Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 18. ИСКУССТВО ПУБЛИЧНОГО ВЫСТУПЛЕНИЯ И ДИСКУССИИ

Многие только потому и спорят против истины, что пропадут, признав ее за таковую.

И. В. Гете

Особым видом речевой коммуникации, в которой реализуются все виды демонстрации, является спор.

Спором называют доказательство чеголибо, в ходе которого каж­дая из сторон отстаивает свое понимание обсуждаемого вопроса и оп­ровергает мнение противника. Частной, однако очень распространен­ной разновидностью спора является полемика (греч. poliik o s — воинственный, враждебный) — спор на собрании, диспуте, в печати и т.д. по какомулибо вопросу, при обсуждении какойлибо проблемы. Иногда в этом значении употребляют термин "дискуссия", который сам по себе многозначен. Под дискуссией может пониматься обсужде­ние спорного вопроса, основанное на искусстве рассуждать и излагать свои мысли соответственно законам разума, а также форма научного общения и получения нового знания, т.е. логика научного поиска.

Приведем суждение Аристотеля о дискуссии: "Что касается диалектических бесед, в которых рассуждают не ради спора, а ради приобретения навыка или исследования истины, то еще никто не разоб­рался, к чему должен стремиться в них отвечающий, с чем соглашать­ся и с чем не соглашаться для того, чтобы надлежащим или ненадле­жащим образом защитить тезис; так как, стало быть, у нас нет для них, а именно для тех, которые беседуют друг с другом ради исследо­вания истины, правил, оставленных нам предшественниками, то мы должны попытаться сказать коечто сами".

Понятно, что в основе дискуссии лежит спор, искусство ведения которого всегда интересовало мыслителей. Мастерство спора, искусство вести полемику, пользуясь при этом всеми приемами, рассчитанными только на то, чтобы победить противника, так называемая "эристи­ка" (греч. eristik o s — спорящий) в наиболее классическом виде оформи­лась у философов V в. до н.э. Древнегреческому философу, главе антич­ных софистов Протагору из Абдер приписывают сочинение "Искусство спора". Античные философысофисты выдвинули учение о всеобщей относительности, о том, что о каждом явлении можно высказать два противоположных мнения, что человек есть мера всех вещей (см. выше).

Аристотель рассматривал вопросы полемики в связи с риторикой, логикой, эстетикой и диалектикой.

Последователи китайского философа Мосцзы различали семь ме­тодов ведения спора: 1) аналогия (сопоставление вещей), 2) сравнение суждений по частям, 3) использование противоречий в аргументах про­тивника, 4) подражание противнику и др.

Еще древнеиндийские логики высоко ценили такие черты участ­ника спора, как умение найти ошибки в рассуждениях противника, способность быстро понять то, что высказано оппонентами, вникнуть в их мысли и найти ответы на них, не проявлять во время спора деп­рессии, сохранять присутствие духа, не обнаруживать усталости, не раздражаться, не сердиться, не допускать грубости и колкости по от­ношению к оппоненту: "Нельзя выходить из себя, даже когда быва­ешь прав".

После средневековья с его схоластическими словопрениями в эпо­ху Возрождения снова появилось полнокровное, непосредственно свя­занное с острыми жизненными проблемами искусство спора. Попыт­ки обобщить теоретические основы и практические приемы полемики предпринимались и в Новое время. В 1820 году вышла в свет книга А. Шопенгауэра "Эристика, или Искусство спорить". Рассуждения и рекомендации философа основывались на мысли о том, что в борьбе все средства хороши. Шопенгауэр перечисляет около четырех десят­ков уловок, среди которых есть, например, такие как сбивание с тол­ку бессмысленным набором слов, возбуждение гнева придирками и т.п.

Научные споры имеют огромное значение для нахождения исти­ны. Недаром говорится, что истина рождается в споре, в борьбе мне­ний. Но как спорить, с чего начинать спор и чем его завершать, — совета на все случаи споров дать невозможно. Специально разрабо­танной процедуры спора не существует. Спор требует умственной активности, творческого напряжения сил, и невозможно найти такое средство, которое автоматически научило бы, как быть оригиналь­ным, так как такое средство в первую очередь исключало бы ориги­нальность. Правда, уже Сократ применил ряд приемов спора. Нема­ло содержится указаний на технику спора в "диалогах" у Галилея, Беркли, Юма и других авторов. Немецкий логик и математик П. Лоренцен разработал "логику спора", напоминающую по своему харак­теру так называемые таблицы голландского логика Э. Бета. Но обоб­щающего и систематического труда о приемах спора пока не создано.

