Перечень учебников

Учебники онлайн

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

Глава двенадцатая. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ

В условиях интенсивно протекающих общественных трансформаций (реформ) от стабильности политической системы (политической стабильности) зависит эффективность намеченных изменений во всех других сферах общественной жизнедеятельности. В этой связи приобретают особую актуальность, с одной стороны, разработка теоретико-методологического инструментария оценки реального состояния политической системы с точки зрения ее стабильности и, с другой стороны, решение научно-практических задач, связанных с функционированием политической системы (в первую очередь политического режима), ее основных элементов, характером их взаимодействия с различными социальными группами и институтами, а также выявление детерминирующих политическую стабильность факторов.

1. Сущность и показатели политической стабильности

Несмотря на довольно частое употребление понятий “стабильность”, “политическая стабильность”, в научных трудах и публицистике их однозначного толкования пока не сложилось. Более того, до сих пор в отечественной социологической литературе проблема политической стабильности почти не разрабатывалась. Она не нашла отражения и в ряде специализированных и энциклопедических словарей и лишь представлена в работе “Политология. Энциклопедический словарь”. В отмечаемой работе она раскрывается так: “Политическая стабильность — система связей между различными политическими субъектами, для которой характерны определенная целостность и способность эффективно реализовывать возложенные на нее функции (функциональность)”1. Отмечая плодотворность постановки самой проблемы и ее трактовки, целесообразно обратить внимание на следующее. В предложенной трактовке политической стабильности не учтена свойственная ей динамичность, отсутствуют указания на условия и факторы как объективного, так и субъективного характера, от которых стабильность зависит. На наш взгляд, есть необходимость рассмотреть более обстоятельно содержание и структуру этого понятия.

В общетеоретическом плане близкими к понятию “стабильность” выступают такие категории, как “неизменность” и “устойчивость”. Они характеризуют некоторые специфические процессы, происходящие в различных сферах общественной жизнедеятельности. Так, неизменность подразумевает процесс, в котором в пределах определенных временных и пространственных интервалов состояние рассматриваемых объектов остается в основном одним и тем же. Устойчивость определяет процессы с точки зрения их способности удерживать изменения (колебания) в заданных (заранее известных) границах, в определенных параметрах, а также свидетельствует о способности системы восстанавливать нарушенное равновесие.

Устойчивость сама по себе не содержит указания на то или иное качество процесса или состояния. Устойчивым может быть и разрушительный процесс, и созидательный. Устойчивость не означает обязательно неизменность, хотя и может включать ее как частный случай. Чаще устойчивость означает постоянство и предсказуемость изменений. И это сближает данную категорию с понятием “стабильность”. Но было бы неверным отождествлять эти категории.

“Стабильность” — категория более сложная, она включает комплексную оценку характера взаимодействия (и возможных последствий) совокупности взаимосвязанных и взаимовлияющих элементов. В оценке стабильности политической системы важно сопоставить функционирование системы с ее реальными возможностями, формирующими “регулирующий” и “саморегулирующий” потенциал последней. Существует несколько различных видов возможностей системы:

— экстракционная (извлекающая) возможность, т. е. извлечение (мобилизация) материальных и людских ресурсов (финансы, поддержка, привлечение талантов и т. д.);

— контролирующая, т. е. удержание под контролем поведения и деятельности различных социальных групп и институтов;

— дистрибутивная (распределительная) возможность, т. е. размещение и распределение имеющихся в обществе ресурсов в соответствии с действительными потребностями;

— реагирующая возможность, т. е. своевременный учет многообразных требований (вызовов), идущих от общества в целом или от отдельных групп;

— коммуникационная возможность, т. е., используя популярные в обществе идеи, лозунги, символы, способность повышать эффективность взаимодействия всех элементов системы.

Обладающая значительными (масштабными) возможностями система может не только сохранить стабильность, но и стимулировать необходимые перемены. Равновесие между стабильностью и переменами и является одним из важнейших показателей эффективности политической системы2.

Категорию “стабильность” правомерно применять для характеристики достаточно сложных систем, которые сохраняют свою идентификацию и функционируют в условиях относительной нестабильности. Стабильность всегда связана с внутренней логикой развития системы, с ее структурой и порядком взаимодействия ее составных частей, с параметрами и вектором их совместного движения и контролируемых изменений. Последние происходят в соответствии с природой (закономерностями) той или иной конкретной системы, т. е. носят “естественный” для нее характер. При этом внешние возмущения и воздействия не способны ее существенно изменить.

Таким образом, можно сделать вывод, что “стабильность” как понятие может характеризовать лишь те процессы и явления, которым присущи изменения, причинно-следственные закономерности как линейного, так и вероятностного свойства. Это относится и к политической стабильности. Политическая система, которая в процессе своего функционирования нарушает рамки идентичности, т. е. вступает в противоречие с собственной природой, теряет стабильность.

Показателем дестабилизации являются такие результаты функционирования политической системы, которые не ожидались и неприемлемы (нежелательны). Оценки стабильности (нестабильности) зависят как от наличия соответствующей информации, так и от мировоззренческих и политических позиций участников политических процессов, субъектов политической жизни и деятельности. Поэтому особую важность приобретает разработка специальных процедур (показателей), позволяющих объективно оценить состояние политической системы и степень ее стабильности.

При этом следует иметь в виду как минимум три аспекта. Первый — системный, включающий закономерности и тенденции целостного, комплексного развития политической сферы общества, процессов, в ней происходящих в конкретное историческое время. Второй — когнитивный, основывающийся на наличии у функционирующего субъекта (субъектов) необходимой своевременной и достаточно полной информации о событиях, явлениях и процессах, развивающихся на разных уровнях политического управления. Третий — функциональный, складывающийся из планов и программ субъектов политического процесса и учитывающий возможные и реальные результаты политической деятельности.

