Перечень учебников

Учебники онлайн

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

Глава первая. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ КАК НАУКА

1. Предмет политической социологии

Социология — одна из интенсивно развивающихся в настоящее время наук. Расширяется предметная область проводимых ею исследований, становятся более разнообразными средства и методы исследовательской деятельности; шире используются результаты исследований в социальной практике.

Многочисленные дискуссии о предмете социологии, проведенные в разное время, дали богатый материал, позволяющий сегодня прийти к некоторым более или менее определенным выводам.

Есть достаточно оснований утверждать, что социология изучает как общество в целом, так и закономерности и тенденции возникновения, становления и развития социальных общностей, механизмы их взаимосвязей и взаимодействия в разных сферах социальной практики. В поле зрения социологии находятся различные формы и способы бытия социальных общностей, их количественно-качественные характеристики, структура. Изучая массовые социальные процессы, совокупную жизнедеятельность определенным образом организованных индивидов, социология определяет содержание и вектор происходящих в обществе социальных изменений, прогнозирует их последствия.

В качестве самостоятельной отрасли научного знания социология реализует такие функции, как теоретико-познавательную, практически-преобразовательную, прогностическую. Ее основные прикладные функции состоят в объективном анализе социальной действительности, диагностике социальных ситуаций, предоставлении обществу достоверной информации о реальном состоянии социальных субъектов, их социальном статусе, связях, степени удовлетворения и согласования их специфических интересов, их ценностных ориентациях, идеалах, мотивах деятельности и ожиданий1.

Прикладная направленность социологической науки выражается также и в том, что социологические исследования обращены, как правило, к конкретным социальным проблемам, которые подлежат решению средствами социального планирования, проектирования и управления.

Ценность всякого социологического исследования, начиная от локальных опросов и кончая крупномасштабными исследованиями, определяется не только тем, насколько адекватно отображены в нем закономерности и тенденции изучаемых процессов, но и тем, в какой степени оно завершается практическими рекомендациями для принятия управленческих решений, позволяет предвидеть их социальные последствия, ориентирует на проведение социальных экспериментов.

Развитие социологического знания в последние годы идет по пути прогрессирующей дифференциации и специализации. Расширение масштабов и проблематики социологических исследований, получение значительной по объему социальной информации привело к возникновению и развитию новых разделов, новых ответвлений социологической науки, специализирующихся на исследовании определенных типов социальных процессов, явлений и проблем.

Эти отраслевые (специальные) социологические теории именуются еще нередко частными. Характеризуя последние, М. Н. Руткевич отмечает, что их предметом могут быть: 1) разные типы социальных общностей, каждая из которых дает “срез” системы общественных отношений. Таковы поселенческие общности, социально-демократические группы, трудовые коллективы, малые группы, семья и т. д. вплоть до личности, в которой концентрируются все общественные отношения; 2) определенная сформировавшаяся область общественной жизни, имеющая свои институты, организации. Таковы политика, право, религия, наука и т. д.; 3) определенные виды человеческой деятельности. Таковы труд, досуг, спорт и т. д. К теории этого типа мы также отнесли бы социологические теории, посвященные изучению деятельности в сфере социальной патологии (преступность, пьянство, алкоголизм, наркомания и т. д.).

Очевидно, что число таких отраслевых теорий имеет устойчивую тенденцию к возрастанию, что делает актуальной проблему их классификации и взаимосвязи с “пограничными” областями знания. Например, социология права, социология морали, социология медицины и т. д., формирование которых свидетельствует о проявлениях другой тенденции в развитии социологического знания — интеграции науки и практики2.

Убедительным подтверждением этого, является становление, например, экономической социологии, изучающей социальный аспект функционирования экономики, рассматривающей последнюю как социальный прогресс, суть которого — “изменения в характере функционирования экономики под влиянием межгрупповых отношений”3.

То, что экономика (экономические отношения) изучаются собственно экономической наукой, ни в коей мере не исключает необходимости ее изучения средствами других общественных наук, социологией в том числе.

Именно социология позволяет учесть собственно “человеческую составляющую” в экономической деятельности субъектов производства, влияние на последнюю социального положения, социальных связей и социального самочувствия людей.

По аналогии с экономической могут рассматриваться и проблемы становления политической социологии. С учетом тех процессов, которые происходят в общественной практике и общественном сознании, связаны, в первую очередь, с демократизацией общественной жизни, “вторжение” социологии в политическую сферу (сферу политических отношений) представляется делом чрезвычайно актуальным.

Конечно, формирование политической социологии идет не “с нуля”. Есть опыт социологических исследований в этом направлении в различных странах, есть значительные публикации, соответствующая научная специализация.

Именно с учетом этого опыта следует рассматривать проблемы институционализации политической социологии в нашей стране, определение ее места в системе общественных наук.

