Перечень учебников

Учебники онлайн

XI . Связи теории референтных групп и социальной структуры

Понятие референтной группы формально возникло в социальной психологии. Эта наука обращает внимание прежде всего на то, како­ ва реакция индивидов на свою межличностную и более широкую со­циальную среду. В результате, как только стали развиваться экспери­ ментальные и теоретические исследования референтных групп, они сконцентрировались главным образом на том, чем детерминируется выбор индивидами своих референтных групп и каковы последствия этого выбора для личности. Однако, как время от времени указыва­ лось в предыдущей главе, понятие референтной группы занимает так­ же четко определенное место в социологической теории, концентри­ рующей свое внимание на структуре и функциях той социальной сре­ ды, в которой размещаются индивиды.

Социально-психологическая и социологическая теории референ­тных групп, разумеется, не имеют четких разграничений; они отчас­ ти перекрывают, а отчасти дополняют друг друга. Но тем не менее они представляют собой разные уровни теоретического анализа, кото­ рые время от времени полезно различать с тем, чтобы выявить разли­ чия их теоретических проблем. Конечно, вполне возможно, что в ко­ нечном итоге социальная психология и социология составят одно неразрывное целое —точно так же, как и вся наука. Однако в настоя­ щее время полезнее принимать во внимание различия между этими типами и уровнями теории, чтобы более систематически связывать их между собой. Во всяком случае, именно с этих позиций я предпри­ нял систематическое исследование теории референтных групп уже после того, как впервые была написана предыдущая глава. В течение этого периода, занявшего примерно шесть лет, было проведено мно­ го исследований и выявлено множество пробелов в наших знаниях. Именно поэтому нижеследующие разделы группируются вокруг тео­ ретических проблем, относящихся и к референтным группам, и к свя­ занным с ними вопросам социальной структуры в целом.

Проблематика теории референтных групп

Основные понятия

Так как эта область исследований интенсивно развивается, ее ос­новные понятия постепенно становятся все более ясными. Понятия, которые в первом приближении казались адекватными, должны полу­чать все более точное определение благодаря накоплению результатов исследования. Когда вводятся более уточненные понятия, их часто обо­значают другими терминами, чтобы зафиксировать в уме их своеобра­зие 1 . Это постоянное уточнение основных понятий образует одно из современных направлений развития теории референтных групп.

Проблема 1 Уточнение понятия референтной группы

Мысль о том, что люди действут в рамках социальных стандартов, выработанных теми группами, частью которых они являются, несомнен­ но, возникла еще в древности и, вероятно, вполне разумна.

Если бы только это составляло предмет теории референтных групп, то она представляла бы собой просто новый термин для обозначения ста­ рой сферы интересов социологии, которая всегда концентрировала свое внимание на групповой детерминации поведения. Однако фактом явля­ ется также и то, что люди, формируя свое поведение и оценки, часто ори­ ентируются на иные группы, чем их собственная, и именно проблемы, свя­занные с этим фактом ориентации людей на группы, членами которых они не являются, имеют прямое отношение к теории референтных групп. Ра­зумеется, в конечном итоге теория должна быть генерализована в такой мере, чтобы она смогла принять в расчет ориентацию на обе группы — как на ту, членом которой человек является, так и на ту, членом которой он не является; однако в настоящий момент ее главная задача состоит в том, чтобы исследовать процессы, благодаря которым индивиды относят себя к группам, к которым они не принадлежат.

Когда теоретические инновации — большие или малые — вводятся в сферу исследования, некоторые склонны включать их в ранее су­ществовавшую теорию, в результате чего явный прогресс становится как бы размытым или совсем незаметным. Необходимость особо под­черкнуть, в каких отношениях теория референтных групп расширяет Давно установленную концепцию групповой детерминации поведения, стала очевидной благодаря некоторым современным попыткам подобного включения. Утверждалось, например, что, «несмотря на энтузиазм некоторых сторонников теории референтных групп, в дей­ ствительности в ней нет ничего нового» 2 . И далее: «Утверждение, что люди мыслят, чувствуют и воспринимают с позиций той группы, к ко­ торой они принадлежат, очень старо и многократно подчеркивалось всеми, кто изучал антропологию и социологию познания... В действи­ тельности понятие референтной группы вносит всего лишь небольшое уточнение в давно известную теорию...» 3 .

Прогрессирующее уточнение понятий как интегральная фаза социологическо- еоретизирования было рассмотрено в главе IV . — Примеч. автора.

Совершенно ясно, каким образом можно прийти к заключению, будто теория референтных групп есть не что иное, как повтор другого представления, согласно которому мысли, чувства и восприятия че­ ловека формируются той группой(ами), в которую он входит, так что в этой теории «в действительности нет ничего нового». Для этого не­ обходимо только признать практически целесообразным игнориро­ вание в развивающейся теории специфических только для нее идей и, таким образом, идентифицировать ее с давно известными концепци­ями. Сделать так, чтобы новое казалось старым благодаря игнориро­ ванию нового и стремлению сосредоточиться на старом, — это от­ нюдь не новая практика. Однако эти рассуждения кажутся не слиш­ ком убедительными, так как их автор заключает свой обзор на эту тему признанием специфических особенностей у понятия референтных групп, которое «резюмирует ассоциации и стойкие представления и, таким образом, способствует изучению избирательности восприятий (хотя, как мы увидим, не только ее одной). Оно становится, следова­ тельно, — добавляет он, — незаменимым инструментом для позна­ ния многообразия и динамичности того общества, в котором мы жи­вем (хотя, по-видимому, не только его одного)» 4 . Нам остается толь­ ко выяснить, действительно ли его можно описать как «незаменимый инструмент».

Проблема 1.1 Функциональные типы референтных групп

По всей предыдущей главе разбросаны многочисленные, но не систематические упоминания о некоторых функциональных типах референтных групп. О них говорится , что они обеспечивают систему «референтных ориентиров для самооценки и формирования своей позиции»; говорится, что существует необходимость «в систематичес­ ком изучении процесса усвоения ценностей как части референтно- группового поведения»; имеется краткий комментарий «по поводу референтно-групповых контекстов позиций, восприятий и сужде­ ний». Однако, как показали дальнейшие исследования, эти несисте­ матизированные ссылки на имплицитно подразумеваемые типы ре­ферентно-группового поведения не заменяют продуманного и мето­ дичного упорядочивания этих типов.

  • 2 Shibutani Т ., «Reference groups as perspectives», American Journal of Sociology, 1955, 60, 563. — Примеч . автора .
  • 3 Jbid ., 565. — Примеч. автора. * Ibid ., 569. — Примеч. автора.

Несколько опубликованных в последнее время статей были по­ священы проблеме идентификации главных типов референтных групп с позиций характерных для них функций, которые они выполняют в поведении тех, кто ориентируется на них. Эти статьи 5 совпадают меж­ ду собой в главном, эксплицитно выделяя два 6 основных типа рефе­ рентных групп по тем же направлениям, которые в неявной форме были намечены в предыдущей главе: первый из них — это «норма­ тивный тип», который устанавливает и сохраняет эталонные стандар­ты для индивидов, а второй — это «сравнительный тип», обеспечива­ ющий общую систему референтных координат, относительно кото­ рой индивид оценивает себя и других. Первый тип — это источник ценностей, ассимилируемых теми, кому они предназначены (и кто может быть, но может и не быть членом группы); мы наблюдаем его, например, когда в армию приходит новое пополнение, усваиваю­щее ценности ветеранов. Второй тип заменяет собой контекст для оценки относительного положения (и своего собственного, и поло­ жения других людей); как, например, в случаях, приведенных Дю­буа ( Dubois ), Ропером ( Roper ) и Уилксом ( Wilks ), где социальное значение экономического статуса соответствует экономической структуре окружающего общества. Эти два типа различаются только аналитически, так как, разумеется, одна и та же референтная группа может выполнять обе функции.