Нет и какойто общепринятой классификации споров. В начале XX века широко стала известна работа русского профессора С.И. Поварнина, в которой автор различает два вида спора: 1) изза истинности мысли, когда в результате спора устанавливается истинность или ошибочность доказываемого тезиса, и 2) изза доказательства, когда в результате спора устанавливается, что тезис противника им не оправдан или что собственный тезис не опровергнут противником. Кроме этих двух основных видов спора, автор анализирует много других (сосредоточенный и бесформенный, простой и сложный, пись­менный и устный и др.). Второй раздел книги посвящен выяснению различных уловок в споре. Уловкой в споре автор называет всякий прием, с помощью которого хотят облегчить спор для себя или затруд­нить спор для противника. Уловки могут быть позволительные ("от­тягивание возражения", выявление слабых пунктов аргументации и др.) и непозволительные ("срыв спора криком", угроза чемлибо и др.). Могут быть также психологические уловки (раздражение противни­ка; отвлечение внимания противника от какойнибудь мысли, кото­рую необходимо провести без критики, и др.).

Самыми обычными и излюбленными уловками автор называет софизмы, или намеренные ошибки в доказательстве. Все софизмы он де­лит на несколько больших групп.

  1. Отступление от задачи спора. Сюда автор относит прежде всего софизм умышленной неопределенности или запутанности (тезиса, дово­дов или всего доказательства), когда доказывающий говорит так, что сразу не поймешь, что именно он хотел сказать. К этому виду софизмов относятся также "подмена спора изза тезиса спором изза доказатель­ства", когда опровергается не тезис, а ход доказательства, но делается вывод, что опровергнут тезис. Софистическим отступлением от задачи спора является и такая уловка, когда опровергается не существо тезиса, а его маловажные частности, но делается вид, что опровергнут тезис.
  2. Отступление от тезиса. К числу таких приемов автор относит прежде всего уловку, известную под названием "сделать диверсию", когда спорщик с самого начала оставляет довод или тезис и хватается за другой. Сюда же автор относит и "переход на личную почву". От диверсии автор отличает "подмену тезиса" (см. выше), когда от тезиса спорщик не отказывается, но, наоборот, делает вид, что все время его держится, но на самом деле защищает другой тезис. К числу видов та­кой подмены автор относит сужение или расширение тезиса. Напри­мер, спорщик видит, что его тезис "Все люди трусливы" доказать не удается, тогда он старается сузить его и заявляет, что он имел в виду не всех людей, а большинство. Одной из самых частых подмен тезиса ав­тор считает такую подмену, когда мысль, которая приводится с извест­ной оговоркой, при которой эта мысль истинна, подменивается той же мыслью, но уже высказанной вообще, без всякой оговорки.
  3. Лживые доводы. К этой группе относится прежде всего "умно­жение довода", когда один и тот же довод повторяется в разных фор­мах и словах и выдается за несколько доводов. Но бывает, что спор­щик выдвигает просто ложный довод. Сюда же относятся нелепые до­воды, произвольные доводы.
  4. Мнимые доказательства. Они относятся к приемам произволь­ного довода. Здесь возможно несколько уловок: а) тождесловие, ког­да в виде довода приводится для доказательства тот же тезис, только выраженный в других словах; б) обращенное доказательство, когда мысль достоверную делают тезисом, а мысль вероятную — доводом; в) "круг в доказательстве", когда мысль А доказывают с помощью мыс­ли Б, а потом мысль Б доказывают с помощью мысли А (см. выше).
  5. Приемы непоследовательности, которые автор называет софиз­мами неправильного рассуждения и в которых тезис "не вытекает" из доводов.

Причиной многих споров, как показывает опыт, является упот­ребление слов в разных смыслах. Поэтому прежде чем начать спор, необходимо уточнить понятия (см. выше).

Особенно надо следить за тем, чтобы спор не превращался в само­цель, когда внимание сосредоточивается не на том, чтобы найти ис­тину, а только на том, чтобы выйти победителем, оказаться правым во что бы то ни стало. Такие споры вырождаются в перебранку, сплет­ни и дрязги. В "балаганных" спорах, как правило, переходят на лич­ную почву, когда вместо обоснования истинности тезиса все сводят к отрицательной характеристике оппонента; начинают прибегать к софистическим уловкам, к психологическим приемам (раздражение противника, отвлечение внимания от основной мысли и т.д.), к лож­ным доводам, к оскорбительным эпитетам, к брани и прочим недостойным приемам. Но такие "методы" обычно не достигают цели.

Когда спор переходит на личную почву, надо уметь отклонить попытку уйти от обсуждения тезиса на сведение личных счетов, разоблачить софистические и психологические уловки, а для этого нуж­но их знать.

В публичном выступлении , если оно является элементом ораторской речи, т.е. однократным речевым актом, особенно важно внимание аудитории, поскольку фактически у оратора нет времени ни повторять, ни уточнять. Завоевание внимания аудитории и есть реализованное ораторское мастерство. Все предлагаемые правила могут быть рассмотрены только как рекомендательные, возможность применения которых диктуется конкретной коммуникативной ситуа­цией.

