Перечень учебников

Учебники онлайн

Единообразие поведения, выводимое из теории референтных групп

С этой точки зрения мы рассмотрим исследования, в которых понятие относительной утраты было эксплицитно применено Ста- уффером и его сотрудниками при объяснении эмпирических данных. Занимаясь этим, мы пытались, во-первых, определить, как это поня­ тие может быть включено в более общую, хотя все еще примитивную, теорию референтно-группового поведения, и, во-вторых, показать, как эти исследования могут дать начало новым теоретическим и эмпири­ ческим проблемам, которые могут стать объектом новых и кумулятив­ ных исследований. Мы хотим сейчас рассмотреть, действительно ли теория референтных групп будет обладать более широким применени­ ем, чем, по-видимому, специальное понятие относительной утраты. К счастью, многочисленные исследования «Американского солдата» дают нам возможность проверить это, хотя бы до некоторой степени. Некоторые из этих исследований включают данные, которые, по-видимо­ му, не соответствуют понятию относительной утраты, так как они обращены к образу «Я», а не к уровню удовлетворенности собствен­ ной участью; но мы уверены, что даже они могут быть объяснены бла­ годаря применению к ним теории референтных групп. Исследуя, дей­ ствительно ли эта теория позволит нам обнаружить социологическое единообразие, лежащее в основании различных образцов поведения, мы вместе с тем получаем возможность дополнить перечень конкрет­ных проблем, требующих решения для развития теории референтных групп.

  • 25 Замечательное начинание есть в исследовании, которое прокладывает новые пути: Herbert H . Hyman , « The Psychology of Status », Archives of Psychology , № 269, 1942. Хаймен просил людей сообщить о группах или индивидах, с которыми они сравнивали свой собственный статус. Прямые вопросы такого рода могут, разуме­ ется, выявить только осознанные и запомнившиеся эталоны сравнения. Но про­ грессу теории референтных групп воспрепятствовало то, что она не сумела восполь­ зоваться предложением Хаймена о стихийном возникновении референтно-группо­ вых координат. — Примеч. автора.

Случай 4 ( II , 242—272). Группы фронтовиков были вообще под­ вержены большой текучести состава. Верно, что некоторые части были обучены и введены в боевые действия с незначительными изменени­ ями в личном составе, но даже в этих случаях часто требуется попол­ нение из-за выбывших из строя солдат. Исследовательский сектор правильно оценил социологически важный факт, что неопытные сол­ даты находятся, таким образом, в двух совершенно различных соци­ альных структурах: некоторые временно находятся в однородных частях, составленных полностью из таких же неопытных солдат, а другие — в подразделениях с боевыми ветеранами. И здесь исследо­ вание получает решительный социологический поворот. В отличие от обычного анкетного опроса в социальной психологии, которая сравнивает совокупности людей различного статуса (возраст, пол, класс и т.д.), в исследовании не просто сравниваются установки нео­ пытных солдат из невоевавших частей и ветеранов. Это было бы только сравнением двух совокупностей людей в двух разных статусах — важ­ ный тип сравнения, но обладающий ограниченной ценностью для со­ циологии. Они увидели здесь возможность изучить влияние группово­ го контекста на установки разных типов людей — проблема, которая, конечно, является старой, старше, чем сама социология, но которая чаще становится объектом поверхностной дискуссии, чем системати­ ческих эмпирических исследований.

Исследовательский сектор, следовательно, сосредоточил внима­ ние на групповом контексте, в котором находятся эти солдаты: нео­ пытные солдаты в частях, полностью состоящих из таких же нович­ ков; неопытные новички в подразделениях, состоящих еще и из бое­ вых ветеранов; и сами ветераны в этих частях 26 . В этих трех группах солдатам были предложены некоторые из тех вопросов, которые Ис­ следовательский сектор называет «областью установок» (готовность к бою, уверенность в своей способности принять командование груп­ пой в бою, оценка своей физической формы и так далее). Это обсле­ дование обнаружило разнотипные образцы различий в ответах предста­ вителей трех групп. В первой «области установок», например, ветера­ны выражают большую неприязнь к вступлению в бой, чем солдаты в частях, состоящих из необстрелянных новичков, а новобранцы в бое­ вых частях находятся посредине между ними. В то время как 45% лич­ ного состава еще не участвовавших в боевых действиях частей были «готовы вступить в реальную боевую зону», эта доля снижается до 28% среди новобранцев в боевых частях и составляет только 15% среди ве­ теранов. Конечно, именно контраст между неопытными солдатами еще не обстрелянных частей и пополнением боевых частей является наи­ более значительным, поскольку они сходны по своему индивидуально­му атрибуту (им всем свойственен недостаток боевого опыта), но раз­ личны по виду группы, в которой они находятся. Такие же образцы от­ветов встречаются при опросе об отношении к сержантам (ответы но­вого пополнения боевых частей занимают среднее положение между ответами ветеранов и неопытных солдат).

  • 26 Конечно, существует четвертый групповой контекст, который может опера­тивно войти в систематическое сравнение, а именно подразделения, полностью со­стоящие из фронтовиков-ветеранов. Однако армейская практика пополнения частей не давала возможности Исследовательскому сектору включить такие полностью ве­теранские подразделения в свое исследование. — Примеч. автора.

Но, как сообщает Исследовательский сектор, — это только один образец ответа. Совершенно иной образец мы можем найти в ответах на вопрос об уверенности в своей способности «принять командова­ние группой людей» во время боя. Как некоторые могли бы ожидать на основании здравого смысла, ветераны более часто выражали уве­ ренность в своей способности выполнить эту роль, чем неопытные солдаты в частях, состоящих только из новобранцев. Но здесь наибо­лее существенно то, что в отличие от первого вопроса о готовности к бою, когда ответы новобранцев боевых частей занимали промежуточ­ ное положение, в этом случае из всех трех групп именно они были менее уверенными в себе 27 .

И еще один тип «установки»: отношение к своей.собственной физической форме. Новобранец в боевой части практически не отличался от неопытных солдат в невоевавших частях, но чаще, чем ве­ теран, рассматривал себя «в хорошей физической форме».

  • 27 Если бы здесь существовала возможность для полной перепроверки этих дан­ ных, было бы необходимо рассмотреть проблему «достоверности вопроса», поскольку три различных показательных вопроса в этой «области установок» на «уверенность в себе» ведут к совершенно различным образцам ответа. Тем не менее это не является существенным для наших целей, особенно поскольку мы здесь рассматриваем глав­ ным образом пополнение из новобранцев, которые последовательно менее уверены, чем ветераны и новички, по всем трем пунктам (данные см. II, 252). См . также анализ вопросов в исследовании P.L. Kendall, P.F. Lazarsfeld, «Problems of Survey Analysis», R.K. Merton, P.F. Lazarsfeld, Continuities in Social Research (Glencoe, Illinois: The Free Press, 1950), 133—196. — Примеч . автора .

Эти три ряда данных, следовательно, демонстрируют три различ­ных образца ответа; в первом из них новобранцы боевых частей отве­чают более сходно с ветеранами, чем с неопытными солдатами из не­воевавших частей; во втором ответы наиболее отличаются от ветера­нов и вместе с тем не похожи на ответы новобранцев из невоевавших частей; и в третьем их ответы ничем не отличаются от ответов их необ­стрелянных собратьев из невоевавших частей. И поскольку эти три об­ разца различны, Исследовательский сектор предлагает различные ин­ терпретации. По отношению к сходной с ветеранами неприязни ново­ бранцев к бою они предполагают, что «до некоторой степени новобран­цы перенимают отношение воевавших ветеранов, окружающих их, чьи взгляды на бой могли иметь для них высокий престиж» ( II , 250). По отношению к возможности руководить группой в бою, в чем новобран­ цы наиболее отличаются от ветеранов, предполагается, что «для вете­ ранов опыт является их сильной стороной, по отношению к которой новобранцы в контакте с ними испытывают сильнейшее чувство не­ полноценности, оказавшись действительно в тени ветеранов ( II , 251). В тех случаях, когда новобранцы боевых частей ничем не отличаются от своих собратьев в невоевавших подразделениях, например, в оценке своей физической формы, предлагается гипотетическое объяснение, что эти суждения, возможно, отражают реальные (объективные) раз­ личия физической формы у ветеранов и других солдат.

Теоретическое осмысление. Признаем сразу, что здесь возникает интригующий вопрос и брошен вызов социологической теории. Пове­ денческие реакции новобранцев боевых частей, кажется, представля­ ют почти беспорядочные вариации — ситуация неприятная для теоре­ тиков, чья задача — осознать основополагающее единообразие посре­ ди подобного очевидного беспорядка. Это напоминает ситуацию, с которой столкнулся Дюркгейм, когда он обнаружил бесконечное раз­ нообразие уровня самоубийств у разных полов, в сельских и городских районах, у военных и у гражданского населения, в различных религи­ озных группах и т.д. Он скорее стремился вывести эти бесчисленные вариации из ограниченного набора предположений, чем давать само­ стоятельное новое объяснение для каждого круга различий. Так и в нашем примере: различные образцы ответов новобранцев ставят перед социологической теорией задачу разглядеть существенные переменные и Условия, которые являются причиной этих внешне разнообразных поведенческих реакций.

Хорошо известно, что первый шаг в поиске социологической упо­ рядоченности среди очевидного беспорядка — перепроверка понятий, с помощью которых сообщаются данные с точки зрения теории. Чаще всего обнаруживается, что эти понятия могут принести пользу после уточнения и переформулировки. Это проявляется и в данном случае. Полученные данные описываются как установки, входящие в различ­ ные «области установок». Теоретик мог бы сразу принять во внимание возможность того, что основные концептуальные различия в этих дан­ ных могли быть затемнены из-за использования одного неточно опре­ деленного понятия 28 . Единственное всеобъемлющее понятие «установ­ ка» также далеко не всегда направляет внимание аналитика натеорию, подходящую для интерпретации данных. И, в конце концов, из-за не­ гласного включения существенно различных элементов в одно недиф­ ференцированное понятие эмпирические данные могут казаться ано­ мальными, противоречивыми, разнокалиберными, хотя в действитель­ ности это не так.

Что показывает новая концептуальная формулировка этих дан­ ных? Первая переменная, «готовность к бою», может действительно успешно описываться как «установка» в относительно верном смыс­ ле «ментального и нервного состояния готовности, воспитанного бла­ годаря опыту и оказывающего директивное или динамическое влия­ ние на индивидуальную реакцию, направленную на все объекты и си­туации, к которым она имеет отношение» 29 . Но вторая переменная — «уверенность в своих лидерских способностях», — как здесь показа­ но, вызывает впечатление не столько определенной направленности при подготовке поведения, сколько образа Я и самооценки. Два след­ ствия вытекают из предварительной переформулировки одного по­нятия «установка» в два понятия: «установка» и «самооценка». Во- первых, мы больше не считаем, что данные, имеющие отношение к этим двум переменным, следует включать в общее сравнение: сейчас это становится спорным вопросом, а не молчаливым допущением. И второе: переформулировка данных с использованием термина «само­ оценка» подводит нас сразу к референтно-групповой теории самооценки. Переформулировка понятий, в которой точно определены зависимые переменные, таким образом устанавливает гипотетичес­ кую связь с предшествующими теориями: мы не должны изобретать совсем новые гипотезы, стоящие одиноко и не связанные с общим содержанием теории, но можем, вероятно, вывести эти данные из ус­тановленных гипотез, концентрирующихся вокруг структуры, функ­ ций и динамического механизма самооценки в различных групповых контекстах. Более того, именно эта теория включает понятие отно­ сительной утраты, используемое везде в этих томах «Американского солдата», но не используемое в рассматриваемом примере.

