Перечень учебников

Учебники онлайн

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

Глава одиннадцатая. СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО

Проблема социального партнерства длительное время не привлекала к себе большого внимания. В советское время работы западных исследователей, содержавшие ее теоретическое обоснование, рассматривались главным образом как попытки “апологетов капитализма” и разного рода соглашателей в рабочем движении девальвировать марксистскую теорию классов и классовой борьбы и заменить ее концепцией сотрудничества труда и капитала. При этом последняя оценивалась как реакционно-утопическая, разрабатываемая по социальному заказу буржуазии.

Как общественный феномен социальное партнерство сравнительно молодо. В качестве эффективного средства регулирования отношений между большими группами и слоями населения, в частности между предпринимателями (работодателями), наемными работниками и государством, оно стало использоваться на Западе лишь в последние десятилетия, в России и того позднее — с начала 90-х годов. Правда, отдельные идеи и положения, связанные с согласием, сотрудничеством и гармонией в обществе, высказывались и значительно раньше как западными, так и отечественными учеными и общественными деятелями. Однако реализовать их на практике не представлялось возможным ввиду неготовности общества к их восприятию и использованию.

1. Труд и капитал: возможно ли партнерство

Термин “социальное партнерство” происходит от латинского socialis — товарищеский, общественный и французского partenaire — компаньон. Он представляет собой неконфронтационный способ регулирования общественных, социально-трудовых отношений между большими группами и слоями населения, в частности между предпринимателями (работодателями), наемными работниками и государством.

Согласно западной концепции, социальное партнерство в идеологическом аспекте призвано способствовать смягчению противоречий между работодателями и наемными работниками на основе равноправного сотрудничества, интегрировать трудящихся в систему рыночных отношений. В политическом аспекте социальное партнерство направлено на одобрение трудящимися политической власти данного общества. В экономическом плане социальное партнерство предполагает материальное и моральное стимулирование заинтересованности наемных работников в росте темпов производства, производительности труда во имя обеспечения условий дальнейшего роста прибыли работодателей, государства, а также повышения жизненного уровня самих трудящихся. Многомерность процесса социального партнерства предполагает оптимизацию отношений между действующими в стране общественными силами.

Чтобы наиболее развитым в экономическом, политическом и социальном отношениях странам прийти к отказу от использования в качестве регулятора совместной деятельности людей отношений жесткого господства и экономического принуждения, потребовалась целая эпоха исторического развития. Во-первых, потому что такого рода отказ и утверждение социальных партнерских отношений невозможны без демократизации всех сторон жизни общества, без господства закона и соблюдения на практике прав человека. Во-вторых, при авторитарных режимах не могут устанавливаться действительно равноправные партнерские отношения в обществе.

В новой и новейшей истории отношения между капиталистом (работодателем) и наемным рабочим в основе своей определялись противоположностью их коренных интересов в условиях и оплате труда, уровне жизни в целом. При этом классовая борьба была не придуманной, а объективно-естественной формой разрешения возникающих между ними противоречий.

Еще каких-нибудь 30—35 лет назад Запад буквально содрогался под ударами мощного забастовочного движения рабочего класса, выдвигавшего перед работодателями и правительствами серьезнейшие социально-экономические требования.

В настоящее время классовая борьба в ее крайних проявлениях на Западе перестала быть эффективным средством разрешения возникающих в обществе противоречий. Во всем мире наблюдается тенденция к снижению забастовочного движения.

Собственно, термин “социальное партнерство” появился в период первой мировой войны. Рождение теории социальных реформ было вызвано обострением противоречий между трудом и капиталом. Она должна была стать противовесом теории классовой борьбы, претендовавшей с середины ХIX в. на роль главного регулятора исторического процесса. Изначально концепция социального партнерства, как наиболее приемлемая форма социального взаимодействия ib индустриальном обществе, опиралась на этику Л. Фейербаха, на концепцию “гармонизации отношений” Л. Блана и П. Прудона, на идеи Ф. Лассаля и др. 3 теоретиков социал-демократического пути развития. Эти идеи были солидарны со взглядами Э. Бернштейна и таких представителей либерального реформизма, как М. Вирт, О. Михаэлис и др. Начиная с 60-х годов XIX в. поиски основы для хотя бы частичного примирения классовых интересов осуществлялись и в среде марксистов. К примеру, Ф. Лассаль включил в 1863 г. в устав Всеобщего германского рабочего союза положение об уничтожении всех существующих в обществе классовых противоречий на основе всеобщего избирательного права.

Ленинскую концепцию НЭПа как программу, рассчитанную на “долгое развитие” российского общества, вполне можно рассматривать в качестве экономической основы эволюции на базе сотрудничества различных социальных слоев. В. И. Ленин, столкнувшись с трудностями социалистического переустройства общества, представлявшего собой нагромождение оставшихся от прежней власти отношений, искал пути к консолидации общества, исходя из необходимости его переустройства на новых, социалистических началах. Базу такой консолидации он видел в первую очередь в преобразованиях в сфере экономики, в развитии современного индустриального производства и сельскохозяйственной кооперации.