Содержанием функционирования политической системы выступает политическая деятельность, имеющая специфические особенности и сущностные черты. Прежде всего политическая деятельность имеет ярко выраженную целевую социальную направленность. Каждый из ее субъектов (органы государственной власти и управления, политические партии, движения, блоки и т. п.) имеет свои интересы, реализация которых составляет смысл их участия в политической жизни. За каждым из них стоят определенные социальные (социально-демографические, национальные, профессиональные, поселенческие) группы.

Политическая система, способная сочетать разные интересы, прививать навыки к сотрудничеству и согласию, координировать групповую и корпоративную политическую деятельность, может быть отнесена к классу стабильных политических систем.

Политическая деятельность неразрывно связана с проблемой власти и характером ее функционирования. Власть может быть поддержана широкими массами и различными объединениями граждан, а может вызывать и неприятие ее. Поддержка может быть, во-первых, так называемой “ситуационной”, которая опирается на оценку обществом конкретных решений, принимаемых государственными органами, проводимого государством политического курса, публичных заявлений, конкретных политических действий, личностных качеств политических лидеров. Во-вторых, — диффузной, распространяющейся прежде всего на политический режим, воплощающий в себе наиболее характерные черты взаимоотношения общества и государства. Она представляет собой своеобразную совокупность положительных оценок и мнений, которая помогает обществу принимать (или, как минимум, терпеть) действия властных структур в целом. Диффузной поддержке свойствен ряд характерных черт, в частности, продолжительность протекания, тесная связь с процессами социализации и приобретением индивидуумами политического опыта, направленность на оценку политического режима в целом, а не должностных лиц власти.

Важным компонентом диффузной поддержки выступает доверие. Оно возникает в силу удовлетворенности разных групп населения деятельностью прежде всего властных структур, принимающих адекватные их социальным ожиданиям решения. Оно зависит также от положительной оценки норм и процедур, которыми руководствуются политические лидеры. Иными словами — правилами политической игры, формирующимися в рамках того или иного политического сообщества, политической системы в целом.

Поддержка политического режима осуществляется на двух уровнях: элитном и массовом. Основным фактором элитной поддержки выступает степень социально-экономического развития, которая в конечном счете определяет объем ресурсов, подлежащих перераспределению между различными объединениями людей. Поддержка властей массами состоит в принятии большинством населения ценностей (свобода слова, плюрализм мнений, независимость средств массовой информации и т. д.), на которые имплицитно или эксплицитно опирается конкретная политическая система социальных и политических норм (конституционных, правовых, нравственных и т. д.), определяющих поведение политических лидеров и структур власти. К числу основных условий, влияющих на поддержку массами существующего режима, относятся долговременность и устойчивость демократических преобразований в обществе, степень участия государства в управлении экономикой, социальная защищенность личности, национальное равноправие, постоянный рост уровня жизни разных групп населения, реальная безопасность личности.

Важное значение в политической деятельности приобретает учет диалектики объективного и субъективного в любых политических процессах, участниками которых являются разные группы населения. Особенностью российского менталитета является персонализация политической жизни, означающая ориентацию россиян не столько на политические программы и партии, сколько на личности политических лидеров (государственных руководителей). Отсюда и критика последних воспринималась порою как критика политической системы в целом и, всячески преследовалась, а усиление личной власти не вызывало активного протеста. Выдающийся немецкий социолог Карл Манхейм отмечал, что современный западный “буржуазный интеллектуализм” “стремится исключить человека с его конкретными стремлениями из политической сферы и свести политическую дискуссию к некоему общему сознанию, определяемому “естественным правом”. Власть “естественного права” есть по существу власть закона, а не всевластие личности, попавшей наверх. Что касается деятельности политических партий, то они тоже формировались вокруг личностей, обладающих, как правило, харизматическими свойствами”3.

Для рядового гражданина, как участвовавшего в политической жизни, так и активно не участвующего в ней, всегда было немаловажным чувство сообщности с лидером (или его непосредственным окружением). Оно давало ощущение устойчивости, особенно в условиях радикальных перемен. Инерционность политических симпатий активно эксплуатировали все политические лидеры, использовавшие свои “былые заслуги” при отсутствии новых. Следует согласиться с положением Р. Бендикса о том, что “существуют важные узы между людьми, которые могут способствовать стабильности общества; действия каждого члена ориентированы на действия других, и все люди придают особую ценность коллективным образованиям, в которых они участвуют”4.

Подобные “коллективные образования”, как правило, также ориентированы на того или иного лидера.

В оценке субъективных моментов политической деятельности важно учитывать следующие аспекты:

— политические позиции и политическую роль конкретных лидеров в настоящей и прошлых социально-политических ситуациях;

— способность к критическому анализу социальных реалий и своей роли в политической практике;

— способность выражать и отстаивать общенациональные (групповые) интересы;

— ценностные ориентации, нравственные нормы, мотивы и установки политического участия.

Свобода политического выбора, давление групповых (корпоративных) интересов могут при известном стечении обстоятельств оказать решающее воздействие на политическое поведение лидера, результатом которого может быть серьезное дестабилизирующее воздействие на всю политическую систему. Его масштабы и последствия в конечном счете будут определяться объективными предпосылками (условиями). Совпадение негативных субъективных и объективных предпосылок может привести политическую систему в состояние крайней нестабильности (кризиса) и даже саморазрушения. Нечто подобное произошло в 1991 г. с СССР.

