Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 10. МАТЕРИЯ И СОЗНАНИЕ

1. Материя, пространство, время

Если сказать, что под материей понимается внешний мир, существующий независимо от нашего сознания, то многие согласятся с таким подходом. Он коррелируется и с представлениями на уровне здравого смысла. И в отличие от некоторых философов, которым казалось несерьезным рассуждать на уровне обыденного мышления, материалисты принимают эту "естественную установку" в качестве основы своих теоретических построений.

Но, соглашаясь с таким предварительным пониманием материи, принимая его как нечто само собой разумеющееся, люди не испытывают чувство удивления и восхищения его глубоким смыслом, богатством методологических возможностей, которые открываются в его содержании. Оценить его значение нам поможет небольшой исторический анализ предшествующих концепций материи, понимания сущности этой категории.

Ограниченность материализма XVIII в. в понимании материи выражалась прежде всего в абсолютизации достигнутых научных знаний, попытках "наделить" материю физическими характеристиками. Так, в трудах П. Гольбаха наряду с самым общим пониманием материи как мира, воспринимаемого с помощью органов чувств, говорится о том, что материя обладает такими абсолютными свойствами, как масса, инерция, непроницаемость, способность иметь фигуру. Это значит, что главным принципом материальности признавалась вещественность, телесность окружающих человека предметов. Однако при таком подходе за пределами материальности оказывались такие физические явления, как электричество и магнитное поле, которые явно не обладали способностью иметь фигуру.

Существовало и понимание материи как субстанции, что особенно характерно для философии Б. Спинозы. Субстанция - это не мир, окружающий человека, а нечто, стоящее за этим миром, обусловливающее его существование. Субстанция обладает такими атрибутами, как протяжение и мышление. При этом оставалось, однако, непонятно, как связана единая, вечная, неизменная субстанция с миром изменяющихся вещей. Это давало повод для иронических метафор, сопоставления субстанции с вешалкой, на которую навешиваются различные свойства, оставляя ее неизменной.

Ограниченность понимания материи в его обоих вариантах отчетливо обнаружилась в XIX в. Обычно главной причиной, вызвавшей необходимость перехода к новому пониманию материи как философской категории, называют кризис методологических оснований физики на рубеже XIX и XX вв. Как известно, наиболее значительным достижением философии марксизма было открытие материалистического понимания истории. Общественное бытие, согласно этой теории, определяет общественное сознание. Однако экономические отношения лишь в конечном счете определяют функционирование и развитие общества; общественное сознание, идеология относительно самостоятельны и также влияют на социальное развитие. Этим марксистская теория отличается от "экономического детерминизма".

В марксистской теории как бы расширяются границы материальности, к которой относятся не только сами предметы с их вещественностью и телесностью, но также свойства и отношения (не только огонь, но и свойство теплоты, не только сами люди, но и их производственные отношения и т.д.). Именно в этом состоит вклад марксизма в понимание материи, который до сих пор недостаточно исследован.

Понимание материи как объективной реальности, существующей независимо от человека и не тождественной совокупности его ощущений, способствовало преодолению созерцательности предшествующей философии. Это вызвано анализом роли практики в процессе познания, которая позволяет выделять новые предметы и их свойства, включенные на данном этапе исторического развития в объективную реальность.

Особенность такого понимания материи состоит в том, что материальными признаются не только телесные предметы, но также свойства и отношения этих предметов. Стоимость материальна, потому что это количество общественно необходимого труда, затраченного на производство продукта. Признание материальности производственных отношений послужило основой материалистического понимания истории и исследования объективных законов функционирования и развития общества.

Можно попытаться найти определенные границы применения таких категорий, как "бытие" и "материя". Во-первых, бытие более широкая категория, так как она охватывает не только объективную, но и субъективную реальность. В о - в т о -р ы х, бытие и материя могут использоваться для разграничения сущего и существующего (являющегося). Тогда существующее может быть представлено как объективная реальность, осознанная человеком в процессе его деятельности.

В современной методологии научного познания важное место занимают такие понятия, как "физическая реальность", "биологическая реальность", "социальная реальность". Речь идет об объективной реальности, которая становится доступной человеку в определенной сфере его деятельности и на определенном этапе исторического развития.

Философское осмысление мира обычно начинается с разграничения материального и идеального. Но для более полной характеристики изучаемых объектов нужны и другие категории. Среди них важное место занимают категории "движения" и "покоя".

Марксистская философия, опираясь на лучшие традиции предшествущих мыслителей, признает, что весь мир находится в состоянии непрерывного движения, которое внутренне присуще материальным объектам и не нуждается для своего существования во вмешательстве божественных сил, в первотолчке. Движение понимается как философская категория для обозначения любого изменения, начиная от простого перемещения и кончая мышлением. Мир - не совокупность законченных вещей, а совокупность процессов.

Основа социальной формы движения - целесообразная деятельность людей, и прежде всего, по Марксу, способ производства материальных благ. Человек выступает как объект и субъект истории. В конечном счете история - это деятельность людей, преследующих свои интересы.

Пространство и время как самостоятельные категории появляются уже в философии Древнего Востока, где они рассматриваются наряду с такими первоначалами, как огонь, вода, земля (санкхья). У Аристотеля среди девяти основных категорий называются время, место, положение. В философии Древней Греции начинают складываться основные концепции пространства и времени: субстанциональная и реляционная. Первая рассматривает пространство и время как самостоятельные сущности, первоначала мира; вторая - как способ существования материальных объектов. Такое понимание пространства и времени находит наиболее яркое выражение в философии Аристотеля и Лукреция Кара.

В философии Нового времени основой субстанциональной концепции были положения И. Ньютона об абсолютном пространстве и времени. Он утверждал, что абсолютное пространство по своей сущности безотносительно к чему-нибудь внешнему остается всегда одинаковым и неподвижным. Абсолютное время рассматривалось как чистая длительность. Основанием для таких утверждений был опыт классической физики, математические исследования (в частности, геометрия Евклида).

В XX в. реляционная концепция получает солидное естественно-научное обоснование, прежде всего в работах А. Эйнштейна, великого физика и философа. Философская культура Эйнштейна позволила ему создать теорию относительности, которая была крупнейшим достижением научной мысли и послужила основой для нового осмысления пространства и времени.

