты и ратуши в посадах утратили административные функции и превратились в суды для торгово-промышленного населения, сохранены коменданты в ряде городов, цеховые старосты. Купечество и мещанство выбирали двух бурмистров и четырех ратманов в магистрат, наделенный функциями суда. Возглавил его городской голова. Функционировали в городах совестный и сиротский суды. В лице магистратов, совестных и сиротских судов, ратуш формировалось городское общественное самоуправление, которое функционировало под постоянным и строгим контролем губернаторства, городничества, органов государственного управления.

Жизнь же городов усложнялась, они разрастались и становились крупнее, возникали новые отрасли хозяйства. Множилась социальная структура жителей городов, которые именовались собирательно «городовые обыватели», «мещане».

Управление городами не имело своего самостоятельного статуса, единообразия, что сопровождалось произволом руководителей местной администрации, тормозило развитие городов, их устройство. Возрастание роли городов в жизни империи требовало адекватного городского управления.

В значительной степени эта потребность зафиксирована «Грамотой на права и выгоды городам Российской империи» от 21 апреля 1785 г. [13], которая стала первым в истории управления развернутым законом организации городского управления и сопровождалась позднее целой серией городовых положений об устройстве городской жизни. Закон сохранил государственное городское управление, определил юридический статус городского населения; предусмотрел общественное городское управление, организацию ремесленного, цехового устройства, подчиненность городского самоуправления царской администрации.

Закон подтвердил самостоятельный статус города как субъекта управления, статус и функции городского магистрата, посадской ратуши, составлявших их бурмистров, ратманов, а также старост, судей словесных судов, заседателей, работавших в единстве с городничими, комендантами и подчинявшихся губернатору и его правлению. В помощь администрации создавалось общественное управление, действующее на правовой государственной основе, представленное: а) градским обществом, б) общей городской думой, в) шестигласной думой, г) городским головой.

Высшим органом являлось градское общество, на собраниях которого право голоса имели горожане старше 25 лет, обладавшие недвижимым имуществом, довольно богатым состоянием, капиталом, проценты с которого превышали 50 рублей. Имущественный ценз постоянно повышался, особенно в крупных городах. «Мещанин бескапитальный голоса не имеет», — такое установлено цензовое право общественного управления. Лишены права голоса в городском собрании были жившие в городах люди наемного труда, не имевшие цензовых размеров недвижимого имущества и капитала.

По имущественному состоянию и роду занятий «городовые обыватели» подразделялись на шесть сословных разрядов [14], регистрировались в специальных «обывательских книгах» избираемыми обществом старостами и депутатами соответственно в одной из шести частей книги по алфавиту и определенной форме из семи показателей.

Градское общество имело право юридического лица, собственность, служебные помещения, доходы с имущества, торгового оборота, специальные сборы на нужды общества, добровольные дополнительные скидки (взносы), общественную казну, смету доходов и расходов, канцелярию, штат служащих, архив и др.

Собрания общества проводились по каждому из шести разрядов «городских обывателей» с дозволения губернатора; по его приказанию раз в три года выбирали гласных в общую городскую думу по одному от разрядов каждой части, на которые делился город, а также городского голову, бурмистров и ратманов в магистрат, старост, судей словесных судов, заседателей.

Общая городская дума избирала раз в три года по одному представителю от каждой из шести фракций гласных в шестигласную думу, при которой функционировали особые торговые депутации, штатные смотрители, инспекторы.

Шестигласная дума работала под руководством городского головы на постоянной основе, заседала еженедельно и чаще, когда «нужда и польза городская потребует».

Городской голова председательствовал в общей и шестигласной думах, а также в сиротском суде, городском депутатском собрании, которое состояло из депутатов от особых полицейских округов (частей) города, действовало постоянно, ведало «обывательскими книгами» и другими учетными делами.

Кроме общегородских, функционировали разрядно-сословные органы управления. В крупных городах имелись особые купеческие общества, избиравшие свои исполнительные управы и старшин. Ремесленные цеховые сходы избирали в каждой городской части цеховые управы в составе старшины и двух его товарищей (заместителей) для решения таких узко-цеховых интересов, как учет мастеров, подмастерьев, учеников, забота о нуждах данного ремесла, разрешение споров, экзамены на мастеров и подмастерьев. Подмастерья были наделены правом объединяться по профессиям, избирать свои подмастерные управы с ограниченными функциями. Цеховые, подмастерные управы города выбирали на собрании ремесленного голову, который входил в шестигласную думу как гласный от цеховых.