Возможна ситуация высокой негативной активности определенных политических сил, использующих объективные предпосылки (условия) в своих политических целях, но выбирающих для этого неадекватные способы деятельности. Подобные воздействия на политическую систему (и через нее на все общество) могут привести их к кратковременному успеху. Но в конечном счете возникает “эффект маятника”, когда и общественные настроения, и политический процесс начинают дрейфовать в противоположную сторону, и силы эти терпят поражение. В качестве примера дестабилизирующего воздействия на политическую ситуацию можно назвать действия ГКЧП в августе 1991 г.

Применение нелегитимных средств борьбы за реализацию корпоративных интересов создает угрозу не только политической системе, но и всему обществу. Особенно опасна возможность развязывания гражданской войны или иных широкомасштабных насильственных действий как сторонниками политического режима, так и его противниками. Результатом такого противоборства может стать политический переворот, ведущий к смене власти, к установлению нового политического режима. История знает множество примеров переворотов, осуществлявшихся чаще всего в условиях кризиса политической системы или в тоталитарных обществах, где механизм смены государственных лидеров либо вообще отсутствовал, либо оказывался неэффективным. Приход в результате переворота нового лидера, как правило, стабилизирует на определенное время политическую систему, но эта стабилизация носит кратковременный характер, если остаются неразрешенными породившие политическую борьбу противоречия.

Политическая система не может быть стабильной, если власть предержащая элита свою основную деятельность и инициируемые ею нововведения подчиняет только собственным интересам и игнорирует при этом интересы большинства. В этом случае “она может держаться только на силе, обмане, произволе, жестокостях и репрессиях”5. Ее субъективная деятельность вступает в противоречие с объективными потребностями и природой общества, что приводит к накапливанию социального недовольства, ведет к политической напряженности и конфликтам.

Конфликты в функционировании политической системы играют неоднозначную роль. Их возникновение является показателем определенного неблагополучия или обострившегося противоречия. Но конфликты сами по себе не могут существенно повлиять на стабильность политической системы, если последняя располагает механизмами их институционализации, локализации или разрешения. “Сказать, что непримиримые конфликты являются эндемической чертой общества, еще не значит заявить, что общество характеризуется постоянной нестабильностью”6.

Эти слова Р. Бендикса справедливы, хотя их с большими оговорками можно отнести к межнациональным конфликтам, которые трудно поддаются какой бы то ни было трансформации и последствия которых бывают наиболее разрушительными. Это объясняется во многом тем, что причины, их вызывающие, носят, как правило, комплексный характер. Среди них “существующая или вновь возникающая социальная дифференциация по этническим границам, неравный доступ к власти и ресурсам, правовая и культурная дискриминация, пропаганда ксенофобии и негативных стереотипов”7. Возникающее на такой основе межэтническое соперничество может приобретать жесткие формы и продолжаться годами (а то и десятилетиями), раскачивая устои политической системы общества.

Таким образом, наличие действительных механизмов быстрого обнаружения, предотвращения и разрешения конфликтов остается необходимым условием эффективного функционирования политической системы и показателем ее стабильности.

Политическая система, будучи открытой, испытывает не только внутренние, но и внешние воздействия, способные вызвать в определенных условиях ее дестабилизацию. Важнейшим показателем стабильности политической системы служит ее способность нейтрализовать негативные воздействия извне.

Основными формами осуществления последней являются подрывная деятельность, осуществляемая специальными службами и организациями, экономическая блокада, политическое давление, шантаж, угроза силой и т. п. Адекватное и своевременное реагирование на такие воздействия извне позволяет защитить собственные национальные интересы государства, добиться благоприятных условий для их реализации. Негативное воздействие извне на политическую систему может и не носить целенаправленного характера, а быть следствием общих планетарных трудностей и нерешенных проблем.

Вместе с тем воздействия извне могут иметь и позитивный для политической системы характер, если проводимая государством внешняя политика не противоречит интересам мирового сообщества. Народы заинтересованы в последовательном осуществлении демократизации, гуманизации и демилитаризации мировой политики, в разработке мер, обеспечивающих выживание человечества в условиях кризиса современного общества и резкого ухудшения качества природных факторов. Учет этих глобальных потребностей в политической практике вызывает одобрение и поддержку других стран мирового сообщества, что укрепляет позиции и авторитет государства, его лидеров в общественном мнении как за рубежом, так и внутри страны.

Функционирование политической системы, обращенное вовне, адекватное актуальным потребностям развития мирового сообщества, делает ее более эффективной и придает ей дополнительный импульс стабильности, а значит, и безопасность стране, с которой последняя связана теснейшим образом.

2. Детерминанты политической стабильности и ее классификация

Успешное решение сложных задач реформирования российского общества в значительной степени зависит от его политической стабильности. Вместе с тем воздействие общества на нее будет тем эффективнее, чем обстоятельнее в общественном сознании будут представлены научные взгляды на сущность политической стабильности, детерминирующие ее факторы.

В социологической литературе до сих пор не представлена в развернутом виде проблема классификации политической стабильности. Между тем в этом существует настоятельная потребность. Научная классификация политической стабильности, во-первых, создает основы для конкретного исследования ее субъектов, видов, состояний в условиях как современного развития общества, так и прогнозирования тенденций его развития. Во-вторых, обеспечивает руководителей различного уровня государственных и политических структур методами воздействия на основные сферы жизнедеятельности общества с целью их оптимизации, помогает выработке механизма снятия социальных угроз. В-третьих, способствует эффективной внешнеполитической деятельности государства, побуждает его руководителей находить инновационные методы и средства в международных отношениях, учитывать геополитические интересы России.