Как советовал Плутарх, говорить надо "или как можно короче, или как можно приятнее". Можно начинать и с цели выступления, с напоминания известного факта, с незнакомых статистических дан­ных. Но всякий раз ищите приемы возбуждения интереса, которые, конечно, в каждом случае будут разными.

Сначала желательно поляризовать внимание аудитории, вызвать интерес, динамично увеличить эмоциональный фон, а затем можно развивать главную мысль речи.

Дайте слушающим вас возможность ухватить основную мысль уже во вступлении. Это достигается четкой формулировкой тезиса, мудрым афоризмом, цитатой авторитетного лица или документа. Цель речи тоже должна быть всем понятна, тогда люди начинают следить за развитием мысли и тем, как вы ее аргументируете.

Но не только для начала выступления пригодятся какиелибо "сюрпризы" — случай, какаято приятная неожиданность, юмористичес­кое замечание, комплимент и другие "крючки", как называл их А.Ф. Кони, — они необходимы на протяжении всего выступления. До­бивайтесь внимания и расположения аудитории.

Композиция речи состоит из восьми форм, расположенных в определенном порядке, однако их можно компоновать поразному, в зависимости от того, каково расположение речи, т.е. в зависимости от объема речи и выводов по содержанию. Эти восемь форм древнегреческие риторики называли частями речи.

Композиция речи складывается как последовательность частей речи в той или иной конфигурации, когда одна форма сменяется другой, повторяется, комбинируется с другими различным образом. Искусное использование частей речи составляет основу ее расположения.

Части речи — это крупные риторические аргументы, средства риторического доказывания. Вот их классическая последовательность: обращение, называние темы, повествование, описание, доказатель­ство, опровержение, воззвание, заключение.

Первая часть речи — обращение . Это аргумент от личности говорящего. Здесь убеждает сам образ оратора. Но образ оратора дей­ствует через обращенную к аудитории речь. Поэтому содержание обра­щения — так или иначе высказанная просьба прослушать все то, что последует за ним.

Обращение действует как отдельный риторический аргумент толь­ко в совещательной речи. Если оратор хорошо известен публике, публика уважает и доверяет ему, то одно его обращение к аудитории в состоянии решить дело. Особенно в том случае, когда дискуссия требует перехода к действиям. В остальных случаях обращение употребляется обязательно вместе с другими частями речи.

Непосредственная задача обращения — расположить аудиторию к оратору. Поэтому в обращении оратор представляет себя как чело­века определенного духовного склада и общественного положения, прямо или косвенно призывает выслушать речь, показывая свою ос­ведомленность в нуждах, настроении и образе мыслей аудитории. Он как бы говорит: "Я вам сейчас нужен".

Сила обращения в том, что по правилам ведения речи всякий говорящий должен быть выслушан. Следует прервать любое занятие и выслушать того, кто обращается к вам. Правило предпочтения слу­шания любым действиям заучивается с детства и приобретает харак­тер автоматизма. Поэтому на обращение аудитория всегда отвечает напряжением внимания. Лекторы нередко пользуются обращением в ходе лекции, когда внимание слушателей начинает ослабевать.

Обращение создает и развивает фактическую функцию речи. Оно непосредственно связано с эмоцией любви. Поэтому в обращении важ­но быть обильным в словах, уметь отозваться о своей аудитории с по­хвалой, как прямой, так и косвенной, можно прибегать к отступлениям. В обращении нельзя быть скучным, сердить публику или показывать пренебрежение к ней, кроме исключительных случаев.

Иногда можно опустить обращение, если аудитория уже распо­ложена слушать.

Вторая часть речи — называние , или обозначение темы. Это тоже важный риторический аргумент. Само название темы и ее объяс­нение составляют смысловой центр аргументации. Бывает, что, выс­лушав только одно название, публика не хочет слушать дальше или, наоборот, уже согласна с оратором. Аудитория понимает, что тема — центр содержания речи, и предполагает все возможные аргументы.

Название темы должно, вопервых, соответствовать предмету речи, вовторых, быть понятным аудитории и, втретьих, быть построено стилистически так, чтобы заинтересовать слушателей. Это значит, что из разных по стилю высказываний нужно выбрать яркое и современное, отвечающее вкусам аудитории и описывающее предмет лекции.

Название темы — необходимая часть композиции любой лекции. Этой частью после обращения или значимого пропуска обращения открывается публичная речь. Название темы в гомилетической пуб­личной лекции опустить нельзя. В ораторике же, напротив, название, как правило, опускается.

Если тема сформулирована с применением выражений, содержа­щих загадку, или если название имеет описательный характер, ора­тор обычно раскрывает его содержание, комментирует или делает сло­ва комментария как бы названием отдельных частей своей речи, ис­пользуя их как оглавление в последующем построении речи.