В «Грамоту» включено «Ремесленное положение», чем надлежало руководствоваться и магистратам, и цеховым органам.

По функциям, предметам и параметрам ведения городская дума являлась хозяйственно-административным дополнением к аппарату администрации, полиции, делала то, с чем они не могли справиться. «Грамота» предписывала администрации, городской думе, городовому магистрату помогать друг другу на пользу «службы императорскому величеству». Функции городской думы ограничены, что являлось характерной чертой самодержавного управления, допускавшего децентрализацию в строго ограниченных рамках. Дума не обладала широкими правами и самостоятельностью, опекалась пристально губернатором, который контролировал ее бюджет, доходы, расходы по отчетам шестигласной думы, представляемых обязательно и губернатору, и казенной палате. Думе разрешено обращаться к губернатору «со своими общественными нуждами и пользами». Жалобами же на городскую думу занимался губернский магистрат. Вся власть была в руках губернатора, городничего, органов государственного управления.

Деятельность городского общественного управления ограничена и узостью финансовых средств. Бюджет думы строился в доходной части на основе купцово-гильдейских сборов, обывательских взносов, мелких налогов, штрафов, процентных отчислений от казенной питейной продажи, дополнялся различными специальными сборами с обывателей и всегда был дефицитным.

Становление городского общественного управления проходило сложно, медленно. Оно формировалось в аспекте распорядительного назначения в городском хозяйстве, являлось тогда «слабо действующим» [15]. Заботы царской власти о городах «не дали очень заметных результатов: бедные средствами, мало просвещенные и ничем в жизни не объединяемые, «городские обыватели» не имели возможности сложиться в одно «общество градское» и развить свое самоуправление» [16]. Городское общественное управление сохранило феодальную корпоративную структуру в виде гильдий, цехов, посадских общин и многих других социальных разрядов.

Городскому управлению были приданы полицейские черты. «Уставом благочиния или полицейским» 8 апреля 1782 г. определена законодательно полицейская регламентация городской жизни, полиции дано право вмешиваться в общественную и частную жизнь горожан. Написанное Екатериной II «Зерцало управы благочиния» содержало нравственные афоризмы, нормы и для полиции, и для жителей городов.

По-новому строился городской полицейский аппарат. Обер-полицмейстеры в столицах поставлены во главе управ благочиния, куда входили приставы и выборные от купечества ратманы. В губернских городах созданы управы благочиния во главе с полицмейстером (обер-комендантом). В уездных городах — управы в составе городничих, приставов, двух ратманов.

Во всех городах учреждены полицейские округа — «части» по 200—700 дворов во главе с частным приставом. Части делились на «кварталы» по 50—100 дворов, где полицейский надзор осуществляли квартальный надзиратель и его помощник — квартальный порутчик.

Управы благочиния, канцелярии частного пристава, называвшиеся частным или съезжим домом, просто частью являлись городскими учреждениями, действовали отдельно от расположенных в городах уездных органов, обеспечивали порядок и безопас ность в городах, надзирали за гостиницами, трактирами, ресторанами, другими общественными учреждениями, тушили пожары, исполняли судебные решения по мелким уголовным делам, гражданским тяжбам.

В городском управлении во второй половине XVIII в. усилились бюрократическая централизация, полицеизация, общественные начала.

Изменение сословного дворянского, церковного, крестьянского, казачьего управления

Для второй половины XVIII в. характерно развитие сословного управления в России. В отличие от Запада, где разрушались феодальные устои, сословные перегородки в обществе и государственном управлении, формировались общедемократические властные и представительные органы, в Российской империи были усилены как сословная замкнутость общества, так и сословный характер государственного управления. Обусловлено это политикой упрочения феодальной абсолютистской монархии, политического оформления сословной структуры феодального общества, которое стало коррозироваться под воздействием новых буржуазных хозяйственных форм и отношений.

Каждому сословию власть определила конкретные обязанности, повинности, права, привилегии, место во власти и управлении. Соответственно этому определена и социальная направленность административных реформ, подчиненность их выражению главным образом сословных интересов дворянства: 1. Возникнув как служилое сословие, дворянство к середине XVIII в. стало сильным, богатым. Составляя 1% населения, оно владело подавляющим большинством производительного богатства России, огромными поместьями с миллионами крепостных крестьян, большинством уральских металлургических заводов, опиралось на крепнущую экономическую основу, пользовалось расширяющимися привилегиями [17]. В 1762 г. дворянство было освобождено от обязательной гражданской службы и личных податей.