  • 28 Во введении Стауффер обращает внимание на неопределенность понятия «ус­ тановка», принятого в этих исследованиях: «...в основной работе Исследовательско­ го сектора и в большинстве текстов данных томов отсутствует операциональное по­ нятие установки, по этой причине такие понятия, как «установки», «склонности» и «мнения», используются более или менее неопределенно и даже иногда заменяя друг друга...» (1, 42). Здесь мы занимаемся изучением некоторых эмпирических и теоре­ тических последствий переопределения понятия. Точное изложение этой методики см. в W . J . Goode , P . K . Hatt , Methods in Social Research ( New York : McGraw Hill , 1952), 48—53. — Примеч. автора.
  • 29 Процитировано частное определение, данное Дж.У. Олпортом, но различные современные концепции «установки» имеют, по существу, тот же самый основной смысл. — Примеч. автора.

С этим новым концептуальным базисом мы готовы перепроверить данные «Американского солдата», чтобы рассмотреть, действительно ли они демонстрируют определенную аномалию, когда три разных об­разца ответов даются при одних и тех же условиях. Если общая теория будет создаваться на основе этих данных, но вне объяснений, предло­ женных в «Американском солдате», то она должна будет охватить эти на первый взгляд различные образцы ответов и отнестись к ним как к выражению лежащих в их основе закономерностей.

Исходя из теоретических оснований, разработанных Джеймсом, Кули, Мидом, а также Хайменом, Шерифом и Ньюкомом, мы утвер­ждаем в своей гипотезе: поскольку подчиненная или формирующая­ ся группа членов хочет объединиться с данной группой, они будут стремиться ассимилировать настроения и ценности авторитетного и престижного слоя этой группы. Функция конформизма состоит в том, чтобы заслужить одобрение и признание со стороны группы, в свою очередь, возрастающее признание группой усиливает тенденцию к конформизму. И ценности этих «значительных других» являются зер­ калом, в котором люди видят образ своего «Я» и формируют само­оценки. Применим сказанное к рассматриваемому конкретному слу­ чаю: для только что призванного солдата значительными другими в одной членской группе являются такие же необстрелянные солдаты, а в другой — опытные ветераны, с их особым комплексом ценностей и настроений.

Применяя общую гипотезу, следует ожидать, что новобранцы как «аутсайдеры», желающие присоединиться к престижному и автори­тетному слою (ветераны), могли бы полностью настроится на все те Ценности и чувства ветеранов, которые здесь рассмотрены. Это дол­ жно быть абсолютно ясно. Если мы правильно оценили объяснитель­ ные возможности гипотезы, на нее следует положиться, а не изме­ нять или отвергать ее только потому, что в тексте «Американского солдата» есть сообщение о том, что ответы новобранцев в этих «обла­ стях установок» были фактически различны. Наша гипотеза дает нам ряд подсказок: мы должны перепроверить эти сообщения о различ­ ных образцах, чтобы определить, являются ли они действительно раз­ личными или просто кажутся такими.

Предварительно и в той мере, в какой это позволяют изложенные данные, мы считаем, что эти различия только кажущиеся. В основа­ нии проявившихся различий в процентном распределении ответов на заданные вопросы (среди ветеранов, новобранцев боевых частей и нео­ пытных солдат из необстрелянных частей) лежит определенная зако­ номерность, соответствующая нашей гипотезе.

Итак, во-первых, о готовности вступить в бой: ветераны считают, в сущности, что «бой есть ад», и, следовательно, ветераны наиболее часто выражают отвращение к вступлению в бой. Неопытные солда­ты из невоевавших войск, напротив, позднее расставшись с граждан­ской жизнью, скорее всего разделяют набор ценностей гражданского населения военного времени, со всеми его «условными стереотипа­ ми» о бое как предоставленной возможности для драматического ге­ роизма. Это фактически подтверждается текстом в другом месте и в другой связи, где говорится, что «сильнейшим групповым кодексом (среди фронтовиков)... был запрет на любой разговор шовинистичес­кого вида... Суть установки фронтовиков заключается в том, что лю­ бой разговор, в котором идеалистические ценности и патриотизм преобладают над жестокой реальностью боевой ситуации, — это ли­ цемерие, а человек, который выражает такие идеи, — ханжа» 30 .

В первом примере, следовательно, наша гипотеза, происходя­ щая из теории референтных групп, заставляет нас ожидать, что но­ вобранцы, ищущие объединения с авторитетным и престижным сло­ ем ветеранов, заменят гражданские ценности на ценности ветера­ нов. Так и случилось. Для новобранцев в боевых частях ассимиля­ ция ценностей ветеранов означает самый легкий способ получить признание у группы с высоким статусом, и в таких условиях подчи­ ненная группа новобранцев не имеет самостоятельных притязаний на легитимный престиж.

Но если гипотеза согласуется с первым рядом данных о готовнос­ ти к бою, может ли она также сохраняться для второго ряда данных, относящихся к так называемой «установке на уверенность в своей способности к лидерству» (особенно потому, что в этом примере было выявлено, что ответы новобранцев расходились с ответами ветеранов даже больше, чем с ответами новобранцев из невоевавших частей)? Действительно, авторы относятся к этому образцу ответа как «нети­ пичному» или «дивергентному». Конечно, во втором примере очевид­ ное распределение ответов отличается от первого. Но рассмотренное с точки зрения теории референтных групп, оно является, мы увере­ ны, только другим выражением тех же самых динамических законо­ мерностей, определяющих поведение людей в этом групповом кон­ тексте.

  • 30 II , 150 [курсив мой]. По существу, те же самые аспекты противоречия в оценке фронта между гражданским населением и фронтовиками описаны много раз на стра­ ницах этих двух томов: например, 11, 11—112, 151; 1, 484. Следует также рассмотреть замечание втаблице VIII в главе Зтома II , показывающее, что ветераны очень далеки от вероятности заявить, как неопытные солдаты, что «эта война — не имеющая зна­чения борьба». И, наконец, следует сказать, что противоречие между определениями боевой ситуации, данными гражданскими людьми и фронтовиками, описано Брюс- тером Смитом, который также проводил анализ поведения новобранцев, рассматри­ ваемый сейчас. — Примеч. автора.

Мы можем проверить это, применяя нашу гипотезу. В случае уве­ ренности в себе, как мы видели, мы имеем дело скорее с самооцен­кой, чем с установкой (понимаемой как подготовка к определенной направленности действий). Согласно мнениям и ценностям ветера­ нов, «реальный боевой опыт требует подготовки рядового к командо­ ванию группой людей в бою» 31 . Но если, как мы предвидели в гипоте­ зе, новобранцы стремятся приинятьэту ценность и судить о себе со­ ответственно, причем судить с точки зрения престижных для них ве­ теранов, они могут только посчитать, что в общем и целом они не подготовлены для внезапного лидерства в бою. Согласно нашей ги­потезе, новобранцы, короче говоря, должны вести себя именно так, как ведут, потому что для них проще всего сказать, что они не готовы принять командование людьми в бою (это связано с более низкой са­ мооценкой, чем самооценкане сравнивающих себя с ветеранами нео­ пытных солдат из подразделений, не принимавших участия в боях). Таким образом, хотя Исследовательский сектор описал такое распре­ деление ответов как иной образец ответа, который значительно отли­чается от распределения ответов ветеранов, тем не менее в этих двух примерах новобранцы демонстрируют тот же самый образец поведе­ ния; но это становится ясно только в том случае, когда оно реконст­руировано с позиции теории референтных групп. Новобранцы асси­милируют ценности ветеранов и, таким образом, как бы заранее со­единяют себя с этим авторитетным и престижным слоем. В первом примере («готовность к бою») это предусматривает только прямую поддержку мнения ветеранов, что приводит к сходству распределе­ ния ответов новобранцев с ответами ветеранов. Во втором примере («уверенность в своей способности к лидерству») они также ассими­ лируют стандарты ветеранов, но поскольку здесь речь идет не просто об установке, но о самооценке, они применяют эти стандарты к себе и находят себя сравнительно неумелыми; следовательно, и распреде­ление ответов на вопросы о самооценке у них иное, чем у ветеранов. Таким образом, в основании различных образцов демонстрируемых ответов, очевидно, лежит единообразие социальных процессов.

  • 31 Статистические данные по ответам на вопрос «Считаете ли вы, что получили Достаточное обучение и опыт для того, чтобы вы могли хорошо послужить, приняв командование группой солдат в бою?» являются основанием для точки зрения, что ве­ тераны признают такую ценность. Обсуждение ценностей фронтовиков (главным об­ разом в разделе II главы 3) подтверждает это. — Примеч. автора.

Та же самая гипотеза может быть проверена вновь на других дан­ ных об «установках» ветеранов, новобранцев, составивших пополне­ ние участвовавших в боях частей, и новобранцев из невоевавших под- разделений; возьмем, к примеру, вопрос об «отношении к своей фи­зической форме». В этом случае новобранцы из невоевавших и вое­ вавших частей отвечали сходно, 57% и 56%, соответственно, говорят, что они в хорошей физической форме; напротив, только лишь 35% ве­ теранов сделали такое утверждение. Об этом сообщается как о третьем образце ответов (то есть о новом эмпирическом распределении часто­ ты ответов), что подводит Исследовательский сектор к еще одной ин­ терпретации этого, по-видимому, нового образца: сходство ответов но­ вобранцев из воевавших и невоевавших частей рассматривается как «несомненное параллельное сходство в реальной физической форме людей» 32 .

Тем самым утверждается, что ответы представляют не ассимиля­ цию установок ветеранов, а скорее точное описание объективных раз­ личий в физическом состоянии усталых, «потрепанных в боях» вете­ ранов и свежего пополнения.

Но это только ставит новую теоретическую проблему: при каких условиях люди дают ответ, сообщающий скорее об объективной ситу­ ации, чем о социально отраженном образе? 33

  • 32 II , 263. Это относится к их «абсолютным» оценкам в ответах на вопрос: «Считаете ли вы, что находитесь в хорошем психическом состоянии?» Альтернативные вопросы, которые относились к «боевым» условиям, вероятно, вводят фактор ассимилированного новобранцами отвращения к бою; в своих ответах они склоняются к промежуточной позиции между ветеранами и новичками. — Примеч. автора.
  • 33 Здесь, как и в других местах, несколько более обобщенная формулировка про­ блемы направляет наше внимание на характерные особенности данных, представ­ ленных сейчас на различных, не связанных страницах «Американского солдата». В некоторых местах авторы видят выход в допущении, что ответы солдат представляют скорее «объективное сообщение», чем обусловленные группой мнения. Но без об­ щей формулировки, вероятно, потребность в сопоставлении данных и в разъяснении теоретической проблемы остается непонятной. Посмотрим, например, на интерпре­ тацию ответов «новобранцев, которые находились в частях, состоящих в основном из отозванных из других подразделений солдат». В этом месте говорится: «Частично это согласие между солдатами, отозванными из своих подразделений, и новобранца­ми означает, что есть реальное основание для первой категории солдат предпочитать

Требует ли этот третий, на первый взгляд необычный, образец от­ вета создания новой гипотезы? По-видимому, и в данном случае нет никакой необходимости вводить добавочные ad hoc переменные, хотя при отсутствии требуемых данных мы должны проверить это в даль­нейшем исследовании. Ветераны явно не считают плохое физическое состояние позитивной социальной ценностью (разве что, как указано в тексте, оно поможет им избежать дальнейшего участия в боях). В том же самом смысле они придерживаются убеждения, что «бой — это ад» или что «боевой опыт подготовит рядового принять командование людь­ ми в бою». Новобранцы стремятся примкнуть к престижным и социаль­ но утвердившимся ветеранам, поэтому они не станут утверждать, что находятся в плохой физической форме или что они также порядком «потрепаны». Так как это утверждение представляло бы не попытку со­ единения с группой, а претензию на одинаковый статус, оно привело бы только к тому, что ветераны отторгли бы новобранцев. Более того, признание новобранцами их сравнительно хорошего физического со­ стояния не утверждает противоположные ценности, которые также мог­ ли бы помешать принятию новобранцев в группу ветеранов. В том же самом групповом контексте для новобранцев, следовательно, не суще­ствует функциональных или мотивационных оснований репродуциро- вать'самооценки ветеранов, поэтому и находят выражение объектив­ ные на первый взгляд различия о физическом состоянии усталых вете­ ранов и свежего пополнения.