Всякий предприниматель, владелец или руководитель предприятия всегда был и остается заинтересованным в том, чтобы на его фабрике или предприятии коллективы работали в условиях социального мира, без конфликтов и забастовок. Еще в прошлом веке работодатель как на Западе, так и в России, часто не имея возможности удовлетворить требования всех рабочих, шел, дабы не снижать массу прибыли, на договоренность и создание некоторых привилегий для части из них. Именно так среди наемных рабочих возник слой, который стал называться “рабочей аристократией”.

В настоящее время цивилизованное достижение успеха в социальной и политической сферах мыслится в контексте продолжения и расширения масштабов партнерства. В основу партнерства в узком смысле закладывается принцип сотрудничества в каких-то отдельных областях производства, сферах деятельности. Идеи партнерства в широком смысле пронизывают всю систему общественных отношений, и главным образом в реализации власти.

Задолго до разработки теории социального партнерства было замечено, что в обыденном сознании людей превалируют принципы компромисса, сотрудничества и партнерства, а не конфронтации.

На смену антагонистическому принципу все больше приходит консенсусный принцип. Он предусматривает не только необходимость понимания и признания обоснованности интересов противоположной стороны, но и ее восприятие в качестве реалии общественного развития, с которой нужно считаться. Консенсус — это не просто уступка, это компромисс на основе приемлемого для большинства сторон развития сотрудничества ради достижения общей цели.

Семантически консенсус означает “согласие”. Необходимо иметь в виду, что культура достижения согласия формируется постепенно. Вначале на основе выработки норм сосуществования несогласных, несогласных в частном, но принципиально согласных в главном. Так, например, стороны могут иметь единую цель, но придерживаться разной тактики ее достижения.

Нередко компромисс ошибочно отождествляется с соглашательством и бесхребетностью. На самом деле политика, как любое серьезное дело, невозможна без компромисса. Задача компромисса не в установлении “гармонии”, а в выработке посредством демократических процедур и диалога взаимоприемлемых для большинства решений. Этому служит политика социального партнерства, стремящаяся вводить существующие и возникающие противоречия и конфликты в русло цивилизованных, гуманных и справедливых отношений.

На протяжении семи десятилетий универсальный принцип “единства человеческого рода” перечеркивался традиционной социалистической концепцией антагонистических классовых интересов, а отношения социальных групп рассматривались с позиций классовой борьбы. Считалось, в частности, что выигрыш одного класса автоматически вел к проигрышу другого.

Консенсусный принцип не предусматривает отказа от борьбы или от кардинальной смены собственных взглядов и позиций. Он объективно обусловливает признание необходимости существования и наличия другой стороны, законности ее интересов, взглядов, позиций и целей. Такое понимание консенсуса предполагает, что каждая из беспокоящихся о собственных интересах сторон должна помнить о существовании и правомерности интересов противоположной стороны. Без этого трудно достичь согласия и взаимопонимания в разрешении проблем взаимодействующих сторон. Вот почему консенсус — это компромисс, предполагающий необходимость поступиться частью собственных интересов и предпочтений в пользу другой стороны ради достижения общего согласия и мира в коллективе, регионе, обществе в целом.

На важность консенсусного подхода к решению острых социальных проблем указывали многие ученые и политические мыслители еще во второй половине XIX в. Так, Ч. Дарвин, К. Кесслер, П. Кропоткин связывали развитие общества не столько с борьбой, сколько со взаимопомощью. По их мнению, человек и человечество смогли выжить и развиваться благодаря взаимопониманию, согласию и взаимной поддержке, а не потому, что “зубами и когтями” вырывали последний кусок у своего ближнего. “Закон взаимной помощи имеет гораздо большее значение, чем закон взаимной борьбы”1. Иными словами, взаимопомощь обеспечила выживание и развитие не только человека, но и общества в целом.

Ценность консенсусного принципа, в том числе и в системе социального партнерства, в том и состоит, что он предполагает разрешение социальных и политических конфликтов путем согласия, компромисса и взаимопомощи. Такая возможность существенно расширилась благодаря достижениям научно-технической революции. Консенсусный принцип открыл новые позитивные возможности для реализации социальных партнерских отношений в Западной Европе, Америке и Японии.

Многомерность процесса социального партнерства предполагает оптимизацию отношений между действующими в обществе силами. Механизм консенсуса в рамках этого общественно-политического явления следует рассматривать как универсальный демократический путь. При этом, как предполагает Дж. Сартори, возможно выделение основного консенсуса, или консенсуса по основополагающим моментам, который является стимулирующим, хотя и необязательным, условием демократии2. Это консенсус, который демократия может приобрести в качестве целевого результата. Напротив, процедурный консенсус, и прежде всего консенсус в отношении правил разрешения конфликтов, является необходимым условием, фактической предпосылкой демократии. Этот консенсус — начало консенсуса социального, начало демократии, начало социального партнерства.

Сохранение “социального консенсуса” и разрешение конфликтных ситуаций путем согласований и соглашений служат необходимыми предпосылками социального партнерства.