Как специализированная отрасль науки политическая социология утвердилась на Западе в 30 — 50-е годы XX в. Однако элементы социологического подхода к явлениям и процессам политической жизни выявляются уже в научной мысли Древнего Востока, античной Греции и Рима, особенно в трудах Платона и Аристотеля, затем у мыслителей позднейших эпох — Н. Макиавелли, Ж. Бодена, Т. Гоббса, Ш. Л. Монтескьё, А. Токвиля и др. По мнению многих западных ученых (Р. Бендикс, С. Липсет и др.), основателями политической социологии как науки были К. Маркс и М. Вебер. В ее формировании значительную роль сыграли В. Парето, Г. Моска, П. Сорокин, Р. Михельс, Т. Парсонс, Г. Лассуэлл, С. Липсет, М. Дюверже, а в марксистском направлении научной мысли — Г. Плеханов, В. Ленин, А. Грамши, К. Каутский и др.

Современная политическая социология использует в исследованиях различные методологические подходы, собственный понятийный аппарат. Границы исследований, проводимых политической социологией как специализированным направлением науки, не всегда четко обозначены. Социологи, подчеркивая, что политическая социология в той или иной мере связана с функционированием политических институтов, концентрируют внимание на восприятии населением власти и различных форм ее существования и развития. Политическая социология объясняет эти явления с позиций политического сознания и политического поведения как всего населения, так и различных социально-классовых групп. Современная политическая социология стремится преодолеть ранее существовавшее противопоставление государства и общества: государство рассматривается как один из политических институтов, а политические институты как разновидность социальных институтов, взаимоотношения внутри их и с другими институтами всегда в той или иной мере имеют политическое звучание.

В XX в. развитие политической социологии характеризуется использованием различных подходов к изучению политических процессов: институциональный (Дж. Брайс, А. Бентли), бихевиористский (Ч. Мерриам, Д. Вальдо, К. Боулдинг), постбихевиористский (Р. Ч. Миллс, С. Додд), моделирования (Д. Истон, К. Дойч, Г. Алмонд), ценностный (Г. Лассуэлл, Л. Хоффман, Ф. Бро). Характерной особенностью политической социологии является ее национальная специфика. Если в США исследования носят ярко выраженный эмпирический характер и касаются различных аспектов политической власти и конфликтов, то в ФРГ они были тесно связаны с государствоведением и политической философией, а в Великобритании — с политической историей и политической экономией. В послевоенный период, особенно в 60-х годах и позже, в ряде стран Запада в университетах стали создаваться кафедры и вводиться учебные программы по социологии политики, политической социологии и др.

Политическая социология в России XIX —начала XX вв.— это, несомненно, часть мировой науки, тем более что обмен идеями отечественных и западных ученых осуществлялся тогда беспрепятственно и интенсивно. В то же время она имеет ряд отличительных черт, связанных с историческими особенностями общего положения гуманитарной мысли России.

Развиваясь под сильным влиянием господствующих западных учений, русская политическая социология не только находилась на уровне мировой науки в целом, но и зачастую опережала ее, что было связано в первую очередь с остротой социальных противоречий российского общества.

Определяя этапы развития русской политической социологии, А. Н. Медушевский в статье “Политическая социология в России” отмечает, что цельная философская и историко-правовая концепция русского исторического процесса была дана под влиянием дискуссии славянофилов и западников уже государственной (юридической) школой (Б. Н. Чичерин, К. Д. Кавелин, А. Д. Градовский). Ее вклад состоял в постановке проблемы соотношения общества и государства, создании теоретических основ русского либерализма и конституционализма4.

Общая система политической науки в России представлена в обобщающих трудах Б. Н. Чичерина, который рассматривал ее как часть курса государственной науки, получившей название “Наука об обществе, или социология”. Данная наука включала в себя, по замыслу Чичерина, философское обоснование изучения общества и государства, собственно социологию как дисциплину, непосредственно изучающую общество, и, наконец, политику, ставящую своей задачей обоснование разумной политической деятельности. Содержание социологии Чичерина в соответствии с разработанной системой представляет рассмотрение основных сторон, или элементов, общества. Им посвящены специальные разделы его курса: природа и люди; экономический быт; духовные интересы. Анализ основных сторон общественной жизни он проводил в их взаимосвязи и историческом развитии. Внимание Чичерина привлекают новые элементы социальной структуры — промышленная буржуазия, фермерство, рабочая аристократия и интеллигенция, положение которых в обществе связывается с техническим прогрессом. Считая, что общественные классы имеют происхождение не только экономическое, но и юридическое, политическое и даже религиозное, Чичерин прослеживает “отношение юридических форм к экономическим началам”.

Решающую роль в определении места социологии в кругу других общественных дисциплин сыграли труды М. М. Ковалевского “Социология”, “Современные социологии”, работы по сравнительной истории права и политических институтов. В них отразилось стремление к синтезу воззрений Маркса, Спенсера, Конта, Дюркгейма, Зиммеля и других ведущих европейских социологов. Определяя социологию по Конту как “науку о порядке и прогрессе или, точнее, организации и эволюции общества”, Ковалевский подчеркивал специфику ее предмета в отношении как философских дисциплин (философия истории, история цивилизации, социальная психология), так и конкретных общественных наук (этнография, этнология, политическая экономия, археология и др.). Важное значение в развитии социологии Ковалевский придавал исследованию сходных и типичных черт в истории различных стран и народов, а главную задачу социологии видел в отыскании законов эволюции общества и его устройства. В фундаментальных политических трудах “Происхождение современной демократии”, “От прямого народоправства к представительному и от патриархальной монархии к парламентаризму”, “История монархии и монархических доктрин” Ковалевский разрабатывал теорию факторов общественного развития, концепцию расширения солидарности как фактора прогресса, стадий социального и экономического роста, сравнительно-исторического изучения права и институтов.