Эйнштейн признавал огромные заслуги Ньютона как ученого, но утверждал, что вынужден идти дальше, опираясь на другой характер субъектно-объектных отношений. Особенность созданной Эйнштейном теории относительности в том, что в ней исследуется движение объектов со скоростью, приближающейся к скорости света (300 000 км в секунду). В специальной теории относительности (1905) утверждается, что с приближением скорости движения объекта к скорости движения света временные интервалы замедляются, а длина объекта сокращается (в направлении движения). Общая теория относительности (1916) утверждает, что вблизи больших полей тяготения время замедляется, а пространство искривляется. В сильном поле тяготения кратчайшим расстоянием между точками будет уже не прямая, а геофизическая кривая, соответствующая кривизне гравитационных силовых линий. В таком пространстве сумма углов треугольника будет больше или меньше 180°, что описывается неевклидовыми геометриями Н. Лобачевского и Б. Римана. Искривление светового луча в поле тяготения Солнца было проверено английскими учеными уже в 1919 г. во время солнечного затмения. Если в специальной теории относительности связь пространства и времени с материальными факторами выражалась лишь в зависимости от их движения при абстрагировании от влияния гравитации, то в общей теории относительности раскрывалась их детерминированность структурой, характером материальных объектов (вещество и электромагнитное поле). Выяснилось, что гравитация влияет на электромагнитное излучение. В гравитации была найдена связующая нить между космическими объектами, основа упорядоченности в Космосе, сделан общий вывод о структуре мира как сферическом образовании.

Теорию Эйнштейна нельзя рассматривать как опровержение теории Ньютона. Между ними существует преемственность. Принципы классической механики сохраняют свое значение и в релятивистской механике в пределах малых скоростей. Поэтому некоторые исследователи (например, Луи де Бройль) утверждают, что теория относительности в определенном смысле может рассматриваться как венец именно классической физики.

По мнению современных исследователей, теория относительности ликвидировала всеобщее время и оставила только локальное время, которое детерминируется интенсивностью полей тяготения и скоростью движения материальных объектов. Эйнштейн сформулировал принципиально новые и важные в методологическом отношении положения, которые помогли лучше осознать особенности пространства и времени в различных сферах объективной реальности.

Даже самое общее определение пространства и времени как философских категорий требует уточнений. Если пространство - это протяженность и порядок сосуществования материальных объектов, то насколько это применимо к социальному пространству? Если время - длительность и последовательность событий и состояний материальных объектов, то насколько это применимо к характеристике психологического времени?

При общей характеристике времени неизбежно возникает вопрос о соотношении прошлого, настоящего и будущего.

Интересные суждения о соотношении настоящего, прошлого и будущего можно найти в работах М. Хайдеггера. Опираясь на труды Августина, он выделяет "настоящее прошлого", "настоящее настоящего" и "настоящее будущего". Под настоящим прошлого понимаются результаты прошлых событий, процессов, актов жизнедеятельности, которые влияют на современное состояние мира. Таким настоящим прошлого могут быть объективные процессы, далеко не всегда осознаваемые в полной мере. Настоящим прошлого можно называть состояние производственной деятельности, экономических и политических отношений, традиций и т.д. Это "объективная" сфера "настоящего прошлого". Свои особенности характерны для "настоящего прошлого" в духовном мире человека. Тысячелетиями создавалась культура человечества. Это несметное богатство человеческой мудрости, интеллекта, многоцветие человеческих переживаний, проектов и надежд. И если условно называемое "объективное настоящее прошлого" вторгается в нашу современную жизнь без нашего желания и ведома, то овладение духовной культурой, превращение ее в наше настоящее, установление диалога с нашими предшественниками возможно только с помощью осознанного усилия человека. И тогда Рафаэль или Крамской становятся для нас более настоящими, чем сосед по дому.

Казалось бы, нет необходимости выделять "настоящее настоящего", которое окружает нас со всех сторон и как бы доступно непосредственному восприятию. Однако оказывается, что настоящее доступно не больше, чем прошлое, к тому же оно различно для отдельных социальных групп и людей.

Есть по крайней мере три критерия выделения различных фрагментов настоящего: 1) по сферам действительности, в которых концентрируются главные интересы личности (политика, искусство, спорт и т.д.); 2) по степени осведомленности о важнейших для человека процессах и событиях и отличию реальных знаний о них от их внешней интерпретации; 3) по характеру эмоционального отношения к доступному каждой личности "настоящему". Чем шире диапазон охватываемого личностью "настоящего", уровень объективности его осознания и степень эмоционального отношения к нему, тем больше возможностей создания благоприятных условий для творческой деятельности и воспитания чувства ответственности за ее результаты.

Под "настоящим будущего" понимается способность человека определять цели своей деятельности, детерминированные определенной системой ценностей, идеалами.

Важнейшими категориями современной философии являются понятия "биологическое пространство и время" и социальное пространство и время".

К особенностям "биологического пространства" относят строение организмов, особую симметрию молекул. Это и биоценоз как взаимодействие групп организмов, их совместимость и взаимное пересечение в определенных сферах географического пространства. "Биологическое время" организмов зависит от сложности их строения, скорости обменных процессов, пола, возраста и т.д. Оно обладает темпом, частичной обратимостью, разнонаправленностью, индивидуальностью и ритмичностью.

Социальное пространство - результат предшествующей деятельности людей и служит основой для сопоставления стадий общественного развития. Каждое поколение создает новые общественные структуры, которые выступают и как социально опредмеченное время. Одним из важных качеств социального пространства называют "меру захвата" современной деятельностью глубины исторического опыта и вертикали исторической перспективы. Это находит выражение в масштабах научного и культурного освоения истории, предвидении будущего и выработке определенного способа действия. Анализ системы общественных отношений позволяет оценить масштабы социальных связей, их нарастание или ослабление, меру многообразия и взаимного пересечения.

Когда обсуждается проблема "социального времени", иногда пытаются сформулировать представления о нем на уровне здравого смысла. И тогда время определяется чаще всего как движение от прошлого к будущему. Момент "теперь" рассматривается как настоящее время, отделяющее прошлое от будущего. Утверждается, что прошлое никогда не возращается, но мы способны влиять на будущее. Но эти утверждения далеко не бесспорны. Так, настоящее не только отделяет прошлое от будущего, но и объединяет их. Мы не можем вернуть прошлых событий, но они не всегда уходят от нас бесследно и продолжают влиять на наше бытие и деятельность. Прошлое отдает нам свое тепло или заражает нас продуктами своего разложения. Это почва, на которой живет настоящее и созревает будущее.