Классификация политической стабильности может быть проведена по различным основаниям. Исходя из сложности и специфики содержания проблемы, предложим следующую классификацию. Политическая стабильность по сферам воздействия может быть разделена на внутреннюю и внешнюю. Внутренняя сфера является условием успешного осуществления реформ, направленных на качественную трансформацию российского общества и проведение политики в целях достижения гражданского мира и согласия, установления социального порядка. Достижение политической стабильности в российском обществе предполагает снижение политической напряженности в отношениях между различными политическими партиями (объединениями) и социальными группами людей, интересы которых они призваны выражать. Снятие напряженности и достижение на основе компромисса общественного согласия способны создать устойчивые предпосылки для поэтапного реформирования российского общества без серьезных политических потрясений.

Внешняя сфера политической стабильности России включает две стороны: политическую и военно-политическую, реализуемые по мере развертывания сотрудничества между различными государствами в отстаивании мира и предотвращении вооруженных конфликтов. При этом ведущую роль играет политическая сторона. Она проявляется в таких содержательных аспектах, как создание при активном участии России всеобъемлющей системы международной безопасности; поэтапное сокращение ядерного оружия; реализация в практике международных отношений принципов мирного сосуществования государств; повышение международно-правовой роли ООН и ее комитетов в стабилизации межгосударственных отношений; принятие и осуществление в первую очередь ядерными государствами действительно оборонительных военных доктрин.

Современная ситуация характеризуется тем, что сохранение политической стабильности России не исключает использования военной силы, хотя это, конечно, не является желательным по своим последствиям: разрушение городов и поселков, гибель гражданского населения, экологические нарушения и т. д. Однако в ряде случаев применять военную силу Россию вынуждает необходимость защиты ее государственных границ, геополитических интересов, а также борьба с терроризмом.

Политическая стабильность, различаясь по способам достижения, может быть демократической и авторитарной. Демократическая стабильность, исходя из гуманистических и нравственных средств достижения, характеризуется отсутствием социальных потрясений в обществе (гражданской войны, вооруженных конфликтов, национальных столкновений, экономических кризисов и др.), благоприятными условиями для развития демократии и свободы, равноправными отношениями между субъектами Федерации, гуманистическим решением национальных и региональных проблем. Она базируется на принципах многостороннего сотрудничества всех субъектов Федерации, уважения прав и свобод человека, отказа от применения военной силы в разрешении возникающих внутри Российского государства конфликтов, нерушимости территориальной целостности страны, невмешательства во внутренние дела других государств, добросовестного выполнения норм международного права, решений ООН и др.

Авторитарная политическая стабильность достигается, как правило, благодаря господству в обществе военно-политических сил и характеризуется установлением политического режима диктаторского толка. Такой стабильности свойственны попрание суверенных прав народов, их национального достоинства, жесткая политическая цензура средств массовой информации, подавление прав и свобод личности. В международных отношениях авторитарная политическая стабильность выражается в достижении или обеспечении подчинения одних государств другим, в подготовке к ведению войн и вооруженных конфликтов. Она основывается на угрозе силы слабому государству со стороны более развитых в военном и экономическом отношении стран.

Политическая стабильность по степени надежности характеризуется следующими уровнями: высоким, средним, низким. Высокий уровень отличается степенью демократизации в политической сфере жизни общества, прежде всего глубиной проявления реформ в интересах парода во всех областях жизни, свободой личности, соблюдением ее прав, гарантированных законом, и достаточным уровнем ее социально-экономической жизни. Такой уровень подкрепляется надежным и стабильным экономическим развитием общества, обеспечивающим его гражданам высокий уровень качества жизни, эффективную систему социальных гарантий.

Специфическими чертами высокого уровни политической стабильности выступают: социально-политическая сплоченность народа вокруг государственного и политического руководства страны, что выражается в активной поддержке проводимого внутриполитического и внешнеполитического курсов; глубина демократических преобразований, пронизывающих все уровни политической системы общества; успешное разрешение руководством страны возникающих политических противоречий в обществе на ранней стадии их возникновения; преобладание в массовом сознании идеи, что исполнительная власть выражает интересы народных масс, стремится удовлетворить их потребности.

Средний уровень политической стабильности предполагает преобладание процесса демократизации общества в политической сфере; доминирующую гуманистическую тенденцию реализации реформ в интересах народа; соответствие выбранного и в основном поддержанного народом стратегического социально-экономического курса путям развития страны, средствам (законодательным, экономическим, социальным) его достижения исполнительными органами государства.

Характерными чертами такого уровня выступают: поддержка основными социальными группами общества социально-экономической и политической программам, осуществляемым руководством страны, доминирование демократических преобразований в основных сферах жизнедеятельности общества, несмотря на их некоторую непоследовательность; защищенность в основном прав и свобод личности; недостаточная гибкость внешнеполитического курса страны; допущение дипломатических ошибок в принятии тактических решений.

Низкий уровень политической стабильности свойствен периодам резкого обострения социальных противоречий, охвативших многие регионы страны, когда наблюдаются поляризация жизненного уровня населения, обнищание большинства трудового населения и обогащение узкого круга мафиозно-коррумпированных групп. Его возможными последствиями могут быть дестабилизация политической обстановки в стране, активное выступление людей в различных субъектах Федерации с требованиями экономических и политических преобразований, вплоть до смены исполнительной власти.

Низкий уровень политической стабильности может характеризоваться неспособностью политического руководства страны решать в интересах народа задачи экономического и политического реформирования; выступлениями различных слоев (социальных групп) населения против существующего политического режима как обанкротившегося в процессе правления; резкой критикой внутреннего и внешнеполитического курсов государственных органов средствами массовой информации; активностью политической оппозиции, которой через критику господствующих властных структур удается убедить народные массы в бесперспективности проводимого социально-политического курса; ростом в массовом сознании различных групп населения, в том числе и в Вооруженных Силах, недоверия к различным ветвям власти.