Идеологией самодержавного абсолютизма стало фактически обеспечение интересов господствующего благородного сословия. Не было недостатка в провозглашенных Екатериной II «забот» о благоденствии, безопасности, спокойствии всех подданных, но реально она заботилась об усилении позиций дворянства, которое стало «руководящим классом» в управлении. Окрепло и «личное дворянство», не владеющее крепостными, не передаваемое по наследству, что отразило курс на усиление роли благородного сословия в государственной жизни.

Сложилась в государственном управлении ситуация, для которой характерны неограниченная власть монарха и сильное влияние в управлении дворянства, дворянской чиновной бюрократии.

Дворянство организовано политически. В 1766 г. Екатерина II утвердила выборную должность уездного предводителя дворянства сроком на два года для руководства выборами депутатов в Уложенную комиссию и исполнения других высочайших требований.

По губернской реформе 1775 г. созданы дворянские собрания, как уездные, наделенные правом юридического лица, так и губернские с выборными предводителями уезда и губернии, которые заметно усилили дворянскую организацию и ее роль в губернском, уездном управлении, придали монархическому управлению яркий дворянский характер.

Апогеем возвышения роли дворянства в российском управлении стала «Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства» от 21 апреля 1785 г. [18], где подтверждены прежние и установлены новые права и привилегии господствующего феодального сословия.

Во-первых, интересы дворянства отождествлены официально с государственными. Государство обрело статус дворянского, обеспечивало защиту чести, имущества, жизни дворянина, освобожденного от телесных наказаний; монопольное право на землю, крепостных, на свой сословный суд, права распоряжаться имуществом, крепостными, заводить фабрики, заводы, торги, не платить податей, сохранять и передавать по наследству имущество, выезжать беспрепятственно за границу в случае уголовных преступлений; и др.

Во-вторых, дворянство объединялось в свои сословные общества, своеобразные дворянские корпорации, влияющие на устройство сословия, защиту и реализацию его корпоративных интересов, подчиняющие государство этим узкосословным интересам.

В-третьих, кроме государственного управления, создавалось параллельно ему особое дворянское общественное управление со своей системой органов с целью повышения роли дворянства в государственных делах. Губернское дворянское собрание получило тоже право юридического лица.

Комплектованию служилого состава чиновников подчинена деятельность дворянского депутатского собрания, предусмотренного той же жалованной грамотой. Состояло оно из губернского предводителя дворянства, председательствующего и в этом собрании, и по одному депутату от каждого уезда. Рассматривало предварительно вопросы, подлежавшие обсуждению на дворянских собраниях, вело учет личного состава, родословные книги под контролем департамента герольдии Сената, выдавало грамоты и свидетельства о внесении дворянских родов в губернскую родословную книгу, участвовало в наложении опеки на имения и в исключении отдельных лиц из местного дворянского собрания, общества [19]. Дворянство представлялось Екатерине II воплощением подвластного ей, послушного российского народа, который, как отмечено в «Грамоте», «верою к Богу и верностью к престолу управляем» [20].

Екатерининские реформы ориентированы целеустремленно на обеспечение дворянству решающей роли в государственном управлении при абсолютной власти монарха. Они укрепили сословную ограниченность управления государством. В то же время ограничивался доступ в высшее сословие лиц из других сословий.

При абсолютизации власти и управления в XVIII в. российское дворянство пережило тогда «золотое время» своей истории. Но абсолютная монархия подготовила деградацию и в последующем гибель служилого сословия, ибо устранена была зависимость между корпоративными интересами дворянства и его государственными функциями. Понижалась способность дворянского сословия руководить обществом, и оно быстро превращалось в «историческую ненужность» [21].

2. Екатерина II продолжила линию Петра I на ограничение прав духовенства, усилила государственное управление церковью, решительно подчиняя ее абсолютной монархии с учетом влияния церкви на управление, жизнь общества и исходя из навеянной «Духом времени» Ш.Л. Монтескье перспективы ослабления и практического исчезновения духовенства как сословия.

Духовенство оказалось в полном подчинении у органов самодержавной власти и управления. Переведенное на штатные оклады, финансируемые государством, оно лишилось права владеть землей и крестьянами [22], что одновременно с сокращением сети монастырей, ограничением церковного управления стало ущемлением православия. Необратимым оказался процесс уничтожения церковно-монастырского землевладения, образования новой огосударствленной церкви с ограниченным внутрицерковным управлением.