В последнее десятилетие социальное партнерство нередко приобретает форму “конфронтирующего партнерства”. Это связано с тем, что вызванный научно-технической революцией процесс модернизации, как правило, сопровождается кризисами, затрагивающими экономику, финансы и духовную сферу. На этом витке развития происходит обострение социальных противоречий, наблюдается усиление политической конфронтации и социальной активности различных социальных слоев общества. Концепция социального партнерства должна учитывать эти изменения.

Ряд политологов предполагают даже “переориентировать” эту концепцию на активную часть общества. Так, французский политолог Р. Дарендорф предлагает дополнить партнерство признанием активности масс в качестве конструктивной силы, обеспечивающей “обновление”, “оживление”, “модернизацию” общества. Именно конфликт, по Дарендорфу, составляет творческое ядро общественной жизни. Каждый социальный конфликт есть вызов, требующий рационального регулирования во всех сферах общественной жизни и установления контроля над общественными явлениями. Однако как основатели идеи партнерства, так и ее нынешние исследователи отрицают классовый характер социальной конфликтности. В настоящее время, считает Р. Дарендорф, остались только следы классовых противоречий3.

2. Модели социального партнерства

Социальное партнерство обусловлено взаимоотношениями партнеров в процессе преодоления возникающих противоречий и конфликтов в сфере труда и производства, экономических, социальных, политических интересов сторон. Особую значимость и ценность социальное партнерство приобретает как эффективный механизм достижения согласованного взаимодействия между классами, группами, слоями общества и властными структурами. Чаще всего эти взаимоотношения носят политический характер.

Различные модели социального партнерства интересуют общественную мысль России в настоящее время, в переходный период, больше, чем когда бы то ни было, как в теоретическом, так и в практическом плане. Наше социальное мышление слишком долго было сковано штампами и догмами, не допускавшими других представлений возможного общественного развития с благоприятными условиями для человека, высоким уровнем и качеством жизни, правовой и социальной защищенностью — этими важными слагаемыми социального партнерства.

Социальное партнерство — этот многоплановый общественный феномен — связано не только с многовариантностью форм общественного устройства, но и с определенными этапами развития, в частности рабочего движения, его зрелостью. Эти процессы отражают не только реакцию господствующих классов на “социальный вызов” масс, но и новые закономерности в развитии современной цивилизации.

Современное социальное партнерство — это:

— новый тип мышления, социальной психологии, в центре которых стоит человек, общечеловеческие ценности;

— реально складывающаяся и сложившаяся система отношений между классами, социальными группами и слоями, в которой приоритет принадлежит общенациональному согласию, недопущению того, чтобы разные социальные группы общества истощали себя во взаимной борьбе;

— способ, форма общежития людей, позволяющие разрешать возникшие между людьми противоречия, реализовывать и отстаивать их специфические интересы не на путях разрушающего противостояния, а при помощи созидательного консенсуса, взаимного учета интересов, поиска и нахождения цивилизованных методов их реализации;

— важнейшее направление социальной политики государства;

— совокупность органов, организаций, создаваемых из представителей работников наемного труда, работодателей и государства для регулирования социально-трудовых отношений.

Социальное партнерство — это взаимообусловленность, взаимоувязка интересов различных групп социально разделенного общества в целях достижения политической стабильности. Как общественное явление социальное партнерство тесно связано с осуществлением власти.

В этой связи в современных условиях возникла необходимость в корне пересмотреть саму философию власти, перейти от власти как гегемонии к власти как партнерству. Речь идет о сотрудничестве людей, имеющих разные интересы и строящих свои отношения на принципах взаимности на межличностном, межгрупповом, межгосударственном уровнях. В этом случае для всех партнеров расширяется поле взаимного хозяйствования, усиливается совместная власть над обстоятельствами.

Социальное партнерство в современном варианте начало свое становление в Западной Европе во второй половине 60-х годов нынешнего столетия, когда западноевропейские страны поразил тяжелый экономический кризис, который затронул не только мелкие и средние предприятия, но и крупные концерны. Кризис проявился в росте цен, остро поставил проблему безработицы. Начали широко применяться сокращенная рабочая неделя, вводиться так называемые праздничные смены. Резко снизилась в связи с этим заработная плата. Сократились государственные расходы на социальные нужды. Борьба трудящихся в защиту своих интересов обострилась, вызывая тревогу крупного капитала и объективную необходимость менять стратегию и тактику сотрудничества.

Современная идея социального партнерства на Западе совпадает по своему содержанию с идеей классового сотрудничества и воплощает мысль о возможном бесконфликтном развитии отношений между трудом и капиталом. Социальное партнерство — не только идеологическая доктрина, но и определенная политика современного капитала. Эта политика проводится на различных уровнях: во взаимоотношениях между работодателем и отдельными трудящимися, между предпринимательскими и профсоюзными организациями на микроуровне, политическими партиями, профсоюзами и государством, предпринимательскими и профессиональными союзами и правительством на макроуровне.

Действенная, эффективная политика социального партнерства, на каком бы уровне она ни проводилась, не означает, однако, стремления работодателя к разделению своих функций и прерогатив с трудящимися, но объективно ведет к приобщению работополучателей через своих представителей, главным образом через профсоюзы, к руководству экономикой и государством в целом.