Следующая часть речи — повествование . Здесь предмет лек­ции развивается в его историческом становлении. История становле­ния предмета (либо как вещи, либо как мысли) обычно проста для вос­приятия аудитории. Но всякое повествование заведомо неполно. Со­бытия, составляющие повествование, подбираются так, чтобы подве­сти слушателя к определенным выводам. Яркий состав частей истори­ческого повествования — предмет искусства слова. Благодаря тому, что повествование удобно для восприятия, аудитория обычно охотно следит за последовательностью и составом событий.

Но принципиальная невозможность дать полный состав событий делает повествование легкоуязвимым для критики. Ктолибо из присутствующих в аудитории может вспомнить опущенные в повествова­нии события и тем опровергнуть ход и смысловое содержание этой час­ти речи, а то и речи в целом. Поэтому при повествовании выбор собы­тий необходимо хорошо обосновать, а не просто опустить невыгод­ные для говорящего эпизоды (как это нередко делают судебные ора­торы). В повествование входит также рассмотрение предмета лекции как части более широкой проблемы.

Четвертая часть речи — описание , в котором дается системати­ческая картина предмета. Предмет рассматривается и по частям в их соотношении, и в целом. Это всегда системный анализ предмета.

В описание обычно вводятся примеры, содержащие мысленный эксперимент. В этом случае описание непосредственно предшествует доказательству.

Пятая часть речи — доказательство . Она содержит логическое доказывание, в котором применяются разные виды аргументации, примеры и другие формы доказывания, несловесные — например, ве­щественные доказательства. Избрание формы доказательства зави­сит от характера аудитории и от направления доказывания, а также от убеждений и от настроений слушателей.

В древности говорили: "Аргументы не перечисляются, а взвешиваются". Действительно, важно не количество доказательств, а их весомость, уместность. Сразу же нужно отводить в сторону доводы, не относящиеся к сути дела.

Доказательство — центральная часть речи. Поскольку речь мо­жет занимать разный объем, то по конкретным условиям речи доказа­тельство может быть опущено. Однако опущение доказательства не означает его отсутствия. Оратор должен держать в уме доказатель­ство и предварительно хорошо проработать его.

Шестая часть речи — опровержение — следует за доказатель­ством. Опровержение в риторической теории частей речи представля ет собой доказательство от противного. Выдвигаются возможные возра­жения против доказательства, и затем они опровергаются. Благодаря этому путем всестороннего обсуждения темы укрепляется доказательство.

В конкретной ораторской практике опровержение может стать не только абстрактным, но и реальным. Это бывает тогда, когда лектор получает вопросы и возражения, начинающие спор. Тогда опроверже­ние в зависимости от характера аудитории может вестись как диалек­тика, полемика или эристика.

Под диалектикой в данном (античном) смысле слова понима­ется логическое доказывание с употреблением примеров и энтимем, а не одних силлогизмов, в диалектике говорящий и слушающие совмест­но ищут истину.

В ораторике, т.е. судебной, совещательной и показательной речи, всегда преследуют интерес, а не ищут истину. Поскольку интересы различны, возникает полемика или спор.

В письменной речи диалектическая позиция возможна в литера­турном тексте и невозможна в письмах, документах и средствах мас­совой информации.

Диалектические отношения к предмету речи специально оговариваются. Это делается путем обращения к аудитории: необходимо при­звать ее отнестись к предмету диалектически, т.е. начать совместно искать истину, а не просто утверждать самого себя.

В условиях публичной лекции спор может вестись либо с абстрак­тным оппонентом, когда лектор и аудитория выступают как бы со­вместно против него, либо с кемлибо из слушателей, а то и со всей аудиторией.

Бывает (и нередко), когда аудитория в целом или ктолибо из присутствующих склонен "дать бой лектору", т.е. настроен на полемику. Тогда переходят к полемическому опровержению.

При полемическом опровержении целью является дока­зать оппоненту справедливость своей точки зрения и склонить его при­нять ее. Успех полемики определяется тем, что оппонент оказался убеж­денным и признал справедливость и правильность аргументов, выдви­нутых противником.

Полемика выгодна лектору. Она помогает развить и укрепить его точку зрения. Обычно полемика принимает форму вопросов аудитории и ответов лектора.

При эристическом споре понятие правильности и справед­ливости аргументов практически не меняется, здесь происходит утвер­ждение своего интереса (простейший пример эристики — умение торго­ваться на базаре). Результатом эристического спора должно быть со­глашение, в определенной степени устраивающее обе стороны.

Седьмая часть речи — воззвание . Это обращение к сердцам слушателей и к их эмоциям.

Восьмая часть речи — заключение , в котором обычно подво­дится итог лекции и даются перспективы на будущее.

Остановимся на некоторых особенностях публичного выступления.

В композиции ораторской речи, таким образом, первый крупный этап — установление контакта с аудиторией — имеет очень большое значение. Лучшее начало — это как бы приглашение к размышлению, приглашение заманчивое, от которого невозможно отказаться.