Большой вклад в развитие политических исследований в России был сделан представителями социологической школы права С. А. Муромцевым, В. И. Сергеевичем, Н. М. Коркуновым, изучавшими типологически сходные фазы развития права у разных народов.

Определение метода и места социологии в совокупности наук, изучающих общество, дал Н. И. Кареев. В работах “Введение в изучение социологии”, “Общие основы социологии” он показал классификацию наук об обществе, в основу которой положил степень обобщения этими науками социальных явлений, или уровень абстракции. Он выделяет три основные науки — историю (и другие родственные ей идеографические дисциплины), социологию и философию истории, каждая из которых различается предметом, методом и уровнем обобщения информации. Социологии в этой классификации отводится среднее место, поскольку она опирается на эмпирические наблюдения истории и обобщает их с помощью сравнительного метода, в то время как философия дает оценку этих обобщений с позиции этики и теории прогресса. “Социология, — писал он, — есть общая абстрактная наука о природе и генезисе общества, об основных его элементах, факторах и силах, об их взаимоотношениях, о характере процессов, в нем совершающихся, где бы и когда бы все это ни существовало и ни происходило”.

Дальнейшее развитие представлений о предмете социологии в России в конце XIX — начале XX вв. связано с поиском его оснований в сфере социального поведения, взаимоотношения людей, социальной психологии. С точки зрения юриспруденции эту проблему рассматривал в “Социологии” Г. Ф. Шершеневич. Методологическое обоснование нового подхода с позиций марбургской школы неокантианства и эмпириокритицизма дал Б. А. Кистяковский в книге “Социальные науки и право. Очерки по методологии социальных наук и общей теории права”. Крупнейший русский юрист Л. И. Петражицкий подошел к этой проблеме, определяя соотношение права и нравственности в качестве мотивов человеческого поведения. Основатель Психоневрологического института Е. В. де Роберти посвятил ей свои основные труды — “Социология” и “Новая постановка основных вопросов социологии”. Главную задачу социологии он усматривал в “открытии законов, управляющих возникновением, образованием и постепенным развитием высшей, надорганической или духовной формы мировой энергии”. Под влиянием идей этих мыслителей происходило становление взглядов таких крупнейших русских, а затем западных мыслителей, как П. Сорокин и Ж. Гурвич.

Переломный этап в развитии русской социологии знаменует собой творчество П. Сорокина. Отталкиваясь от идей своих предшественников и учителей Ковалевского, Петражицкого и де Роберти, Сорокин создал первое собственно социологическое учение, наметил программу как эмпирических исследований по социологии, а так и ее преподавания в высшей школе. Основной труд Сорокина русского периода — “Система социологии”, — а также более популярный “Общедоступный учебник социологии”. Методологические основы социологии Сорокина существенным образом повлияли на понимание предмета этой науки. “Социология, — считал он, — изучает явления взаимодействия людей друг с другом, с одной стороны, и явления, возникающие из этого процесса взаимодействия, — с другой”. Исходя из этого были сформулированы руководящие принципы социологической концепции: следует преодолеть традиционное противопоставление наук о природе и культуре и строить социологию, опираясь на методы обеих наук; социология является теоретической наукой, изучающей реальные социальные отношения. Изучая явления, доступные наблюдению, а также проверке и измерению, она должна быть объективной дисциплиной в смысле как свободы от оценочных суждений, так и точности и доказательности. Считая традиционные политико-правовые понятия (“нация”, “класс”, “государство”) слишком широкими для объяснения явлений конкретной действительности, ученый стремился выработать для анализа противоречий и взаимодействий элементов социальной структуры на различных уровнях соответствующий понятийный аппарат. Чтобы достичь общих истин, считал он, социология должна перейти от масс к молекулам. С этих позиций разрабатывалась теория социальной стратификации, социального конфликта и мобильности, исследовалась правящая элита. Важным вкладом в развитие социологии стала программа конкретных социологических исследований разнообразных социальных и профессиональных групп общества.

Решающий вклад в становление политической социологии в России и на Западе внес классический труд М. Я. Острогорского “Демократия и политические партии”, появление которого (1898) закладывало основы современной политической социологии в узком смысле слова, оказав существенное влияние на ее развитие в XX в.

В СССР на протяжении многих лет проблемы политической социологии исследовались и преподавались преимущественно в рамках исторического материализма, научного коммунизма (теории социализма) и частично в рамках правовых наук. С 1990—1991 гг. наметился переход к специализации и институционализации политической социологии как науки и учебного предмета. В отдельных вузах России и других стран СНГ созданы кафедры политической социологии, где преподается самостоятельный курс этой науки.