2. Сознание как высшая форма психического отражения и объективная реальность

Вот уже более двух с половиной тысячелетий понятие сознания остается одним из основополагающих в философии. Но до сих пор мы относимся к феномену сознания, несмотря на определенные успехи в его исследовании, как к самой загадочной тайне человеческого существования.

Актуальность философского анализа проблемы сознания обусловлена прежде всего тем, что философия сознания представляет методологическую основу решения основных теоретических и практических вопросов фактически всех гуманитарных наук - психологии, информатики, кибернетики, юриспруденции, педагогики, социологии и т.д. В то же время многогранность сознания делает его предметом различных междисциплинарных и частнонаучных исследований.

При изложении философской теории сознания мы ограничимся обсуждением только некоторых, на наш взгляд, наиболее важных, глобальных вопросов темы.

К одной из основных характеристик психического, или сознания, в широком смысле относится способность его к отражению.

Философская теория отражения понимает последнее как имманентную характеристику любого взаимодействия, выражающую способность предметов и явлений воспроизводить более или менее адекватно, в зависимости от уровня их организации, в своих свойствах и особенностях свойства и особенности друг друга. Отражение представляет собой как сам процесс взаимодействия отражаемого и отражающего, так и его результат. Возникающие в результате взаимодействия изменения в структуре отображающего предмета детерминированы его особенностями и адекватны структуре отображаемого объекта. Структурное соответствие и выражает сущность отражения, присущую всем его формам, в том числе и сознанию человека. И естественно, что более сложноорга-низованным материальным системам присуща способность более адекватного отражения вплоть до самой сложной и адекватной формы сознательного психического отражения.

Если отражение в неживой природе характеризуется относительно простыми формами и пассивным характером, то для биологических форм отражения уже свойственна различного уровня приспособительная активность, начиная с раздражимости как наиболее простой способности живого избирательно реагировать на воздействие окружающей среды. На более высоком уровне эволюции живого отражение принимает форму чувствительности. О психической форме взаимодействия живого организма со средой мы можем говорить тогда, когда появляется адекватное отображаемому объекту содержание отражения, не сводимое к собственным биологическим свойствам живого организма. Именно психическая форма отражения осуществляет регулятивное отражательное взаимодействие организма со средой, которое заключается в нацеливании живого организма на деятельность, воспроизводящую биологические условия его существования.

Мотивация деятельности животного обеспечивается врожденными нейрофизиологическими структурами в форме определенных чувственных импульсов на базе системы безусловных рефлексов. С появлением головного мозга возможности адаптивного отражения уже реализуются, как считают некоторые исследователи, с помощью наглядно-действенного и наглядно-образного мышления на фундаменте условных и безусловных рефлексов.

Сказанное имеет в своей основе отношение и к человеческой психике. Однако человек несводим к совокупности биологических условий его существования. Человек существует в пространстве социума, отражение и регулирование взаимодействия с которым осуществляется главным образом с помощью сознания. Если психика животного отражает только простые, внешние свойства вещей в чувственных образах, то человеческое сознание - сущность вещей и явлений, скрытую за их внешними характеристиками. Другими словами, психическое отражение на уровне животного осуществляется посредством отождествления внешних объектов с самим отражающим субъектом "в той форме непосредственности, в которой не существует различий между субъективным и объективным" (Г.В.Ф. Гегель).

В сознании человека, напротив, предметы и явления внешнего мира отделяются от самих переживаний субъекта, т.е. они становятся отражением не только объекта, но и самого субъекта. А значит, в содержании сознания всегда представлен не только объект, но и субъект, его собственная природа, что обеспечивает качественно новый по сравнению с животной психикой уровень адаптивного отражения на базе целеполагания [1]. "Психический образ у человека есть результат не только воздействия конкретной ситуации, но и отражения онтогенеза индивидуального сознания, а стало быть, в известной мере и филогенеза общественного сознания" [2], поэтому при анализе сознания как формы психического отражения необходимо учитывать трехплановость отражения. А именно, понимание сознания как "субъективного образа объективного мира" предполагает несколько уровней "образного" отражения: непосредственного, опосредованно-обобщенного отражения на уровне индивида и опосредованно-обобщенного отражения как итога всей истории социума. Сознание является высшей формой психического целенаправленного отражения действительности общественно развитым человеком, формой чувственных образов и понятийного мышления.

1 См.: Смирнов С.Н. Диалектика отражения и взаимодействия в эволюции материи. М., 1974. С. 54-66.
2 Жуков Н.И. Философия: Учебник для вузов. М., 1998. С. 154.

Сознание, будучи целесообразным, упорядоченным, регулятивным отражением, представляет собой высший вид информационных процессов. Информационная характеристика сознания дает возможность уточнить понимание его как высшей формы отражения действительности.

Информация не тождественна отображению, поскольку в процессе передачи отражения утрачивается часть его содержания, ибо информация является передаваемой частью отраженного многообразия, той его стороной, которая поддается опредмечиванию, передаче [1]. К тому же отражение зависит от своего материального носителя самым непосредственным образом: отражение зачастую невозможно перенести на иной материальный носитель - как музыку в цвет или живописное полотно в музыкальные ритмы, - т.е. трудно перекодировать. Информация же всегда перекодируется с одного материального носителя на другие [2]. Однако нельзя забывать, что образы сознания, сформированные в результате получения информации, никогда не совпадают с образами передатчика информации, - в них есть свои особенности и индивидуальность, они - субъективны. Общее между ними будет заключаться лишь в определенной переданной информации. Субъективный образ, полученный в результате передачи информации, оказывается обязательно богаче самой полученной информации, поскольку является не ее пассивным воспроизведением, а взаимодействием субъекта-получателя с самой информацией [3].

1 См.: Урсул А.Д. Отражение и информация. // Ленинская теория отражения в свете развития науки и практики. София, 1981. Т. 1. С. 145-160.
2 См.: Там. же. С. 154.
3 См.: Там же.

Идеальность и субъективность - специфические характеристики сознания; идеальное - это всегда субъективное бытие индивидуального сознания, в том числе в социальных формах его взаимодействия с окружающим миром. Бытие сознания не поддается обычному описанию в координатах пространства и времени, его субъективно-идеальное содержание не имеет существования в физическом и физиологическом смысле слова. Вместе с тем чувства, мысли, идеи человека существуют не менее реально, чем материальные предметы и явления. Но как, каким образом? Философы говорят о двух типах реальности: объективной реальности материальных явлений и субъективной реальности сознания, идеального.