Первыми фразами вам удалось привлечь внимание и даже заинтриговать перспективой речи. Но слушатель пойдет за вами, если уяснит, зачем все это. Человек должен ощутить потребность в информации лич­но для себя. Возможно, он и думает о голоде в Эфиопии, но невольно задается вопросом, какое отношение данная проблема имеет к нему лич­но. Надо помочь слушателю осознать его сопричастность к теме. Вто­рой этап подчинения аудитории воле оратора, таким образом, — "перекидывание моста" от общих интересов и потребностей (государствен­ных, групповых и т.д.) к личным, индивидуальным.

До тех пор, пока оратор не настроил человека на слушание речи, не выявил мотивации, потребности в восприятии сообщаемого не бу­дет. Основную часть речи следуют посвятить обоснованию главной мысли — начните общим целевым утверждением тезиса.

Излагайте позицию открыто. Умолчание о чемлибо вызывает оживление оппозиции. Побольше искренности, не скупитесь на чув­ства. Демонстрируйте свою личную убежденность. "Посеете скрыт­ность — пожнете недоверие". Показывайте пользу ваших предложений не вообще, а конкретно, вплоть до деталей. Чем ниже образовательный уровень аудитории, тем больше надо заботиться о примерах, как мож­но чаще использовать наглядные средства, подключая также и внут­реннее зрение. Что это такое? "Слушать на нашем языке означает ви­деть то, о чем говорят, а говорить — значит рисовать зрительные обра­зы. Природа устроена так, — писал К.С. Станиславский, — что мы при словесном общении с другими сначала видим внутренним взором то, о чем идет речь, а потом уже говорим о виденном. Если же мы слуша­ем других, то сначала воспринимаем ухом то, что нам говорят, а потом видим глазом услышанное". Порой люди помнят, о чем шла речь, толь­ко благодаря примерам. Они видят предмет, воображают и фиксируют его в памяти (так реализуется образное мышление).

Сенека говорил: "Длинен путь через наставления, короток и легок — через примеры". Примеры подразделяются на краткие или подробные иллюстрации (ссылка на случай, известный аудитории, или рассказ, событие), фактические истории или анекдотические курьезы; шуточные повествования или строгую констатацию фактов и др.

1. Примеры в виде историй.

Допустим, вы ставите перед публикой вопрос, можно ли победить, будучи приговоренным к смерти. И далее уместна история. Приведем такую. В Древней Греции красавицу Фрину, по преданию, судьи приговорили к смертной казни за то, что она слишком любовалась своим обнаженным телом. Чтобы спасти красавицу, на суде защитник сорвал с нее одежду. Судьи увидели ее наготу и, ошеломленные красотой ее тела, отменили приговор.

2. Примеры из жизни известных слушателям людей.

3. Примеры, в которых используются новые статистические данные.

"В Швеции за последние годы возрос ассортимент продук­тов для домашних животных — в нем теперь около 200 позиций. Консервы собачьи и кошачьи, галеты, потроха, косточки... Что еще? Не хватает фантазии".

4. Примеры, построенные на контрастных или красочных сравне­ниях.

Наиболее эффектное сравнение построено на аналогиях, зафиксированных в индивидуальном жизненном опыте.

5. Визуально оформленный пример.

Если оратор не пытается достичь образности, используя слова, которые будоражат воображение, не реконструирует сцены из личного опыта слушателей, то речь его останется абстрактной, не произведет на аудиторию впечатления. Яркая, т.е. стимулирующая воображение, эмоциональная, т.е. апеллирующая к чувствам, искренняя, т.е. демонстрирующая убежденность говорящего, речь — произведение ораторского искусства. В этой связи ораторское искусство — особая фор­ма воздействия не только и не столько на разум слушателя, сколько на его чувства и воображение. Не случайно один древний китайский философ заключил: "Искренний человек, исповедующий ложное уче­ние, делает его истинным, неискренний человек, исповедующий ис­тинное учение, делает его ложным".

Говорите ясно. Все великие ораторы придерживались правила, сформулированного еще Аристотелем: ясность мысли — ясность речи — ясность общественного интереса.

Непоследовательность — типичный порок нелогичного мышления, когда оратор, докладчик, автор или участник спора высказывает ка­коелибо положение, а затем тут же отрицает его. Непоследовательность всегда является нарушением требований формальнологического закона противоречия. Непоследовательность — это и такое положение, ког­да из посылок не делают того вывода, который из них неизбежно сле­дует.

Обязательно включайте в свои рассуждения доводы сомневающих­ся (оппонентов) в выгодном для своего рассуждения ракурсе. Для этого определите заранее слабые стороны аргументации соперников. Возмож­но, вам удастся посеять предубеждение к выступлению противника, если вы уверены, что полемики не избежать.

Если вы предполагаете явное противодействие со стороны незаинтересованных лиц, дайте фундаментальное обоснование своих взглядов, ошеломите слушателей оригинальным теоретическим доказательством, удивите логичностью обоснования.

Избегайте давать собственные оценки, использовать превосходные степени сравнения, частые ссылки на авторитеты. Это обижает собеседников.