От обоих типов референтных групп следует отличать группы, идентифицированные Тернером, «члены которых просто образуют

  • 5 Kellcy H., «Two functions of reference groups» in: Swanson G.E., NewcombT.M. and Hartley E.Z. (editors), Readings in Social Psychology (New York: Henry Holt & Co., 1952), PP. 410—414; Shibutani, op. cit; Turner R.H. «Role taking, role standpoint, and reference — group behavior», American Journal of Sociology, 1956, 61, pp. 316—328. — Примеч . автора .
  • 6 Шибутани указал на якобы третий тип — группы, в которые человек стремится проникнуть. Однако, как справедливо указал Тернер, это не какой-то иной тип, ибо «острое желание быть признанным описывается (социологами) как тот механизм, который приводит к принятию ценностей и перспектив референтных групп» ( Turner , °Р- cit , 327). — Примеч. автора.

431

среду» для деятельности индивидов 7 . Эти «группы взаимодействия», как называет их Тернер, суть просто части социальной среды инди­ вида, точно так же, как физические объекты суть части его географи­ческой среды; преследуя свои цели, он должен принимать их во вни­ мание, но они не имеют для него нормативного или сравнительного значения.

Эти подразделения ставят перед нами ряд проблем: связан ли каж­ дый из двух типов референтно-группового поведения с различными социальными и психологическими механизмами? Какие структурные условия в обществе усиливают или ослабляют сравнительно-референ­ тные реакции, например, делают сравнения обидными или нет, что изучал Веблен? Зависит ли различие между группами членов и груп­пами не-членов от того, в какой мере они выполняют специфические для них сравнительные и нормативные функции? Такого рода вопро­ сы являются почти непосредственными следствиями различий меж­ ду этими функциональными типами референтных групп.

Проблема 1.2 Понятие группы и членства в группе

Совершенно очевидно, что различие между группами членов и грутн пами не-членов включает в себя, какмы уже видели, «проблему крите­ риев «членства» в группе». Однако, как убедительно заметил современ­ ный критик", нельзя допускать, чтобы эти критерии оставались имп­ лицитными. Тем не менее в большинстве социологических работ, как и в предыдущем очерке, они по большей части остаются имплицитны­ ми. Одна из функций теории референтных групп состоит в том, чтобы прояснить концептуальные критерии членства в группе.

Как неоднократно указывалось на предыдущих страницах и вре­ мя от времени будет указываться в дальнейшем, новый термин «ре­ ферентная группа» не всегда употребляется правильно. Ибо этот тер­ мин применяется не только к группам, но также и к индивидам, и к социальным категориям. Различие между референтными группами и референтными личностями будет рассмотрено в одном из последую­щих разделов; здесь я постараюсь концептуально дифференцировать принципиально различные социологические данные, которые в насто­ящее время обычно относятся к референтным группам.

  • 7 Turner , op . cit , 328. Я ни в коей мере не пытаюсь воспроизвести здесь в деталях весьма поучительное выделение Тернером различных видов групповой ориентации, которое до сих пор используется в общей концепции референтной группы. — При­ меч. автора.
  • 8 Kaplan N., «Reference Group Theory and Voting Behawior», Columbia University doctoral dissertation, 1955, 35—47 (unpublished). — Примеч . автора .

Отправным пунктом послужат краткие и неполные характерис­тики понятий «группа» и «членство в группе», данные в предыдущей главе.

Поскольку одним из таких критериев [членства в группе] служит ча­ стота взаимодействий, мы должны признать, что границы между группа­ ми обозначены в высшей степени нечетко. Скорее члены данных групп имеют самые разнообразные связи с другими группами, членами кото­ рых они традиционно не считаются, хотя у социолога может быть доста­ точно оснований для включения их в эти последние в силу того, что они часто взаимодействуют с теми, кто обычно считается их членами. Итак, в настоящий момент (который на самом деле растянулся на шесть кален­ дарных лет) мы оставляем в стороне вопрос о различии между социальны­ ми группами и социальными категориями, относя эти последние к устой­ чивым статусам, между носителями которых может быть очень немного (или вовсе не быть) взаимодействий.

Нет никаких твердо установленных границ, отделяющих внутренние группы от внешних, членские группы от не-членских. Они меняются в за­ висимости от изменения ситуации. По отношению к гражданским лицам или к проживающим в данной стране иностранцам военнослужащие могут рассматривать себя и рассматриваться другими в качестве членов внутрен­ ней группы; однако в другом контексте унтер-офицеры и рядовые могут рас­ сматривать себя и рассматриваться другими в качестве отдельной группы, отличной от внешней по отношению к ней группы офицеров. Так как эти понятия носят ситуативный, а не абсолютный характер, нет ничего пара­доксального в том, чтобы в одном контексте отнести офицеров к группе, внешней по отношению к унтер-офицерам и рядовым, а в другом — к чле­ нам более обширной внутренней группы, включающей в себя их всех.

На что критик резонно возражает: «Возможно, в этом нет ничего парадоксального, но мы, конечно, можем настаивать на таком эксп­лицитном критерии для выделения обособленной группы, как член­ство в группе в одном случае и отсутствие членства в другом» 9 . Одна­ко поскольку критик Норман Каплан в дальнейшем не применяет этих критериев, возможно, полезно снова исследовать и систематизиро­вать различные виды социальных образований, неточно обозначае­мые как «группы», «социальные категории» и т.п. Некоторые из кри­териев, относящихся к данному вопросу, уже упоминались — правда, в несистематизированной форме — в вышеприведенных отрывках, од­нако в целях методологического анализа они должны быть четко вы­явлены. Прежде всего в общем понятно, что социологическое понятие группы относится к некоторому количеству людей, которые взаимо­действуют друг с другом в соответствии с установленными образца­ми 10 . Иногда группа определяется как некоторое количество людей, имеющих устойчивые и специфические социальные отношения. Од­ нако оба утверждения эквивалентны, так как «социальные отноше­ния» сами являются формами такого социального взаимодействия, которое происходит в соответствии с образцами и длится достаточно долго, чтобы стать идентифицированной частью социальной струк­ туры. На этот единый объективный критерий указывала приведенная выше ссылка на «частоту взаимодействий». Можно, разумеется, счи­ тать этот единый критерий достаточным, однако если ставится цель создать такое понятие, которое было бы социологически полезным, то потребуются также и другие критерии".

  • 9 ibid ., 32. — Примеч. автора.

Второй критерий группы, который в процитированых отрывках оставался только имплицитным, состоит в том, что взаимодействую­ щие между собой люди сами определяют себя в качестве «членов», т.е. у них обычно складываются стереотипные ожидания таких форм вза­ имодействия, которые являются моральными обязательствами для них и для других «членов», но не для тех, кто, как считается, находится «вне» группы. В процитированных выше отрывках на этот критерий непреднамеренно указывалось при случайных ссылках на то обстоя­тельство, что люди «считают себя» членами группы.

Связанный с двумя первыми, третий критерий заключается в том, что люди, находящиеся во взаимодействии друг с другом, определя­ ются другими как «принадлежащие к группе», причем эти другие вклю­ чают как членов, так и не-членов. В случае формальных групп эти определения обычно являются эксплицитными; в случае неформаль­ ных групп они часто только молчаливо подразумеваются, обознача­ ясь скорее в поведении, чем в словах. Если все эти три критерия — наличие длительных, установленных на основе моральных принци­ пов форм взаимодействия; самоопределение себя в качестве члена группы и такое же определение, но данное другими — присутствуют в полной мере, то всех тех, кто вовлечен в стабильные взаимодействия, можно четко определить как включающую их в себя группу. В своей совокупности объективный критерий взаимодействия и субъектив­ ный критерий социальных определений позволяют относительно точ­ но отделить членов группы от тех, кто таковыми не является. Если субъективные определения туманны, то наблюдаемые социальные взаимодействия теряют четкие очертания и возникает уже знакомый нам случай, когда социолог-наблюдатель прослеживает «групповое образование», которое отнюдь не обязательно переживается в каче­ стве такового теми, кого он в них включает. Как уже имелось в виду, а теперь должно быть выражено словами, границы группы не обяза­ тельно являются фиксированными; они динамично изменяются в за­ висимости от конкретного ситуационного контекста. Изменившаяся ситуация может привести к значительным изменениям в степени со­ циального взаимодействия, так что бывшие члены группы объектив­ но могут остаться за ее пределами, даже если они не «подают в отстав­ку» и не «выбывают по собственному желанию».