Понятие субъективной реальности выражает прежде всего принадлежность субъекту, субъективному миру человека как определенной противоположности объекту, объективному миру явлений природы. И в то же время - соотнесенность с объективной реальностью, определенное единство субъективного с объективным. Так понимаемая реальность идеального позволяет сделать вывод о функциональном, а не субстанциональном характере ее существования.

Другими словами, субъективная реальность сознания не имеет онтологически самостоятельного бытия, она всегда зависит от объективной реальности материальных явлений, например, от нейрофизиологических процессов головного мозга, от взаимодействия с предметами материального мира как прообразами образов сознания. Можно сказать, что бытие субъективной реальности сознания - это всегда бытие деятельно-отражательного процесса взаимодействия общественного человека и окружающей действительности: идеальное не обнаруживается ни в голове человека, ни в окружающей его действительности, а только в реальном взаимодействии.

Как уже отмечалось, понятие субъективности выражает, в первую очередь, свою принадлежность субъекту, будь то человек, группа людей или общество в целом. То есть субъективность сознания предполагает принадлежность субъекту, характеризующую своеобразие его мира потребностей и интересов, отражающих объективную реальность в той мере, в которой это значимо или возможно для субъекта. Субъективность выражает своеобразие жизненного опыта исторически конкретного субъекта, специфической работы его сознания, а также ценностей и идеалов.

Под субъективностью существования идеального понимается и определенная зависимость образов сознания от индивидуальных особенностей субъекта: развития его нервной системы, работы головного мозга, состояния организма в целом, качества его индивидуальной жизни и опыта, уровня овладения накопленным человечеством знаний и т.д. Образы формируются в единстве рациональных и иррациональных компонентов идеального, в результате непосредственного и опосредованного обобщенного отражения действительности, в том числе отражения как итога всей истории человеческого индивида, а в значительной степени и истории всех предшествующих поколений и общества в целом.

Образы человеческого сознания как относительно самостоятельные мыслимые формы субъективной реальности могут быть чувственными, наглядными, визуально сходными со своим оригиналом, но также - и понятийными, сходство которых с предметами объективной реальности носит внутренний характер, выражая лишь существенные типы связей и свойств предметов.

Сознание, понимаемое в качестве субъективности отраженного в нем и субъективности самого процесса отражения, обусловлено способностью человека различать образ и предмет, мыслить последний в условиях его отсутствия, а также - отделять себя от объекта, ощущать и понимать собственную "отдельность" и тем самым выделять себя из окружающей среды. Субъективность сознания выражается в усвоении человеком отдельности как самого человека, так и предметов внешнего мира [1]. Она определяется также присущим индивиду самосознанием, т.е. осознанием себя как Я, отдельного от других. Некоторые авторы вообще трактуют субъективность как то, что отделяет нас от окружающего мира.

Завершая рассмотрение вопроса, отметим, что субъективность существования сознания выражается и в определенной неполноте отраженного в нем: образы отражают предметы объективного мира всегда с некоторой степенью приближения к ним, через различение, обобщение и отбор, являются результатом творческой свободы индивида, его практически-деятельного отношения к миру. Отмечая "неполноту", надо сказать и о "переполненности" субъективного образа через аналогии, домысливаемый субъективный опыт, который, естественно, шире отображаемого предмета.

3. Идеальность сознания. Его структура

Идеальность - важнейшее свойство сознания. На протяжении многих веков проблема идеального остается одной из самых актуальных и сложных в мировой философии. Именно из противоположного отношения к природе и идеальному в философской мысли рождается противостояние материализма и идеализма, а также разнообразные "прочтения" идеального и материального в различных философских школах.

Философская интерпретация идеального эволюционирует от вопроса о соотношении сознания, идеи и материи, предметов реального мира. Идеалистическая традиция рассматривает идеальное как конструктивно-преобразующую сущность действительности, импульс изменения и развития вещественного мира, а мир материальных явлений как сферу реализации, выражения и проявления идеального. Как справедливо отмечает Э.В. Ильенков, "объективность "идеальной формы" не ошибка Платона и Гегеля, а бесспорный факт трезвой констатации независимого от воли и сознания индивидов существования идеального в пространстве человеческой культуры" [2].

1 См.: Смирнов С.Н. Возникновение и сущность сознания // Ленинская теория отражения в свете развития науки и практики. София, 1981. Т. 1. С. 135.
2 Ильенков Э.В. Проблема идеального // Вопросы философии. 1979. № 7. С. 150.

Идеальность как внепространственность, недоступность чувственному восприятию, невещественность, невидимость, неслышимость и т.п. чувственных образов и знаково-символического мышления существует лишь в восприятии, воображении, мысли чувствующего и мыслящего общественного субъекта. В этом принципиальное отличие реальности сознания от реальности материального, реальности психического, субъективного от реальности физического, объективного.

"Идеальное" обозначает как сам процесс, так и результат этого процесса, а именно процесса идеализации, психического отражения действительности, формирующего образ предмета, который, в свою очередь, является "идеальной формой бытия предмета в голове человека" [1]. Изначально идеальные образы возникают и формируются как момент практического отношения человека к миру, опосредованного формами, созданными предшествующими поколениями людей.

Идеальное, будучи миром образов и понятий, обладает собственной логикой, относительной самостоятельностью собственного функционирования [2], определенным уровнем свободы, выражающейся в способности идеального порождать новое или вообще нечто, непосредственно в действительности не встречающееся и являющееся результатом духовной деятельности.

1 Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. М., 1972. С. 70.
2 Нужно иметь в виду, что на первых порах своего становления идеальное непосредственно вплетено в материальную деятельность, становясь далее все более самостоятельным. С увеличением "пространства идеального" оттачивается логика мышления как воспроизведения предметов окружающего мира, поднимается уровень опережающего отражения действительности, уровень и качество творческого воображения.

Идеальное всегда остается личностным явлением, субъективным проявлением мозговых процессов человека. Последние актуализируют для индивида информацию в виде субъективных переживаний, знаний и т.п. Неактуализированная для личности (потенциальная) информация, хранящаяся в различных структурах головного мозга, зафиксированная в памятниках культуры, произведениях искусства, книгах, инженерных сооружениях и разработках, никак не может быть соотнесена с понятием идеального, пока не станет актуальной для сознания индивида.