Поскольку различия в этих трех образцах демонстрируемых отве­ тов могут быть теоретически выведены из функциональной теории реферетно-группового поведения, этот случай иллюстрирует одну важную заслугу теории для прикладных социальных исследований: реконструкция через концептуальное уточнение очевидной неупоря­ доченности данных ведет к выявлению лежащих в их основании фун­ кциональных и динамических закономерностей. Но, как мы и пред­полагали, дорога между социальной теорией и прикладными иссле­ дованиями имеет двустороннее движение: не только теория может пе­ реформулировать некоторые материалы «Американского солдата», но на основании тех же самых материалов мы можем точно определить типы дальнейших социологических показателей и наблюдений, не­обходимых для достижения последовательности и кумулятивности в теоретическом осмыслении ассимиляции ценностей, группового контекста самооценки и объективной оценки ситуаций. Поэтому место детального анализа их потенциала для развития теории должен за­нять краткий перечень таких показателей 3 *.

и " собственные подразделения, где они испытывают большую поддержку (что отра­жают их установки). Но эти данные нельзя рассматривать как точное подтверждение такой точки зрения, поскольку они могут по крайней мере частично подтверждать, то установки отозванных солдат, кроме всего, влияют на мнение новобранцев, ок- РУЖающих их» ( II , 515, 517). - Примеч. автора.

•  Показатель реальных социальных отношений. Существует явная по­требность в систематических данных по социальным отношениям, дей­ствительно существующим между престижными и авторитетными соци­альными слоями и новичками в группе. Существует ли эмпирически про­веряемая тенденция (речь идет о людях, поддерживающих наиболее час­тые или длительные контакты с группой) демонстрировать ассимиляцию ценностей ради принятия в группу?

•  Показатель мотивации вступающих в группу членов. Теория пред­полагает, что новички заинтересованы в том, чтобы сплотиться с выс­шей по статусу группой. Для исследовательских целей, конечно, необхо­димо подразделить новичков с точки зрения присутствия, отсутствия или степени такой мотивации. Производный отсюда аналитический метод, однако, продвигается в ином направлении и состоит в том, чтобы рас­сматривать такую объединяющую мотивацию не как данную, но как про­блематичную и требующую объяснения.

•  Показатель социальной сплоченности и ассоциированных ценностей. Представляют ли новички рассеянную совокупность индивидов или орга­низованную подгруппу? Если верно последнее, имеют ли они свои соб­ственные групповые ценности, самостоятельно претендующие на мораль­ную легитимность? Ведет ли в подобных случаях длительный контакт скорее к обоюдной ассимиляции, чем к односторонней? 35

  • 54 У читателя может возникнуть искушение сказать, что большинство из указан­ ных здесь вопросов признавались, вероятно, в качестве очень важных переменных с первых дней современной социологии. Но здесь, как и во многих местах этой главы, мы должны сказать, что существует огромная разница — между импрессионистским и спорадическим упоминанием таких переменных и систематическим включением этих переменных в исследование. Только благодаря последней процедуре возможен прогресс как теории, так и эмпирических исследований. Импрессионизм не являет­ ся адекватной заменой, хотя бы потому, что имеет подвижный и неопределенный ха­ рактер и поэтому не может фальсифицировать предварительную гипотезу. Например, Ницше, который мыслил достаточно неординарно, чтобы правильно понять этику науки, проницательно заметил по этому поводу: «Конечно, не самое меньшее обая­ние теории в том, что ее можно опровергнуть». Цель систематического включения переменных в исследования заключается именно в том, чтобы предусмотреть как фальсификацию, так и подтверждение (довольно трудное задание для автора, пре­ данного теории и не склонного опубликовывать данные, опровергающие ее настоль­ко, чтобы заставить его самому отказаться от этой теории). — Примеч. автора.
  • 35 Следует отметить, что материалы «Американского солдата» не позволяют в целом исследовать влияние новобранцев на ветеранов; этот вопрос явно связан с бо­лее общей проблемой. Тем не менее Исследовательский сектор, очевидно, чутко вос­принимал эту проблему. В одном месте, например, они смогли определить, что гор­ дость ветеранов своим обществом зависела от сравнительно высокой доли нового пополнения (см. II , 255—257). — Примеч. автора.

Совершенно иную последовательность эмпирических исследований предполагает п°™Р"" и п каких условиях групповому контексту ассимиляции Ценносте . и ^ социальН ых мы обнаруживаем изменение оценок "^ ых ^ «перспективное слоев (независимо от того, будут ли они назв ^ глав . мышление» или «ложное самоаянаниеО? П^ииюди ным образом тогда, когда члены одной группы идентиф ^* т пп стоверно свои собственные частные HHicpo ^ o . ~, ^„„„„„„х ПГ1 .,«« frnvKTVDbi происходит по- словами, в каком контексте социальной ciRy *- „„„„„ ц, н йп ^х»ы я r каком реакция наиоо-добное «искажение» групповых ценностей, а о ¦- лее соответствует ситуации? , ___ ,™„ ци птия

Атицрских положении и тем шая релевантность ранее выдвинутых те0 Р е ™ ин С т К ерпретац ии и созда- самым редуцировавшая ad hoc с ^^2ес^шш теорий про-вавшая связь современных данных и предшес^»^

' „„о тпчктовки проблем такого

* Например, образец анализа, необходимого для т Р а sub stantive and

Рода , см .: P.F. Lazarsfeld, R.K. Merton, Friendship as social prog r "j_ Whodologlcal analysis, M. Berger, T. Abel, C.H. Page, Freedom and СШ "» »> Modern Society (New York: D. Van Nostrand, 1954), 18-66. - Ярн * еч . автора .

В определенной мере именно эта теория подразумевалась по­ нятием относительной утраты; но хотя оно применяется везде в «Аме­ риканском солдате», оно не оказалось востребованным применитель­ но к этим конкретным материалам.

В-третьих, переход к более общим понятиям (а не только приме­ нение непосредственно относящихся к данному материалу категорий ветеранов, новобранцев, пополняющих имеющие боевой опыт час­ ти, и новичков) указывает на возможность того, что эти формулиров­ ки, изначально характеризующие определенный класс явлений, под­ ходят не только для чисто военной ситуации, но для гораздо более широкого круга ситуаций, соответствующих требованиям теоретичес­ ких формулировок, расширяя таким образом круг данных, к которым их можно применить.

И, наконец, именно само существование подобных систематичес­ких данных, именно в силу того, что они допускают новую концепту­ ализацию, может существенно продвинуть развитие теории, выявляя необходимость включения в исследование этих проблем ряда социо­логических показателей, обеспечивая таким образом дальнейшее на­ копление социологического знания благодаря тому, что они позво­ляют связать прошлые теории, современные данные и новые иссле­дования. Итак, несмотря на то что исследования в «Американском солдате» были предприняты как прикладные, их побочным результа­ том может оказаться дальнейшая экономия теоретических объяснений, более глубокая преемственность и кумулятивность социологической теории, расширение сферы ее действия. И, как нередко бывает с при­ кладными исследованиями, побочный продукт может оказаться более значительнымдля социологии какнауки,чем прямое применение их результатов.

Статистические показатели социальной структуры

Перед тем как продолжить наш обзор проблем теории референт­ных групп, будет полезно точно рассмотреть значение этих исследо­ ваний для изучения социального контекста. Из предшествующего обзора исследований по оценке возможностей продвижения по службе и самооценке новобранцев можно понять, что «Американский сол­ дат» — богатый источник для разработки относительно точных ста­ тистических показателей социальной структуры. В этих и других ис­ следованиях данные анализируются с точки зрения распределения ответов в различных войсковых соединениях (роты, дивизии, рода войск). И в своем анализе, устанавливающем связь между частотой распределения ответов (или ее процентными характеристиками) в раз­ личных соединениях и ответами людей или подгрупп в этих же со­единениях, они далеко ушли от точки зрения, обычной для социаль­ но-экологических исследований.

«Американский солдат» разрабатывает показатели атрибутов соци­ альной структуры, что похоже на использование статистических пока­ зателей в социальной экологии для описания различных видов соци­ альных подразделений, имеющихся в данном регионе. Но в отличие от экологических исследований он не останавливается на этом, а идет дальше, к созданию систематического анализа установок или оценок людей одинакового статуса в различных социальных структурах.

Эти комбинации показателей предполагают наличие многочислен­ ных показателей групповых атрибутов или социальной структуры, ко­ торые могут быть включены в дальнейшие социологические исследо­ вания. Более того, использование частоты распределения, числовых соотношений или процентов как показателей социальной структуры имеет специфическое достоинство, напоминающее нам, что эти струк­туры часто различаются в количественном отношении и нет необходи­мости различать их по качеству («либо одно, либо другое»). Например, социальные системы не просто создают (или не создают) условия для мобильности своих членов, они демонстрируют разнообразные степе­ ни мобильности 37 . Они не просто гетерогенные или гомогенные, но они различаются по различной степени гетерогенности 38 . Они не интегриро­ ваны или дезинтегрированы, сплочены или разрознены, но имеют раз­ личные степени интеграции или сплоченности 39 .

  • 37 См., например, использование показателей сравнительной скорости социаль­ной мобильности в военно-воздушных силах, силах обеспечения, сухопутных войс­ках и так далее в качестве социального контекста для индивидуальной оценки шан­ сов для продвижения ( I , 251 и далее). — Примеч. автора.
  • 58 См., например, показатели социальной гетерогенности сообществ (определенные с помощью измерения пропорциональной доли новобранцев в частях) в качестве соци­ ального контекста для выражения личной гордости своим обществом ( II , 255). Подоб­ ный метод был принят в исследовании личных расовых установок в контексте микро­ районов (в жилищном строительстве для двух рас), которые характеризуются различны­ми пропорциями негров и белых. Merton , West and Jahoda , op . cit . — Примеч. автора.
  • 39 Посмотрим, как современные социологи могут усовершенствовать проведен­ ные Дюркгеймом ранние исследования суицида, которые предполагают различную сте­ пень социальной сплоченности и интеграции среди католиков и протестантов, воен­ ных и гражданских групп и так далее. Как отмечалось в главе II , «степень интеграции является эмпирической переменной, изменяющейся для одного и того же сообщества время от времени и различной среди разных сообществ». Статистические показатели интеграции и сплоченности дают возможность систематического исследования (с точ­ностью, которая была невозможна во времена Дюркгейма) связи таких разнообразных социальных контекстов с поведением людей, имеющих различное место в этих груп­ пах. — Примеч. автора.

Так как статистические показатели подобных атрибутов социаль­ ной системы редко бывают использованы в сочетании с показателя­ ми индивидуального поведения, сравнительная социология в большой степени ограничивалась расплывчатыми и неопределенными сведени­ями. Недоставало относительно строгого сравнения, так как большин­ ство из нас большую часть времени ограничивалось разговором о «раз­ личных» социальных структурах вместо того, чтобы изучать структу­ ры, демонстрирующие количественно определяемые степени различий. Когда применяются определенные статистические показатели группо­ вых атрибутов (например, количественные вариации расовых соотно­ шений между несколькими группами), то это обычно не комбинируется с систематическими сравнениями поведения людей со сходным стату­ сом внутри различных групп. И соответственно, когда были получены относительно точные измерения индивидуальных установок, они редко комбинировались с такими же точными измерениями социальной струк­ туры. Таким образом, вот уже более десяти лет тому назад социальная психология подошла к систематическому использованию показателей индивидуальных установок и мнений, в первую очередь характерных для совокупностей индивидов, не имеющих взаимных связей.