Эволюция социального партнерства в последнее десятилетие демонстрируется в процессе приспособления данной доктрины к новым условиям развития общества с рыночной экономикой от социальных партнерских отношений через “классовый” и “социальный” мир, “активное” и “солидарное” общество к “конфронтирующему партнерству”. Характерно стремление усовершенствовать идеологию и политику социального партнерства, дополнив ее новыми теориями и доктринами, делающими упор на изменение социально-классовой структуры, повышение политической активности трудящихся, формирование нового мировоззрения и осознание личности в рамках рыночных отношений. Примером этому может служить концепция “активного общества” Р. Дарендорфа.

Теория “активного общества” выступает актуализацией современных идей социального партнерства, гармонии интересов труда и капитала. Метод политических реформ в этой теории является главным. Он дополняется “активизацией” масс с целью “обновления”, “оживления”, “модернизации” общественной системы путем реформистской деятельности. Отказ от классовой борьбы в пользу социального партнерства, “классового мира” служит одним из главных условий решения социальных проблем. По замыслу создателей, концепция “активного общества” должна создать решающее влияние на сознание масс, заставить их путем “социальной активности” на практике осуществлять политику социального партнерства.

Идеологи новых теорий социального партнерства не отрицают факта острых социальных конфликтов. По мнению Р. Дарендорфа, социальная жизнь в целом есть конфликт, поскольку она связана с эволюцией4. Именно конфликт, по Дарендорфу, составляет творческое ядро общественной жизни. Каждый социальный конфликт есть вызов, требующий рационального регулирования во всех сферах общественной жизни и установления контроля над общественными явлениями.

Одновременно с этим идеологи новых доктрин считают, что наступила “новая эра” развития общества, которая характеризуется тем, что социальные конфликты предшествующего, “индустриального общества” якобы утрачивают свою остроту, и общество становится стабильным и устойчивым. Так, Р. Дарендорф считает, что классовый конфликт ранее доминировал на политической сцене. Он был движущей силой развития. В настоящее время, по его мнению, остались только следы этого конфликта, но в целом движущая сила конфликта, кажется, исчерпана. Движущей силой становится проявление политики индустриального мира, обусловленной социально-демократическим единством.

Утверждение о том, что в современном обществе реже возникают конфликты, исчезают антагонизмы, уравниваются социально-экономические интересы труда и капитала, является еще одним отличительным моментом концепции “активного общества”. По Дарендорфу, сегодня, как никогда, происходит активное растворение границ, определяющих принадлежность индивида к тому или иному классу. Эта принадлежность якобы исчезает.

Таким образом, концепция “активного общества” представляет собой модернизированный вариант концепции “социального партнерства”, создающий мнение о возможности решения социально-политических конфликтов не революционным путем, а исключительно путем реформирования.

На мирное урегулирование социальных конфликтов направлена и концепция “солидарного общества”. Она получила распространение в 70-е годы и заменила собой на некоторое время понятие “социальное партнерство”. К примеру, в общей политико-экономической программе СДПГ на 1976—1985 гг. содержалось требование социального мира, что подразумевало разрешение социальных конфликтов на основе солидарности как основном принципе западногерманского общества, в котором нет антагонистических противоречий между трудом и капиталом.

Подобные взгляды нашли отражение и в теории так называемого “конфронтирующего партнерства”. Такое партнерство, по мнению некоторых западных политологов, не теряет из виду общее, не избегает конфликтов, но стремится к сбалансированию интересов и превращает общественную интеграцию в свободный строй с рыночным хозяйством.

Идеология и политика социального партнерства в различных современных модификациях ставит в первую очередь задачи ослабления противоречий между трудом и капиталом, согласовывая интересы наемных работников и предпринимателей, добиваясь на этой основе достижения социального мира и политической стабильности в обществе.

В 80-е годы технический прогресс, приведший к переменам в структуре рабочего класса, изменил его положение на производстве, покончил с отчуждением, создал социальную симметрию. С этим вряд ли можно согласиться и в наше время. Безусловно, НТП привел к определенному культурному прогрессу, сделав рабочий класс более образованным, изменил его положение в обществе. В результате выпуска мелких акций и инвестиционных бумаг произошло некоторое распыление собственности, сделав некоторую часть рабочих в определенной мере “партнером” предпринимателей. В целом это не привело к интеграции рабочего класса в индустриальное общество настолько, чтобы можно было говорить о снятии острых противоречий между трудом и капиталом и о бесконфликтном в этом плане обществе. Безусловно, в пропаганде “справедливости”, “гуманности”, “демократизма” социального партнерства все участники партнерских отношений стремятся добиться укрепления своих властных полномочий, бесперебойного, бесконфликтного, политически стабильного функционирования общественной системы.

В определенной мере к партнерству социальному можно отнести партнерство политическое, имея в виду, что многие политические институты относятся к социальным структурам (политические партии, профсоюзы, депутатские объединения и т. д.).