Предмет политической социологии как науки и научной дисциплины является темой незавершенных дискуссий. Это связано с тем, что политическая социология сформировалась как результат синтеза социологических и политических знаний, социологизации политической науки, развиваясь в рамках каждой из этих наук. Поэтому она определяется иногда как дочерняя дисциплина социологии и политологии.

Понятие “социология политики” безошибочно определяет участок, подразделение общего поля социологии так же, как, например, социология религии, отдыха и т. д. Используя его, мы уточняем, что подход, область или фокус исследования социологичны.

Понятие “политическая социология”, напротив, нечетко. Оно может употребляться как синоним социологии политики, но может означать и что-либо другое. Употребление понятия политической социологии делает фокус подхода неясным. Многие европейские исследователи, подобно Морису Дюверже, полагают, что “в самом общем смысле эти два понятия (политическая социология и политические науки) синонимичны”5.

Определяя линию, разделяющую социологию и политическую науку, Смелсер утверждает: “Фокус научной дисциплины ... может быть охарактеризован перечнем зависимых и независимых переменных, которыми занимается исследователь”6. Социология может быть определена как дисциплина, которая “предпочитает в качестве объясняющих переломных социально-структурные условия”7. Соответственно, политическая наука может быть определена как наука, предпочитающая использовать в этих целях политико-структурные условия. Бендикс и Липсет придерживаются этой же точки зрения, утверждая, что “политическая наука начинает с государства и исследует, как оно воздействует на общество, а политическая социология начинает с общества и изучает, как оно влияет на государство”8.

Можно также утверждать, что независимыми переменными причинами, детерминантами или факторами для социолога являются в основном социальные структуры; в то время как независимыми переменами-причинами, детерминантами или факторами для политических исследователей являются в основном политические структуры.

После разделения политической науки и социологии встает вопрос о наведении мостов через пропасть, их разделяющую, — мостов интердисциплинарных. Политическая социология является одним из таких связующих мостов. Она — междисциплинарный гибрид, в котором должны сочетаться социальные и политические объясняющие переменные.

Следует признать, что предложенное определение политической социологии в значительной степени нормативно. Создание политической социологии как подлинно междисциплинарного подхода, как результат сбалансированного перекрестного соглашения между социологами и политологами является скорее задачей будущего, чем характеристикой сегодняшнего ее состояния. В действительности многое из того, что определяется как “политическая социология”, — это не что иное, как социология политики, незнакомая с политической наукой.

Политическая социология сегодня представляет собой зачастую “социологическую редукцию” политики. Этот подход так же легитимен, как и остальные, но мы будем именовать его “социологией политики”. В своей часто цитируемой энциклопедической статье Яновиц утверждает, что наряду со стратификационным подходом всегда существует и “институциональный подход” к политической социологии, определенный влиянием Вебера, у которого “политические институты являются... независимыми источниками социетальных изменений”9.

Политическая социология рождается только тогда, когда социологический и “политологический” подходы сочетаются и пересекаются. Если “социология политики” имеет дело с неполитическими причинами того, почему люди в политической жизни поступают именно так10, то политические социологи должны для выяснения этого включать и политические причины. Подлинная политическая социология в связи с этим является междисциплинарным прорывом, занимающимся поиском широкомасштабных моделей, включающих в качестве переменных данные каждого составляющего компонента.

Если, например, речь идет о партиях, подлинная политическая социология предполагает объяснение того, как партии обусловлены обществом и как общество определяется наличной партийной системой. Сказать, что партийная система является следствием данных социально-экономических условий, означает представить лишь часть картины. Полная картина требует объяснения, в какой мере партии являются зависимой переменной, отражающей социальную стратификацию и разделение общества на классы и, наоборот, степень, до которой это разделение определяет действия элиты и отражает структуры партийной системы.

Мы живем во все более политизирующемся мире. Это не просто означает, что политическое участие и/или политическая мобилизация становятся всемирным феноменом. Это означает прежде всего, что власть власти возрастает огромными темпами, сравнимыми с темпами роста технологии в отношении как манипулятивных и принудительных возможностей государственной власти, так и ситуации отсутствия таковой. Чем больше роль политики, тем меньше роль “объективных факторов”. Все наши объективные долженствования все в большей мере подчинены и обусловлены политической неопределенностью. Тем выше в этих условиях значимость политических наук, способных предсказать эту неопределенность.

Как рассматривают предмет этой науки современные исследователи, какие точки зрения наиболее часто встречаются в этой связи, какие тут возможны подходы?

1. Политическая социология определяется как социологическое объяснение проявления власти, как такая интерпретация общей социологической теории, которая проблеме власти отводит центральное место11 (Ежи Вятр).

2. Как наука, занимающаяся общественными основами власти во всех институционализированных секторах общества12 (Моррис Яновиц).

3. Как дисциплина, изучающая взаимоотношения между обществом и государством, между социальным строем и политическими институтами13 (Сеймур Mapтин Липсет).

4. Как приложение общей системы отсчета переменных и объяснительных моделей социологии к исследованию комплекса различных видов политической деятельности и политического сознания (по аналогии с подходом Дж. Н. Смелзера к определению экономической социологии).