3. Управление крестьянами охватило 90% населения, лишенного элементарных гражданских прав, даже права присягать императору. Во второй половине XVIII в. изменилось в соответствии с социально-политическими приоритетами самодержавия.

Во-первых, расширен и ужесточен институт крепостничества. Помещики получили расширенные вотчинные права в отношении находившихся в их собственности крепостных, могли ссылать строптивых крестьян в Сибирь, на каторгу, сурово наказывать за попытку жаловаться на господина. Крепостники имели абсолютную власть над своими крестьянами-рабами, распоряжались их жизнью на правах собственности, продавали, покупали, меняли, судили, наказывали. Помещичье (вотчинное) управление крепостными не имело правовой основы, было самым жестоким и архаичным институтом феодального режима, вызывая массовый протест крестьянства, которое держали в темноте и забитости, и осуждение как прогрессивного отечественного дворянства, так и западноевропейских просветителей.

Во-вторых, введена новая система управления государственными крестьянами, насчитывавшими 5 млн. ревизских душ, про живавшими на просторных землях Поволжья, Севера, Сибири и др. По закону 1797 г. они управлялись губернскими казенными палатами, их уездными структурами, несли тяжелые подати и повинности и сохранили чрезмерно ограниченные законами права в социально-экономической сфере, ведении хозяйства, занятия промыслами. Организованы сословное крестьянское общественное управление, волостные и сельские учреждения, действовавшие под руководством административно-полицейских органов, помогавшие выполнять им налоги, повинности, комплектовать армию на основе рекрутчины. В отдельных селениях проводился сельский сход государственных крестьян. Избирались сельский старшина, его помощники — староста, сборщик податей, сотские и десятские, выполнявшие полицейские функции под началом чинов уездной полиции. 6000 ревизских душ составляли государственную волость — административную, полицейскую единицу. Представители сельских сходов — от 1 до 20 дворов — проводили волостной сход, избирали волостное правление в составе волостного головы, двух заседателей по хозяйственным и полицейским делам.

В-третьих, Учреждением об императорской фамилии (5 апреля 1797 г.) упорядочено управление удельными (царскими) крестьянами с целью извлечения средств на содержание растущей императорской фамилии (семьи). Создано ведомство Департамента уделов во главе с министром. Образованы специальные структуры — экспедиции удела на местах, при казенных палатах в девяти губерниях, где были компактно сосредоточены принадлежавшие фамилии крестьяне и земли. Царские крестьяне организованы административно в удельные волости по 3000 ревизских душ в каждой, которыми управляли непосредственно сельские приказы. В эти сословные учреждения крестьянами под руководством чиновников избирались удельный голова — «первый начальник крестьян», приказной старшина по полицейским делам, казенный старшина по податям и повинностям, писарь. Сельский приказ являлся финансовым и полицейским органом, обеспечивал исполнение распоряжений Департамента уделов, других властных органов, распределял подати и повинности, собирал налоги, рассматривал мелкие тяжбы и проступки крестьян. В отдельных деревнях удельной волости созывались сельские сходы для избрания старост и ведавших порядком, безопасностью сотских, десятских, являвшихся по сути нижними полицейскими должностными лицами

Усилены административные и полицейские функции управления государственными и удельными крестьянами, сохранен самодержавно-феодальный характер управления крестьянством. Не была введена в действие подготовленная жалованная грамота государственным крестьянам [23].

4. Екатерина II продолжила тенденцию формирования государственного управления казачеством, ограничения казачьего самоуправления, «расказачивания», начатого Петром I , который ликвидировал казачий круг, отменил выборность главного атамана, учредил вместо выборного должность назначаемого царем наказного атамана, переселил насильно тысячу семей казаков с Дона на Астраханскую и Гребенскую линии, где большая часть казаков погибла, а оставшихся в живых перевели на Терек в так называемое терско-семейное войско.

В 60-е гг. было развернуто наступление на казачье сословное управление. Решительно и радикально ущемлялись права казачества, расширялись сеть и сфера государственного чиновного люда в казачьем управлении. В 1764 г. ликвидированы на Левобережной Украине гетманство и полковое управление, создана Малороссийская коллегия, назначен генерал-губернатор Малой России.