Ведите мысль по трем ступенькам: вначале дайте определение понятию (дефиниция), далее сравните предмет с чемлибо известным (идентификация), а после приведите аргументы. Этим вы обеспечите доступность вашей аргументации и логичность изложения.

Выступая первыми, сначала докажите свой тезис, а в конце постарайтесь посеять сомнение в отношении антитезиса, слегка покритикуйте оппонентов. Тем самым вы затрудните их задачу. Ведь в этом случае им надо будет начинать не с убеждения, а с нейтрализации брошенных вами посылок — время на обоснование альтернативы будет потеряно. В любом случае начинайте с того, что вас объединяет. Существуют два известных латинских изречения: " Cum principia negante non est disputandum " и " Contra principia neganti disputari non potest ", кото­рые означают, что против отрицающего основные положения спорить невозможно, нельзя спорить с тем, кто отрицает принципы, спорящие стороны должны признавать какието общие начала, на основании которых может быть разрешен их спор. В каждой аудитории есть опреде­ленные области содержания, которые признаются как правильные и про­веренные общественным опытом. Они носят название общих мест. Необ­ходимо различать общие места и предрассудки. Общие места — категории содержания речи, проверенные историческим опытом людей и поэтому правильные. Предрассудки — заблуждения, временно разделяемые большинством людей. Так, например, общим местом будет то, что дети рождаются только благодаря союзу женщины и мужчины. Предрассудком — что в этот союз могут вмешаться нечистые силы.

Общие места — результаты познавательной деятельности человечества. Они развиваются вместе с развитием знания и речи. Поэтому общие места бывают основные, не зависящие от вида словесности, и дополнительные, принятые только в ее определенном виде. Основные общие места возникают прежде всего в фольклоре. Фольклор является всеобщим знанием, он содержит исходную систему знания, от которой отправляются все другие знания в последующем развитии обществен­ной мысли. Эти общие места сформулированы в самом кратком фольк­лорном жанре — пословицах и поговорках.

Топика , т.е. совокупность общих мест (словом топ или топос называют общее место; топ и общее место — синонимы), у Аристотеля связана с логической формой противопоставлений, свойственных пословицам, которая характеризуется сочетанием утверждений и частных отрицаний уже утвержденного, по типу: Много — хорошо, а больше лучше того; Мал золотник, да дорог. Этот тип суждений вошел в "Риторику" Аристотеля при описании им топики.

Общие места основного характера были разработаны рационалистической риторикой, образцом которой может служить риторика Ло­моносова: "Все идеи изобретены бывают из общих мест риторических, которые суть: 1) род и вид, 2) целое и части, 3) свойства материальные, 4) свойства жизненные, 5) имя, 6) действия и страдания, 7) место, 8) время, 9) происхождение, 10) причина, 11) предыдущее и последующее, 12) признаки, 13) обстоятельства, 14) подобия, 15) противные и несход­ные вещи, 16) уравнения".

Дополнительные общие места характеризуются тем, что они применяются в текстах с определенным смысловым содержанием, напри­мер в научных. Но при этом они как бы разделяют данный вид сло­весности на диаметрально противоположные группировки. Так про­тивопоставляются в пределах науки диаметрально противоположные виды фундаментального знания: естественноисторические и обще­ственноисторические.

Совокупность таких дополнительных общих мест в области на­уки есть образ научного предмета. Развитие общих мест — итог по­знавательной деятельности. Информационные классификации знаний выстраиваются с ориентацией на общие места. Впервые эта мысль была сформулирована в "Частной риторике" К.П. Зеленецкого.

Кроме общих мест и предрассудков, позитивный познавательный процесс в речевой коммуникации содержит и временные итоги позна­ния. Это такие явления, как распространенные научные гипотезы, оп­равданные положения разных идеологий, религиозные догматы, тер­мины, стандарты и, наконец, общепринятые в данном состоянии об­щества или определенной его части положения в области права, адми­нистрации, идейных построений массовой информации и т.п.

Для убедительности изложения содержания речи необходимо держаться общих мест, мнений, распространенных в настоящее время, и отдавать себе отчет в том, что существовали и существуют предрассуд­ки, с которыми нужно бороться.

Общие места в схоластической риторике понимались как механистическое средство изобретения речи. Не избегла такого понимания об­щих мест и рационалистическая риторика. В ней общие места понима­лись как средство изобрести мысль путем соединения общих мест, их логического перемножения. Этот метод, как оказалось, годится только при формировании догматической речи, когда целью изобретения яв­ляется напоминание или дополнительное освещение истин, уже извест­ных слушателям, т.е. изобретается новая словесная форма для триви­ального знания. Общие места — только средство установления речевой коммуникации, для которой нужна смысловая общепонятность. Опи­раясь на общепринятое и общепонятное, оратор развивает принципи­ально новую мысль.

Если вы выступаете вторыми, то существуют два варианта нача­ла речи.