5. Как ветвь социологической науки, раскрывающая отношение общества к государству и институтам распределения и формирования власти, которое проявляется прежде всего в направленности политического сознания и политического поведения. “Политическая социология, — отмечают Ж. Т. Тощенко г и В. Э. Бойков, — призвана ответить на вопрос: как осознаются индивидом, социальными группами и слоями, партиями и общественными организациями существующая политическая реальность, система властных отношений, их политические права и свободы. Это дает основание представить, как гражданское общество взаимодействует с политическими институтами, структурами”14.

6. Как “наука о взаимодействии между политикой и обществом, между социальным строем и политическими институтами и процессами. Она выясняет влияние остальной, неполитической части общества и всей социальной системы на политику, а также ее огромное воздействие на свою окружающую среду”15.

Как бы ни отличались подходы к предмету политической социологии, ясно, что речь идет об изучении влияния социальных отношений (социальной сферы) на политические (политическую) и политических на социальные, иначе говоря, о диалектике их взаимодействия и взаимовлияния. Последнее проявляется в политической деятельности и политическом поведении людей, составляющих те или иные социальные общности и имеющих свои специфические интересы, содержание которых предполагает создание и функционирование специальных политических и общественных структур, институтов, организаций.

Политические социологи должны сосредоточиваться на рассмотрении того, как общество воздействует на государство, изучая “силовое поведение” во всех его проявлениях и во всей совокупности инструментов, с помощью которых оно реализуется. Это практически делает политическую социологию тождественной всей социологии. На практике, однако, политические социологи пытаются концентрировать внимание на “силовом поведении” в той степени, в какой это позволяет понимать специфику и способ работы политической системы.

Мы исходим из того, что политическая социология — это отрасль социологии, концентрирующаяся главным образом на анализе взаимодействия политики и общества. При этом политика определяется в терминах класса действий, а не в понятиях совокупности институтов или организаций. Мы рассматриваем политику как особую совокупность социальных действий, отраженных или формируемых в многочисленных и разнообразных организационных контекстах.

Как таковая политика связана с проблемами организаций, правил, обязательных между членами этих организаций, с процессом выработки правил. Политическая социология рассматривает эти проблемы с точки зрения процессов, подчеркивающих факт выработки правил. Она необходимо предполагает решение проблемы социального порядка, поскольку принимаемые правила в любом случае должны быть обязательными.

В политической социологии взаимозависимость между социальным классом и избирательным выбором, между экономическим развитием и политической стабильностью и т. п. показывает тип явлений, нуждающихся в объяснении. Объясняя, необходимо показывать, как эти взаимозависимости могут быть предсказаны или выведены из совокупности более общих теоретических предпосылок. Политические социологи более заинтересованы в построении теорий относительно событий, чем в самих событиях. Здесь они противоположны историкам, в основном сосредоточивающимся на частных событиях (Гражданская война в Америке, французская революция и т. д.). Это не означает в целом, что они не интересуются прошлым. Напротив, многие блестящие работы посвящены толкованию прошлой политической жизни и т. д., дают исторические основания текущей политической ситуации, углубляя их исторической перспективой (см. работы К. Маркса — II том “Капитала”, социологические исследования Макса Вебера, работы Моска об элите, исследования Липсета, посвященные изучению процесса национального строительства в США). Обращение к прошлым фактам дает им основания для создания моделей социальных процессов.

В более формализованных науках (таких, как физика, например) совокупность экспериментальных наблюдений обычно выводится в строгой логической манере из предпосылок и теорем (предложений) теории, так что не подтверждающиеся наблюдения требуют изменения в принятых посылках или теории. В социальной науке мы не достигаем этого уровня. Теории здесь зачастую нечетко и неадекватно сформулированы, и их связи с “реальным миром” зачастую произвольны. Отсюда наличие вариантов теоретических подходов в объяснении одной и той же совокупности данных. Такое состояние, близкое к теоретической анархии, характерно в настоящее время для социальных наук. Однако это не повод для отчаяния, а скорее стимул для дальнейшей работы. Как отмечал Питт Риверс, комментируя археологический ажиотаж, вызванный публикацией дарвиновского “Происхождения видов”, “утверждение нашего скромного происхождения может стать стимулом для трудолюбия и респектабельности”.

Большое количество используемых в социальных науках теорий узки по сфере исследования. Мертон определил их как “теории среднего уровня”16. Это теории узкого круга явлений — выбор электората, иерархия политических партий, революций и т. д. Они касаются лишь малых сегментов социальной жизни. Другие теории могут рассматривать более широкие проблемы, но на сегодняшний день их уровень оставляет желать лучшего. Таким образом, политические социологи заимствуют свой концептуальный аппарат у социологов; в основном это идея о сети социальных взаимосвязей, исследуемых с помощью таких понятий, как роль, норма, ценности, социальная структура и стратификация, межпоколенная их передача, и понятия организации. Данные понятия связаны между собой в теориях большей или меньшей сложности и степени логической строгости.

Не вызывает сомнений, что идущий в обществе политический процесс социально обусловлен, и все, что связано с ним, начиная от распределения власти между различными государственными и общественными институтами и кончая политико-пропагандистской деятельностью, связано с теми или иными социальными группами, их статусом, ролью, интересами, их политической активностью.