После народной пугачевской войны усилилось государственное регулирование жизни казаков. Земли войска Донского, Азов, крепость св. Димитрия Ростовского и вся Азовская губерния подчинены в 1775 г. наместнику Г.А. Потемкину. Ликвидирована казачья автономия. Учреждено гражданское войсковое правительство для управления всеми делами войска Донского, ставшего субъектом системы имперского центрального управления. Гражданское управление на Дону строилось на основе общероссийского законодательства и по типу губернской администрации [24]. Ликвидировано Запорожское казачье управление. Казацких старшин выслали или ублажили землями и офицерскими чинами. Рядовые казаки образовали с разрешения Екатерины Черноморское казачье войско, подчиненное Таврическому губернатору. Значительная часть казаков переселилась в Восточное Приазовье между реками Ея и Кубань, часть ушла в Турцию, образовала за Дунаем Задунайскую сечь. Волжское казачье войско было лишено земли, вольностей, подчинено Военной коллегии, частично переселено. На Яике отменена выборность войсковых атаманов.

Образованные в 1782 г. на территории бывшей Гетманщины Киевское, Черниговское, Новгород-Северское наместничества вошли в сферу имперского управления, ликвидирована относительная автономия Малой России. Вместо казацких сформированы первоначально гусарские полки, затем они заменены армейскими частями. Введено деление на губернии, уезды с соответствующим управлением. Рядовое казачество стало «войсковыми обывателями», а украинское шляхетство, старшины обрели все права и привилегии российского дворянства.

Казачество продолжало нести воинскую государеву службу, являлось, как и купечество, горожане, полупривилегированным сословием, было освобождено от подушной подати, рекрутской повинности [25]. Курс на усиление государственных начал в казачьем управлении породил устойчивую тенденцию. Тенденция расказачивания получила в условиях развития капитализма логическое продолжение и свое завершение. 

Павловская контрперестройка государственного управления

Павел I пытался «исправить» все, что, по его мнению, было приведено в беспорядок матерью, действуя в том же русле абсолютистского управления. Он стремился укрепить и возвысить принцип самодержавия, единоличную власть по прусским государственным образцам, внедрить в российское управление идеи почитаемого им родственника — короля Пруссии Фридриха: 1. Актом 5 апреля 1797 г. был установлен порядок престолонаследия от отца к старшему сыну по закону, гарантирующий престол от случайной узурпации и воцарения женской особы; учреждавший императорскую фамилию и право императора определять супружеские браки ее членов, что закрепило на российском престоле династическую линию потомков голштин-готторпских герцогов [26].

2. Укрепил самодержавную власть, ослабил значение Сената, но усилил надзор генерал-прокурора Сената за органами центрального управления и местных прокуроров за губернаторами, другими чиновниками. Учредил военные губернаторства в столице и Москве. Упразднил ряд наместничеств, где генерал-губернаторы проявляли самостоятельность.

3. По линии централизации управления он воссоздал Мануфактур-, Камер-, Берг- и некоторые другие коллегии, поставил во главе их директоров, наделил правом личного доклада царю, самостоятельностью действий от членов коллегий. Главу Коммерц-коллегии В.А. Гагарина именовал министром. Казначею А.И. Васильеву подчинил казначейские экспедиции Сената, выделенные из ведения генерал-прокурора. В самостоятельное центральное учреждение выделен из Сената Почтовый департамент. Самостоятельным стал и Департамент водяных коммуникаций. Для управления землями и крестьянами царской фамилии создано центральное ведомство во главе с департаментом уделов, который возглавил министр Уделов. Павел I составил записку «Об устройстве разных частей государственного управления», где содержался план учреждения министерств вместо коллегий.

4. Павел отказался от курса матери с ее опорой на «просвещенное» дворянство, приостановил действие многих статей жалованной грамоты дворянства, ограничил дворянские привилегии, права и льготы, решил восстановить «блеск самодержавия», уменьшить влияние дворян на царское управление, обязал их вновь служить, восстановил для них телесные наказания, ввел сборы с дворян на содержание губернской администрации, упразднил губернские и ограничил уездные дворянские собрания, расширил сферу вмешательства губернатора в дворянские выборы, сократил впятеро количество дворян-избирателей.

5. В стремлении оградить Россию от влияния Французской революции ужесточил цензуру, запретил частные типографии, употребление слов «граждане», «отчество», «общество» и др., поездки во Францию, импорт французской литературы, пользование французским языком и т.д.