  • '"См., напр.: HomansG . C , The Human Croup ( N . Y . Harcourt , Brace and Company , 1950), 1, 82-86. - Примеч. автора.
  • 11 Что касается широкого круга подобных критериев, см.: Sorokin P . A ., Society , Culture , and Personality ( New York : Harper & Brothers , 1947), 70 ff . — Примеч. автора.

Подобные изменения в степени социального взаимодействия могут сделать границы группы расплывчатыми прежде всего в тех неформальных группах, которым не хватает эксплицитных определений членства, сделанных как в фор­ ме самоопределения, так и даваемых другими людьми. Это можно счи­ тать одним из функциональных признаков неформальных групп: их стабильность отчасти зависит от этой относительной неопределен­ ности членства. К тому же это создает практические (не теоретичес­ кие) трудности для тех социологов, кто интересуется идентификаци­ ей членства в неформальных группах. Поэтому необходимо снова ис­ следовать и отбросить некоторые из подразумеваемых значений тер­ минов «член» и «не-член»; эти термины не полностью соответствуют фактам, так как, по-видимому, имеются степени членства, на что от­ части указывают степени социальных взаимодействий в группе. Это подразумевается в таких терминах, время от времени употребляемых социологами, как «номинальный» или «периферийный» член груп­ пы. Номинальный член группы — это тот, кто определяется другими как лицо, включенное в групповую систему социальных взаимодей­ ствий, но кто на самом деле перестал взаимодействовать с другими членами группы. Периферийный член группы — это тот, кто сокра­ тил взаимодействия с другими членами группы до такой степени, что лишь относительно небольшая часть его поведения контролируется ими. Изменение объективной ситуации — например, изменение про­ странственного распространения членов группы, входящих в ее со­ став в настоящее время, — может повысить долю номинальных чле­нов по отношению к действительным членам. Точно так же ситуаци­ онные изменения могут повлиять на определения членства в группе (как самоопределения, так и определения, даваемые другими). Ибо в силу того, что взаимодействия между членами группы не одинаковы по степени, любое длящееся во времени событие, которое усилива­ ет взаимодействие между одними и ослабляет его между другими, приводит к образованию подгрупп. Как подразумевает сам термин, в структурном плане подгруппы состоят из тех, кто развивает особые взаимоотношения между собой, не разделяемые с остальными чле­ нами более обширной группы. Такие подгруппы могут возникнуть в любой группе. Силы, содействующие образованию этих дифферен­ цированных групп, не всегда имеют отношение к культуре: напри­ мер, члены группы, постоянно находящиеся в самых близкородствен­ ных отношениях, склонны к образованию обособленных подгрупп. Особые интересы, свойственные определенным статусам или слоям более обширной группы, также могут содействовать образованию под­ групп — например, в той мере, в какой интересы унтер-офицеров и рядовых, с одной стороны, и офицеров —с другой, не совпадают меж­ ду собой и отличаются по своим паттернам. Чувства и ценности, спе­ цифические для различных статусов или слоев, составляющих дан­ ную группу, также могут срабатывать в одном и том же направлении и приводить к образованию подгрупп. Если эти три различных типа сил дифференциации будут действовать совместно, то возникнет одно из техсоциальныхпереопределений, на которые мы уже ссылались, когда говорили, что в некоторых случаях одна внутренняя группа может дифференцироваться и образовать как внутренние группы, так и вне­ шние группы. «Разногласия», благодаря которым в потенциальных подгруппах кристаллизуются отличительные интересы, или чувства, или то и другое вместе, могут мобилизовать как поведение, так и ус­ тановки, что в результате приводит к образованию новых групп. До тех пор, пока концептуальный язык, обычно применяемый для опи­ сания групповой структуры, будет исходить из статических условий членства в группе, — до тех пор будет казаться парадоксальным, что одних и тех же индивидов нужно в одних случаях описывать как чле­ нов одной группы, а в других — как членов разных (быть может, враждебных друг другу) групп. Но если признать, что состав и струк­ тура группы динамичны, что они представляют собой всего лишь концептуальные равнодействующие сил, действующих в группе, то станет ясно, что границы групп постоянно находятся в процессе объективных изменений, который регистрируется в степенях соци­ ального взаимодействия, и в процессе социального переопределения, который регистрируется в определениях членства, даваемых самим индивидом или другими людьми 12 .

  • 12 Это общее понятие непостоянных границ членства в группе снова рассматри­ вается в главе XIII , р. 479. Кстати, по поводу ситуационной детерминации подобных социальных переопределений имеется ироническое замечание Альберта Эйнштейна в его выступлении в Сорбонне: «Если моя теория относительности будет иметь ус­ пех, то Германия объявит меня немцем, а Франция заявит, что я — гражданин мира. Если же моя теория окажется заблуждением, то Франция скажет, что я немец, а Гер­ мания заявит, что я еврей». — Примеч. автора.

Проблема 1.3 Понятие не-членства

Подобно тому как понятие членства в группе далеко не самооче­ видно и требуются эксплицитные социологические критерии, чтобы его можно было концептуально идентифицировать, точно также об­стоит дело с понятием не-членства. Разумеется, не-члены — это те, кто не соответствует критериям членства, связанным со взаимодей­ ствиями и определениями, и, следовательно, можно было бы поду­ мать, что определения членства вполне достаточно, чтобы определить всех остальных людей как не-членов. Но, как известно', остаточные определения способны затемнять существенные черты того, что оп­ ределяется только негативно 13 . Так обстоит дело и с остаточным по­ ниманием не-членства.

Ибо категория «не-членства», если определять ее только негатив­ но, чтобы она охватывала всех тех, кто не соответствует критериям член­ ства, способствует затемнению основополагающих различий между разными видами не-членства — различий, которые особенно важны для теории референтных групп. В справедливости сказанного можно убедиться, если выявить, какой смысл вкладывается в важное и уже давно не применяемое понятие «полноты группы», введенное Зим- мелем 14 . Понятие полноты относится к свойству группы, измеряемо­ му соотношением между потенциальными членами (теми, кто удов­ летворяет требованиям членства, установленным группой) и дей­ ствительными членами. Профсоюзы, профессиональные ассоциа­ ции, группы выпускников учебных заведений — таковы только самые заметные примеры организаций, отличающихся разными степенями полноты.

Как справедливо подчеркивает Зиммель, полноту группы следует четко отличать от ее величины. В сущности, это означает, что груп­ пы, имеющие одну и ту же абсолютную величину (измеряемую чис­лом членов), могут принципиально отличаться друг от друга по сте­ пени полноты (измеряемой соотношением потенциальных идействи- тельных членов). Соответственно, это означает, что группы, имеющие одну и туже абсолютную величину, могут резко отличаться друг от друга по степени социальной силы в зависимости от того, охватывают ли они всех потенциальных членов или какую-то их часть. Признание связи между полнотой и силой служит, конечно, одной из главных причин того, почему ассоциации, имеющие партикулярный статус, стремятся максимально расширить свой членский состав с тем, чтобы включить как можно больше потенциальных членов. Чем полнее данная группа, тем больше ее сила и влияние.

  • u Что касается убедительных соображений по поводу самой идеи остаточных ка­ тегорий, см.: Parsons Т., The Structure of Social Action , pp . 16—20, 192. — Примеч. автора.
  • 14 The Sociology ofGeorg Simmel (Glencoc, Yllinois; The Free Press, 1950). Translated and ed. by Wolf K.H. - p. 95. - Примеч . автора .

Этот краткий анализ понятия полноты только на первый взгляд выглядит отступлением от нового исследования понятий членства и не-членства в группе. Ибо понятие полноты подразумевает — и, по- видимому, это интуитивно почувствовал Зиммель, — что имеются четко выраженные, различные по своей структуре типы не-членов группы. He -члены не образуют единой, гомогенной социальной ка­тегории. Модели их отношений с группой, членами которой они не являются, различны. Именно это, по-видимому, имеет в виду Зим­ мель, когда замечает, что «человек, который в идеале, так сказать, при­надлежит к группе, но остается вне ее, позитивно наносит ей вред про­ сто своей индифферентностью, своим неприсоединением. Это не-член- ство может принимать форму конкуренции, как в случае объединений рабочих; или же оно может продемонстрировать чужаку пределы влас­ти, которой обладает группа; оно может также нанести ущерб группе в силу того, что она не может даже конституироваться, если все потен­ циальные кандидаты не станут ее членами, как в случае определенных индустриальных картелей»' 5 .