Только изучая повседневную деятельность политических институтов на основе такого подхода, можно выявить систему связей и зависимостей, закономерности и тенденции в функционировании политических институтов, понять причины их неэффективности, приводящие к политической нестабильности и конфликтам.

Все более явным становится, что реформа 90-х годов в России не только породила движение от авторитарной системы к правовому государству и гражданскому обществу, но и сделала возможным открытое движение националистических сепаратистских сил, разрушающих исторически сложившиеся экономические, политические и культурные связи между народами и регионами страны.

Сказываются, конечно, и недостаток политической культуры, и политическая неопытность масс, позволяющих втянуть себя в межнациональные и другие конфликты, не умеющих своевременно разобраться в истинных целях тех или иных политических лидеров.

Политическая социология дает обобщенное знание того, как то или иное социальное изменение в социальной структуре, мобильности, статусе групп и т. п. сказывается на функционировании политической системы в целом или ее какого-то элемента. Она позволяет выявить социальные факторы, как способствующие политическому согласию, политической стабильности, так и вызывающие различного рода “дисфункции”, срывы, напряженность, политический экстремизм в тех или иных формах, политические риски.

Характеризуя исследовательский потенциал политической социологии, можно попытаться выделить ключевую категорию в ее понятийном аппарате. Если, например, в политической экономии К. Маркса центральной явилась категория “товар”, в социологии — категория “социальное”, в экономической социологии — категория “социально-экономическое”, то в политической социологии в качестве таковой может рассматриваться понятие “социально-политическое”. Оно помогает увидеть и понять смысл других, во многом производных от него категорий, имеющих “стыковой” характер. Данная категория ориентирует на выявление социальных факторов, условий, связей, объясняющих направленность и основной смысл политической деятельности тех или иных субъектов. Нередко в науке рассматриваются политическая сфера (политические отношения) и экономическая сфера (экономические отношения) как непосредственно связанные субстанции и игнорируется то, что их опосредует — социальная сфера (социальные отношения). Ни экономическая, ни политическая деятельность не могут быть правильно поняты, если за рамками научного анализа останутся “действующие субъекты”, т. е. социальные общности с их специфическими интересами и механизмами взаимодействия. Изучение социальной детерминированности политических отношений и политической деятельности, выявление закономерностей взаимовлияния политической и социальной сфер в конкретных исторических условиях и является предметом политической социологии.

В работах российских философов и социологов последних лет получила известное распространение точка зрения, согласно которой специфика социальных отношений состоит в том, что они выступают как аспект всех иных общественных отношений: экономических, политических, идеологических и т. д., что находит отражение в категориях “социально-экономическое”, “социально-политическое”, “социально-культурное” и т. д.

Однако такой подход требует некоторых уточнений. Распространенность вышеназванных категорий свидетельствует не только о “включенности” социального в другие виды отношений, но и об известном “примате” социального как такой качественной определенности, которая выражает сущностную сторону в деятельности тех или иных субъектов (каких бы сторон общественной практики они ни касались) как носителей определенного способа взаимодействия людей (общностей, институтов, организаций).

Этот способ совместной деятельности (взаимодействия) людей проявляется в разных ее сферах, но какие-то сущностные стороны, свойственные социальным общностям, обязательно при этом “присутствуют”. Удачным, на наш взгляд, является следующее определение этой категории: “Социальное — это совокупность тех или иных свойств и особенностей общественных отношений, интегрированная индивидами или общностями в процессе совместной деятельности (взаимодействия) и конкретных условиях и проявляющаяся в их отношениях друг к другу, к своему положению в обществе, к явлениям и процессам общественной жизни”17. Это относится в полной мере и к политической сфере (политическим отношениям), где интересы и способы борьбы за претворение разных социальных общностей особенно видны.

2. Структура и исследовательские задачи политической социологии

Политическая социология, как всякая иная наука имеет свою структуру. Схематично ее можно представить как совокупность нескольких разделов: исторического, общетеоретического и специализированных.

Исторический раздел должен включать систематизированные знания о самом процессе становления данной науки, этапах ее развития, появлении основных теорий и концепций.

Общетеоретическая часть содержит обоснование подходов к изучению социальных основ установившейся в обществе власти, социальной природы действующих в обществе политических сил и институтов, их целей и методов функционирования. Эта часть является по существу социологической теорией политики18. Она выполняет роль непосредственной методологии по отношению к специальным разделам, занимающимся анализом отдельных областей политической деятельности и отдельных политических институтов. К ним относится изучение:

1) политических процессов;

2) политических партий, движений;

3) политического поведения;

4) политического сознания;

5) политической культуры;

6) политических конфликтов;

7) внешнеполитической деятельности;

8) социально-политического прогнозирования.

Специальный раздел политической социологии должны составлять методы и процедуры исследования политических отношений, процессов, явлений.

Политическая социология теснейшим образом связана с другими науками: историей, социальной психологией, политологией, юриспруденцией. Ей свойственны те же функции, что и социологии в целом.