6. Перетряхнул местное управление, перекроил губернское, уездное деление [27], уменьшил число губерний и соответственно их учреждений, закрыл приказы общественного призрения, возвратил окраинам прежние структуры и формы управления.

7. Изменил радикально городское управление на немецкий манер, объединил с полицейскими органами слабое сословное управление в городах. Упразднил в губернских городах думы, управы благочиния, учредил ратгаузы во главе с назначенными императором президентами, которые контролировались губернаторами и Сенатом, имели в своем составе чиновников, как назначаемых Сенатом, так и избираемых горожанами и утверждаемых императором. Объединены административные, полицейские, финансовые, хозяйственные и частично судебные функции. Ратгаузам подчинены магистраты, ратуши. Уменьшено число сословных судебных структур. В 1799 г. в губернских и уездных городах созданы ордонансгаузы во главе с полицмейстером, городничим или комендантом. Новые военно-полицейские органы ведали и военным судом, тюрьмами.

8. Проявил стремление опереться на бюрократию, увеличил число чиновников в центральном и местном аппарате, провел ряд мер по укреплению служебной дисциплины. Павел I централизовал до крайности управление, усилил его деспотическую форму, вмешивался лично во все детали управления через собственную канцелярию, Сенат, Синод, коллегии, укреплял единоначалие, роль бюрократии, углубляя кризисное состояние системы абсолютистского правления, которая не смогла избавить Россию от нового обострения противоречий, антикрепостнических выступлений на рубеже XVIII — XIX вв., кровавой смены верховной власти весной 1801 г.

* * *

Государственное управление во второй половине XVIII в. было направлено на укрепление власти абсолютного монарха, еще более централизовано и бюрократизировано.

Умножены и укреплены органы на местах, которым переданы некоторые функции центрального управления; широкие полномочия предоставлены губернаторам и генерал-губернаторам, возвышен институт губернаторства. Учреждены наместничества.

Усовершенствовано общественное сословное управление. Дворянству, городам жалованы права самоуправления, корпоративной организации, функционирования на основе законов империи, под контролем царской администрации. Изменено, ужесточено государственное управление духовенством, крестьянством, казачеством.

Осуществлена полицеизация управления, особенно местного, уездного, во главе которого поставлены полицейские чины, созданы специальные полицейские управы благочиния.

Система государственного управления реформирована чисто императорско-административными методами. Проигнорированы прогрессивные идеи западных и отечественных мыслителей-просветителей, депутатов Уложенной комиссии, зарубежный опыт организации управления, движения к гражданскому обществу, конституции, всесословному представительному управлению.

Реформы управления не ослабили остроты внутренних социальных противоречий, не обеспечили любезных монархам тишины и спокойствия, не избавили империю от потрясений, вызванных разложением средневековых институтов и стремлением спасти их, не останавливающимся перед применением исполнительно-деспотического давления, превратившего Россию в «царство страха», в условиях которого стал возможен еще один кровавый дворцовый переворот. Павловская контрперестройка обнаружила неустойчивость самодержавно-абсолютистского государственного управления, чередование в нем «просвещенных» и деспотических начал, организационную слабость его звеньев, усиление крайней бюрократической централизации, вмешательство монарха во все сферы, уровни, детали управления, жесткую регламентацию в организации и деятельности управленческих структур.

Усилия Екатерины II и Павла I в сфере управления носили ярко выраженный охранительно-традиционалистский характер, укрепляли феодальные устои, консерватизм системы государственного управления, отдаляли Россию от Запада, где распространялись и утверждались реформистскими и революционными способами демократические процессы; создавали предпосылки для дальнейшего отставания страны, неадекватно отражали назревавшие объективные потребности XVIII в. На эти процессы, на Французскую революцию Екатерина II отреагировала жестко. Преследовалось свободомыслие, были сурово наказаны российские просветители, активизирован полицейский сыск, ужесточены наказания за преступления. Забыты либеральные высказывания, сброшена маска просвещенной императрицы, «просвещенный» абсолютизм заменен режимом «военной и полицейской диктатуры» [28]. По свидетель ству В.О. Ключевского, иностранцы, путешествующие по России в 1790-е гг. с целью ознакомления на месте с итогами екатерининского правления, пророчили, что рано или поздно эти преобразования непременно приведут к великой революции в России.