По масштабу (территориальному охвату) политическая стабильность классифицируется следующим образом: локальная, региональная, общефедеральная и глобальная. Локальная стабильность свойственна минимальному числу взаимодействующих национально-территориальных или административно-территориальных единиц, имеющих общие административные границы. При ней отсутствуют какие бы то ни было серьезные конфликты или противоречия в отношениях между субъектами. Примером такого рода стабильности в Российской Федерации могут служить отношения между Татарстаном и Башкирией.

При региональной политической стабильности возрастает “зона безопасности” по сравнению с локальной, т. е. увеличивается число ее носителей — взаимодействующих территориальных образований. В реальной практике такая социально-политическая стабильность включает несколько субъектов Федерации. В настоящее время такую стабильность можно наблюдать в отношениях между субъектами Федерации на Дальнем Востоке, в Сибири, на Севере.

Общефедеральная политическая стабильность распространяется на все пространство России и свидетельствует об устойчивом развитии политической ситуации во всех ее регионах. В таком процессе объективно заинтересованы все субъекты Федерации.

Доминирующей особенностью глобальной политической стабильности является отсутствие мировой войны. Естественно, что ее возникновение при наличии современного уровня развития ядерного оружия приведет к гибели не только человечества, но и всей природы. Вот почему все человечество едино в том, чтобы не допустить реализации политики какого-либо государства (или государств), угрожающей ввергнуть человеческую цивилизацию в катастрофу. Проблема выживаний человечества и судьбы мира требуют сегодня создания глобальной политической стабильности, которая реализуется в реальной политике государств как в континентальном, так и в планетарном масштабе.

В классификации политической стабильности, на наш взгляд, должны учитываться две группы детерминирующих ее факторов — внутренних и внешних, тесно связанных между собой в реальной практике. Рассмотрим их содержание и особенности.

Одним из главнейших среди внутренних факторов является гражданский мир. В научной литературе гражданский мир нередко трактуется как отсутствие в обществе острых политических конфликтов, в первую очередь таких, как гражданская война, вооруженное противоборство. Такое понимание верно отражает сущность гражданского мира, но является, по нашему мнению, недостаточным8.

Гражданский мир, как нам кажется, подразумевает господство в обществе таких отношений между властью и народом, социальными группами и слоями, политическими партиями и общественными объединениями, а также индивидами, которые обеспечивают разрешение возникающих противоречий и их регулирование без применения средств военного насилия и эффективно служат решению созидательных задач общества, его стабилизации. Гражданский мир подразделяется на различные виды: по социальному характеру — на плутократический, диктаторский, демократический; по правовому базису — на основанный на законах и на произволе; по способам и средствам достижения — на насильственный и ненасильственный; по нравственным основам — на справедливый и несправедливый; по степени прочности — на прочный, неустойчивый, взрывоопасный9.

Гражданский мир обладает рядом атрибутивных свойств, которые характеризуют политическую стабильность общества. Во-первых, по своему генезису такой мир создается преимущественно ненасильственными средствами. К ним относятся: обеспечение свободы и демократии, социальной справедливости, равенства всех перед законом, проведение гуманной по направленности политики, признание прав и свобод человека приоритетной ценностью государства. Во-вторых, по способу существования гражданский мир — это не простое отсутствие деструктивной борьбы между гражданами в обществе, а такой уклад жизни, который одобряется и поддерживается большинством населения, представляет собой его исторический выбор. В-третьих, по характеру реализации он проявляется в таком обществе, где граждане имеют возможность определять программы общественного развития, выбирать ответственное и подотчетное им руководство, добиваться отстранения от власти законным путем несостоятельных государственных деятелей, попирающих право. В-четвертых, по целевому предназначению гражданский мир служит не устрашению и подавлению инакомыслящих и борющихся за свои интересы и взгляды людей, а утверждению отношений между ними, которые исключали бы ненависть, развивали бы терпимость и партнерство независимо от социального статуса и политических убеждений.

Достижение прочного гражданского мира представляет жизненный интерес для российского общества. Важное теоретическое и практическое значение в деле политической стабилизации общества имеет выяснение способов поддержания гражданского мира. Обобщая ряд положений, высказанных в социологических трудах по данному вопросу, отметим следующие из них.

Прежде всего это обеспечение на деле справедливой и честной социально-экономической политики, достаточного жизненного уровня граждан, гарантированного соблюдения их прав и свобод. Далее, достаточность использования мирных форм и приемов для решения сложных политических вопросов: диалогов, различного рода форумов, соглашений, союзов государственных и общественных организаций, партий и движений граждан и т. д. Важно иметь в виду, что ведущая роль в миротворческой деятельности должна принадлежать государству, руководствующемуся в своей деятельности правовыми и нравственными нормами, что способствует стабилизации общества как целостной системы. Актуальное практическое значение в этом плане приобретают Конституция и законы государства, исторически сложившиеся в обществе моральные ценности, воплощающие на деле идеи мира и гуманизма. Важным способом поддержания гражданского мира выступает и авторитет государственных и общественно-политических лидеров, передовых деятелей науки и культуры, представителей духовенства. Данное обстоятельство предъявляет определенные требования к деловым и нравственным качествам таких лидеров. Они должны обладать высоким уровнем политической культуры, умением идти на компромиссы ради предотвращения политических потрясений, своевременно предвидеть возможные проявления социального недовольства, быть справедливыми ко всем политическим движениям, морально устойчивыми и порядочными.