Работа Исследовательского сектора предполагает возможность и значение развития показателей как социальной структуры, так и по­ ведения индивидов, размещенных в данной структуре. Поэтому выпол­ ненное этим сектором случайное сравнение статусной структуры раз­личных родов войск включает такие показатели стратификации, кото­ рые похожи на процентное распределение населения среди нескольких социальных классов. Когда такие показатели установлены, появляется возможность сделать систематические, а не случайные сравнения по­ведения людей примерно одного классового статуса, но относящихся к классовым структурам, чье различие носит количественный харак­ тер. В результате мы переходим от привычных характеристик «человек из среднего класса» или «человек из рабочего класса» к рассмотрению поведения, которое характерно для них в различно организованных со­циально-классовых системах. Таким же образом один и тот же показа­ тель — частота распределения различных статусов (образовательного, расового, возрастного и т.п.) в сочетании с систематическим изучени­ ем поведения индивидов, имеющих одинаковое положение в этих раз­ личных структурах 40 может дать количественную характеристику дру­ гих типов социальной дифференциации.

  • 40 Берелсон, Лазерфельд и Макфи широко используют такие методы, возможно, дающие новые подтверждения последовательной связанности социальных исследо­ ваний.
  • Более подробное описание социологических показателей см. в части 2 статьи Kendall and Lazarsfeld « Continuities in Social Research ». — Примеч. автора.

В этом отношении «Американский солдат» может послужить прелюдией к исследованиям ближайшего будущего, в которых по­ казатели степени мобильности, культурных изменений, группо­вой сплоченности и социальной дифференциации будут регуляр­но и систематически включаться в сравнительные исследования социальной структуры. И, сделав это, мы сможем сравнить об­ разцы референтно-группового поведения в группах, состоящих из людей сходного статуса, но находящихся в различных социальных системах.

Теория референтных групп и социальная мобильность

Другие исследования, описанные в «Американском солдате», ко­торые не используют понятие относительной утраты (или родствен­ ные понятия), могут быть также переработаны с точки зрения теории референтных групп. Одно из них — наиболее строгое и конструктив­ ное — изучение мнения личного состава о взаимосвязи между кон­формистским отношением военнослужащих (рядовых и сержантов) к официальным армейским ценностям и последующим продвижени­ ем по службе.

Эти исследования также иллюстрируют широко известную, но редко разъясняемую точку зрения, что одно и то же социальное ис­ следование может быть проанализировано различным образом, по крайней мере в трех различных, но взаимосвязанных аспектах: с точ­ ки зрения документально подтвержденных эмпирических данных; с логико-методологической точки зрения; с точки зрения теоретичес­ кого осмысления.

Поскольку методологические и эмпирические выводы этого ис­ следования были подробно обсуждены (первые — в статье Кендала и Лазарсфельда, последние — в самом «Американском солдате»), нам не нужно обращаться к ним здесь. Вместо этого мы ограничимся не­ которыми из теоретических значений этого исследования.

Эти значения подразделяются натри взаимосвязанных вида. Во- первых, значение для теории референтных групп эмпирических дан­ных, перепроверенных в контексте данной теории. Во-вторых, значе­ ние, которое дает нам возможность связать теорию референтных групп с гипотезами функциональной социологии. И в-третьих, значение, которое, будучи выражено в соответствующей ему общей форме, даст нам возможность увидеть, что это исследование распространяется не только на образцы связи конформизма и мобильности у американс­ ких солдат времен Второй мировой войны, но, вероятно, также на более общие и, по-видимому, в корне отличные образцы поведения, та­ кие как уход из группы, предательство, социальный карьеризм и тому подобное.

Указанные значения охватывают широкий круг вопросов, которые вряд ли можно полностью перечислить, не из-за ограниченности во времени, но из-за ограниченности наших социологических знаний. Однако даже движение по направлению к нашей цели поможет нам осознать теоретическую связь между разделенными в настоящее время типами социального поведения.

Мы начинаем, следуя принятой нами практике краткого обзора основных данных исследования, в том виде, как они представлены в «Американском солдате».

Случай 5(1, 258—275). Это исследование было обращено не кнор- мам продвижения по службе, которое определяется изменениями в штатном расписании организации, но к сфере продвижения: какие люди вероятнее всего должны быть продвинуты? Поскольку решение командира о продвижении по службе ни в коей мере не основано на объективной проверке способностей или исполнения своих обязан­ ностей рядовыми, на него могут серьезно повлиять личные отноше­ния и мнения, играющие свою роль при принятии этого решения. В соответствии с этим Исследовательский сектор выдвинул такую гипо­ тезу: «единственный фактор, который едва ли можно исключить из суж­ дения офицера при выборе человека для продвижения по службе, — это его конформизм по отношению к официально санкционирован­ ным нормам военной морали» ( I , 259). Далее отмечается, и мы имеем возможность рассмотреть этот вопрос более подробно, что, «вынося субъективное суждение, командир части неизбежно навлекает на себя обвинения в фаворитизме, особенно в том, что поддается на уловки военнослужащих, наиболее искусных в «подхалимаже» ( I , 264).

Опрос личного состава в трех группах военнослужащих имел сво­ ей целью выявление того, будут ли солдаты, которые выражали уста­ новки, соответствующие утвердившимся нормам военной морали, вследствие этого получать продвижение по службе в значительно бо­ лее высоких пропорциях, чем другие. Это положение постоянно по­лучало подтверждения. Например, «из рядовых, которые в сентябре 1943-го сказали, что они не считают, что армейское управление было слишком строгим, 19% стали Pfc ' s в январе 1944-го, в то время как из других рядовых только 12% стали Pfc ' s » ( I , 261—262). Точно так же, когда солдаты в трех выборках были расположены согласно их бал­ лам в «квазишкале установок конформности», во всех трех группах постоянно обнаруживалось, что «именно тех, чьи установки были наиболее конформистскими, скорее всего именно вследствие этого продвигали по службе» ( I , 263) 41 .

Теоретическое осмысление. Рассматривая эти опросы личного со­ става, мы хотим выявить некоторые связи между теорией референт­ ных групп и функциональной социологией, которые до сих пор оста­ вались имплицитными. Это исследование особенно хорошо служит такой задаче, поскольку данные этого исследования могут быть легко переформулированы на языке и той, и другой теории и, следователь­ но, соотнесены с более широким кругом поведения, чем рассматри­ ваемый в самих исследованиях.

Ценность подобной переформулировки для социологической те­ ории, возможно, лучше всего видна в связи с независимой перемен­ной «конформности». Очевидно, считается, что тип установки, опи­ санный в этом исследовании как конформистский, является экстре­ мальным выражением того, что обычно называют «социальной кон­ формностью». Ибо на языке социологии «социальная конформность» обычно означает конформизм по отношению к нормам и ожиданиям, существующим в собственной членской группе индивида. Но в этом исследовании конформизм относится не к нормам непосредственной первичной группы, состоящей из военнослужащих, но к совершенно иным нормам, содержащимся в официальной военной морали. Дей­ствительно, как показывают данные «Американского солдата», нор­мы внутренней группы солдат часто расходились с официальными армейскими нормами и нормами офицерского корпуса 42 . На языке теории референтных групп, следовательно, установка конформности по отношению к официальной морали может быть описана как позитив­ ная ориентация на нормы не-членской группы, которая принимается в качестве эталона. Подобная конформность по отношению к нормам внешней группы является, таким образом, эквивалентом тому, что обычно называют нонконформизмом, а именно нонконформизмом по отношению к нормам внутренней группы 43 .

  • 41 Например, сами авторы говорят, а Кендалл и Лазарфельд указывают более под­ робно, что эти данные не являются окончательным подтверждением того, что конфор­ мистские установки более, чем другие корреляты этих установок, делают значительно выше вероятность продвижения. В принципе только полностью контролируемый экс­ перимент, очевидно невыполнимый в данном случае, может доказать это, опровергнув все обоснованные сомнения. Но контролируемый эксперимент (дополняя эти опрос­ ные исследования рассмотрением постоянных факторов возраста и образования, кото­ рые считаются связанными как с установками, так и с продвижением) идет долгим путем к доказательству взаимосвязи между показателями конформистских установок и после­ дующими успехами. В этом отношении исследование направлено на другие цели, чем те, которые достигнуты с помощью использования менее точных данных, указывающих на статистическое соответствие между званием и конформистской установкой, поскольку это может доказать, что люди с конформистскими установками, вероятно, именно вслед­ ствие этого получили продвижение по службе (см. I . 272—273). — Примеч. автора.
  • 42 Абсолютный процент людей, одобряющих данное мнение, конечно, нельзя оценить по внешнему виду, поскольку на этот процент влияет точная формулировка мнения, но тем не менее это означает, что данные, представленные ранее в этом томе (например, I , 147 и далее), обнаружили только небольшое меньшинство в выборках военнослужащих в этом исследовании, которые преданы официально санкциониро­ ванным установкам. В целом значительно большая часть офицеров остается верной этим установкам. — Примеч. автора.

Это предварительная переформулировка непосредственно ведет к двум взаимосвязанным вопросам, которые мы до сих пор скорее подразумевали, чем рассматривали явно. Каковы последствия (фун­ кциональные и дисфункциональные) позитивной ориентации на цен­ ности не своей группы, а чужой? И далее, какие социологические процессы инициируют, подкрепляют или сдерживают подобные ори­ ентации?

Функции позитивной ориентации на не-членские группы, ожидаемая социализация. Рассматривая как можно более кратко возможные по­ следствия этого образца конформности к не-членским групповым нор­мам, целесообразно делать различие между его последствиями для ин­ дивидов, демонстрирующих то или иное поведение, для подгруппы, к которой они принадлежат, и для социальной системы, охватывающей и то и другое.

Для человека, который принимает ценности группы, к которой он стремится, но не принадлежит, эта ориентация может обеспечить двой­ ную функцию: помочь приобрести вес в группе и облегчить приспо­ собление к группе после того, как он стал ее членом. То, что эта первая функция действительно выполняла свое назначение, является основ­ ным пунктом в выводах «Американского солдата»: у тех рядовых, кото­ рые принимают официальные ценности армейской иерархии, вероят­ ность продвижения по службе должна быть гораздо больше, чем у всех остальных. Гипотеза, относящаяся ко второй функции, до сих пор ос­тается непроверенной. Но в принципе не трудно обнаружить эмпири­ чески, будут ли те люди, которые в процессе ожидаемой социализации принимают ценности не-членской группы, к которой они стремятся, быстрее приняты в группу, и легче ли они приспособятся к ней. Это требует создания показателей принятия в группу и приспособления к ней, а также сравнения, с точки зрения этих показателей, тех новичков в группе, которые предварительно ориентировались на групповые цен­ ности, с теми, которые не ориентировались на них. Конкретно в на­ стоящем случае это могло бы повлечь за собой сравнительное иссле­ дование среди рядовых, выдвинутых на более высокое звание, а имен­ но: как группа регулирует прием тех, кто готовится к возможному и ожидаемому изменению статуса, и тех, кто раньше твердо придержи­вался ценностей своей собственной внутренней группы рядовых. По­ казатели последующего приспособления можно было бы связать с по­ казателями прежней ценностной ориентации. Это и составило бы си­ стематическую эмпирическую проверку функциональной гипотезы.