Партнерство политическое — это вид отношений между политическими институтами, общественными организациями и движениями, их лидерами. Цель такого партнерства состоит в учете, согласовании и реализации интересов различных субъектов политики. В качестве партнеров могут выступать однородные участники политической жизни (например, партии, движения, группы интересов и их лидеры) и разнородные (государство и политические организации; государство и группы давления; блоки, союзы, коалиции и др.).

Содержание, формы и методы политического партнерства зависят от национальной специфики, характера политической обстановки, политических отношений в обществе, политических традиций, интересов партнеров, их готовности участвовать в диалоге, идти на компромиссы по вопросам, представляющим общий интерес. Политическое партнерство строится на следующих основных принципах: а) равноправие сторон; б) добровольность принятия обязательств; в) ответственность за исполнение обязательств; г) соблюдение норм законодательства; д) свобода обсуждения проблем, представляющих взаимный интерес; е) уважение позиций, точек зрения партнеров и др.

Среди многообразных форм политического партнерства наиболее распространенными являются переговоры, консультации, “круглые столы”, соглашения, деятельность экспертных групп по разработке законопроектов, других политических решений и проч. Как правило, политическое партнерство основывается на договоре сторон. Договор определяет согласованные позиции по основным вопросам политической жизни и совместные действия участников по его исполнению; содержит обязательства сторон, процедуры разрешения разногласий, ответственность партнеров, механизм реализации. Характер партнерских взаимоотношений определяют потребности, интересы и цели сторон. В зависимости от этого политическое партнерство может быть направлено либо на прогрессивное, либо на деструктивное развитие политических процессов. Поэтому принципиально важным является соблюдение партнерами правовых норм, строгое следование закону в своей деятельности. Таким образом, политическое партнерство требует прагматизма в мышлении и действиях. Это становится возможным при использовании таких, в частности, методов партнерства, как диалог (полилог), консенсус. Консенсусное согласие предполагает поиск взаимоприемлемого решения спорных вопросов путем учета преференций от первой до последней.

Степень результативности политического партнерства во многом зависит от заинтересованности сторон в сотрудничестве, взаимодействии и кооперации усилий, в их способности и стремлении идти на определенные уступки, компромиссы. Эффективное политическое партнерство требует обстановки гласности, строгого соблюдения прав и свобод. Это возлагает серьезную ответственность на законодательные, исполнительные, судебные органы власти.

Особую роль в политическом партнерстве играют политические лидеры. От уровня их компетенции, зрелости, ответственности, умения вести конструктивный диалог, ставить общественные, государственные интересы выше собственных политических пристрастий во многом зависит направленность политического партнерства. Партнерами в политической сфере выступают также национальные государства как суверенные субъекты международного права, ООН и ее специализированные организации и учреждения (ЮНЕСКО, ЮНЕП, ЮНИДО, МАГАТЭ, ВТО, МОТ, ВОЗ, MOM и др.). Политическое партнерство между ними осуществляется на временной или постоянной основе. Цель такого партнерства состоит в поддержании мира, стабильности, в развитии международного сотрудничества, всей системы международных отношений.

Во многих странах идеология и политика социального партнерства получила юридическое закрепление главным образом через нормы трудового права. Произошла институционализация социального партнерства как на национальном, так и на региональном и международном уровнях.

С точки зрения развития теории социального партнерства интересен анализ одного из вариантов управления и контроля за общественными процессами, именуемого “фордизмом”. Массовое производство для массового потребления — таков коротко лозунг крупнейшего американского предпринимателя, давшего название одной из наиболее распространенных на Западе социальных концепций. Фордизм предполагает наличие трех основ политической и экономической власти в обществе: организованной рабочей силы в форме профессиональных союзов, организованного капитала в форме предпринимательских ассоциаций и государства, приверженного курсу на “всеобщее благосостояние”. Следующими элементами единого организма служат социальные регуляторы, такие, как программы помощи малоимущим, система коллективных трудовых соглашений, пенсионное обеспечение, медицинское обслуживание, подготовка кадров.

Если в плане политическом фордизм означает компромисс между главными социальными силами, то в экономическом он базируется на тесной взаимосвязи увеличения производительности труда и роста заработной платы. Будучи смесью идей социал-демократии и кейнсианства, фордизм породил в массовом масштабе веру в реальность всеобщего благосостояния, неограниченные возможности экономического роста и социальный эгалитаризм. Однако фордизм, по мнению специалистов, не способствовал ни преодолению кризиса концепции “государства всеобщего благосостояния”, ни эффективному экспорту этой идеи в другие страны.

В контексте теоретических аспектов социального” партнерства правомерно кратко рассмотреть концепцию корпоративизма. Под ней понимается совокупность принципов организации общества на основе оптимального сочетания интересов крупнейших социальных сил: политической элиты, армии, церкви, деловых кругов, профсоюзов, групп интересов, молодежных, женских организаций и др.

Корпоративизм — это составляющая социально-политического процесса. Он предполагает тесное координирование в рамках соответствующих институтов усилий официальных органов власти с ведущими силами, имеющими конституированные социальные интересы. Устранение корпоративной структуры в принятии решений ведет, следовательно, к непосредственному вмешательству государства в автономные от него сферы жизни.