Нарушителями гражданского мира в обществе могут стать оторвавшаяся от народа властвующая элита, мафиозные структуры, преследующие исключительно узкогрупповые интересы материальной наживы, экстремистские политические партии и общественные организации, агрессивно настроенные группы населения.

Особо опасные последствия для судеб гражданского мира имеет создание формирований, пропагандирующих идеи военного насилия, национальную исключительность и социальную непримиримость; распространение оружия среди населения; организация экстремистских вооруженных групп.

Следующим важнейшим детерминирующим политическую стабильность фактором следует назвать гражданское согласие, под которым понимается, во-первых, объединенная общими целями сознательная деятельность субъектов во имя решения кардинальных задач общественного развития, в частности реформирования. Во-вторых, совместно согласованная политика, ведущая к выработке принципов и норм цивилизованного демократического взаимодействия различных политических сил друг с другом без применения насилия, проявления нетерпимости и вражды. В-третьих, соблюдение в политической сфере жизни общества простых общечеловеческих правил и норм, способствующих установлению гуманных отношений между людьми независимо от их политической принадлежности. Непременным условием в этом плане является понимание различными политическими субъектами необходимости установления уважительных и доброжелательных отношений в политической сфере. Эта способность ближе всего к нравственной сущности творящего добро человека, о чем хорошо сказал В. Соловьев: “Человек в принципе или по назначению своему есть безусловная форма для добра как безусловного содержания”10. Учет мнений всех субъектов политического диалога помогает преодолеть разделение общества на большинство и меньшинство, снимает возможные на этой основе конфликты.

Важным аспектом в деятельности различных партий выступает их идейное единство. Раскрывая, например, данный вопрос применительно к программным положениям партий ФРГ, исследователь Г. Вольманн подчеркивает: “Относительно незначительная политико-идеологическая поляризация федерального избирательного корпуса является решающим условием функционирования партийной системы в ФРГ, одновременно создавая возможность для крупнейших партий незначительного отклонения “вправо” или “влево” в своих программных установках или действиях”11.

Серьезными основаниями для достижения согласия различными политическими партиями и организациями являются достаточно обширные области общих политических интересов. База для согласия в обществе расширяется при условии выполнения принятых политическими субъектами обязательств (наказов избирателей, предвыборных программ и т. д.). Этому способствует также создание различных общественно-политических структур: согласительных комиссий, общественных палат, проведение форумов и конференций и т. п., способствующих контролю за деятельностью субъектов политической жизни. В процессе политической борьбы рождаются новые политические силы, вызревают новые партии и движения, происходит отбор талантливых государственных и общественных деятелей.

Во многих демократических странах мира накоплен значительный опыт политической борьбы (и в первую очередь борьбы за власть), не приводящей к какой-либо дезорганизации общественной жизни. Всплески политической борьбы за власть, особенно в период парламентских выборов и выборов глав государств, как правило, не дестабилизируют общество. Более того, уровень развития политической культуры обеспечивает приход власти, соответствующей новым зигзагам в развитии общества; что и служит его прогрессу. Конструктивное содержание политической борьбы в обществе и ее благоприятные последствия связаны с соблюдением ряда условий. Среди них есть важнейшие, выполняющие регулирующую роль. Перейдем к их характеристике.

Правовые условия. Они связаны с наличием конституционного согласия в народе, среди различных политических сил, признанием ими легитимности Конституции и конституционного строя. Если отношение борющихся политических сил к существующей Конституции полярно противоположно, то конфликт может иметь нежелательные последствия: замену Конституции, изменения политического строя, экономической системы со всеми вытекающими отсюда последствиями. Наряду с Конституцией важным правовым аспектом выступают действующие законы, содержащие общие требования к субъектам политического соперничества. Они регламентируют средства и способы политической борьбы, включая запретительные нормы.

Государство призвано своими законами создавать предпосылки для цивилизованного соперничества, исключать фальсификацию общественного мнения, обеспечивать лояльный переход власти от одних сил к другим на основе демократических процедур. Успешное решение этих проблем зависит от обеспечения господствующими политическими структурами справедливого использования средств массовой информации и равного доступа к ним различных политических оппозиционных объединений.

Важное правовое значение в обществе в целях его стабилизации приобретает четкий конституционный запрет на применение властью в политической борьбе силовых структур государства.

Нравственные условия. Значительным регулятором политической жизни в обществе выступает система моральных норм, принципов и привилегий. К наиболее важным из них относятся честность, правдивость, совестливость, добропорядочность. Политическое поведение, основанное на нормах нравственности, предполагает взаимоуважение конкурирующих политических сторон. Исключение из политической практики лжи, демагогии, некорректных действий по отношению к идейным оппонентам позволяет соперникам, ведущим политическую борьбу, находить пути к сотрудничеству в интересах национального согласия в обществе. В этой связи нельзя недооценивать регулятивную функцию морали в политической деятельности. Моральная регуляция осуществляется на основе тесного взаимодействия социального и индивидуального, и по своей природе она призвана согласовывать личные и общественные интересы.

Культурологические условия. Цивилизованность политической борьбы тем выше, чем богаче и развитее политическая культура общества. Она проявляется, во-первых, в готовности и умении политических субъектов согласовывать частные и общие интересы. Подлинная политическая культура ее носителей представляет собой антипод конфронтационности, в основе которой лежит нетерпимость к политическому оппоненту.

Во-вторых, подлинная политическая культура предполагает, что субъекты не абсолютизируют роль политической борьбы, не углубляют противоречия, а ищут и находят взаимодействие в интересах стабилизации общества. Для стабильности политической системы необходимо наличие многочисленных процедур поиска согласия, в которых задействованы многие авторитетные политические партии и общественные организации.