1. Правомерность и неправомерность членства. Здесь намечается первый признак, по которому может быть проведена последующая де­ тализация остаточной категории не-членства; не-членов, которые не имеют права на членство, можно с успехом отличать от тех, кто имеет право на членство, но продолжает оставаться вне группы. Различие между теми не-членами, которые имеют право на вступление в группу, и теми, кто этого права не имеет, может пролить свет на то, при каких условиях не-члены скорее всего начнут позитивно ориентироваться на групповые нормы. При прочих равных критериях не-членства (кото­ рые мы рассмотрим здесь же) те не-члены, которые имеют право на членство, по-видимому, более склонны принять групповые нормы в качестве позитивных рекомендаций для себя.

Признаки правомерности и неправомерности обеспечивают толь­ ко одно основание для дальнейшей детализации остаточной концеп­ ции не-членства. Однако можно систематически идентифицировать и связать с разными моделями референтно-группового поведения по крайней мере три других комплекса признаков.

2. Отношение к тому, чтобы стать членом группы. He -члены раз­ личаются также своим отношением к вступлению в члены группы: а) некоторые могут стремиться стать членами группы; б) другие могут относиться к этому индифферентно; в) у всех остальных могут быть какие-либо мотивы, чтобы не присоединяться к группе. Теория ре­ ферентных групп, разумеется, интегрировала в себя первый из этих мотивационных подходов к членству в группе, так как он представля­ ет собой механизм, содействующий позитивной ориентации не-чле- нов на групповые нормы. Вся предыдущая глава — это одно из мно­ гих исследований, специально изучающих «индивидов, которые при­ нимают ценности, существующие в той группе, в которую они стре­ мятся, но к которой не принадлежат» 16 .

  • 15 Ibid ., p . 95. — Примеч. автора.

Объединив оба признака — определяемый группой статус право­ мерности не-членов и определяемое самими не-членами отношение к своему вступлению в группу, — можно установить весь спектр иден­ тифицируемых типов психосоциального отношения не-членов к со­ ответствующим группам. Таким образом, становится очевидным, что не-члены, стремящиеся, чтобы их приняли в группу, составляют толь­ ко один из нескольких различных типов не-членов.

 

Отношение не-членов к членству

Определяемый групповой статус не-членов

Имеют право на членство

Не имеют права на членство

Стремятся вступить

Кандидаты на вступление в число членов

Маргиналы

Безразличны к вступлению

Потенциальные члены

Далекие от группы не-члены

Имеют мотивы не вступать

Не-члены,

не имеющие никакого

отношения к группе

Не-члены — антагонисты

В предыдущей главе, представляющей собой как бы вольное из­ложение теории референтных групп, были определены только неко­ торые из этих четко различающихся типов не-членов. Судя по всем показателям, выполненная в ней идентификация типов была непол­ ной и в высшей степени избирательной, потому что она основыва­ лась на непосредственных описаниях наблюдаемых образцов пове­дения, а не была выведена аналитически из различных комбинаций определенных признаков, характеризующих отношение не-членов

  • 16 См. краткое обсуждение этого вопроса. Действительно, Музафер Шериф и Кэролайн Шериф делают этот признак интегральной частью своего определения ре­ферентной группы: «Это группы, частью которых считает себя индивид или к кото- Рым он стремится отнести себя психологически». См .: Sherif M., Sherif C.W., Groups in " вгтопу and Tension (New York: Harper& Brothers, 1953), p. 161. — Примеч . автора .

439

к соответствующим группам. Как было замечено выше, первый из этих типов — индивиды, стремящиеся вступить в группу, членами которой они пока еще не являются, — стал предметом специального изучения именно в теории референтных групп. Однако, как имелось в виду в этом более раннем исследовании и вновь подтверждается последующей парадигмой, те, кто стремится стать членами группы, подразделяются на два существенно различающихся типа в зависи­ мости от определяемых группой критериев правомерности членства. Они различаются структурно, по своему положению, а значит, по фун­ кциональным и дисфункциональным последствиям своей заинтере­ сованности в ожидаемой ими социализации, которая должна произой­ ти благодаря усвоению ценностей той группы, в которую они стре­ мятся, но к которой не принадлежат 17 .

Претендент, имеющий право стать членом группы (он был иден­ тифицирован как «кандидат» в члены), имеет мотивы для того, чтобы выбрать группу не-членов в качестве своей референтной группы и в то же время способен получить от нее вознаграждение за это. Пре­ тендент, не имеющий права на членство, но тем не менее заинтересо­ ванный в этой ожидаемой им социализации, становится маргиналом, который может быть отвергнут группой, членом которой он являет­ ся, за то, что он отказывается от ее ценностей, и не способен полу­ чить признание в той трупе, в которую он стремится вступить. Вто­ рой большой класс не-членов — это те, кто совершенно индиффе­ рентны к перспективе своего членства в группе; он состоит из лиц, которые вообще не ориентируются на группу, о которой идет речь. Они находятся абсолютно вне ее притяжения. Она не имеет никакого отношения к их референтным группам. Тем не менее этот тип тоже можно с пользой подразделить на тех, кто имеет право на членство и, следовательно, может иметь какое-то отношение к группе, которая, возможно, попытается вовлечь их в сферу своего притяжения, и на индифферентных не-членов, не имеющих права на членство, кото­ рых Тернер описал просто как среду для деятельности группы 18 .

Как мы вскоре увидим, эти два типа не-членов имеют разный ста­ тус в зависимости от того, стремится ли данная группа стать полной, насколько это возможно, или нет.

  • " Аналогичные типы на том же основании были разработаны Леонардом Бру- мом. См .: Broom L., «Toward a cumulative social scieennce», (Research Studies ofthe State College of Washington, 1951), 29, pp. 67—75. — Примеч . автора .
  • 18 Это — адаптация концепции, выдвинутой Тернером и изложенной в самом начале главы. Тернер обращает наше внимание на такие группы, которые просто об­ разуют среду для тех, кто в них не входит; здесь же мы рассматриваем соответственно тип не-членов, образующих среду для тех групп, которые не усматривают в них своих перспективных членов. — Примеч. автора.

Третий класс не-членов, напротив, ориентирован на группу, о которой идет речь, но имеет самые разнообразные мотивы, чтобы не стремиться к членству в ней. He -члены, активно избегающие член­ ства, на которое они имеют право, — это те, к кому, по словам Зим- меля, применим афоризм: «Кто не с нами, тот против нас» 19 . При этом Зиммель также имел в виду, что индивиды, имеющие право на член­ ство в группе и в то же время резко отвергающие его, в некоторых отношениях представляют для группы большую угрозу, чем антаго­ нисты, которые ни в коем случае не могли бы стать ее членами. Отказ от вступления в группу со стороны тех, кто имеет на это право, слу­жит символом как относительной слабости группы (подчеркивая не­полноту членского состава), так и относительной сомнительности ее норм и ценностей, которые не принимаются теми, кому они в прин­ ципе адресованы. Для тех, кто не вступает в группу, руководствуясь обоими этими мотивами, группа становится (или легко может стать) негативной референтной группой, как мы увидим в следующем раз­ деле, где речь идет об этом типе групп.

Комбинированный анализ признаков правомерности, неправо­ мерности и отношения к членству в соответствующей группе, та­ ким образом, позволяет дифференцировать различные типы не­ членства, а не исходить из того, будто все не-члены составляют еди­ ное целое. В свою очередь, каждый из этих типов не-членов способен проявлять различные образцы референтно-группового поведения по отношению к тем референтным группам, к которым они не принад­ лежат. Это позволяет предварительно выделить среди не-членов тех, кто имеет позитивную ориентацию по отношению к группе; кто от­ носится к ней негативно; наконец, обширную и важную категорию не-членов, которые никак к ней не относятся и для кого, иными словами, группа, о которой идет речь, не является референтной груп­ пой.