Можно сразу доказывать свою точку зрения, не принимая в рас­чет то, что говорил оппонент. Этот порядок выигрышный, когда вы уверены в неуязвимости своей аргументации. У вас есть чем удивить аудиторию, и атмосфера благоприятствует вашей позиции.

Если же силы примерно равны, то следует начать с анализа, раз­бора аргументации соперника, расшатать демонстрацию и тем самым ослабить состоявшееся на слушателей воздействие. После этого можно приступить к доказательству своего положения. Второй случай требует больше времени и сильной контраргументации. При этом "Из доводов сильные и важные должно положить наперед, и те, которые других слабее, в середине, а самые сильные — на конце утверждения, ибо слушатели и читатели больше началу и концу внимают и оных больше помнят" (М.В. Ломоносов).

Как только вы почувствуете, что цель достигнута, просите определенных действий от аудитории. Здесь уместны призывы и обращения. Финал речи должен прозвучать мощно, чтобы люди услышали вас.

Трудным собеседником следует считать человека, о котором мы ничего не знаем. Самым же сильным может оказаться тот, о котором мы ничего не желаем знать. С другой стороны, не подготовленный к раз­говору человек может быстро вызвать у доброжелательного и пози­тивно настроенного собеседника активную неприязнь, переходящую в конфронтацию. Некоторым людям свойственна "врожденная испорченность": они считают себя всегда правыми, а собеседника — забл уждающимся. Отсюда неуважительное отношение к чужим принци­пам, мнениям, суждениям; предвзятость и недоброжелательность в об­щении. Такой человек даже не скрывает нежелания слушать вас. Свер­ните разговор, так как он приведет лишь к ссоре, обидным упрекам, психологическому барьеру. "Многие только потому и спорят против истины, что пропадут, признав ее за таковую" (И.В. Гете).

Психологический барьер в общении создают повышенный эгоцентризм (все внимание концентрируется на себе, возвышении себя), недисциплинированность, лень, нежелание думать, нечестность, грубость, болезненное самолюбие, тщеславие, консерватизм в мышлении, неуравновешенность, беспринципность, властолюбие, вспыльчивость и др. Как видим, есть что принять во внимание. Значит, умейте "смоделировать" своего собеседника и до разговора с ним спрогнозировать ситуации общения.

Готовиться к противоборству, защите вынуждают многие обстоятельства, но главное из них — стремление к истине. "Люди умные и энергичные борются до конца, а люди пустые и никуда не годные подчиняются без малейшей борьбы всем мелким случайностям своего бессмысленного существования", — замечал Писарев.

Почему необходимо готовиться к противодействию?

Вопервых, изза того, что к спору подключаются и некомпетентные, недальновидные, ограниченные в своем представлении об обсуждаемом предмете люди. Приходится сталкиваться и с упрямством оппонентов.

Вовторых, изза непримиримости позиций спорящих, их "престижных" побуждений, конъюнктурных соображений, расхождения целей.

Втретьих, изза неприятия участниками спора взглядов и гипо­тез до тех пор, пока их очевидность не станет неотвратимой необхо­димостью.

Вчетвертых, изза привлечения к дискуссии общественности, мне­ние которой может быть случайным, умышленно неправильно сформированным.

Впятых, изза неумения слушать и понимать собеседника.

Если перед вами вздорный человек, сохраняйте спокойствие, не давайте вывести себя из равновесия. Предоставьте критику его пози­ции другим — сохраните силы и со стороны обнаружите уязвимые места соперника.

Позитивно настроенного собеседника не следует подталкивать к одобрению ("ну что же вы молчите?"), форсировать его активность. Так как он ваш потенциальный соратник, лучше дайте ему возмож­ность подвести итог, высказать резюме.

Демагогов следует очень тактично останавливать контрвопроса­ми, уточнениями. В этом случае уместна ирония.

В робких же надо укрепить уверенность (быть замеченным публи­кой всегда приятно.) Смотришь, у когото из них появится желание выступить в поддержку вашей идеи.

Что касается признанного авторитета, то лучше всего ограничить­ся комплиментом в его адрес. Если же вы проявите внимание к его мне­нию, попросите советов в отношении вашей аргументации, то ваш со­беседник ощутит значимость своей персоны и охотно поддержит вас.

Незаинтересованные скептики отличаются обостренным чувством собственного достоинства. Их не стоит лишний раз задевать, возра­жения лучше оставлять без внимания либо в мягкой форме нейтрализовывать их негативную реакцию.