Важное значение имеет и такой детерминирующий политическую стабильность фактор, как благоприятные внешнеполитические условия, способствующие развитию взаимовыгодных отношений между государствами. Характерна в этом плане позиция французского социолога Л. Мандевиля. “Развертывающиеся политические процессы в мире, — пишет он, — требуют пересмотра подходов к политике, характерных для периода “холодной войны”. Сущность новых подходов должна быть основана на взаимном доверии, а не на жесткой опоре на военно-промышленный комплекс”12.

В новых условиях меры сотрудничества основываются на либерализации отношений между различными государствами, освобождении от старых стереотипов и штампов, мешающих взаимопониманию между народами и их вооруженными силами; осуществляется расширение контактов между военнослужащими различных армий через разнообразные культурные, исторические и информационные программы; развиваются связи по вопросам обмена информацией в области современной политики, обучения и воспитания кадров, изучения истории культуры и др.; распространяется объективная информация через печать, радио и телевидение о разных сторонах жизни взаимодействующих стран. Весомую роль в этом процессе играют политологи, философы и социологи.

В правовой области меры сотрудничества различных государств могут быть направлены на заключение новых международно-правовых соглашений с последующим императивным соблюдением соответствующих юридических норм и договоренностей. Важно заметить, что нормы и принципы международного права тем эффективнее, чем скорее и полнее они инкорпорируются во внутреннее законодательство страны.

Важной нормой международного права выступает запрещение использования окружающей среды в качестве средства ведения войны. Сюда относится и космическое пространство. В 1977 г. в Женеве была подписана специальная Конвенция “О запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду”, в которой осуждаются любые средства, направленные на изменение динамики, состава, структуры земли или космического пространства. Известно, что наша страна предпринимает активные усилия для того, чтобы не допустить распространения гонки вооружений на космос.

Таким образом, предлагаемый вариант классификации политической стабильности и определения детерминирующих ее факторов дает представление об объеме и структуре этой научной категории. Разумеется, многое предстоит уточнить, но в целом уже сегодня предложенное понимание политической стабильности позволяет выявить наиболее важные проблемы на пути ее достижения и оптимальные способы ее упрочения.

2. Политическая поддержка как условие стабильности

В поддержке государства или в отказе в ней выражается отношение различных групп населения прежде всего к политическому режиму, к конкретным механизмам функционирования власти.

Политическая поддержка может проявляться в открытых (манифестируемых) или скрытых (латентных) формах. Широкомасштабная поддержка политического режима способствует его сохранению и устойчивому функционированию. Осуществляемая в явных формах, она может быть измерена с помощью социологических методов, в частности посредством изучения отношения разных групп населения к конкретным решениям, постановлениям, заявлениям властных структур (правительства, парламента, президента).

Политическая поддержка, рассматриваемая как важнейшее условие стабильности политической системы, может быть массовой и элитной. Хотя жесткое противопоставление обоих видов поддержки вряд ли может быть достаточно продуктивным, очевидно, в демократическом обществе должен быть создан определенный баланс между ними. В тоталитарном обществе наиболее характерным является ориентация на обеспечение консолидации политической элиты, от которой в первую очередь зависит устойчивость политического режима.

Особое значение приобретает политическая поддержка в условиях реформ, когда общество в целом и его политическая система в частности, находясь в переходном состоянии от одного качества к другому, объективно становятся на какое-то время более разбалансированными, а значит, и менее стабильными. В этих условиях возникает, как правило, противоречие между социальными ценностями, утверждаемыми (насаждаемыми) властными структурами, и социальными ценностями, доминирующими в массовом сознании в силу его инерционности и более стойкой приверженности к фундаментальным ценностям.

Углубление этого противоречия, запаздывание с принятием необходимых политических решений может привести к росту напряженности и даже конфликту между массами и властями. Важно учитывать, что в массе всегда есть лидирующие группы, т. е. группы, претендующие на более заметную политическую роль, более весомый политический статус. Эти группы, организованные в партии и движения, могут возглавить оппозиционные выступления в разных формах. Выступления эти будут тем успешнее, чем в большей мере они выражают общенациональные ценности и цели, имманентные обществу социокультуру и менталитет. Такие группы способны прийти к власти при условии, если им удастся мобилизовать, повести за собой массы, вооружив их соответствующими лозунгами и программами. Многое здесь зависит от наличия популярного в народных массах лидера, способного объединить людей силой своего политического обаяния.

Как показывают данные социологических исследований, ныне действующий политический режим ориентируется главным образом на элитную поддержку, ибо по важнейшим вопросам, связанным с реформированием общества, массовой поддержки он не имеет. Об этом, в частности, говорят результаты социологических исследований, проведенных ИСПИ РАН13.

Нельзя рассматривать как некую постоянную величину поддержку политического режима элитой. Элита неоднородна и немонолитна. В ходе реформ различные группы элит оказываются в разном социально-экономическом положении. Так, например, в условиях интенсивной оборонной конверсии положение военно-промышленной элиты (еще недавно привилегированное) изменилось в худшую для нее сторону. Естественно предположить, что и ее поддержка правящего режима уменьшилась. Ослабление поддержки одной из групп элит приводит к общему ослаблению консолидации элиты, к появлению противоречий в ее среде. В этой ситуации ее воздействие на процессы реформирования общества будет ослабевать, а часть некогда привилегированной элиты может перейти в оппозицию.