Говоря об основных направлениях научных исследований политической социологии, можно отметить в качестве таковых следующие:

1. Диагноз социально-политического развития и социально-политических ситуаций, определение показателей политической стабильности общества, выявление условий и причин, вызывающих “функциональные расстройства” политической системы и нахождение путей их преодоления.

2. Выявление и анализ политических интересов социальных групп, движений, организаций, разработка путей и способов обеспечения их политического согласия.

3. Социально-политическая экспертиза принимаемых решений.

4. Прогнозирование возможных политических изменений, выявление зон политической напряженности и предотвращение возможных конфликтов.

5. Разработка технологии преодоления кризисных ситуаций.

6. Определение путей выхода из возникшего конфликта (внутри страны или на международной арене).

В целом в понятийный аппарат политической социологии входят такие понятия, как “социально-политические процессы”, “социальный механизм власти”, “социально-политическая стабильность”, “политическое согласие”, “поддержание социального порядка”, “политическое взаимодействие”, “социально-политический конфликт”, “социально-политический кризис”, “политическое сознание”, “политическое поведение”, “политическое движение”, “политическая позиция”, “лидерство”, “заинтересованная группа”, “оппозиция”, “политический интерес”, “политический риск”, “политический экстремизм”, “политическая культура”, “политическое давление”, “политическая идеология”, “политическое сотрудничество”, “электоральное поведение”.

Иначе говоря, есть понятия, которые разрабатываются преимущественно в рамках политической социологии, и понятия, общие для социологии, юриспруденции, политологии (например, государственный аппарат, политический процесс, политическая культура, политический конфликт и т. п.).

Что более актуально из того, чем занимается политическая социология? Какие проблемы политической деятельности и политических отношений приобретают сейчас наибольшую важность? В их числе можно назвать следующие:

1. Социальные аспекты демократизации общественной жизни, легитимность власти.

2. Социальное партнерство и достижение политической стабильности.

3. Реформы и методы деятельности политических институтов в условиях многопартийности.

4. Власть и политическое участие разных групп населения.

5. Выборы и политическое поведение масс.

6. Социально-политические представления и ценности разных групп населения, их эволюция.

7. Основные тенденции в массовом политическом сознании.

8. Механизмы власти, их социальная обусловленность, тенденции изменения, повышение эффективности работы федеральных и местных органов власти.

9. Политическая культура как процесс, ее социально-экономическая обусловленность.

10. Показатели оценки социально-политической ситуации, возможные пути ее оптимизации.

11. Бюрократия, ее социальные источники и границы влияния.

12. Типология политических лидеров, рейтинг их популярности.

13. Политическое доминирование и оппозиция.

14. Социальная напряженность и политический протест.

15. Социальные истоки политических движений и национальное самосознание.

16. Политический экстремизм и сепаратизм.

17. Политические партии и борьба за власть.

18. Политические конфликты и гражданское согласие.

19- Политический плюрализм и его перспективы.

20. Социально-политические аспекты регионализации и федерализма.

21. Политические элиты и децентрализация власти.

Разумеется, это только круг проблем в “первом приближении”. Их изучение политическая социология должна вести в содружестве с другими науками, откликаясь на потребности политической практики, учитывая имеющийся опыт и достижения политической социологии в других странах.

Особую значимость приобретают сегодня проблемы политической стабильности общества и конструктивной направленности политической активности масс, их консолидация во имя действительного решения назревших проблем.

Уместно вспомнить о том, какое место проблемам стабильности политического режима традиционно уделяют американские социологи. “Если стабильность общества является центральным вопросом социологии в целом, — пишет С. Липсет, — то стабильность специфической институциональной структуры или политического режима — социальные условия демократии — основной вопрос политической социологии”19.

Подтверждением этого положения являются многочисленные исследования проблем “функционального расстройства политической системы”, научные поиски путей достижения “политического согласия”, предупреждения или разрешения политических конфликтов, разработка моделей политического поведения различных социальных групп в изменяющихся условиях.

Сегодня возникают новые проблемы и коллизии, в частности, в связи с деятельностью оппозиционных политических сил и отношением к ним президента и правительства. Каковы место этих сил в политической системе, их роль и перспективы, чьи интересы они выражают? Как к ним относятся разные группы населения?

Политический и идеологический плюрализм становится нормой политической жизни, внося в нее много нового и непривычного. С помощью каких средств и методов можно достичь гражданского согласия, исключить насилие в любых его формах в условиях обострившейся борьбы за власть, втягивающей в свою орбиту все новые и новые слои и группы населения?

Разгосударствление собственности, ее приватизация, развитие частного предпринимательства приводят к изменениям не только в социальной структуре общества, но и в его политической организации. Объективно это вызывает дальнейшее усиление политического противостояния разных социальных сил. Понять и исследовать связанные с этим процессы — насущная задача политической социологии.

В структуре политической социологии одним из ее разделов должно быть изучение внешнеполитической деятельности. Это объясняется прежде всего той ролью, которая отводится ей в решении проблем как выживания человечества, так и обновления общества.