  • 41 Нет ничего постоянного в границах, разделяющих внутренние группы от вне­ шних групп, членские группы от не-членских групп. Они изменяются при изменении ситуации. По сравнению со штатскими или иностранными группами служащие в ар­ мии могут считать себя или считаться членами внутренней группы; хотя в другом кон­тексте рядовые военнослужащие могут считать себя и считаться внутренней группой в отличие от внешней группы офицеров. Поскольку эти понятия связаны с ситуацией, а не являются абсолютными, нет парадокса в упоминании офицеров как внешней груп­пы для рядовых в одном контексте и как членов более широкой внутренней группы в другом контексте. Обобщенная точка зрения в главах X и XI . — Примеч. автора.

Очевидно далее, что ожидаемая социализация является функци­ональной для человека только в относительно открытой социальной структуре, обеспечивающей продвижение по службе. Поскольку толь­ ко в подобной структуре может быть такая установочная и поведен­ческая подготовка к изменениям статуса, которая предшествует дей­ ствительным изменениям статуса в относительно большом числе слу­ чаев. Однако та же самая модель ожидаемой социализации могла бы быть дисфункциональной для человека в относительно закрытой со­ циальной структуре, где он мог бы не получить признания в группе, к которой стремится, и, вероятно, мог бы из-за своей внегрупповой ори­ентации потерять признание группы, к которой он принадлежит. Этот последний вариант рассматривается как тип маргинального челове­ ка, балансирующего на краю нескольких групп, но не принятого пол­ ностью ни в одной из них.

Таким образом, часто изучаемый случай «маргинального челове­ ка» 44 и случай рядового солдата, который принимает официальную во­ енную мораль как позитивный ориентир, могут быть идентифициро­ ваны в функциональной теории референтно-группового поведения как частные случаи ожидаемой социализации. Особый случай — это обра­ зец маргинального человека в относительно закрытой социальной си­ стеме, в которой члены одной группы принимают в качестве позитив­ ных ориентиров нормы группы, из которой они принципиально ис­ ключены. Внутри такой социальной структуры ожидаемая социализа­ ция становится дисфункциональной для человека, ставшего жертвой стремлений, которые он не может претворить в жизнь, и надежд, кото­ рые он не может реализовать. Но, как показывают опросы личного со­ става, именно тот же самый вид референтно-группового поведения в относительно открытой социальной системе является функциональ­ным для человека и хотя бы до некоторой степени помогает ему дос­ тичь статуса, к которому он стремится. Одно и то же референтно-груп­ повое поведение в различных социальных структурах имеет различные последствия.

  • 44 Качественные описания поведения маргинальных людей, обобщенные, напри­мер, в кн.: E . V . Stonequist , The Marginal Man ( New York : Scribner ' s , 1937), можно ана­ литически переработать, представив его как особый и ограниченный случай рефе­ рентно-группового поведения, в котором человек стремится отказаться от одной член­ ской группы ради другой, социальный доступ к которой для него воспрещен. — При- *еч. автора.

Таким образом, мы считаем, что контакты между членскими груп­ пами (реальные или воображаемые) повышают позитивную ориен­ тацию на нормы не-членской группы, а ее функциональные или дис­ функциональные последствия, очевидно, зависят от относительно открытого или закрытого характера социальной структуры, в кото­рой эти контакты происходят. И то, что на первый взгляд могло бы показаться вовсе не связанными или в корне отличными формами поведения (например, поведение таких маргинальных людей, как цветные или евразийцы, и поведение военнослужащих, принимаю­ щих ценности военного командования больше, чем свои собствен­ ные), после соответствующей концептуализации выглядят как част­ ные случаи референтно-группового поведения.

Хотя ожидаемая социализация в открытой социальной системе может быть функциональной для индивида, она, очевидно, может быть дисфункциональной для сплоченности группы и слоя, к которым он принадлежит. Ибо приверженность абсолютно иным ценностям дру­гих групп означает отступничество от морали внутренней группы. И в соответствии с этим, как мы сейчас увидим, внутренние группы ре­ агируют на такие положительные ориентации по отношению к опре­ деленным нормам внешних групп, используя все способы социаль­ ного принуждения.

С точки зрения большей социальной системы (армия как целое), положительная ориентация на официальную мораль выглядит функ­ циональной как поддержка легитимности и сохранения в целости структуры командования. (Вероятно, именно это имеет в виду «Аме­ риканский солдат», когда описывает эти конформистские установки как «благоприятные с армейской точки зрения».) Но, очевидно, для подтверждения этого суждения необходимы серьезные исследования. Возможно, например, что вторичный эффект от такой ориентации может быть настолько пагубным для сплоченности первичных групп военнослужащих, что их моральный уровень понизится. Конкретный исследовательский вопрос поможет уточнить проблему: будут ли под­ разделения с относительно большим, хотя и не составляющим боль­ шинства количеством солдат, позитивно ориентированных на официальные армейские ценности, чаще проявлять признаки аномии и личной дезорганизации (т.е. «нести потери без боя»)? В такой ситуа­ ции не служит ли личный «успех» конформистов (повышение по служ­ бе) только подавлению боевого духа других солдат, поскольку вознаг­ раждаются те, кто отстранился от морали их внутренней группы?

В этих опросах, так же как в нескольких других, которые мы рас­ сматривали здесь (например, изучение солдатского мнения о спра­ ведливости их призыва в армию), референтно-групповое поведение, очевидно, соотносится с легитимностью, приписываемой институ­ циональной системе. Таким образом, солдат, который старше по воз­ расту и женат, вряд ли считает «справедливым» свой призыв в армию; большинство призванных считают «несправедливым», что продвиже­ ние, вероятно, основано на «личном знакомстве», а не на знаниях и так далее. Отчасти это очевидное акцентирование легитимности яв­ ляется, конечно, артефактом исследования: многие из вопросов, за­ данных солдатам, должны относится к их представлению о легитим­ ном или нелегитимном характере их положения или господствующей институциональной системы. Но такая направленность исследова­ тельского интереса, в свою очередь, была результатом наблюдений: солдаты действительно в значительной степени интересовались воп­ росами институциональной легитимности, на что часто указывали непроизвольные замечания военнослужащих 45 .

Это следует подчеркнуть, так как недостаток легитимности соци­ альной организации кажется функционально связанным с референт­ но-групповым поведением. Он, очевидно, влияет на весь диапазон типичных межгрупповых и межличностных сравнений. Например, если структура жесткой системы стратификации в целом определяет­ ся как легитимная, если права, привилегии и обязанности каждого слоя в целом рассматриваются как морально справедливые, следова­ тельно, люди в каждом слое будут реже рассматривать положение дру­ гого слоя как контекст для оценки своей собственной участи. Скорее они ограничат свое сравнение другими членами своего собственного или соседнего социального слоя. Но если система стратификации ос­паривается, то члены некоторых слоев должны чаще противопостав­ лять своей собственной ситуации ситуацию других слоев и в соответствии с этим формировать свои самооценки. Такие различия в струк­туре систем и в степени легитимности, относящейся к их устройству, помогают объяснить часто отмечаемый факт, что степень неудовлет­воренности своей участью часто меньше у людей из чрезвычайно уг­нетаемых социальных слоев в соответственно жесткой социальной системе, чем среди тех слоев, которым, очевидно, «лучше» в более мобильной социальной системе. Во'всяком случае, круг групп, при­нятых в качестве эффективного основания для сравнения различных социальных систем, может оказаться тесно связанным со степенью, в которой легитимность приписывается господствующей социальной структуре.

  • 45 Например, при ответе на вопрос «Если бы вы могли побеседовать с президен­том Соединенных Штатов, какие три наиболее важных вопроса вы бы хотели ему задать о войне и о вашем участии в ней?» существенная часть солдат (и негров, и бе­лых), очевидно, поднимала вопросы, связанные с легитимностью современной прак­ тики и системы в армии. Солдаты-негры, конечно, сосредоточены на несправедли­вой практике расовой дискриминации, но 31% белых солдат также начинали с «об­ суждения и критики» армейской жизни» (1, 504 et passim ). — Примеч. автора.

Хотя еще многое осталось несказанным, но уже достаточно осно­ваний для предположения, что образец ожидаемой социализации может иметь различные последствия для людей, которые его демон­стрируют, для групп, к которым они принадлежат, и для социальной структуры, включающей их в себя. Пересмотрев данные опросов о вознаграждении солдат за конформизм, мы можем определить неко­торые новые типы проблем, которые предполагают более всесторон­ний функциональный анализ подобного референтно-группового по­ведения. Например:

  1. Поскольку только часть внутренней группы позитивно ориенти­руется на ценности не-членской группы, необходимо установить соци­ альную позицию и типы личности тех, кто наиболее вероятно поступает таким образом. Например, не изолированы ли в группе те, кто особенно готов принять эти чуждые ценности?
  2. Большое внимание было уделено процессам, создающим позитив­ную ориентацию на нормы своей собственной группы. Но какие процес­ сы создают подобные ориентации на другие группы и слои? Служит ли относительно высокая степень мобильности усилению этого последнего типа ориентации? (Вспомним, что «Американский солдат» приводит дан­ ные о скорости продвижения и оценке шансов продвижения, имеющие косвенное отношение к этому вопросу.) Соответственно адаптированные, такие данные о реальных темпах мобильности, стремлениях и ожидаемой социализации в соответствии с нормами более высоких социальных слоев могут расширить функциональную теорию конформизма и девиантного поведения.
  3. Какие связи существуют (если существуют) между различными темпами мобильности и признанием легитимности системы стратифи­кации людьми, занимающими разное положение в этой системе? По­ скольку очевидно, что системы с очень низкими темпами мобильности могут получить широкое признание, какие другие объясняющие пере­ менные необходимо включить, чтобы понять взаимосвязь между темпа­ ми мобильности и признанием легитимности?
  4. В гражданской и военной жизни будут ли скорее приниматься груп­ пой, обладающей властью или престижем, те мобильные люди, которые наиболее готовы поддержать ценности этой группы? Является ли наибо­ лее эффективным именно такое исполнение латентной функции, при котором мобильные люди ощущают эти ценности как наивысшие, а не перенимают их умышленно только ради принятия в группу? Если подоб­ ные ориентации мотивированы только желанием принадлежать к груп­пе, не навредят ли они затем мобильным людям, которых будут характе­ризовать как карьеристов или «подхалимов» в армии — как службистов, которые «выслуживаются» ради продвижения по службе?

Социальные процессы, поддерживающие и подавляющие позитивные ориентации на не-членские группы. В ходе рассмотрения функций ожи­ даемой социализации мы иногда намекали на социальные процессы, которые поддерживают или подавляют этот образец поведения. По­ скольку эти процессы являются центральными в теории референтно-группового поведения и поскольку именно эти данные трудно найти в обзорном материале по установкам (который главным образом ис­ пользуется в «Американском солдате»), они заслуживают дальнейшего рассмотрения.

Как мы видели, то, что с точки зрения индивида является ожида­ емой социализацией, с точки зрения группы, членом которой он со­ стоит, истолковывается как отступничество и нонконформизм. В той степени, в которой человек отождествляет себя с другой группой, он. отчуждает себя от своей собственной группы. И хотя многие поколе­ ния социологов изучали групповую сплоченность, они не уделяли систематического внимания ее оборотной стороне — групповому от­ чуждению. Если же они его рассматривали, то ограничивались таки­ ми специальными вопросами, как иммигранты второго поколения, конфликт лояльности по отношению к группе и по отношению к се­ мье и т.д. В большой степени этот вопрос был оставлен для литера­ турных обозревателей, которые могли рассмотреть драму, присущую ситуации ренегатов, предателей и дезертиров. Ценностно-нагружен- ные дополнительные значения этих терминов, используемыми для описания идентификации с группами иными, чем своя собственная, определенно предполагают, что эти образцы поведения обычно рас­сматриваются с точки зрения членских групп. (Хотя вероотступник одной группы может быть новообращенным в другой.) Поскольку каждая группа полагает, что ее члены будут лояльны (иначе незави­ симо от действия она не носит характер группы), перенос лояльности на другую группу (особенно на группу, действующую в той же самой сфере экономики или политики) рассматривается в первую очередь в аффективных терминах чувств, а не в беспристрастных терминах анализа. Ренегат, или изменник, или карьерист (как бы их ни называли) чаще становится объектом поношения, чем объектом социологичес­ кого изучения.