Идеальное всегда остается тождественным индивидуальному сознанию, определяющему и формирующему в свою очередь сознание общественное. Только в процессе актуализации, распредмечивания форм общественного сознания сознанием конкретных индивидов общественное сознание становится идеальным, субъективной реальностью сознания этих индивидов.

В философской литературе встречается и точка зрения на идеальное как творчество в широком смысле слова, т.е. его активность, конструктивность, направленность мысли на новое, избирательную интенциональность, опережающий характер отражения действительности и т.п. [1] В этом смысле идеальное как креативность сознания представляет собой целенаправленное, контролируемое и управляемое личностью отражение внешнего и внутреннего мира. Именно поэтому идеальное включает в свое содержание эмоционально-волевые компоненты, интуицию, ценностные структуры, определяющие оценку явлений действительности и соответственно выбор желаемого будущего. Идеальное становится мысленным "проигрыванием" будущих вариантов действия, постоянно опережает в своих идеальных структурах структуры будущей практики.

1 См., напр.: Морозов М.Н. Творческая активность сознания. Методологический анализ естественно-научных аспектов. Киев, 1976.

Итак, идеальное многозначно в своих сущностных характеристиках, что обусловливает и многообразие философских классификаций идеального содержания сознания.

Нередко в литературе различаются три уровня функционирования идеального: а) идеальное в психической деятельности животных; б) идеальное человеческой психики; в) идеальное в ценностях культуры.

Особые сложности возникают при анализе специфического характера функционирования идеального в сфере культуры. Действительно, тексты, символы и предметы культуры представляют собой нечто в глазах индивида и общества только потому, что несут в себе идеальные смыслы, ценности и значения. Они обладают идеальным содержанием в той мере, в какой являются общезначимыми элементами общественной культуры и воспроизводятся ее носителями. При этом в процессе восприятия и "расшифровки" идеального содержания предметов культуры осуществляется диалог каждого индивида с автором культурных ценностей и значений, их "присвоение" и понимание. Некоторые авторы, такие как К. Поппер, вообще приходят к выводу, что функционирование общественно-культурных ценностей нельзя отнести ни к материальной, ни к идеальной сфере, что это - нечто третье, хранящееся в предметах культуры.

В зависимости от содержания и функций идеального его можно также классифицировать на: а) когнитивное (научные и другие теории, гипотезы, представления); б) аксиологическое (нравственные, эстетические идеалы); в) психологическое (субъективные переживания в эмоциях и чувствах); г) праксеологическое (конкретные идеи, цели и задачи повседневной практической деятельности людей) и иные формы функционирования идеального.

Принято различать и такие типы и формы идеального, как практическое и теоретическое, конкретное и абстрактное, реальное и формальное, утопическое и реалистическое и т.п.

Структура сознания. Напомним, понятие "сознание" неоднозначно. Определение сознания зависит от широкого или узкого его толкования, онтологического или гносеологического аспекта его рассмотрения и других подходов к его анализу.

В широком смысле под сознанием имеют в виду психическое отражение человеком действительности независимо от того, на каком уровне оно осуществляется - чувственном или рациональном. В узком и специальном значении понятия под сознанием имеют в виду высшую понятийную форму отражения действительности.

Сознание структурно организовано, представляет собой целостную систему различных элементов, находящихся между собой в отношениях структурного и процессуального характера. Сознание изучается как в аспекте организованности его содержания, так и в плане динамического развития его характеристик - процесса психического отражения действительности, свойственного социализированному индивиду.

Чаще всего структуру сознания (психики) человека рассматривают как трехуровневую, состоящую из сфер бессознательного (к нему примыкает подсознание), сознания и сверхсознания. Каждый из этих элементов сознания в широком смысле слова играет важную роль в реализации основных функций сознания: а) получении информации о внешнем и внутреннем мире человека; б) преобразовании и совершенствовании внутреннего и внешнего мира человека; в) обеспечении коммуникации, "диалогового взаимопонимания" людей; г) управлении жизнедеятельностью и поведением людей и др.

К сфере сознания относится прежде всего отражение действительности в отчетливых формах чувственности и мышления. Сознание как процесс характеризуется обычно термином "осознание" как включение отражаемого предмета в систему знаний и отнесение его к определенному классу родственных явлении, как осознание смысла воспринимаемого в контексте реальных событий.

Но сознание и в узком смысле также не является однозначным феноменом. Это всегда осознание не только окружающего и внутреннего мира в определенных чувствованиях и логических выводах, но и своего личного отношения к миру и своего места в нем. И уже поэтому человеческие знания, являя собой ядро сознания, эмоционально окрашены, т.е. отражают объекты осознания в форме переживаний, оценочного к ним отношения. В эмоциональной сфере сознания различают элементарные эмоции - голод, усталость; чувства - любовь, горе, радость; аффекты - ярость, отчаяние; различного рода эмоциональные настроения и самочувствие, стрессы как состояния особой эмоциональной напряженности. Сильные эмоции способны оптимизировать или, наоборот, дезорганизовывать процессы осознания, повышать или понижать их уровень, ориентировать и направлять их [1].

1 См.: Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. С. 82.

Другими словами, в структуре сознания наиболее отчетливо выделяются два взаимосвязанных процесса осознания и переживания как отношения человека к содержанию того, что осознается. Ощущения, восприятия, представления, понятия и мышление в суждениях и умозаключениях образуют ядро сознания. Однако они не исчерпывают всей его структурной полноты: сознание включает в себя и акты внимания, воли, памяти, различных чувств и эмоций как необходимые компоненты. Именно благодаря постановке цели, волевым усилиям по ее достижению, сосредоточенности и ценностной заинтересованности определенный круг объектов находится в фокусе внимания, осознается субъектом.

Сознание как сложный информационно-регулятивный процесс осознания, воспоминания, узнавания включает также память, т.е. процессы, обеспечивающие фиксацию прошлого опыта - запечатление, сбережение, воспроизведение (репродукцию) и узнавание (идентификацию) информации.

Весьма распространенной концепцией природы памяти сегодня является голографическая теория, рассматривающая память как набор голограмм, определенным образом взаимодействующих между собой. Подобно тому как часть голограммы сохраняет образ всего объекта, так и любой нейрон головного мозга несет в себе информацию обо всех состояниях других нейронов, т.е. выступает лишь как участник всеобщего процесса хранения и воспроизведения информации, но полноправный участник, содержащий в себе аккумулированную в головном мозге информацию, - как "всю обо всем".