Сложившаяся в связи с балканским кризисом 1999 г. ситуация вызвала серьезные изменения в социально-политических представлениях и установках разных групп населения в нашей стране.

В процессе осознания населением реальных внешних и внутренних угроз происходят изменения в общественной психологии и в общественном мнении, что так или иначе влияет на политическое поведение людей, усиливая потенциал протестных движений и общее недовольство.

Социально-политические представления являются основными компонентами массового сознания, по которым можно судить о его состоянии и господствующих в нем тенденциях. Именно в них отражается нормативно-ценностный подход различных групп населения (и населения в целом) к деятельности политических институтов и организаций, всей политической системы, к принципам и нормам ее функционирования. Радикальные изменения в системе политических ценностей, интересов, установок способны вызвать состояние напряженности в политическом сознании, инициировать возникновение “конфликтных потенциалов”. Своевременное их обнаружение средствами социологии имеет не только научную, но и практически-политическую ценность.

В социально-политических представлениях отражается отношение не только к настоящему, но и к прошлому (отсюда во многом и к будущему). В ходе реформ переоценивается опыт прошлого и настоящего, происходит существенное обновление знаний и оценок, идет освобождение массового сознания от разного рода мифов, фальсификаций и полуправды. Все это объективно способствует правильному пониманию не только истории, но и роли России в общецивилизованных процессах, ее вклада в решение насущных проблем современности, ее принципиальных возможностей влиять на мировые процессы в настоящее время.

Реальное воздействие реформ на международную обстановку предполагает постоянный научный анализ происходящих изменений, в том числе и в сфере массового политического сознания. Знать и правильно выражать то, что народ сознает, было и останется важнейшим условием успеха во всех сферах созидания и прежде всего в процессе преодоления затянувшегося системного кризиса. В этом также может и должна сказать свое слово политическая социология.

Систематически осуществляемые по сравнительным методикам социологические исследования в сфере политических отношений создают необходимые предпосылки для своевременного получения социально-политической информации, на базе которой возможно принятие научно обоснованных управленческих решений. На этой же базе возможен и достоверный, многовариантный прогноз развития социально-политических отношений, политического поведения масс, деятельности новых политических структур в тех или иных условиях, определения их вероятных последствий.

С этой целью большую значимость приобретает организация превентивных (опережающих) исследований на основе применения целенаправленных выборок (например, лидеры политических движений, руководители предприятий, работники СМИ и т. п.). Более разнообразными и “гибкими” должны стать и методы сбора первичной информации. Опросные методы, доминирующие сегодня, должны дополниться методами углубленного интервью, бесед, анализа текстов (в том числе литературных произведений), применением тестовых методик и т. д.

Иначе говоря, общие для социологов проблемы качества исследовательской деятельности актуальны и для специалистов в области политической социологии. Тем более на нынешнем этапе ее становления и развития.

Цитируемая литература

1 См. подробнее: Ядов В. А Размышления о предмете социологии // Социс. 1991. № 2. С. 14—15.

2 См.: Руткевич М. Н. О. значении и структуре теоретического уровня социологических исследований // Социс. 1984. № 4. С. 20.

3 См.: Заславская Т. И., Рывкина Р. В. Экономическая социология: исторические предпосылки и объект изучения // Социология и перестройка. М, 1989. С. 19.

4 См.: Политическая социология в России / А. Н. Медушевский // Политическая энциклопедия: В 2 т. Т. 2. М., 1999. С. 211—213.

5 Sociologie politique. Paris, 1967. P. 24.

6 Smelser Neil. Sociology and the Other Social Sciences // Lazarsfeld P. F. etal. The people's choice. N. Y., 1969. P. 12.

7 Ibidem.

8 Bendix R. and Upset S. Political Sociology: An Essay and Bibliography // Current Sociology. Paris: UNESCO, 1957. Vol. VI. N 2. P. 87.

9 Janovitz M. Political sociology // International Encyclopedia. (N. Y.) 1968. Vol. 12. P. 299.

10 Geazer Natban. The Ideological uses of Sociology // The uses of Sociology. N. Y, 1967. P. 75.

11 См.: Вятр Е. Социология политических отношений. М., 1979. С. 21—22.

12 Там же. С. 423.

13 См.: Американская социология. М., 1972. С. 204.

14 Тощенко Ж. Т., Бойков В. Э. Политическая социология: состояние, проблемы, перспективы // Политическая социология: проблемы становления. Информационные материалы. Вып. 1. М., 1990. С. 9.

15 Пугачев В. П., Соловьев A.M. Введение в политологию: Учебник для вузов. М., 1999. С. 32.

16 Merton R. К. Social Theory and Social Structure. 2-nd ed. Glencoe, 1968. P. 39—72.

17 Социология / Г. В. Осипов, Ю. П. Коваленко, Н. И. Щипанов. М, 1990. С. 27.

18 См.: Вятр Е. Социология политических отношений; Бурдье П. Социология политики. М., 1993; Иванов В. Н., Смолянский В. Г. Политическая социология: очерки / Ред. Ж. Т. Тощенко. М., 1993.

19 Социология сегодня. Проблемы и перспективы. М., 1965. С. 91 — 92.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com