Чтобы дать структурную и психологическую классификацию раз­ личных установок по отношению к группам не-членов, следует при­ нять во внимание по крайней мере еще два дополнительных ряда при­ знаков. К ним относятся: наличие или отсутствие интереса со сторо­ны группы к тем, кто вступает в нее по праву; различие между теми не-членами, кто уже был членами групп, итеми, кто никогдав ней не состоял.

3. Открытые и закрытые группы. Подобно тому какиндивиды по- Разному относятся к своему вступлению в конкретные группы, так и г РУппы по-разному относятся к расширению или ограничению своего состава. Группы, как и социальные структуры вообще, могут быть, так сказать, сравнительно открытыми или сравнительно закрытыми, что уже давно было замечено социологической теорией 20 . о состава. Группы, как и социальные структуры вообще, могут быть, так сказать, сравнительно открытыми или сравнительно закрытыми, что уже давно было замечено социологической теорией 20 .

  • 19 Simmel , op . cil ., 95. — Примеч. автора.

В данном случае исходный пункт тоже намечен Зиммелем, Не все группы стремятся расширить свой членский состав; некоторые из них, напротив, организованы таким образом, чтобы ограничи­ вать число своих членов, вплоть до исключения тех, кто формально сохраняет право оставаться их членом. Это особенно относится к элитам — как самоконституирующимся, так и социально признан­ ным. Эта политика исключения определяется не только сохранени­ ем престижа и могущества группы, хотя в конкретных случаях эти соображения могут в ней присутствовать. Зиммель приходит к вы­ воду, что она может определяться также структурными требования­ ми к элите, которая должна оставаться сравнительно небольшой, чтобы поддерживать сложившиеся социальные отношения 21 . Легко­ доступное расширение членского сотава может также снизить сим­ волическую цену приема в члены группы, так как он становится до­ ступным многим другим. По этим и иным структурным и эгоисти­ ческим соображениям некоторые группы остаются относительно закрытыми.

По тем же самым формальным соображениям группы другого типа стремятся быть относительно открытыми и охотно расширяют свой членский состав. Например, политические партии в демократичес­ких политических системах 22 , профсоюзы и некоторые религиоз­ные объединения структурно-функционально организованы таким образом, что они всегда стремятся максимально увеличить число своих членов. Организации, принимающие новых членов, разуме­ ется, не ограничены сферами политики или религии; их можно об­наружить в самых различных институциональных сферах. Подоб­ ные открытые организации стремятся и объединить своих членов в группы, и стать референтными группами для всех тех, кто фор­ мально соответствует их критериям правомерности. В некоторых случаях эти критерии можно с успехом применять не очень жест­ко, чтобы увеличить число не-членов, которых можно принять в данную группу, создавая тем самым возможность возникновения зна­ комого конфликта между «высокими стандартами приема» и «боль­ шим числом членов» 23 .

  • 20 Что касается более или менее современных формулировок, см.: Sorokin , op . cit ., p .175. «Соотношение сравнительно открытых или закрытых по своему характеру социальных структур» с референтно-групповым поведением и его следствиями рас­ сматривается в предыдущей главе, но вне систематической связи с другими атрибута­ ми не-членов и их групп. Следует также особо оговорить, что не только социальные классы можно рассматривать как в той или иной мере открытые или закрытые систе­ мы, но и любые группы и социальные категории. — Примеч. автора.
  • 21 Наблюдение Зиммеля звучит следующим образом: «Таким образом, тенден­ ция максимального ограничения численности... существует не только вследствие эгоистического нежелания разделить с кем-то свое правящее положение, но и бла­ годаря инстинктивному пониманию <букв: чувственному познанию> того, что ус­ ловия жизни, свойственные аристократии, можно сохранить только в том случае, если число ее членов невелико — как относительно, так и абсолютно... <При неко­ торых условиях> не остается ничего иного, как начать проводить жесткую линию против всякой экспансии и преградить доступ в эту количественно замкнутую группу для любых внешних элементов, которые, возможно, хотели бы проникнуть в нее — независимо от того, имеют ли они право на это. Аристократия часто начинает осоз­ навать свою собственную природу только в этой ситуации, когда ее солидарность усиливается перед лицом возможной экспансии». Simmel , op . cit ., pp . 90—91 < italics supplied >. Стоит ли говорить, что, признавая, таким образом, структурное требова­ ние относительной замкнутости для элиты, Зиммель не оправдывает политику ис­ ключения? — Примеч. автора.

К тому же в зависимости от открытого или закрытого характера группы варьирует и отношение к ней как к референтной группе со стороны не-членов. На этом основании в предыдущей главе было выс­ казано предположение о том, что группы не-членов будут восприня­ ты в качестве референтных групп скорее всего в тех социальных сис­ темах, которые обладают высокой социальной мобильностью, а не в относительно замкнутых системах. Именно структурный контекст мо­ бильности определяет, будут ли ожидания не-членов играть для них роль функций или дисфункций. В открытой системе позитивная ус­ тановка групп не-членов чаще будет вознаграждена их последующим включением в группу; в закрытой системе она скорее всего окончит­ ся разбитыми планами и маргинальным статусом. Благодаря этой более или менее явно выраженной системе стандартизированных по­ ощрений и наказаний открытая система содействует усилению позитивнои ориентации на группы не-членов, а закрытая система — ее ослаблению 24 .

  • 22 Подобный характер политические партии имеют не во всех политических сис­ темах. С социологической точки зрения, ленинская большевистская доктрина отста­ ивала закрытый элитарный принцип ограничения членства в партии дисциплиниро­ ванными и идейными профессиональными революционерами, в противоположность меньшевистской доктрине Мартова и Троцкого, которая отстаивала открытый, мас­ совый принцип членства. В различных институциональных сферах многие организа­ ции пытались сочетать «открытый» и «закрытый» принципы, чтобы под всевозмож­ ными структурными предлогами стратифицировать своих членов. — Примеч. автора.
  • 23 Этот конфликт в сфере социальной организации служит аналогом столь же знакомого конфликта в сфере поп-культуры и массовых коммуникаций. Цель мак­ симального расширения аудитории — «массовый принцип популярности» — вступа­ ет в конфликт с целью сохранения «высоких стандартов» произведений культуры — «элитарным принципом хорошего вкуса». Любопытно, что те же самые люди, кото­ рые отвергают элитарный принцип организации, часто отстаивают его в п оп-культу- Р е - — Примеч. автора.

4. Временные перспективы не-членства: бывшие члены и посторон­ ние не-члены. Подобно другим социологическим понятиям, связан­ ным со статусом, понятие не-членства обычно конструировалось ста­ тически, с позиций нынешнего статуса индивида. И, как и в других подобных случаях, требуется некоторое умственное усилие, чтобы уйти от этого статического контекста и включить в концептуальную схему «то, что знает каждый», а именно, что не только нынешний ста­ тус индивида, но и история всех его прежних статусов оказывает воз­действие на его поведение в настоящем и в будущем. Таким образом, лишь с недавних пор социологические исследования различных ти­ пов классового поведения стали систематически, а не спорадически выявлять различия у индивидов, которые в настоящее время принад­ лежат к одному и тому же социальному классу, — различия, определя­ емые прошлой историей их классового статуса; при этом, как можно было ожидать, обнаружились серьезные различия в референтно-груп­повом поведении в зависимости оттого, как менялось классовое поло­жение индивида — характеризовалось ли оно мобильностью (в сторо­ ну повышения или понижения) или же оставалось неизменным 25 . Изу­ чение дружбы как социального процесса тоже выявило различия у тех людей, которые в какой-то момент исследования оказались в одной и той же категории (например, в качестве друзей-единомышленников), но тем не менее в более ранний период исследования различались своими взаимоотношениями и ценностями. Тем самым (мы получа­ем) возможность связать подобные прошлые различия с вероятнос­ тью определенных отношений этих людей в какой-то иной, более поздний момент наблюдений 26 . Подобным же образом можно пред­ ложить динамическую концепцию не-членства, принимая во внима­ ние прошлую историю членства и проводя различие между теми, кто некогда уже входил в состав группы, и теми, кто никогда не был ее членом. Как мы видели, не-члены уже рассматривались в динамике, сточки зрения их установок на будущее, например, те из них, кто стре­ мится стать членом группы. Но они еще не рассматривались с точки зрения структурной динамики, интересующейся их прошлыми отно­ шениями в группе. Тем не менее кажется вполне правдоподобным, что бывшие члены группы должны отличаться по своему референт­но-групповому поведению от других не-членов, никогда не входив­ ших в состав группы.