В рамках теории референтных групп, не связанной с языком эмо­ ций, у социолога появляется возможность идентифицировать и ло­ кализовать предательство, измену, ассимиляцию иммигрантов, клас­ совую мобильность, социальное восхождение и т.д. как разнообраз­ ные формы идентификации с не-членской группой. При этом мы получаем возможность изучать их не как абсолютно специфические и не связанные друг с другом формы поведения, но как различное выражение сходных процессов при достаточно разных условиях. Воп­ рос о переносе лояльности людей из высших классов от своего соб­ ственного класса к низшему классу (был ли это предреволюционный период во Франции XVIII века или в России XX века) принадлежит той же самой группе социологических проблем, что и более знако­ мый нам вопрос об идентификации людей из низшего класса с выс­шим классом; этот предмет довольно поздно начал привлекать вни­ мание социологов в обществе, где вертикальная социальная мобиль­ ность является установившейся ценностью. Несмотря на такие ак­ центы в нашей культуре, феномен «высших», принимающих ценности «низших» (как и многие референтно-групповые феномены), заслу­живает дальнейшего исследования не меньше, чем феномен «низ­ ших», которые стремятся стать «высшими».

При таком отступничестве от внутренней группы может оказаться, как это часто предполагают, что человек остается в группе только но­ минально и что он лишь слегка включен в ее сеть социальных отноше­ний, но позитивно ориентирован на не-членские группы. Но даже если это утверждение в целом верно, оно является статичной корреляцией и, следовательно, только частичным объяснением. На самом деле не­обходимо исследовать тот процесс, благодаря которому такие корре­ ляции поддерживаются. Делая вывод из некоторых качественных дан­ ных в «Американском солдате» и из других исследований отречения от своей измены, мы полагаем, что между ухудшением социальных отно­ шений в группе и позитивными установками на нормы не-членской группы существует постоянное и нарастающее взаимодействие.

То, что человек переживает как отчуждение от группы, членом которой он является, его товарищи склонны переживать как отступ­ ничество от группы, и это обычно вызывает враждебную реакцию. Поскольку социальные отношения между человеком и остальной груп­ пой ухудшаются, нормы группы становятся для него менее обязатель­ ными. А так как он постепенно отдаляется от группы и за это она его наказывает, маловероятно, чтобы он получил вознаграждение за преданность групповым нормам. Однажды возникнув, этот процесс, по- видимому, движется к нарастающему отделению от группы — и с точ­ ки зрения установок и ценностей, и с точки зрения социальных отно­ шений. И в той степени, в какой человек ориентируется на ценности внешней группы, возможно, поддерживая их словесно и выражая их в действии, он только расширяет пропасть и усиливает враждебность между ним и его товарищами по внутренней группе. Взаимосвязь меж­ ду разобщением и постепенным отчуждением от групповых ценнос­тей может послужить для человека двойной мотивацией ориентиро­ ваться на ценности другой группы и присоединиться к ней. Остается выяснить вопрос об объективной возможности присоединиться к ре­ ферентной группе. Если возможность является ничтожной или от­ сутствует, то отчужденный человек становится социально незакреп­ ленным. Но если социальная система допускает подобные измене­ ния в групповом членстве, то человек, отстраненный от одной груп­пы, все больше ориентируется на принадлежность к другой.

Это гипотетическое объяснение отстранения и отчуждения, кото­ рое, конечно, только слегка затронуло процессы референтно-группо­ вого поведения, требующие дальнейшего изучения, по-видимому, при­ близительно соответствует качественным данным в «Американском солдате», где описаны те, кого называли «подхалимы», «подлизы», «выслуживающиеся». Выдержки из дневника рядового военнослужа­щего иллюстрируют взаимосвязь между отступничеством и отчужде­ нием: ориентированный вовне человек слишком усерден в верности официальной морали. Групповую враждебность, выраженную в на­ смешках, вызывают слова, произнесенные К. и С: «Лейтенант сказал, что вы должны работать». После насмешек над ними: «Все должны под­ лизываться», — они начинают отдаляться от группы. «Остракизм стал очевидным, люди стали избегать их компании, только некоторые были дружелюбны». Они чаще общаются с людьми, представляющими не­членскую референтную группу: «У, С и К «подлизывались» все утро, крутились вокруг лейтенантов и задавали бодрые вопросы». В этом крат­ ком описании хорошо просматривается действие внутригрупповой ориентации, нарушающей позитивную ориентацию на официальную мораль 46 , а также процесс, в ходе которого эта ориентация развивается у тех, кто принимает эту мораль в качестве главного референтного ориентира, рассматривая свои связи с внутренней группой как менее значимые.

  • 46 Официальная брошюра военного департамента, розданная новобранцам, стре­ милась дать благословение «подхалимам»: «Подхалимажем» называют все те поступ­ки солдата, которые он честно совершает для того, чтобы заслужить внимание и про­движение. Армия поощряет людей, делающих особые усилия в строевой подготовке, исключительное «надраивание до блеска» своего обмундирования. Иногда это дос­ тавляет неудобства для других людей, которые предпочитают более легкую жизнь, но эт о стимулирует дух соревнования и усовершенствования, который делает нашу ар­ мию лучшей» (], 264). - Примеч. автора.

Делая выводы из осмысления этих опросных исследований по конформизму и мобильности, мы полагаем, что есть возможность для исследования последствий различных образцов референтно-группо­ вого поведения и для изучения их определяющих факторов. Более того, социология изучает последствия, которые имеют значение не только для людей, чье поведение рассматривается, но и для групп, в которых они состоят. Мы рассмотрели вероятность того, что степень, до которой структура этих групп и статус их членов признается леги­ тимной, может определить круг групп или слоев, которые они обыч­ но принимают в качестве эталона для оценки их собственного поло­ жения. И, в заключение, эти опросы привлекают внимание к необхо­ димости тщательного изучения тех процессов в групповой жизни, ко­ торые поддерживают позитивные ориентации на не-членские группы или мешают им, что приводит к соединению теории референтных групп и современных теорий социальной организации.

Психологические и социальные функции

В нашем предшествующем обзоре мы старались провести разли­ чие между последствиями позитивной ориентации на не-членскую группу для индивида, для членской группы и для большой социаль­ ной системы. Если, как мы допустили, установленный образец пове­ дения обычно имеет такие разные последствия, его можно результа­ тивно исследовать как с психологической, так и с социологической точки зрения. Иногда «Американский солдат» анализирует поведе­ние только с точки зрения психологической ориентации. Но в неко­ торых из этих примеров ту же самую ситуацию полезно было бы пе­ ресмотреть с точки зрения ее значения для теории функциональной социологии 47 . Это не говорит о том, что социологическая ориентация неизбежно «превосходит» психологическую или противоречит ей. Но они действительно различны. И, рассматривая эти материалы из раз­ личных перспектив, отличающихся от тех, которые есть в самом тек

  • 47 Интересно посмотреть, как профессиональная подготовка явно влияет на спо­соб описания материалов «Американского солдата». В своем обзоре этой книги Гор­дон Олпорт, психолог, говорит о ее «социологическом уклоне». А здесь двое социо­ логов утверждают, что она имеет, в сущности, заметную «психологическую ориента­ цию». Авторы могут чувствовать себя очень комфортно при этом двойном попече­ нии. — Примеч. автора.

Случай 6 ( II , 272—284). Среди случаев, демонстрирующих явную психологическую ориентацию, имеется краткое сообщение о пере­ живаниях людей в лагерях для новобранцев, армейских гарнизонах, через которые они проходят после учебных частей и перед размеще­ нием во фронтовых подразделениях, нуждающихся в пополнении сво­ его личного состава. Авторы рисуют живой психологический портрет лагеря для новобранцев: лагерь — это «неиссякаемый источник пси­ хологического расстройства», постоянный кадровый состав лагеря руководит новобранцами массово и безлично, новобранцы имеют только статус «ожидающих назначения» и испытывают недостаток «социальных связей, которые могли бы обеспечить их поддержку, у них отсутствуют гарантии безопасности, обеспечиваемые обладани­ ем установленной нишей в какой-либо организации». Вероятно, «наиболее бросающаяся в глаза характеристика лагерной жизни... в том, что такая ситуация приводит в состояние тревожной неопреде­ ленности без возможности разрядить напряжение» ( II , 274). Одно из последствий лагерных испытаний заключалось в том, чтобы но­ вобранцы «приветствовали практически любое постоянное назна­ чение». Хотя это не означало, что они одобряют сами по себе бое­ вые действия, но «даже в этом отношении... завершение тревожной неопределенности, вероятно, в некотором отношении означало пси­ хологический выигрыш. Новоиспеченный фронтовик мог сказать себе: к лучшему или худшему, но «это нечто определенное» ( II , 176).

Исследовательский сектор, следовательно, был в основном занят вопросом: каково воздействие этого опыта на новобранца? Но те же самые данные подразумевают совсем другую проблему; с точки зре­ ния функциональной социологии, проблема состоит не в воздействии лагеря на новобранца, а в воздействии лагеря на его последующее включение в фронтовую группу.

Функциональный анализ этой ситуации можно начать с концеп­туализации социальной роли лагеря новобранцев, который подпада­ ет под категорию организации, созданной для передвижения людей из одной группы в другую. Как правило, после того как дается более обоб­ щенное описание какой-либо ситуации, другие ситуации, считающи­ еся различными на уровне здравого смысла, начинают рассматривать­ ся как частные случаи той же самой категории. Материалы, разме­ тенные на многочисленных страницах «Американского солдата», Дают много хороших примеров, иллюстрирующих один общий для них образец перехода из одной группы в другую: например, лагерь новобранцев в этом отношении, по существу, ничем не отличается от сборного пункта, в котором солдаты ожидают нового назначения и который представляет собой промежуточный этап между боевой час­ тью и новым размещенным на родине гарнизоном. Кроме того, со­ циологи давно интересовались стандартными социальными образца­ ми, обеспечивающими переход от одной группы к другой в различ­ ных институциональных областях, например, переход выпускника средней школы на первый курс колледжа.

Считается, что личные и социальные трудности, связанные с подобным переходом, возникают главным образом благодаря двой­ственности этого процесса, который сопровождается разрывом пре­ жних групповых связей (или перемещением их на второе место) и созданием новых групповых связей. Это в некотором смысле срав­ нимо с процессом первоначальной абсорбации призывника в его первом армейском подразделении со всеми сопутствующими непри­ ятностями формирования групповой структуры. Но в этом конкрет­ ном случае человеку легче приспособиться, поскольку это не явля­ ется его особой личной проблемой. Любой член новообразованной группы испытывает сходные проблемы, является ли он студентом первого года колледжа или неопытным армейским новобранцем.