Представляют несомненный интерес результаты анализа процесса формирования политической элиты в России, проведенного политологом из Мичиганского университета Ш. В. Риверой. Объектом его изучения стали списки 100 ведущих политиков, публикуемые с января 1993 г. “Независимой газетой”. За двухлетний период (январь 1993 — февраль 1995 г.) рейтинговая ранжировка в пределах данной группы стала более стабильной. Особенно отчетливо тенденция к консолидации и стабилизации названного круга политических деятелей проявилась с декабря 1993 г. Устойчивость состава группы из 100 ведущих политиков за это время возросла. Особо следует подчеркнуть вывод исследователя о том, что в нынешней ситуации доступ к эшелонам власти оказался ограниченным, а сами власть имущие лишь меняют свои места в иерархии.

Такое положение, по мнению Ш. В. Риверы, неизбежно ведет к цинизму и апатии. В свою очередь неустойчивость индивидуальных позиций способствует развитию чувства неуверенносги у самих политических лидеров, которые порой не знают, чья звезда может взойти или упасть. Все это создает благоприятную почву для формирования в среде российской политической элиты такого типа политической культуры, который характеризуется склонностью не к сотрудничеству, а к конфликтам и недоверию14. Конечно, стабильность политической элиты важна для функционирования политической системы, но она носит подчиненный характер по сравнению с повышением эффективности функционирования политической системы.

Как показывает опыт реформирования российского общества в целом, элитная поддержка в большей мере ориентирована на исполнительную власть, чем на законодательную. Очевидно, это связано с тем, что именно в руках исполнительной власти имеются главные инструменты финансового и материального влияния.

В российском обществе в начале 90-х годов особенно явно обнаружился дисбаланс представительной и исполнительной власти в пользу последней. Исполнительная власть действовала более решительно, зачастую не оглядываясь на существующие нормы и правила. Ее всесилие и бесконтрольность делали возможным прямое (и к тому же недостаточно компетентное) вмешательство в рыночные процессы, что вело, как правило, к негативным экономическим последствиям и усиливало недоверие к властям значительных масс населения. Различного рода популистские решения быстро обнаруживали свою несостоятельность.

Представляет несомненный практический интерес вопрос об условиях и мотивах массовой поддержки политического режима. В ходе реформирования российского общества значительно вырос интерес различных групп населения к политике прежде всего в связи с наполнением реальным содержанием выборов, которые в советские времена были скорее разновидностью ритуальных действий. Рядовые граждане страны увидели смысл в своем участии в избрании депутатов и главы государства. К тому же всегда интересующий избирателей вопрос об удовлетворении их материальных потребностей приобрел определенную адресность, т. е. появилась возможность публично оценивать через средства массовой информации деятельность того или иного депутата.

Таким образом, в качестве основных мотивов массовой поддержки можно назвать экономический (доминирующий, как правило) и собственно политический, связанный с имиджем власти, провозглашаемыми ею целями и программами, возможностями ее критики. В качестве самостоятельного мотива массовой поддержки, как показывает опыт и результаты социологических и политологических исследований, может быть и собственно идеологический, т. е. фиксирующий в массовом сознании политическую ориентацию властей по критерию: левые, правые, центристы. Конечно, такое деление не учитывает политические оттенки, но в принципе оно верно. К идеологическим мотивам относится оценка разными группами населения преимущественной ориентации властных структур либо на общенациональные, либо на групповые (корпоративные) интересы, а также их отношения с Западом.

В массовом сознании ныне нередко возникают представления о том, что властям нет дела до рядовых граждан, которым некуда бывает обратиться за защитой своих интересов, а это не может не влиять на масштабы и характер политической поддержки. Массы в последнее время все более критично оценивают разрыв между декларируемыми намерениями и их реальным воплощением в жизнь. Рост критичности и требовательности масс свидетельствует также о приобретении ими большего политического опыта. Наличие такого опыта подсказывает для реального воздействия на политическую деятельность властей более жесткое формулирование требований к ним и использование различных средств отстаивания своих интересов.

Цитируемая литература

1 Политология: энциклопедический словарь. М., 1993. С. 281.

2 См.: Краснов Б. И. Политическая система // Социально-политический журнал. 1995. № 5. С. 79—80.

3 Манхейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994. С. 144.

4 Цит. по: Вебер М. Образ общества. Избранное. М., 1994. С. 571.

5 См. подробнее: Семенов В. С., Степанян И. А. От конфликта к согласию: пути перехода // Социс. 1994. № 12. С. 23.

6 Цит. по: Вебер М. Указ. соч. С. 571—572.

7 Тишков В. А. Постсоветская Россия как национальное государство: проблемы и перспективы // На рубеже веков. 1996. № 1. С. 70.

8 См., напр.: Мир. Антология / Отв. ред. Ч. Чэтфилд., Р. М. Илюхин. М., 1993; Kanmo А. С. Философия мира: истоки, тенденции, перспектива. М., 1990.

9 Такой точки зрения придерживаются ряд авторов: См.: Серебрянников В. В., Дерюгин Ю. И., Ефимов Н. Н., Ковалев В. И. Безопасность России и армия. М., 1995. С. 201—203; Ясюков М. И. Весы Немезиды. М., 1990. С. 191— 195.

10 Соловьев В. С. Соч.: В 2 т. М, 1988. Т. 1. С. 96—97.

11 Вольманн Г. Чем объясняется стабильность политического и экономического развития Федеративной Республики Германия // Государство и право. 1992. № 11. С. 135.

12 Mandevil L. Note sur la consistance et le poids du complexe militano — Industruel // Cahiers du centre d'etudes et de reshererches sur C'armee (Tolouse). 1994. N 1. P. 84.

13 См.: Россия—95: накануне выборов. М., 1995. С. 63—83.

14 См. подробнее: Ривера Ш. В. Тенденции формирования составу посткоммунистической элиты России: репутационный анализ // Политические исследования. 1995. № 6. С. 61—66.

Содержание Дальше
 
© uchebnik-online.com