Корпоративизм в западной политологии рассматривается как система посредничества в установлении баланса интересов в обществе, включая как горизонтальные, так и вертикальные механизмы. Можно с полным основанием сказать, что российское социальное партнерство имеет с корпоративизмом в данной интерпретации не только чисто внешнее, но и принципиальное сходство. Во-первых, как корпоративизм, так и социальное партнерство предполагают взаимодействие групп интересов при координирующей роли государства. Во-вторых, обе концепции предполагают деятельность институтов, обеспечивающих баланс интересов в обществе в целях социальной и политической стабильности.

Если говорить о принципиальных различиях, то они заключаются не в концепциях, а в условиях, в которых идет становление социального партнерства. Демократические преобразования за рубежом сопровождались не катастрофическим падением роли государства и повышением автономии различных регионов единого социального пространства, а сохранением надлежащего уровня централизованного государственного воздействия на ключевые сферы Экономики и политики. Практика восточноевропейских стран и России, переживающих период социально-экономического и политического реформирования, показывает, что политическая стабильность впрямую зависит от способности государства координировать, регулировать сложнейшие процессы общественного развития.

Если говорить о России, то утрата государственными институтами своей дееспособности по всем направлениям констатируется как исследователями, так и практиками. Моделируя возможное развитие событий, отечественные и западные политологи сводят его к дилемме: либо страна будет ввергнута в пучину гражданской войны, либо сработает механизм общественного согласия, общественного консенсуса.

Анализ международного опыта показывает, что состояние социального партнерства соответствует уровню развития всех сфер общественной жизни.

В сфере экономики такой основой служат:

— многообразие форм собственности при доминирующей роли, незыблемости и неприкосновенности частной собственности;

— современное состояние производительных сил, базирующихся на передовой технологии;

— насыщение рынка товарами и услугами;

— участие наемных работников в делах фирмы, в распределении доходов через акции и другие ценные бумаги.

Партнерские отношения в обществе возможны лишь при условии социальной ориентации рыночной экономики, когда “бал правит” не жажда прибыли любой ценой, а удовлетворение потребностей общества, обеспечение высокого уровня благосостояния его членов. Другими словами, должен быть достигнут такой

уровень жизни, при котором большинству людей было бы что терять в случае резкого обострения социально-политической ситуации, угрозы социального взрыва.

В социальной сфере базой партнерских отношении служит такое состояние общества, которое принято называть гражданским. При таком состоянии человек, его благополучие, социальный комфорт являются главными критериями общественного развития. Государство не стоит над обществом, а служит ему. При всей внешней размытости структуры классы, социальные слои (страты), группы достаточно четко определяют свои интересы, место и роль в системе общественного производства, в размере доходов, управлении общественными делами.

Создан и эффективно действует правовой механизм, регулирующий социальные, и в первую очередь социально-трудовые, отношения. Взаимодействие в звене “работодатель — работополучатель” осуществляется чаще всего напрямую, минуя государственные органы. Государственное (судебное, административное) регулирование включается лишь в случаях, когда стороны оказываются неспособными решить возникшие проблемы своих отношений.

Политическую основу социального партнерства представляют развитые формы демократии. Диктаторские или авторитарные режимы по определению не могут обеспечивать партнерских отношений.

При демократических формах правления декларируются и гарантируются основные права и свободы личности в соответствии с международными нормами. Государство носит правовой характер, четко и строго, определены сферы его компетенции, характер воздействия на жизнь общества, личности. Оно призвано устанавливать “правила игры” для партнеров, контролировать их выполнение.

Система социального партнерства предполагает общественно-политическое самоопределение классов, групп и слоев, свободу создания и деятельности организаций (политических партий, движений, профсоюзов и т. д.), выражающих или представляющих их интересы. При этом в структуре отношений партнерства политический аспект хотя и присутствует, но приоритетным все же остается аспект социальный.

Духовный, социально-психологический аспект отношений партнерства состоит в том, что в массовом сознании, психологии общества доминирующую роль занимает образ не “классового врага”, а заботливого хозяина, вникающего в нужды своих работников, оказывающего им помощь. В повседневной жизни, через средства массовой информации активно проводится мысль о том, что личное благополучие каждого зависит от успеха фирмы. Создана система, стимулирующая сотрудников к такому участию в делах, которое вело бы к процветанию организации.

Не последнюю роль в развитии партнерства непосредственно на уровне предприятия, фирмы, организации играет система человеческих отношений, ее гуманизация.

Совокупное действие указанных факторов социального партнерства придает обществу в развитых странах качественно новое состояние, характеризуемое прежде всего социальной устойчивостью, общественно-политической стабильностью. Партнерские отношения не избавляют общество от острых и сложнейших проблем, но являются одним из путей их разрешения.

Переход от социально-политического противостояния к партнерству должен рассматриваться с двух позиций. С одной стороны, это одна из стратегических целей осуществляемых в России реформ, их важнейший конечный результат. С другой стороны, формирование, утверждение партнерских отношений представляется как необходимое условие успешного осуществления реформ.