Однако если человек был членом одной группы, то его переход в другую, уже сложившуюся группу является совсем иной проблемой (на которую может пожаловаться любой ребенок, переведенный из одной школы в другую в середине учебного года). В этом случае его первоначальное положение в новой группе часто вызывает укрепле­ ние старых связей — его старые друзья, его прежние учителя, его ста­ рая школа оказывают несоразмерно большее влияние. Во многом это тот же самый феномен, как тот, когда солдаты отозваны из своих пре­ жних военных подразделений и размещены в новых гарнизонах на родине. Одно из исследований в «Американском солдате» сообщает, что в подобном месте для призванных на действительную службу име­ ет особое значение возможность «сохранять военные знаки различия их прежних соединений» ( II , 507—508), — так же как для внезапно переведенного школьника особое значение имеет укрепление пре­ жних групповых связей. Оба примера отражают сопротивление раз­рыву прежнего членства в группе. Один школьник не может разру­ шить единство новой группы*, и со временем он обычно принимается в общий ряд. Но если значительное число новичков с их привер­ женностью старым школьным связям противостоит группе, нам впол­не может понадобиться создание «учебного лагеря», чтобы предупре­ дить дисфункциональные последствия того вызова, который они бро­ сают единству группы. Точно такая же проблема существует в армии. Будучи созданным на достаточно непрочных основаниях, единство армейского подразделения может быть серьезно нарушено благодаря введению значительного числа новичков, если их привязанность к пре­ жней группе не разрушена до их поступления в новое подразделение.

  • * Об этом писал Льюис в первой части автобиографии, насмешливо описывая фун­ кциональное требование «прислуживать старшим ученикам» (зло шутить над нович­ками) в английских школах для мальчиков или по крайней мере в той школе, которую он имел счастье посещать. «Интересно, что школы для мальчиков были устроены та­ким образом, что создавали именно те ситуации, которые обещали предотвратить или излечить. Вы должны понять (если не были сами погружены в эту традицию), что вся штука заключалась в том, чтобы изобрести «розыгрыш» над младшими мальчиками и «поставить их на место». «Если бы младшие не подчинялись старшим, — сказал однаж­ ды мой брат, — они могли бы стать невыносимыми...» Очевидно, определенная серьез­ная опасность приходила на ум тем, кто создал вивернианскую иерархию. Для них ка­ жется очевидным, что, если предоставить вещи самим себе, девятнадцатилетние пар­ ни, которые играют в регби за графство и боксируют за школу, будут везде сбиты с ног и осаждены тринадцатилетними мальчиками. И это, вы представляете, было бы очень шокирующим спектаклем. Таким образом, был изобретен сложнейший механизм для защиты силы от слабости, тесной корпорации «стариков» против группы новичков, °торые чужие друг для друга и для всех остальных в этом месте, жалкие, трепещущие вы против разъяренных и хищных овец» ( C . S . Lewis , Surprised by Joy : The Shape of My tc "- ly Life ( New York : Harcurt , Brace and Company , 1955), 104—106). - Примеч. автора.

Таким образом, с точки зрения облегчения абсорбации новобран­ цев в фронтовой группе, новой для них, а также с точки зрения их потенциального влияния на группу, в которую они вступают, может существовать функциональное требование не переводить их непос­ редственно из учебной части в часть, с которой они вскоре вступят в бой. Одна из альтернатив, которая была фактически применена на практике в течение военных лет: пропустить заново обученного сол­ дата через лагерь новобранцев. Тем самым лагерь новобранцев, воз­можно, выполняет латентную функцию: вероятно, он помогает раз­ рыву прежних групповых армейских связей у солдата, облегчая им таким образом абсорбаци ю в их фронтовых частях; Во многом тем же самым способом, которым кессонщик приспосабливается к нормаль­ному атмосферному давлению в конце рабочего дня, проходя под во­ дой через декомпрессионную камеру, так солдат «дегруппируется», проходя через лагерь новобранцев. Это покажется еще более важным, если иметь в виду скорость, с какой новобранцы были действительно посланы в бой после присоединения к боевой части. В одном иссле­ довании было обнаружено, что половина новобранцев-пехотинцев вступила в бой менее чем через три дня после их присоединения к части.

Другими словами, исключительная психологическая тревожность, отмеченная Исследовательским сектором как характеристика лагер­ ной жизни, может также быть рассмотрена как поведенческий показатель состояния временной «безгруппности». Но что бы ни подчерки­ валось — лежащий в основе социологический феномен безгруппнос­ ти или внешняя и очевидная психологическая тревожность, функци­ ональная социология могла бы проследить их организационные по­ следствия, то есть их воздействие на вступление новобранца в самую важную для него армейскую группу — ту часть, с которой он вступит в бой 48 .

Эта тревожность, сопровождающая процесс утраты группы, впол­ не может быть дисфункциональной для отдельного солдата в то вре­ мя, когда он ее испытывает, и для нескольких солдат; она вообще может иметь серьезное влияние на их личную адаптацию. Однако тот же самый процесс утраты группы может иметь функциональные по­ следствия для других организационных общностей, особенно для фронтовых частей, в которых новобранцы, утратившие принадлеж­ ность к какой-либо группе, абсорбируются гораздо легче 45 . Эмпирическую проверку этой гипотезы можно сделать, применив методику, использованную в исследовании отозванных из своих подразделений (см. предшествующую сноску). Для каждого уровня привязанности солдат к их прежнему подразделению следует определить, во-первых, будет ли больший период, который люди провели в лагере новобран­ цев, более эффективным для того, чтобы они сами отказались от сво­ его прежнего группового единства; и, во-вторых, будут ли те солдаты, которые были таким образом «дегруппированы», затем более эффек­тивно приняты в их фронтовые части. Эта проблема может быть свя­ зана с более общей проблемой факторов или процессов, влияющих на переход от старой к новой членской группе. И в определенной сте­ пени это можно дополнить тонким анализом лагеря новобранцев, представленным в «Американском солдате».

  • 48 Ранее мы упоминали сходство между функцией лагеря для новобранцев и пун­ ктом, где отозванные солдаты ожидают назначения при переходе из своих боевых частей в их отечественные армейские подразделения. Изучение отозванных солдат в «Американском солдате» (глава II по проблемам замены личного состава и реконвер­ сии) предполагает, что «дегруппирующие» процессы для отозванных солдат требуют более долгого отрезка времени, поскольку отозванные солдаты переходят из наибо­ лее сплоченных армейских групп. Таким образом, в обследовании отозванных солдат и не служивших за рубежом солдат, в котором они отвечали на вопрос об их ощуще­ нии принадлежности к их новой части, отозванные солдаты гораздо чаще, чем другие солдаты, были склонны отвечать, что они не считают, что принадлежат к этой части, хотя в большей доле случаев они могли находиться в этой части более долгий период времени. В военно-воздушных силах, например, 34% отозванных и 15% других солдат говорили, что они не чувствуют «принадлежности» к своей части. Различие между отозванными и неотозванными в других родах войск в армии уменьшается понемно­ гу от разницы в 17% в более сплоченных военно-воздушных соединениях до разницы в 11 % в интендантской службе ( II , 507). Скорость и легкость процесса «дегруппиров- ки» и последующей адаптации к новой группе будет явно зависеть от интенсивности прежних групповых связей. — Примеч. автора.
  • 49 Если мы указываем на возможную функцию тревоги, то это не означает, что мы защищаем тревогу. Поскольку (даже в качестве сопутствующего обстоятельства для процесса дегруппировки) не все такого рода ситуации тревоги являются функциональ­ ными для социальной организации. Например, в случае офицерской школы, которую «можно считать суровым испытанием», одно из последствий ситуации, вызывающей повышенное беспокойство, было лишение кандидата в офицеры любых признаков его прежних солдатских ценностей, что, очевидно, препятствует его последующей способ­ ности понимать точку зрения рядовых солдат. После анализа «испытаний» в офицерс­ кой школе с точки зрения данных исследований авторы говорят: «...при оценке такой передачи культуры существует достаточная вероятность предположения, что этот про­ цесс объясняет нам, почему многим офицерам, которые сами были ранее рядовыми солдатами, по-видимому, не удается в качестве офицеров вспомнить свой солдатский опыт и постараться понять точку зрения рядовых солдат при обращении с ними» (1,391).

Концепты, родственные теории референтных групп

Ранее мы упоминали, что определенные факты референтно-груп­пового поведения были отмечены задолго до того, как термин «рефе­ рентная группа» был введен Хайменом в его важном исследовании 1942 года 50 . Так, полвека назад Дюбуа заметил: «Белый житель Филадель­ фии с доходом $ 1500 в год может называть себя бедным и живущим скромно. Негр с доходом $ 1500 в год относится к богатейшим людям своей расы и, соответственно, должен обычно тратить больше, чем его белый сосед, на квартирную плату, одежду и развлечения 51 . Но хотя тот специфический факт, что самооценки соотносительны с «этой» групповой системой координат, отмечался довольно часто, это не было сформулировано в понятиях достаточно общих, чтобы привес­ ти к систематическому осмыслению этого факта. Понятие «референт­ ная группа» является полезным не потому, что само это понятие по­ могает объяснять поведение, но потому, что оно не позволяет нам игнорировать этот компонент самооценки. Именно обобщенность этого понятия приводит к осознанию сходства во внешне различном поведении.

Это можно как считать, так и не считать вызывающим возражения, принимая во вни­мание осознанное представление об армии как об иерархии. Но, кажется, есть опреде­ленные доказательства, что рядовые солдаты (сформировавшись в культурной систе­ме, которая развивает ценность демократического равенства) выполняют свои обязан­ности лучше, когда они уверены, что дистанция между ними и их командирами не яв­ ляется непреодолимой, когда они понимают, что их офицеры имеют относительно мало привилегий, которыми солдаты не обладают, и так далее (1, 369). Но в других случаях функциональные последствия процесса дегруппировки для армейских целей могут во многом перевесить временные дисфункциональные результаты для человека, забро­шенного в лагерь для новобранцев. С точки зрения точно определенного понятия со­циальной технологии, можно вывести рекомендации для распространения понятия «дегруппировка» вплоть до создания положения о подобных промежуточных органи­ зациях или статусах в различных институциональных инструкциях. Но это заранее до­пускает исключительный интерес к цели организации — например, возрастающей эф­ фективности военного механизма. — Примеч. автора.

  • 50 Н . Hyman, «The Psychology of Status». — Примеч . автора .
  • 51 W.E.B. DuBois, The Philadelphia Negro, E.F. Frazier, The Negro in the United States (New York: Macmillan, 1949,299n). Фрейзер продолжает эти исследования, чтобы ука­ зать на противоречивые воздействия, которым подвержены негры-профессионалы.

Помимо этих отдельных наблюдений в социологии и социальной психологии, существовало несколько развивающихся концептов, ко­ торые в настоящее время обещают соединиться с функциональной теорией референтно-группового поведения. Каждый из них в опре­ деленной степени внес свой большой вклад, но с ретроспективной точки зрения поразительнее всего то, что по большому счету их взаимосвязь до сих пор не осмыслена. Это, как известно, концепция внутренней и внешней группы, сформулированная Самнером, идеи социальной личности, развиваемые Джеймсом, Кули и Мидом, бо­лее современные исследования по референтно-групповому поведе­ нию, представленные в работах Хаймена, Шерифа и Ньюкома, и до­вольно многочисленные специальные исследования по конкретным проблемам человеческого поведения — окультуриванию, ассимиля­ ции, маргинальной личности, социальной мобильности, множе­ ственности ролей, конфликтам лояльности, перекрестным давлени­ ям и тому подобное.

«Негр-профессионал или духовное лицо часто испытывает сильное побуждение, чтобы вести себя как человек, принадлежащий к высшему классу негритянской группы, и в то же самое время выступать в роли принадлежащего к среднему классу профессио­ нала или «белого воротничка» в обществе в целом». И он продолжает свою мысль, что в действительности изменение системы социальных отношений (возрастающая интеграция «в большее сообщество») нарушает равновесие в соответствующих рефе­ рентных группах. Он замечает: «Чем сильнее негр-профессионал (будь то мужчина или женщина) или духовное лицо интегрируется в большое сообщество, тем больше он избегает обязанностей представителя высшего класса в негритянской группе и может ориентировать свое поведение в соответствии со своим статусом среднего клас­ са». Ibid ., 300 [курсив мой].