  • 24 В этой связи см. раздел «Теория референтных групп и социальная мобильность» в предыдущей главе. — Примеч. автора.
  • 25 Bettelheim В ., Janowitz M., The Dynamics of Prejudice (New York: Harper & Brothers, 1950); Greenblum J., Pearlin L.I., Vertical mobiility and prejudiice: a socio — psychological analysis. — In: Class, Status and Power. Editors Bendix R., Upset S.M. (Glencoe, Illinois: The Free Press, 1953), pp. 480—491. — Примеч . автора .
  • 26 Lazarsfeld P.F. and Merton R.K., «Friendship as social process: a substantive and methodological analysis», Jn: Freedom and Control in Modern Society. Eds. Berger M, Abel T. And Page Ch. H. (New York: D. Van Nostrand Company, 1954), pp. 18—56. Что касается более широкого применения этого анализа , см . статью : Rilev J.W. Jr. and Rilev M.W., «The study of phsychological mechanism in sociological research». — Примеч . автора .

Можно предположить, что членство в группе, сопровождавшее­ ся глубоко укоренившимися привязанностями и чувствами, нельзя отвергать легко, без психологических последствий. Иными слова­ми, можно утверждать, что бывшие члены группы, которая имела для них большое значение, будут испытывать к ней амбивалентное отношение, а не полное безразличие. Разумеется, многочисленные структурные условия могут сгладить и даже совсем элиминировать эту амбивалентность; например, полное пространственное и соци­ альное отделение от группы может свести на нет обстоятельства, при которых она сохраняет свою значимость для бывших членов. На язы­ ке нашей классификации позиций «не-членов по отношению к член­ ству» это означает, что бывшие члены скорее склонны не вступать в группу, а не просто безразличны к вступлению. Группа сохраняет точно такое же отношение к ним, потому что они отчуждены от нее; следовательно, она скорее всего станет негативной референтной группой.

Сосредоточив свое внимание на особом виде не-членов — тех, кто некогда был членом группы, имевшей для них большое значение, — мы получаем возможность связать понятие негативной референтной группы (вскоре мы рассмотрим его подробно) с анализом отклоняю­ щегося поведения и социального контроля, выполненным Парсон- сом. Как указывает Парсонс, «можно полагать, что отчуждение всегда есть часть амбивалентной мотивационной структуры, тогда как к конформизму это не относится. Там, где больше нет никакой привязанности к объекту и/или отсутствует интериоризация нормативных образцов, там возникает не отчужден­ ность, а безразличие. И социальный объект, и образец становятся только нейтральными ситуативными объектами и больше не являются тем цен­ тром, на котором фокусируются основные потребности личности. В та­ком случае конфликт разрешается полностью — старый объект заменя­ется новым, потребности подавляются или угасают и/или интериоризу- ется новый нормативный образец»".

  • 27 Parsons Т ., The Social System, p. 254. Ср. с обсуждением процессов отчуждения в п Редыдущей главе данного тома, с. 323—325. — Примеч. автора.

Однако настоящей привязанности к своей бывшей группе возни­кать не должно, и обычно она не возникает. Здесь мы имеем именно тот случай, когда бывшие члены группы часто превращают ее в нега­тивную референтную группу, по отношению к которой они скорее ис­ пытывают чувства зависимости и враждебности, чем просто безразли­ чия. Ибо именно в силу того, что утрата членства или отказ от него не уничтожает былой привязанности к группе, результатом скорее всего будет амбивалентность, а не безразличие. Становится возможным то, что Парсонс называет «вынужденным отчуждением», в данном слу­ чае — постоянный и жесткий отказ от норм отвергнутой группы 28 .

Таким образом, амбивалентный бывший член группы имеет двой­ ную ориентацию: с одной стороны, он подыскивает новую группу, заменяющую прежнюю, с другой — сохраняет былую привязанность к своей прежней группе. Это может объяснить часто отмечаемую у таких людей тенденцию проявлять более сильную привязанность к своей новой группе по сравнению с ее прирожденными членами и, соответственно, более сильную враждебность к своей старой группе по сравнению со своими новыми союзниками. Майкле ( Michels ) — один из многих, у кого сложилось впечатление, что «ренегат» и более предан своей новой группе, и более враждебен по отношению к груп­ пе, которую он оставил, чем люди, традиционно входящие в состав его новой группы. По его мнению, революционер, имеющий буржуазное происхождение, гораздо яростнее выступает против буржуазии, чем его товарищи-революционеры, имеющие пролетарское происхождение. Если бы это впечатление получило эмпирическое подтверждение, то явление членства и референтно-групповое поведение, которое мы здесь исследуем, возможно, помогли бы объяснить эффект двойного уси­ ления, своеобразную форму реагирования, при которой идентифи­ кация с новым сопровождается отказом от старого, причем и то и дру­ гое получает непропорционально сильное выражение.

Соответственно, поведение отвергнутой группы по отношению к своему бывшему члену проявляет тенденцию к большей враждебнос­ ти и озлобленности, чем по отношению к тем людям, которые всегда были членами его новой группы, или по отношению к тем, кто никогда не входил в состав его старой группы, хотя имел на это право. Здесь мы тоже имеем двойной эффект. С одной стороны, он опреде­ ляется тем, что возникает угроза групповым ценностям, которые от­ вергаются теми людьми, кто раньше их принимал, так как тем самым подразумевается, что прежние члены группы подвергли эти ценности проверке и обнаружили их недостаточность. Символически это нано­ сит больший ущерб, чем оппозиция этим ценностям со стороны чле­ нов иных групп, которые никогда не жили в соответствии с ними. Этот последний случай группа может объяснить полным неведением, но такое объяснение вряд ли уместно по отношению к ее бывшим чле­ нам. С другой стороны, принятие бывшим членом старой группы цен­ ностей его новой группы может быть воспринято как символ слабой лояльности членов отвергнутой группы по отношению к этой после­ дней. Если это произошло один раз, то может произойти снова. Та­ ким образом, отчуждающий себя от группы ее бывший член стано­вится живым символом как низкого качества групповых ценностей, так и низкого уровня лояльности ее членов.

  • 28 - j - 0 T тип амбивалентности, в котором доминирует компонент отчуждения, опи­ сывается Парсонсом следующим образом: «...то обстоятельство, что преданность дру­ гим (личностям или группе) и нормативному образцу все еще является фундамен­ тальной потребностью, означает, что человек должен защищать себя и не выражать эту потребность явно. Следовательно, он должен не только выражать свои негатив­ные реакции, но и быть при этом абсолютно уверенным, что элемент конформизма не одержит верх и не вынудит его снова подавлять свой негативизм. Поэтому отказ личности послушно сообразовываться с ожиданиями других становится неизбежным» ( ibid ., p . 255). — Примеч. автора.