Теория социального партнерства тесно связана с теорией самодвижения современных обществ. Концентрация внимания на переломных этапах общественного развития дает возможность отталкиваться от двух взаимосвязанных принципов необходимости регулирования общественного развития. Во-первых, экономические, политические и социальные процессы на нынешнем этапе невозможны без соответствующего контроля со стороны государственных институтов. Во-вторых, позитивные для гражданского общества процессы неосуществимы без “аккумуляции” социальных структур, способных обеспечить создание “государства всеобщего благоденствия”.

Во многих странах идеология и политика социального партнерства получила юридическое закрепление главным образом через нормы трудового права. Как социальное явление социальное партнерство возникло во второй половине XIX в., когда в результате развития индустриализации произошел рост армии наемных работников, обострились классовые противоречия в буржуазном обществе. В этот период в ряде стран мира возникают политические партии, рабочие клубы, группы интересов (давления), профессиональные и депутатские объединения. Наряду с радикальнейшими течениями в Европе (типа партии большевиков в России), которые в начале XX в. призывали к революционной смене буржуазного строя, формируются и партии мира, разделяющие позицию, изложенную в энциклике Папы Римского Льва XIII “Рерум Новарум” (1891). В ней понтифик призвал рабочих не применять насилия, не стремиться к свержению существующего социального порядка и политических режимов, а направлять энергию в сторону социального партнерства, обеспечивающего эволюционное, а не революционное развитие общества.

Серьезное влияние на активизацию разработок теории и практики социального партнерства на Западе оказали победа Великой Октябрьской революции и строительство социализма в СССР. Чтобы исключить возможность повторения того, что произошло в России, Запад вынужден был менять стратегию и тактику отношений между трудом и капиталом, вырабатывать согласованную, взаимоприемлемую линию поведения государства, предпринимателей и представителей наемных работников. Для разрешения возникающих противоречий пришлось создавать специальные организации как в самих промышленно развитых странах, так и на международной арене. Ими стали профессиональные союзы, объединения работодателей, их организации. Одной из таких организаций стала активно функционирующая с 1919 г. Международная организация труда (МОТ).

Однако международные организации, как бы ни была эффективна их деятельность, все же являются внешним фактором, влияние которого всегда ограничено. Главным фактором возникновения отношений социального партнерства в стране является внутренний, отражающий реальные изменения, происходящие в первую очередь в сфере производства.

Мощный толчок к становлению социального партнерства дала научно-техническая революция. С одной стороны, в результате НТР общество получило новые возможности для удовлетворения жизненных потребностей различных слоев населения. С другой — в условиях исключительно высоких требований, предъявляемых НТР к качеству рабочей силы, большую важность приобрела социально-психологическая составляющая отношений между участниками производственного процесса, необходимость гуманизации этих отношений.

Растущие масштабы внедрения в производство и обслуживание результатов научно-технической революции существенно повышали спрос на высококвалифицированный труд. Подготовка же и рациональное использование высококвалифицированных кадров потребовали и принципиально иных отношений между работодателями и наемными работниками, складывающихся в процессе их взаимодействия. Этими отношениями призваны были стать социальное партнерство и сотрудничество, дающие заметные экономические и социально-психологические выигрыши и тем, и другим, а в конечном счете и всему обществу.

Именно в силу названных причин взаимодействие между разными элементами социальной структуры (классы, социальные группы, слои) в развитых странах строится сегодня все в большей мере на основе социального партнерства, а не конфронтационного противостояния. Практика индустриально развитых стран показала, что система социального партнерства и его механизмы в современных условиях дают возможность решать спорные вопросы не путем забастовок или выступлений на баррикадах, а за столом переговоров, путем взаимного согласия, уравновешивания интересов разных социальных групп населения вместо их противопоставления. Партнерство различных социально-политических сил предусматривает разумный компромисс вместо конфронтации, ведущей к безысходности, согласие вместо односторонних действий, терпимость вместо радикализма, эволюцию вместо революции. Оно играет стабилизирующую роль, способствует социальной устойчивости, экономической и политической стабильности.

Достижением сегодняшнего дня является осознание того факта, что в широком понимании именно партнерство как баланс интересов, достигаемый сторонами социального взаимодействия на основе компромисса, является наиболее действенным условием для достижения в обществе социальной и политической стабильности, экономического благополучия.

3. Социальное партнерство в России

Модели социального партнерства, активными сторонниками которого являются Австрия, Германия, Швейцария, скандинавские страны, правительства, профсоюзы и предприниматели (работодатели), несут на себе отпечаток национальной специфики, соответствуют политическим и экономическим условиям различных государств, отражают их исторические, культурные традиции. В России, в условиях выбора пути развития, поиска ответа на вопросы о власти, собственности переход от социальной и политической конфронтации и противостояния к социальному партнерству — это одна из стратегических целей проводимых реформ, их важнейший результат. В то же время — это необходимое условие успешного осуществления самих реформ.