Достаточно интересно, что технические проблемы в разработке выборок для опроса общественного мнтняусиливают внимание к тому же самому факту, что эко­ номический статус соотносится с распределением доходов окружающего сообщества. Таким образом, «собственник маленького обувного магазина в Дубьюке (штат Айо­ва), женатый, не имеющий детей и получающий доход 5000 долларов в год, считает себя сопоставимым с процветающими людьми города... Он считает себя в экономи­ческом отношении близким к «верхушке пирамиды» в Дубьюке. Его знакомство с другими преуспевающими людьми склоняет его рассматривать свою судьбу как наи­ более близко связанную с судьбой наиболее преуспевающих людей в других мес­ тах... Дайте те же самые 5000 долларов годового дохода помощнику продавца, кото­ рый живет в Нью-Йорке и имеет двух дочерей школьного возраста, и вы обнаружи­ те, что он не считает себя принадлежащим к тому же экономическому уровню, что и торговец обувью в Дубьюке, он не имеет таких же мнений и не принимает таких же решений по многим важным вопросам, как этот человек». Elmo Roper , « Classifying respondents by economic status », Public Opinion Quarterky , 1940, 4, 270; см. также S . S . Wilks , « Representative sampling and poll reliability », ibid ., 263: «Оклад в 3000 долларов в год в маленьком городке в Арканзасе означает одно положение, а 3000 долларов го­дового оклада в Нью-Йорке означают совсем другое положение. Проблема экономи­ ческого статуса в выборочном исследовании трактуется в настоящее время на отно­ сительной основе в каждом выбранном населенном пункте. — Примеч. автора.

Люди различным образом ориентируются на группы, которые являются внешними по отношению к их собственной. Этот общий и в краткой форме ничего не объясняющий факт был схвачен в терми­нологии, предложенной Самнером для различения между «своими», мы-группой, или внутренней группой, и всеми «остальными», или группами чужих, внешними группами 52 . Самнер продолжил описа­ ние отношений между этими типами групп. По существу, согласно этим несколько незрелым наблюдениям, внутренняя группа дости­ гает состояния согласия и упорядоченности, тогда как отношение к внешней группе, напротив, является враждебным, грабительским и эксплуататорским. Что дело обстоит именно так (при неуточненных обстоятельствах), Самнер смог продемонстрировать в многочислен­ных иллюстрациях, взятых из истории и этнологии. Но, принимая описательный, а не аналитический подход, он неизбежно сгладил и завуалировал другое очевидное обстоятельство: при определенных условиях внешняя группа становится основой позитивного, а не только враждебного отношения 53 и социология как наука обязана определить, при каких условиях существует та или другая ориентация на внешнюю группу. Короче говоря, первоначальное разделение групп на внешние и внутренние вплотную подвело Самнера к открытию ряда проблем, относящихся к теории референтно-группового поведения. Однако в этом направлении, открывающем путь к развитию теории референт­ но-группового поведения (в принципе проложенный работами Сам­ нера, опубликованными в 1906 году), не было сделано систематичес­ ких исследований.

  • 52 W . G . Sumner , Folkways , 12. — Примеч. автора.
  • 53 Этот случай отсутствия закономерности в референтно-групповой теории наибо­ лее важный, поскольку Самнер, конечно, признает в другом контексте, что действи­ тельно происходит «имитация» и «подражание» (как он называет их) образцам поведе­ ния внешних групп. Но эти наблюдения не были систематически связаны с его пре­ жнем разграничением на внутренние и внешние группы так, чтобы они привели к ряду аналитических проблем, рассматривающих различные образцы поведения референт­ ных групп при различных условиях. Например, он комментирует парвеню (107), кото­ рый, конечно, переходит от одной внутренней группы к другой, но и здесь Самнер не разрабатывает теоретические и аналитические вопросы, выступающие на первый план при таких изменениях членства в группе. Коротко говоря, он делает многочисленные наблюдения, относящиеся к проблемам референтных групп, но они остаются скорее разрозненными и несвязанными, чем аналитически проработанными вместе и рассмот­ ренными как происходящие из одного корня. — Примеч. автора.

Обобщая множество фактов, мы не слишком преувеличим, сделав вывод, что теоретические положения Джеймса, Кули и Мида также оставались совсем неразвитым в течение 30 лет и более. При этом имен­ но социологи рассматривали их концепции не как начало, но как фак­ тическое завершение, постоянно цитируя и иллюстрируя примерами введенные ими представления о множественности «Я», зеркальном отражении собственного «Я», реакции на значимые жесты «других», и так далее. И поскольку слова предшественников стали заключитель­ ными словами, немногое было создано на основе их проницательных предположений. Их уважали, но не так, как оказывают почет своим предшественникам люди науки, расширяя и разрабатывая их форму­ лировки на основе кумулятивно развиваемых проблем и систематичес­ ких исследований, связанных с этими проблемами, атак, как чествуют своих предшественников литераторы, постоянно цитируя «классичес­ кие места» из работ мастеров.

Некоторые социальные психологи (особенно Хаймен, Шериф и Ньюком 54 ) отчасти развили эту теорию, разработав такие эмпиричес­ кие исследования, которые были связаны с теоретическими характе­ ристиками референтно-группового поведения по принципу обратной связи. И поскольку эти данные были систематическими, а не случай­ ными, они вскоре столкнулись со многими из тех теоретических про­ блем, которые возникли на основе исследований «Американского солдата». Исследование Ньюкома, в частности, сосредоточилось не только на референтно-группововых контекстах установок, представ­ лений и оценок, но также рассматривало социальную организацию, которая воздействует на выбор референтных групп.

Исследования «Американского солдата» принадлежат этой пос­ ледней линии развития, состоящей из бесчисленных эмпирических исследований, очевидно, различных типов поведения, которые тем не менее предполагают сходные социальные и психологические про­ цессы. Поскольку у социологов есть некоторые, хотя не вполне достаточные методы для исследования референтно-группового поведе­ния в повседневной жизни, им не нужно изучать только вымышлен­ ные ситуации в стенах социально-психологической лаборатории, ос­ тавляя в стороне установившиеся вне этих стен социальные отноше­ ния, которые влекут за собой формирование групп в обществе. Толь­ ко в узком и с точки зрения теории поверхностном смысле армейское выслуживание рядового ради продвижения по службе можно расценить как отличающееся от поведения иммигранта, ассимилирующего цен­ ности местной группы, или человека из нижних слоев среднего класса, ведущего себя в соответствии со своими представлениями об образцо­ вом поведении высших слоев среднего класса, или мальчика из района трущоб, ориентирующегося скорее на ценности служащего благотво­ рительного учреждения, чем на ценности уличной банды, или студен­ тки из Беннингтона, отвергающей консервативные убеждения своих родителей, чтобы принять более либеральные идеи своих подруг по колледжу, или католика из низшего класса, изменяющего образцу сво­ ей внутренней группы, отдавшего свой голос за республиканцев, или французского аристократа, вступившего в ряды революционной груп­ пы того времени. Несмотря на то что возможны различия в деталях, эти формы поведения не являются полностью обособленными, соот­ ветственно «подчиняющимися» юрисдикции социологии военной жизни, расовых и этнических отношений, социальной мобильности, преступности (или «социальной дезорганизации»), социологии об­ разования, политической социологии и социологии революции.

  • S 4 Hyman , op . cit .; M . Sherifs , Psychology of Social Norms ( New York -. Harper , 1936), развивает концепцию референтных групп, более полно разработанную в его более поздней книге An Outline of Social Psychology . Монография Т.М. Newcomb , Personality and Social Change ( New York : Dryden Press , 1943), представляет главный шаг в этой разработке, и его Social Psychology ( New York : Dryden Press , 1950) включает самые но­ вые исследования. — Примеч. автора.

Подобное условное разграничение с точки зрения внешне различ­ ных сфер человеческого поведения скрывает сходство социальных и психологических процессов, которое изучают более абстрактные кон­цепции, такие как теория референтных групп. Как мы увидели из таб­ лицы переменных в первой части этой главы, комбинация элементов может отличаться, давая, таким образом, начало очевидно различным формам поведения, но они будут тем не менее только различным вы­ ражением сходных процессов при различных условиях. Они все пред­ ставляют проблемы людей, старающихся идентифицировать себя с ре­ферентной группой, к которой они стремятся или членами которой они уже стали. И, таким образом, все виды наблюдаемого поведения могут в принципе быть выведены из нескольких относительно общих поня­ тий, объединяющих их все, а не из различных терминов, скрывающих их сходство, например «продвижение», «ассимиляция» (и «окультури­ вание»), «классовая борьба» (и «конформизм»), «социализация», «со­ циальные отклонения», «предательство» или упомянутая «относитель­ ная утрата», «ролевой конфликт», «разнонаправленное воздействие» или «ложное сознание».

Раннее развитие теории референтной группы наполнено приме­рами, когда отдельные исторические события в обществе заставили социологов сосредоточиться на той сфере социального поведения, в которой начинали осознаваться образцы референтно-группового по­ ведения. Так, исследования по ассимиляции (которая является, оче­видно, процессом, в котором существует сравнение с культурой не­ членских групп) были ускорены волнами иммиграции в нашу страну и последующими муками абсорбации людей, воспитанных в разных культурах. Точно так же возросший социологический интерес к мобиль­ ности социальных классов и «ложному сознанию», посредством кото­рого люди отождествляют себя с классом, «к которому они не принад­лежат», по-видимому, отчасти является реакцией на общественное об­суждение классов и на преувеличенное значение классового конфлик­ та. В подобных случаях социологический выбор предмета исследования был скорее продиктован конкретными практическими проблемами, чем требованиями систематической теории. В результате сложилась четко выраженная тенденция: объяснение оставалось тесно связанным с рассматриваемой исследователем конкретной сферой поведения. Ха­ рактерные понятия, присущие каждой сфере, создавались как отдель­ ные и почти независимые друг от друга средства анализа, а их теорети­ ческие совпадения и связи часто упускались из виду. Специализация исследований, являющаяся результатом их направленности на конк­ретные практические проблемы, вызванные социальными изменени­ ями, иногда осуществлялась за счет более общего содержания теории. Внимание социологов привлекали конкретные ситуации, вводились конкретные понятия, но задача их теоретической консолидации толь­ ко начала ставиться.

Хотя в нашем кратком обзоре проблем об этом результате говорит­ ся только мельком, приведенных выше примеров вполне достаточно, чтобы предположить, что они представляют собой не обособленные формы социального поведения, но конкретные проявления лежащих в их основе образцов референтно-группового поведения 55 . Возможно, если специальные исследования проследят теоретические связи между этими формами поведения, они разовьют одну из тех теорий среднего уровня, которые консолидируют гипотезы, в противном случае оставшиеся бы разъединенными, и эмпирически установленные черты сходства. Широкая, более содержательная теория означала бы, что ис­ следования, изучающие способы приспособления иммигрантов, вно­ сят свой вклад в ту же самую теорию, которая поможет организовать дальнейшее развитие других исследований, например, факторов соци­альной мобильности. И эти шаги к объединению могут привести к бо­ лее быстрому кумулятивному росту теории референтных групп, так как исследования в различных областях человеческого поведения начнут взаимно стимулировать и поддерживать друг друга. По крайней мере именно таково значение этого предварительного обзора концепций ре­ ферентной группы, используемых в «Американском солдате».

  • 55 Представите ть истории науки комментирует сопоставимую проблему теоре­ тической консолидации в естественных и физических науках: «...среди всех форм ментальной активности наиболее сложно сформировать... искусство трактовать то же самое собрание данных, что и раньше, но поместив их в новую систему взаимосвя­ зей и дав им новую систему координат; все это означает, что мы подвели их под своеоб­ разную теоретическую « шапку », соответствующую данному моменту » ( Н . Butterfield, The Origins of Modern Science (London: Bell, 1949), 1). — Примеч . автора .
СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com