Не будет слишком большим преувеличением предположить, что в нашем обыденном языке регистрируется это пристрастное отноше­ние группы к тем, кто отказался быть ее членом. Приведем довольно широкий спектр эмоционально окрашенных терминов, обозначаю­ щих бывших членов группы: ренегат, отступник, перебежчик, еретик, предатель, раскольник, дезертир и т.п.; в обыденном языке трудно отыскать нейтральные термины, обозначающие те же самые явления. Оскорбительный оттенок, свойственный этим терминам, обычно ска­зывается на последующем отношении к группе того из ее членов, кто ее покинул. Ренегат не только отрекается от групповых норм и от член­ ства в группе, но и становится в оппозицию к ней. Отступник заменя­ ет веру, которую он исповедовал ранее, другими верованиями, кото­ рые с точки зрения его бывшей группы являются гораздо менее возвы­ шенными. Перебежчик сочетает в себе и ренегатство, и отступниче­ ство, так как он становится изменником не по внутреннему убеждению, а в расчете на выгоду. Но какой бы позорный смысл ни вкладывался в эти эпитеты, любой из них подразумевает, что отказ от ориентации на прежнюю группу дается слишком нелегко, чтобы она стала безраз­личной для своего бывшего члена. Подобно тому как новообращен­ ный роялист всегда больший роялист, чем сам король, так и бывший роялист — это всегда больший республиканец, чем урожденный и чи­ стокровный простолюдин 29 . Систематические эмпирические исследования референтно-группового поведения этих двух видов не-членов еще только предстоят. Но, по-видимому, имеется много теоретических со­ ображений, подтверждающих предположение о том, что отношение к группам не-членов будет существенно отличаться у тех, кто когда-то входил в их состав, и у тех, кто никогда не был ихчленами. Однако если понятие не-членства не будет конкретизировано именно с этой точки зрения, то эту проблему вряд ли можно будет сформулировать. Этого предварительного очерка атрибутов не-членства, возможно, вполне до­ статочно для того, чтобы установить, что понимание не-членства как остаточной, имплицитно считающейся гомогенной категории было бы теоретически неадекватно. He -члены отличаются друг от друга: пра­ вомерностью своего членства в данной группе; своим отношением к тому, чтобы стать ее членами; открытостью или закрытостью группы для тех, кто формально имеет право стать ее членами; своим ранее существовавшим статусом относительно той группы, членами кото­ рой они в настоящее время не являются. Если эти атрибуты, взятые в совокупности, отличаются друг от друга, то отличается социальная роль и психологическая ситуация не-членов, а вместе с тем, как мож­ но предположить, и их отношение к той референтной группе, в кото­ рую они не входят.

  • 29 Обширный материал, подтверждающий эту схему, можно найти в современ­ ной истории, а именно в поведении многих бывших коммунистов, превратившихся в а мериканских патриотов, и немногих бывших патриотов, ставших коммунистами. Для дополнительного изучения этого явления следует обратиться к работе: Almond G . A . et al . The Appeals of Communism (Princeton: Princeton University Press, 1954); что касает ­ ся этих типов , см .: Coser L., The Functions of Social Conflict (Glencoe: The Free Press, 1956), pp. 67—72. — Примеч . автора .

Проблема 1.4 Понятия внутренней и внешней группы

Из приведенного выше обзора с полной очевидностью следует, что понятие членской группы не тождественно понятию внутренней группы, а группы, состоящей из не-членов, — понятию внешней груп­пы, хотя Уильям Самнер, по-видимому, думал по-другому, когда впер­ вые вводил понятия внутренней и внешней группы. В начале своей работы он применяет их к первобытному обществу, но в конце (гово­ рит почти то же самое и о более сложных обществах:

...дифференциация возникает между нами и своими, составляющими внутреннюю группу, и всеми остальными, или группами, состоящими из «чужих» (внешними группами). Отношение друг к другу у тех, кто состав­ ляет группу «своих», — это отношение мира, правопорядка, управления и производства. Их отношение ко всем аутсайдерам, или «чужим», — это от­ ношение войны и грабежа, если только они не придут к соглашению...

Отношения товарищества и мира в группе «своих» и враждебность и воинственность по отношению к группам «чужих» связаны между собой коррелятивно... Преданность группе, готовность идти на жертвы ради нее — и ненависть и презрение по отношению к аутсайдерам; отношения брат­ ства внутри и воинственность, направленная вовне, — все это произра­ стает совместно, все представляет собой продукт одной и той же ситуа­ ции» 30 .

Руководствуясь этими соображениями, мы, социологи, привыкли повторять, а не осмысливать тезис Самнера. Вместо того чтобы рас­ сматривать внутреннюю группу как такую разновидность членской группы, которая характеризуется внутренней сплоченностью и на­ правленной вовне враждебностью, на практике мы стали допускать, вдохновляясь при этом неопределенными формулировками Самне­ ра, что все группы членов проявляют отличительные признаки внут­ ренней группы. Эта практика существовала не только у социологов. Всеми принималось заданное, что сплоченность внутри группы уси­ ливает враждебность к тем, кто в нее не входит, и наоборот, так что возникает своего рода кумулятивное спиралевидное сочетание внут­ренней сплоченности с враждебностью, направленной вовне. На пер­вый взгляд и с самой общей точки зрения, со многим в этой концеп­ции можно согласиться. Сильный национализм, как свидетельствует история и многократно подтверждает современная жизнь, обычно со­ провождается враждебностью по отношению к другим национальным сообществам. Нападения извне или угроза таких нападений только уси­ливают внутреннюю сплоченность и подготавливают стадию еще боль­ шей враждебности по отношению к посторонним. Случаи, подтверж­дающие эту модель группового взаимодействия, слишком многочис­ ленны и слишком хорошо известны, чтобы ее можно было отрицать. Однако можно усомниться — и мы действительно сомневаемся — в том, что это единственная модель, характеризующая связь между внут­ ренней сплоченностью группы и ее внешними отношениями, а значит, и в том, всегда ли членские группы действуют по схеме, описан­ ной Самнером.

  • 30 Sumner W . G ., Folkways , pp . 12—13 < italics suppliedX Самнер говорит об «этно­ центризме» как о техническом обозначении такой точки зрения, при которой наша собственная группа — это центр всего происходящего, а все остальное соизмеряется с ней; здесь мы сталкиваемся с ранним, еще не разработанным систематически предвос­ хищением функции самооценки референтных групп, даже в области терминологии. Он определяет патриотизм как «преданность той гражданской группе, к которой чело­ век принадлежит по рождению или в силу других групповых связей», а шовинизм — как название для «хвастливого и агрессивного самоутверждения». Он считает, что все это — отличительные признаки одной и той же модели: товарищества во внутренней Тупце и враждебности по отношению к внешней группе, причем и то и другое уси­ ливается и угасает синхронно. — Примеч. автора.

Оказывается, это не логическая, а реальная проблема. Ибо, как уже указывалось выше, многие допускают, что с точки зрения своих членов все группы — это «внутренние группы», из чего следует, что группы членов, как правило, проявляют поведенческий синдром Сам- нера. Однако исследования показывают, что это не так 31 .

Опираясь лишь на самые примитивные психологические концеп­ции, Самнер слишком быстро и без всяких на то оснований пришел к выводу, что глубокая преданность одной группе порождает антипа­ тию (или по крайней мере индифферентное отношение) к другим группам. Исходя из эволюционной традиции в социальном мышле­ нии, которая особо подчеркивала, что в обществе, так же как в при­ роде, происходит борьба не на жизнь, а на смерть, Самнер описал хотя и важный, но специфический случай, придав ему при этом значение общего правила. Он допустил — и с тех пор это допущение много­ кратно повторялось как твердо установленная истина, — что сильная преданность группе с необходимостью порождает враждебность по отношению ко всем, кто находится вне ее.

Теория референтных групп, которая систематически принима­ ет в расчет позитивную ориентацию на группы не-членов, может вне­ сти серьезные коррективы в это поспешное и слишком узкое зак­ лючение. Внутренние и внешние группы часто являются подгруп­ пами более обширной социальной организации, а потенциально дело всегда обстоит именно таким образом, так как новая социальная интеграция может объединить в единое целое ранее разделенные группы. Мы уже упоминали о структурных и ситуационных услови­ ях, содействующих образованию подгрупп. Точно так же мы можем при определенных условиях обнаружить тендецию к межгрупповой интеграции. Не социальная действительность, а наша собственная социально обусловленная невнимательность вынуждает некоторых из нас сосредоточиться исключительно на процессах социальной дифференциации и при этом пренебречь процессами социальной консолидации. Теория референтных групп рассматривает оба типа социальных процессов.

  • 31 Мертон, Вест и Яхода доказывают, что модель «внутренняя сплоченность — враждебность вовне» — только одна из нескольких моделей, характеризующих от­ ношения группы членов с другими группами. Это подтверждается простым наблюде­ нием, но твердолобая концептуальность и смысловые связи с понятием внутренней группы обычно затемняли этот легко наблюдаемый факт. См .: Merton, West and Jahoda, Patterns of Social Life, Chapter 8. — Примеч . автора .