Воля как основа интенционалъности (направленности) сознания выступает усилием, определяющим вектор психической энергии человека, сознательную регуляцию его поведения и деятельности. Воля как бы усиливает главенствующую потребность человека, ослабляя другие, конкурирующие с ней, и оказывая противодействие отрицательным эмоциям, сопровождающим необходимость достижения главенствующей цели, доминанты жизнедеятельности человека или его "сверхзадачи" (К.С. Станиславский).

Итак, сознание способно адекватно функционировать только в волевой форме эмоций, т.е. интенционально-ценностного переживания человеком пространства "Я - мир". В этом смысле качественные характеристики воли, памяти и эмоций являются решающими факторами регуляции деятельности человека, так как не только составляют основу процессов осознания важного и значимого для индивида, но также придают целенаправленность действиям субъекта осознания. Поэтому проблема сознания неотделима от проблемы свободы как характеристики добровольно осуществляемого выбора в постановке цели и реализации действий.

В связи с этим некоторые философы, например М. Мамардашвили, определяют сознание как моральное явление, выводя термины "сознание" и "совесть" из одного корня [1]. Сознание морально в своей основе, поскольку выражает способность человека руководствоваться причинно ничем не вызванной мотивацией. Сознание есть сфера свободного морального выбора и ответственности за него, есть "нечто, что между нашими головами" [2]. Благодаря этому реализуется встреча и "взаимоотождествление сознания" у разных людей. Таким образом, сознание понимается как информационное поле, благодаря которому происходит понимание одним человеком другого, а именно в сосуществовании двух точек этого "поля", дающих дополнительный эффект сознания [3].

1 См.: Мамардашвили М. Парадоксы сознания // Тайны сознания и бессознательного: Хрестоматия. Минск, 1998. С. 20.
2 Там же. С. 25.
3 См.: Там же. С. 12-30.

Ю.М. Бородай полагает, что сознание в своем генезисе происходит из нравственности, ибо сутью первичных идеально-общинных связей людей (их первоязыка - мифа) повсеместно являются представления о должном, а не об истинном. След своего первородства нравственность сохраняет в сознании и современного человека - любого! [1] Нравственность как сущностная основа сознания проявляется в способности к произвольной оценке всего, что осознается индивидом, в том числе и самооценке, как доброго или как злого. Именно нравственность обеспечивает единство ценностной ориентации многих Я, включенных в человеческую общность, посредством их идентификации с какой-либо идеальной сущностью [2].

1 См.: Бородай Ю.М. Эротика. Смерть. Табу. Трагедия человеческого сознания. М., 1996. С. 188.
2 См.: Там же. С. 190.

Проблема границы между чувственно-образным и понятийно-символическим сознанием нередко оценивается как одна из "мировых загадок", возможным решением которой является понимание генетически исходного процесса "компактного свертывания" чувственных образов в логико-понятийные знаки.

Итак, сознание базируется на памяти, эмоциональной сфере, волевом усилии и является интенционально-произвольным процессом отражения действительности, реализуемом на чувственном и понятийном уровнях. Можно ли считать, что все, что человек наблюдает и слышит, осознается им? Конечно, нет. Осознается только то, что становится объектом внимания человека. В этом смысле сознание работает как акт (произвольный или непроизвольный) внимания, т.е. сознание всегда интенционально, направлено на что-то.

Программа действий вырабатывается, несомненно, под контролем сознания. Однако, когда действия многократно повторяются, их выполнение носит уже стереотипный характер, действие становится навыком, тогда управление им осуществляется на другом уровне сознания, лежащем "ниже поля сознания" (З.П. Зинченко), на уровне подсознания. К сфере подсознания относится все то, что было осознанным или может стать осознаваемым в определенных условиях - доведенные до автоматизма навыки, укоренившиеся в сознании индивида, социальные нормы и правила и т.д. Подсознание выполняет роль помощника сознания, защищая его от излишней непосильной работы постоянного контроля за всей совокупностью действий, направляемых и регулируемых психикой человека. Как отмечает А.Г. Спиркин, "человек не мог бы ни результативно думать, ни результативно действовать, если бы все элементы его жизнедеятельности одновременно потребовали осознания" [1].

Поэтому подсознание определяется как совокупность психических явлений, состояний, рефлексов, не являющихся центром осмысленной деятельности в данное время, не поддающихся контролю сознания, по крайней мере в данный момент, т.е. безотчетных психических актов, совершаемых автоматически-рефлекторно. Другими словами, не вся, а скорее сравнительно небольшая часть психической деятельности осознается человеком, преобладающая ее часть остается вне фокуса сознания. Конечно, граница между осознанным и неосознанным достаточно подвижна: неосознанное ранее может быть осознано позднее, и наоборот, являющееся предметом тщательного осмысления со временем уходит в сферу подсознания.

Можно сказать, что хорошо развитое подсознание служит фундаментом для четкой работы сознания, и наоборот. Не случайно подсознание оценивается как "приобретенный непроизвольно, неосознаваемый исследовательский опыт, как бы навязанный теми предметами, с которыми приходилось действовать" [2]. "Где находится вторая фраза, когда я произношу первую? - В зале ожидания" (т.е. подсознании), - заметил выдающийся французский математик Адамер.

Что касается бессознательного, к которому обычно относят сновидения, гипнотические состояния, сомнамбулизм, состояния невменяемости и т.п. как некоторые высвобождающиеся реликтовые формы дологического мышления [3], оно всегда присутствует в психике человека. То, что может быть включено в сферу сознания через усилия воспоминания, не относится к бессознательному, в отличие от инстинктов (хотя порождаемые инстинктами чувства рано или поздно становятся областью сознания).

1 Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. С. 171.
2 Пономарев Я.А. Психика и интуиция. М., 1987. С. 244.
3 См.: Гримах Л.П. Резервы человеческой психики. Введение в психологию активности. М., 1987. С. 32.

Проблема бессознательного волновала человеческую мысль с древних времен. Бессознательное интерпретировалось по-разному: и как высший уровень познания, интуиция внутреннего голоса (Сократ), и как внутреннее скрытое знание (Платон), и как скрытое от сознания внутреннее помещение (Августин), и как низшая форма духовной деятельности, дремлющие представления - малые перцепции (Лейбниц), и как не освещенные светом сознания чувственные образы, интуиция (Кант), и как воля (Шопенгауэр), и как стихийная "жизненная сила" (Гартман), и, наконец, как комплексы бессознательных влечений, либидо (Фрейд) и архетипы "коллективного бессознательного" (Юнг).