Вопросы для самопроверки

  1. Предпосылки и условия изменения государственного управления во второй половине XVIII в.
  2. Реорганизация функций, органов высшего и центрального управления в 60—90-е гг.
  3. Реформа местного управления на основе «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи» 7 ноября 1775 г.
  4. Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства (21 апреля 1785 г.) и формирование сословного дворянского управления.
  5. Становление государственного и общественного управления в соответствии с грамотой на права и выгоды городам Российской империи (21 апреля 1785 г.).
  6. Усиление государственных начал в церковном, крестьянском, казачьем управлении.
  7. Социальная направленность, основные черты и уроки реформирования государственного управления во второй половине XVIII в.

Рекомендуемая литература

  1. Анисимов Е.В., Каменский А.Б. Россия в XVIII — в первой половине XIX века. М., 1994.
  2. Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства. 21.04.1785 г. // Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996.
  3. Медушевский А.Н. Утверждение абсолютизма в России. М., 1994.
  4. Наказ императрицы Екатерины II , данный комиссии о сочинении проекта нового уложения. // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 1999. № 3.
  5. Наставление губернаторам. 21.04.1764 г. // Учреждения государственного управления в России: опыт формирования и эволюция. Документы повествуют... Нижний Новгород, 1994.
  6. Об учреждении в Сенате, в Юстиц-, Вотчинной и Ревизион-коллегиях департаментов, о разделении по оным дел. Манифест 15.12.1763 г. // Учреждения государственного управления в России: опыт формирования и эволюция. Документы повествуют... Нижний Новгород, 1994.
  7. Отечественная история с древнейших времен до 1917 г. Энциклопедия. А-Д. М., 1994.
  8. Платонов С.Ф. Учебник русской истории. СПб., 1993.
  9. Российская государственность: исторический аспект. М., 1995.
  10. Учреждение для управления губерний... 7.11.1755 г. // Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996.

[1] М.М. Щербатов пытался реализовать свои идеи, возглавляя дворянских депутатов в Уложенной комиссии 1767—1768гг. См.: Коваленко В. И. Михаил Михайлович Щербатов // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 1999. № 1. С. 70—79.

[2] В управлении при Екатерине сочетались черты сословного и полицейского государства во имя укрепления ее власти и мощи империи. См.: Рэгсдейл X . Просвещенный абсолютизм и внешняя политика в России в 1762—1815 гг. // Отеч. история. 2001. № 3. С. 4.

[3] См.: Рэгсдейл Х. Указ. соч. С. 4.

[4] Ключевский В.О. Соч.: В 9 т. Т. 5. Курс русской истории. М., 1989. С. 105. См. также: Минаева Н.В. Никита Иванович Панин // Вопросы истории. 2001. № 7. С. 74.

[5] См.: Учреждения государственного управления в России: опыт формирования и эволюция. Документы повествуют... Н. Н., 1994. С. 31-33.

[6] Учреждения государственного управления в России... С. 84,85. Уезд представлял собой издавна сложившийся округ, состоял из земель, волостей, тянувшихся географически к городу, стал территориальной, административной, финансовой единицей. Уезды, губернии, провинции отличались ранее по количеству земли, жителей. Увеличение числа уездов по указу Екатерины II потребовало превращения многих сел, деревень, слобод в уездные города. См.: Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М., 1993. С. 273.

[7] В работные дома собирали нищих, людей, которые «праздно шатались». В смирительные дома помещики сдавали непокорных крепостных, родители — неповиновавшихся детей. Там существовал полутюремный режим, принудительный труд, телесные наказания. По сути это были тюремные учреждения.

[8] См.: Из учреждений для управления губернией. 7 ноября 1775 г. // Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996. С. 201—207.

[9] Совестный суд правил дела малолетних, безумных преступников, разбирал жалобы в порядке примирения, рассматривал дела не по формальному указанию законов, а по естественной справедливости. См.: Платонов С.Ф. Указ. соч. С. 284.

[10] Институт наместников усовершенствован в XIX в., возрожден своеобразно в конце XX в. Указом «О полномочном представителе Президента Российской Федерации» (13.05.2000) учреждено 7 федеральных округов. По версии газеты «Крестьянин» (18—24.05.2000. №20. С. 1), полпреды главы государства «наделяются беспрецедентными генерал-губернаторскими полномочиями», станут «фактически его наместниками».