Проблема 1.5 Понятия группы, коллектива и социальной категории

Термин «группа» часто употреблялся слишком расширительно, и не только в теории референтных групп, обозначая большое количе­ство людей, между которыми нет никакого социального взаимодей­ствия, хотя они и разделяют общие для них социальные нормы. Это свободное словоупотребление мы обнаруживаем, например, в выра­ жении «национальная группа», когда оно обозначает всех, кто состав­ ляет данную нацию (в отличие от более правильного использования этих слов, когда они применяются к ассоциациям, члены которых имеют одинаковую национальность). Не удовлетворяя критерию со­ циального взаимодействия, эти социальные структуры должны кон­ цептуально и терминологически отличаться от групп. После того как появились работы Леопольда фон Визе и Говарда Беккера, Флориана Знанецкого и Толкотта Парсонса, их можно обозначить как «коллек­ тивы» 12 , то есть как людей, которые испытывают друг к другу чувство солидарности в силу того, что они разделяют общие для них ценности, и которые приобрели связанные с этим чувством моральные обязатель­ ства, необходимые для исполнения ими ролевых ожиданий. Разумеет­ ся, все группы являются коллективами, но коллективы, которым не­ достает критерия взаимодействия между их членами, не являются груп­ пами. Нельзя также рассматривать различие между ними чисто так- сономически: социальный контроль в группах и в других коллективах действует по-разному вследствие различий, существующих в систе­мах взаимодействия. Кроме того, коллективы — это потенциальный источник возникновения групп: общий фонд ценнЬстей может со­ действовать тому, что между различными частями коллектива уста­ новятся социальные взаимодействия. Социальные категории отлича­ ются и от групп, и от коллективов. Согласно определению, которое мы дали в предыдущей главе, социальные категории — это совокуп­ ности социальных статусов, носители которых не имеют социальных взаимодействий между собой. Они имеют одинаковые социальные характеристики — пол, возраст, состояние — в браке, доход и т.д., — но не обязательно ориентируются на специфический, общий для них комплекс норм 33 . Имея одинаковые статусы, а следовательно, сход­ные интересы и ценности, социальные категории могут превратиться в коллективы или группы. Если члены одной и той же категории дей­ ствуют в качестве группы, то их можно рассматривать какгруппурав­ ных (даже в том случае, когда равенство членов группы ограничивает­ ся таким параметром, как равенство по возрасту). Таким образом, это исследование показало, что понятие референтной «группы» в недиф­ ференцированной форме включает в себя принципиально различные социальные образования — группы членов и не-членов, коллективы и социальные категории. Остается понять, различается ли референт­но-групповое поведение, когда в качестве системы референтных ко­ординат берется какой-либо один из этих типов социальных образо­ ваний. Во всяком случае, как мы убедимся, такая постановка вопроса позволяет понять, каким образом социальная структура влияет на выбор индивидом в качестве своей референтной группы других лю­ дей, с которыми он имеет реальные связи, и каким образом в отсут­ ствие таких непосредственных связей она содействует выбору в каче­ стве референтной группы одного из коллективов или какой-либо со­ циальной категории.

  • 12 Wiese (von) L. and Becker H., Systematic Sociology, Ch. XLII; Znaniecki F., Social Actions. (N.Y.: Farrar& Rinehart, 1936), pp. 364—365; Parsons, The Social System, pp. 41, 77—78. — Примеч . автора .
  • 33 Что касается различия между « одинаковым » и « общим », см .: Mac Iver R.M. and Page C.H., Society (N.Y.: Rinehart and Company, 1949), pp. 32—33. — Примеч . автора .

Проблема 1.6 Позитивные и негативные референтные группы

Исследуя типы не-членов, мы вскользь заметили, что для некото­рых из них характерно амбивалентное отношение к тем группам, чле­нами которых они когда-то состояли. Но не только группы не-членов действуют в качестве негативных референтных групп; то же самое можно сказать и о группах членов. Не далее как в 1943 г. Ньюкомб в своем классическом исследовании ассимиляции ценностей студен­ тами колледжа 34 указал, что нормы референтных групп могут быть отвергнуты, и, соответственно, предложил различать (скорее в ана­ литическом плане) позитивные и негативные референтные группы 35 . Позитивный тип включает в себя мотивированную ассимиляцию групповых норм или стандартов в качестве базиса для самооценки; негативный тип включает в себя мотивированный отказ, то есть не только неприятие норм, но и выработку контрнорм.

В изучении референтных групп проявилась четко выраженная тен­ денция — концентрировать внимание на тех группах, чьи нормы и цен­ ности принимаются теми, кому они предназначены. Соответственно понятию негативной референтной группы еще только предстоит при­ влечь внимание исследователей. Однако скорее всего оно обещает кон­ солидировать широкий спектр социального поведения, проявления которого на первый взгляд выглядят обособленными и никак не свя­ заны между собой. Как указывает Ньюком, оно концептуализирует такие образцы поведения, как «бунт подростков» против родителей. В психологическом плане оно обеспечивает связь между негативиз­ мом и негативистским типом личности. В социологическом плане — это общее понятие, позволяющее обозначить тот тип враждебных от­ ношений между группами или коллективами, при котором действия, установки и ценности одного зависят от действий, установок и ценно­ стей другого, по отношению к которому он находится в оппозиции. Например, историк науки Чарлз Сингер считал, что даже самые выда­ ющиеся медицинские школы Древней Греции отвергали понятие ин­ фекционного заболевания только потому, что его поддерживали «вар­ вары»*. Часто отмечалось, что примерно таким же образом многие аме­ риканцы с порога отвергают концепции, по праву имеющие большие достоинства, просто потому, что они возникли в Советской России или пользуются там популярностью. По-видимому, многие русские точно так же относятся к концепциям, имеющим этикетку «амери­ канская». Многочисленные экспериментальные исследования «нега­ тивного престижа», при котором ценное суждение или эмпиричес­ кая истина отвергаются, если они принадлежат отвергнутым полити­ ческим деятелям, тоже продемонстрировали действие сходных про­ цессов.

  • 34 Newcomb T.M., Personality and Social Change (N.Y.: Dryden Press, 1943). — При ­ меч . автора .
  • 35 Newcomb T.M., Social Psychology (N.Y.: Dryden Press, 1950), p. 227; а также ана ­ лиз взглядов Ньюкома в кн .: (Sherif М ., Ап Outline of Social Phychology (New York: Нафег & Brothers, 1948), pp. 139—155). — Примеч . автора .

Развитие социологической теории негативных референтных групп, которая консолидирует множество разрозненных в настоящее время явлений, относящихся к самым разнообразным, не связанным меж­ ду собой сферам поведения, можно уподобить развитию теории нега- тивистской личности. Исходным пунктом исследования мог бы по­ служить следующий теоретически значимый факт: определенные ус­тановки, ценности и знания, выполняющие личностные и социальные функции, могут быть отвергнуты просто потому, что они идентифици­руются с негативной референтной группой. Такое исследование позво­лило бы нам лучше понять основополагающую проблему — при каких условиях индивиды и группы продолжают придерживаться такого спо­ соба поведения, который для них является дисфункциональным. Оно имело бы также еще одно достоинство, расширив сферу социологи­ческих исследований и теорий, в настоящее время сосредоточивших свое внимание на условиях, делающих поведение функциональным, и распространив их на изучение условий, позволяющих сохранять дис­ функциональные модели поведения в обществе.

  • 36 Цитируется по кн .: Pledge H.T., Science Since, 1500.-L.: H.M. Stationery Office, 1939, p. 163. — Примеч . автора .

Выполненное выше исследование понятий группы, членства и не­ членства, внутренних и внешних групп, коллективов и социальных категорий, позитивных и негативных референтных групп имеет сво­ ей целью прояснить некоторые из наиболее общих понятий теории референтных групп и поставить перед ней новые проблемы. Позже бу­ дут заново исследованы более специфические компоненты этой тео­ рии, о чем свидетельствует нижеследующий обзор субстанциональных и методологических проблем.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com