Различают четыре основные формы проявления бессознательного: 1) надындивидуальные образцы типичного для общности, членом которой является субъект - "архетипы коллективного бессознательного" К. Юнга, "коллективные представления" Э. Дюркгейма и т.п.; 2) неосознаваемые побудители деятельности (мотивы и смысловые установки личности) - "динамическое вытесненное бессознательное" 3. Фрейда, постгипнотическое внушение Дж. Бернхема и т.д.; 3) неосознанные операциональные установки и стереотипы автоматизированного поведения, например, "бессознательные умозаключения" Г. Гельмгольца, "проперцепции" У. Джемса, "предсознательное" 3. Фрейда, "гипотезы" Д. Брунера, "динамические стереотипы" И.П. Павлова, "акцепторы действий" П.К. Анохина; 4) неосознаваемое субсенсорное восприятие некоторых раздражителей - диапазон чувствительности И.М. Сеченова, "предвнимание" У. Найссера, "субсенсорная область" Г.В. Гершуни, - как зоны раздражителей (неслышимых звуков, невидимых световых сигналов и др.), вызывающих непроизвольную объективно регистрируемую реакцию и способных осознаваться при придании им сигнального значения [1].

1 См.: Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С. 58-59.

Одну из разновидностей бессознательного вслед за К.С. Станиславским и М.Г. Ярошевским называют сверхсознанием или надсознанием. Работа сверхсознания, порождающая на том или ином этапе новую, ранее не существовавшую информацию путем рекомбинации полученных извне представлений, не контролируется осознанным волевым усилием. Анализу сознания представляются только результаты неосознаваемой деятельности сверхсознания, причем этим результатам присуща известная вероятность их соответствия действительности. Именно в сфере сверхсознания осуществляется рождение гипотез, догадок, происходит интуитивное озарение.

Материал для рекомбинационной работы (ассоциаций, аналогий и т.д.) сверхсознание приобретает из осознаваемого опыта и резервов подсознания. И все же в сверхсознании наличествует нечто именно "сверх-", чем собственно сознание или бессознательное, а именно новая информация, не вытекающая непосредственно из ранее приобретенного. Поэтому, сверхсознание понимается как высший этап творческого процесса отражения мира или интуиция.

Деятельность сверхсознания направляется устойчиво доминирующей потребностью субъекта (принцип доминанты А.А. Ухтомского). Но в отличие от подсознания деятельность сверхсознания не осознается ни при каких условиях, осознаются лишь ее результаты.

Рекомбинационная работа сверхсознания проявляется во вдохновении как интенсивном проявлении чувств, ведущих к предвосхищению результата мыслительной деятельности: воображения, интуитивного озарения. Интуиция, являясь ярким проявлением сферы сверхсознания, представляет собой эмоционально-рациональный процесс догадки или "прямого усмотрения" истины, процесс, не требующий специального логического обоснования и доказательства. Интуитивно постигнуть - значит "догадаться", "сообразить", "вдруг понять" и т.п.

Структурное осмысление человеческой психики строится и на разграничении сознания и самосознания, т.е. осознания человеком окружающего мира и самого себя, или самоотнесенности Я с самим собой.

Самосознание как знание самого себя предполагает включение в его содержание самонаблюдения, самопознания, самооценки, самообладания, самоанализа и т.д. Все перечисленные формы самосознания служат средством самоконтроля, самоуправления и самоидентификации человека.

На начальных стадиях самосознание возникает как отождествление самого себя с окружающими индивида людьми, предметами и явлениями, которые он воспринимает как относящиеся непосредственно к нему и идентифицирует их со своим Я. Например, практически любой человек эмоционально реагирует на позитивную или негативную оценку профессии, круга людей, поселения и т.п., к которым он сам принадлежит. Программа самосознания формируется в ходе постоянного повторения актов сравнения себя с некоторыми образцами, хранящимися в памяти и как бы "сросшимися" с собственным Я, и корреляция системы этих сравнений с новым внешним или внутренним опытом.

Итак, индивидуальное сознание имеет сложную структуру. Но не менее сложную организацию своего содержания предполагает надличностное сознание общества, составляющее систему диалектически взаимосвязанных форм и уровней.

Общественное сознание функционирует, с одной стороны, как результат объективирования личного (индивидуального) сознания в языке, предметах и процессах культуры, научных концепциях и методах исследования и т.д., а с другой - как источник индивидуального сознания, содержание которого по своей природе также социально, как и общественное сознание. Общественное сознание развивается через сознание отдельных людей, будучи лишь относительно независимым от последнего: "нерасшифрованные письмена сами по себе еще не заключают в себе мыслительного содержания, только в отношении к отдельным людям книжные богатства библиотек мира, памятники искусства и т.п. имеют смысл духовного богатства" [1].

Иными словами, сознание социума не обладает сознанием в том смысле, в котором им владеет отдельный индивид: сознание общества не существует в виде отдельного от конкретных людей надличностного субстратного носителя - головного мозга или какого-то другого инструмента сознания. Оно существует как факт сознания только через свою приобщенность к реально функционирующему сознанию индивида. Получается, что индивидуальное и общественное - как разные уровни и способы организации сознания - существуют в качестве субъективной реальности лишь в постоянном взаимодействии друг с другом.

Сознание и язык. Содержание сознания выражается через язык (речь) [2], т.е. объективируется с помощью языка, служащего материальным оформлением идеального содержания сознания. Мыслительные, а в определенной степени и чувственные процессы сознания всегда осуществляются на каком-либо языке.

1 Философская энциклопедия. Т. 5. С. 47.
2 Язык рассматривается в качестве материальной системы содержательно (идейно) значимых знаковых форм, как непосредственная действительность сознания. Или как система знаков, служащая средством человеческого общения, мышления и выражения, (см.: Философская энциклопедия. Т. 5. С. 604), а речь (речевая деятельность) - как один из видов специфической человеческой деятельности, под которым обычно понимается коммуникативная деятельность, опосредованная знаками языка как средства осуществления речевой деятельности (см.: Философская энциклопедия. Т. 4. С. 506).

Язык так же древен, как и сознание: в процессе становления сознания мыслительная деятельность "одевается" в словесную оболочку. Первоначально речь формируется для обозначения (называния) вещей и явлений, необходимых в процессе коммуникаций. По мере фиксации в памяти происходит формирование механизмов выделения категориальных признаков. Они начинают закрепляться в долговременной памяти в качестве слов [1]. Дальнейшая эволюция понятий является результатом процессов мысленного уплотнения информации. Так осуществляется становление системы понятий, суждений и т.п. как идеальных образов действительности и соответствующих им условных знаков, моделей и т.д.