[11] 23 октября 1762 г. разрешено всем сословиям создавать мануфактуры. Позволено в 60-е гг. создавать текстильное производство без регистрации. 17 марта 1775 г. предоставлено «всем любезно-подданным» право устраивать любые промышленные предприятия. Активизировались банки. Дворянский банк приобрел в 1786 г. статус государственного заемного. Создан в связи с выпуском ассигнаций Государственный ассигнационный банк. За 10 лет (1775— 1785 гг.) удвоилось число городов. См.: Паппс Р. Россия при старом режиме. М., 1993. С. 285.

[12] Манифестом от 14 декабря 1766 г. о созыве Уложенной комиссии введены новое понятие «город» как тяглая и юридическая единица, выборные городские головы, баллотировка шарами, известная в России начиная с эпохи Петра I при принятии коллективных решений в учреждениях.

[13] См.: Грамота на права и выгоды городам Российской империи. 21 апреля 1875г. // Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996. С.244-311.

[14] 1. Владельцы домов, земель, иной недвижимости в городе — «настоящие городские обыватели». 2. Купцы трех гильдий. 3. Цеховые ремесленники. 4. Иногородние и иностранные гости (торговцы). 5. Именитые граждане: а) выборные должностные лица, получившие звание степенных, похвалу за службу заседателем губернского магистрата, совестного суда, бургомистром, городским головой и другую городскую службу; б) профессиональные дипломированные ученые; в) архитекторы, живописцы, скульпторы, «музыку учинители»; г) состоятельные капиталисты, объявившие свои капиталы свыше 50 тыс. руб.; д) банкиры; е) оптовые торговцы; ж) кораблевладельцы. 6. Посадские-цеховые, имеющие капитал, занятые ремеслом, рукоделием, — самый многочисленный разряд.

[15] Ключевский В.О. Указ. соч. С. 112.

[16] Платонов С.Ф. Указ. соч. С. 286.

[17] В петровское время употреблялся термин «шляхетство» для обозначения служилого сословия, замененный «дворянством» в условиях оформления сословия и утверждения абсолютизма. В 1736 г. срок обязательной службы дворян сокращен до 25 лет. При Елизавете он стал еще короче, подготовлен проект о полном освобождении дворян от обязательной службы.

[18] В документе 4 раздела и 92 статьи. См.: Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996. С. 208—243.

[19] «Бесправное при Петре Великом шляхетство облегчило несколько свои тяготы при императрице Анне, замкнулось в благородное сословие при Елизавете, освобождено от обязательной службы при Петре III , при Екатерине II обращено в привилегированное сословие с широким сословным самоуправлением и с большими административными полномочиями». Платонов С.Ф. Указ .соч. С. 286.

[20] Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996. С. 208.

[21] Ключевский В.О. Указ. соч. С. 166.

[22] Государство стало выдавать монастырям сначала до 30 десятин, архиерейским домам — 6—9 десятин земли, а в 1797 г. увеличило наделы для монастырей до 60 десятин и для архиерейских домов — до 30 десятин.

[23] Подробно см.: Писарькова Л.Ф. Развитие местного самоуправления в России до великих реформ: обычай, повинность, право // Отечественная история. 2001, 3. С. 29.

[24] В 1782 г. крепость св. Димитрия Ростовского, посад, возникший недавно г. Нахичевань-на-Дону причислены к Таганрогскому уезду, который в 1784 г. в составе Азовской губернии стал частью Екатеринославского наместничества, а в 1796 г. — Новороссийской губернии, но уже в составе Мариупольского уезда. 17 августа 1797 г. крепость св. Димитрия Ростовского с поселением преобразована в уездный центр, канцелярия которого размещалась в Таганроге.

[25] В 1797 г. восстановлена на Дону войсковая канцелярия. Павел I в 1801 г. заменил войсковое правительство Черноморского казачьего войска тоже войсковой канцелярией, которая имела шесть структурных экспедиций и в своем штате особое должностное лицо, назначавшееся государем.

[26] Брак Павла I с вюртембергской принцессой Софией-Доротеей-Луизой (в православном крещении Марией Федоровной) и рождение сыновей Александра, Константина и Николая упрочили немецкую этническую линию на российском престоле.

[27] Указом от 28 августа 1797 г. «О назначении границ Новороссийской губернии и о разделении ее на уезды» образован в составе губернии Ростовский уезд с центром в крепости св. Димитрия Ростовского. 8 октября 1802 г. уезд с центром в Ростове отошел к Екатеринославской губернии.

[28] См.: Ерошкин Н.П. Государственные учреждения дореволюционной России. М., 1983. С. 114.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com