Россия только начала свой путь к рынку, который оказался для нее крайне противоречивым и мучительным. Тяжелое наследие прошлого, масштабность и сложность проводимых реформ, допущенные на начальном этапе крупные ошибки стали причинами глубочайшего кризиса, охватившего все сферы российского общества. Преодоление этого кризиса с настоятельной необходимостью ставит вопрос о формировании общенационального согласия, установлении партнерских отношений между различными общественными силами. Этой нарождающейся тенденции, выступающей пока как историческая необходимость, предстоит преодолеть социальное, политическое противостояние. Оно носит объективный характер. Россия в очередной раз находится на крутом историческом переломе. Вновь в повестку дня поставлены вопросы о выборе пути развития, о власти, о собственности. История учит, что всякий раз, когда эти вопросы вставали перед обществом, оно оказывалось расколотым. Ожидание, что раскол будет легко преодолен, а на смену ему придет согласие и партнерство, как показали события, не оправдалось.

Сложившаяся ситуация побуждает государственные и общественные структуры, политиков и ученых искать пути и способы преодоления кризисных явлений, добиваться присущими им формами и методами интеграции и политической стабилизации российского общества через установление паритетных, партнерских отношений.

Партнерским отношениям в социально-политической жизни общества предшествует формирование субъектов партнерства через лигитимно складывающуюся многопартийность, взаимодействие организаций и формирование внутри объединений, ассоциаций, блоков, коалиций различных общественных, предпринимательских структур с их многообразными интересами и взглядами, концепциями и программами, установками и позициями.

Между тем деятельность субъектов партнерских отношений, несмотря на декларируемые терпимость к чужому мнению и уважение иной гражданской позиции во взаимоотношениях друг с другом, во многом; затруднена остротой возникающих разногласий. Само существование больших групп населения с разными интересами в обществе и на производстве уже предполагает определенные противоречия между ними. Зачастую эти противоречия вызываются полярными подходами к решению насущных проблем, конфронтационными заявлениями лидеров и диаметрально противоположными акциями общественных объединений. Нередко верх берут политические амбиции, неумение и нежелание понять другую точку зрения. Во многом это происходит из-за отсутствия навыков политического диалога, политической культуры. Все это сдерживает эффективное формирование деловых партнерских отношений, препятствует достижению согласованных совместных действий, обусловливает усиление конфронтации, не способствует стабилизации обстановки в стране. В сегодняшней сложной российской ситуации требуется добрая воля, конструктивные встречные усилия всех социальных партнеров в. обществе, их энергичные действия, направленные на решение жизненно важных проблем, затрагивающих интересы больших групп населения.

Процесс создания механизма социального партнерства в России связывается с началом экономических реформ. В конце 1991 — начале 1992 гг. прошли первые консультации представителей новых, еще только нарождавшихся профсоюзных объединений (Федерации независимых профсоюзов России, Соцпрофа и др.), объединений работодателей (Российского союза промышленников и предпринимателей, Конгресса российских деловых кругов и др.), правительства Российской Федерации по вопросу выработки в условиях начинающихся реформ механизма регулирования социально-трудовых отношений как одного из основных направлений социального партнерства. В ноябре 1991 г. был издан Указ Президента Российской Федерации “О социальном партнерстве и разрешении трудовых споров (конфликтов)”. В соответствии с Указом, а также Постановлением Правительства РФ в 1992 г. начала работу Российская трехсторонняя комиссия (РТК) по регулированию социально-трудовых отношений, призванная, по замыслу ее создателей, воплощать в жизнь идею социального партнерства.

Сложность становления механизмов социального партнерства определяется в России утратой государственными органами способности эффективно координировать процессы общественного развития, дезорганизацией и разобщенностью других субъектов социального партнерства — профсоюзов и предпринимателей (работодателей), глубокой поляризацией российского общества, отсутствием в стране теоретической и социально-психологической подготовленности к восприятию социального партнерства как общественно-экономического феномена.

Партнерство в нашей стране предполагает взаимодействие групп интересов при координирующей роли государства. Наконец, мы постоянно расширяем систему институтов, призванных обеспечить баланс интересов в обществе. Среди них, например, Общественная палата. Конституционное совещание и т. д.

Если говорить о принципиальных различиях, то они заключаются не в концепциях, не в формах и методах, а в условиях, в которых идет становление социального партнерства. Демократические преобразования за рубежом сопровождались не катастрофическим падением роли государства и повышением автономии различных регионов единого социального пространства, а сохранением надлежащего уровня централизованного государственного воздействия на ключевые сферы экономики и политики. Практика восточноевропейских стран и России, переживающих этап социально-экономического и политического реформирования, показывает, что уровень развития партнерских отношений различных социально-экономических и общественно-политических структур непосредственно зависит от способности государства координировать и регулировать важнейшие процессы общественной жизни.

Цитируемая литература

1 Кропоткин П. А. Хлеб и воля. Современная наука и анархия. М., 1990. С. 11.

2 См.: Сартори Дж. Управляемая демократия и управляющая демократия // Мир политики. М., 1992. С. 125.

3 См.: Дарендорф Р. Конфликт и сотрудничество // Политология вчера и сегодня. Вып. 2. М, 1990. С. 143.

4 См. там же. С. 133—138, 142—146.

Содержание Дальше
 
© uchebnik-online.com