Слово является не только фиксатором, но и оператором всех мыслительных процессов, поскольку и формирование понятий, и оперирование ими невозможны вне словесных знаков, выступающих в данном случае внутренним механизмом мышления [2].

Итак, слово как основная элементарная единица языка представляет собой единство материального знака и идеального значения, или смыслового содержания (понятия) [3]. Наглядное представление о противоречивом единстве слова и понятия дает "семантический треугольник", вершины которого соответствуют отображаемому объекту, слову и адекватному им понятию: понятие в опосредованной и обобщенной форме отображает объект, а слово выражает понятие и обозначает объект (в семиотике и теории информации слову будут соответствовать знак и сигнал, а понятию - значение и информация [4]).

1 См.: Клике Ф. Пробуждающееся мышление. Автор рассматривает становление понятий, требующих речевого наименования, в процессе целого ряда этапов абстрагирующих сжатия и сокращения информации (с. 278-287).
2 По определению Л.С. Выготского, слово потому является и оператором мысли, что мысль в слове не просто выражается, но совершается в нем, что благодаря слову направляется ее дальнейший ход. Поэтому не может быть и жесткой связи между языком и мышлением, между словом и понятием. Хотя мысли могут возникать как бы в предъязыковом выражении, свою отчетливость они обретают именно благодаря языку.
3 Философское осмысление различия между словом и понятием, мышлением и речью намечается уже в диалоге Платона "Теэтет".
4 См.: Жуков Н.И. Философия: Учебник. М., 1998. С. 170-171.

Закодированная с помощью естественного языка информация выражается не только во внешней форме языковых знаков, но и во внутренней форме, структурирующей мыслительные процессы. Поэтому слово в разных контекстах мышления и общения несет различную информационную нагрузку.

Язык выполняет важные для осуществления жизнедеятельности человека функции - коммуникативную, орудийно-мысли-тельную, когнитивную, регулятивную, транслирующую и др.

К тому же язык, обладая относительной самостоятельностью, собственной логикой функционирования и развития, оказывает воздействие на характер протекания чувственных и мыслительных процессов, на складывание того или иного стиля мышления в той или иной языковой культуре.

Язык функционирует в формах внешней и внутренней речи. Внутренняя речь имеет сокращенный вид по сравнению с внешней. В ней упускаются неосновные слова, восстанавливаемые по контексту, проговариваются лишь опорные слова и темы. Внутренняя речь, выраженная в ключевых словах, концентрирующих в себе смысл всей фразы, иногда целого текста, становится языком "смысловых опорных пунктов" или "семантических комплексов" [1]. И в случае интуитивного озарения мышление опирается на эти внутренние речевые комплексы.

Говорят и о языке животных. Отметим только, что язык животного служит выражением ситуативного состояния, вызываемого голодом, жаждой, страхом и т.п., или призывом к каким-либо конкретным действиям, предупреждением об опасности. Язык животного никогда не предполагает опосредованного воспроизведения объективной реальности посредством обобщения, он функционирует с помощью безусловно-рефлекторной психической деятельности.

Встречаются точки зрения на существование, наряду с естественными и искусственными языками, языка древнего, изначального и почти забытого современным человеком - мифологического языка снов, символов как языка внутренних переживаний и чувств, языка сферы бессознательного. Э. Фромм считает, что "язык символов - это такой язык, с помощью которого внутренние переживания, чувства и мысли приобретают форму явственно осязаемых событий внешнего мира, это язык, логика которого отлична от той, по чьим законам мы живем в дневное время; логика, в которой главенствующими категориями являются не время и пространство, а интенсивность и ассоциативность". Автор уточняет: "Это единственный язык, изобретенный человечеством, единый для всех культур во всей истории. Это язык со своей собственной грамматикой и синтаксисом, который нужно понимать, если хочешь понять смысл мифов, сказок и снов" [2].

1 Коршунов A.M., Мантатов В.В. Теория отражения и эвристистиче-ская роль знаков. М., 1974. С. 131.
2 Фромм Э. Забытый язык: смысл снов, сказок и мифов // Тайны сознания и бессознательного. Минск, 1998. С. 367-368.

Действительно, не все чувства и переживания человека находят свое выражение в точной языковой форме, оставаясь сферой бессознательного. Фромм прав, утверждая, что нередко язык и логика понятийного мышления выполняют роль некоего социального фильтра, не позволяющего определенным чувствам достичь сознания. И все же, если чувственную жизнь сферы бессознательного отождествлять с языком, то саму способность к символизации и мифологической интерпретации мира следует на законных правах поместить в сферу бессознательного. Думается, что так называемый язык мифов и снов становится языком как системой знаков, выражающих пусть самые "древние" и алогичные переживания, только тогда, когда он становится формой сознания, т.е. приобретает определенное идеальное значение. Другими словами, когда переживания осознаются, они облекаются в форму языка.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. М., 1996.
  2. Виноградовский В.Г. Социальная организация пространства. М., 1988.
  3. Иванов А.В. Сознание и мышление. М., 1994.
  4. Ильенков Э.В. Идеальное // Философская энциклопедия. М., 1962. Т. 2. С. 219-227.
  5. Ильенков Э.В. Проблема идеального // Вопросы философии. 1979. № 6, 7.
  6. Петров Ю.А., Французова Н.П. Категория материи. Логико-методологические и научно-прикладные проблемы // Философские науки. 1998. № 7.
  7. Пригожий И., Стенгерс М. Бремя, хаос, квант. М., 1997.
  8. Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. М., 1972.
  9. Тайны сознания и бессознательного: Хрестоматия. Минск, 1998.
  10. Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

  1. Каковы особенности понимания материи в рамках метафизического материализма?
  2. В чем выражается сущность марксистского понимания материи?
  3. Какие свойства объективной реальности выражаются с помощью категорий пространства и времени?
  4. В чем особенности субстанциональной и реляционной концепций пространства и времени?
  5. Что нового внес А. Эйнштейн в понимание пространства и времени?
  6. Что общего между материей и сознанием, объективной и субъективной реальностью, делающей противоположность между ними относительной?
  7. Как вы представляете структурное содержание сознания?
  8. Можно ли говорить об идеальности общественного сознания?
СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com