Защита собственной позиции заключается не столько в ограждении идеи от критики собеседников или в неуязвимости аргументации, сколь­ко в успешности контрударов по слабым местам альтернативы. Мозг человека делает окончательный выбор после срабатывания всей це­почки: аргументация, оппонирование, контраргументация. И решаю­щим, как правило, может оказаться прием конструктивной критики. Поэтому, слушая собеседника, замечайте уязвимые места его выступ­ления для контрудара. Что здесь имеется в виду? Противоречия в суж­дениях, несостоятельные аргументы, подтасовки, неудачные аналогии, предвзятые оценочные суждения, спекуляции, демагогические увертки, софистические уловки и ошибки изза нарушения законов логики. Без обнаруженных изъянов в аргументации оппонента защита превратит­ся в оборону. Идея обычно овладевает людьми только при сочетании наступления с утверждением и контрнаступления с упреждающими уда­рами. Не случайно в символе древней риторики — муза, держащая меч и щит. Цицерон утверждал, что ораторское искусство сродни искусст­ву военному. Дискуссия — это сражение умов.

Чего нам прежде всего не хватает в дискуссии, так это умения внимательно слушать и улавливать мысли собеседника. Понаблюдайте за двумя спорящими, и вы поймете, скорее всего, что оба стремятся переубедить другого и совсем забывают о необходимости выслушать собеседника. Что же предпринять для успеха защиты своей позиции? Дайте возможность человеку высказаться и не перебивайте его. Ста­райтесь понять его точку зрения и найти соприкосновение позиций, запомните взаимодополняющие доводы. Стремитесь уловить мысль оппонента, сосредоточьтесь на ее развитии и обосновании, не приди­райтесь к неточным словам. Не пытайтесь одновременно хвалить со­беседника и после этого сразу же критиковать. Не показывайте своего торжества, побеждая его в споре: не задевайте его самолюбия. Если вы оказались неправы, признайтесь в этом быстро и без колебаний. Ни­когда не говорите собеседнику прямо: "Вы не правы". Помните, он пе­реживает за свою репутацию. Прежде чем критиковать, вспомните ана­логичный случай из вашей практики, приведите его собеседнику. По­казывайте знаками (кивками, словами, жестами), что вы следите за раз­витием его мысли, одобряете его искренне. Проявляйте терпение, не под­гоняйте собеседника, если вам понятна его мысль, а он еще говорит. Наши мысли во много раз опережают слова и фразы. Чем образованнее человек, тем быстрее он делает вывод. Чтобы не обидеть оппонента, попросите его аргументировать заинтересовавшие вас мысли.

В психологии делового спора и общения выработаны рекомендации, как реагировать на различное поведение оппонента (см. таблицу).

Некорректное действие собеседника

Нейтрализующая защита собеседника

«Раздувание» проблемы, вывод ее за принятые в дискуссии границы

Напомнить о рамках дискуссии, о ее цели. Попросить еще раз уточнить антитезис и вернуть разговор в прежнее русло, в установленные границы обсуждения

Выхватывание мелочи (факта), не затрагивающей основного тезиса

Спросить оратора о цели дискуссии, цели его выступления. Спросить, какую мысль развивал и доказывал собеседник

Попытка со стороны оппонента перехватить инициативу в выборе направления разговора:

Предусмотреть возражения соперников, изучить их мотивы, позиции и т.д.:

а) подмена принципиального положения ссылками на мелочи;

а) указать собеседнику на его уход от спорного вопроса;

б) выдвижение вопроса не по существу проблемы;

б) спросить его, какую мысль он доказывал;

в) выдвижение контрвопроса, игнорирование высказанного мнения, аргументации

в) попросить высказать отношение к аргументации, изложенному мнению

Высказывание намеков, компрометирующих собеседника, ставящих тем самым под сомнение его мысль, предложения:

Не исключать комплиментов в адрес соперника, выигрывать доброжелательностью, демонстрировать свою объективность:

а) перенесение критики на выступающего, на личность;

а) заметить, что «умная мысль может засветиться и в темной комнате»;

б) приписывание выступающему явно нелепых высказываний

б) не пытаться оправдываться, не проявлять резких эмоций, не поддаваться на провокацию

Намеренный увод к ложным выводам, подтасовка фактов для того, чтобы впоследствии уличить оппонента в безграмотности и дилетантстве

Прекратить обмен мнениями, похвалить собеседника за глубину анализа и попросить его сделать обобщающий вывод

Скрывание резко отрицательного отношения к позиции или автору идеи под маской доброжелательности

Остроумно сорвать маску оратора, напомнить факт подобной «доброжелательности» и раскрыть его замысел всем присутствующим

Демонстрация некомпетентности соперника в проблеме, ведение демагогических рассуждений

Не проявлять излишнюю деликатность, спросить, о чем конкретно шла речь, ради чего

Игра на ошибках оппонентов, недоработках, несовершенствах их, игнорирование фактов «за» и «против», тенденциозное преподнесение материала

Попросить высказать соображения, как выйти из затруднения

Постоянное изменение позиции, кружение вокруг да около, попытки найти чтото третье свое

Не настаивать на признании, согласии и поддержке вашей идеи. Ваш соперник – марионетка. Сверните разговор, который все равно ни к чему не приведет

Грубое одергивание собеседника

Не давать волю своим чувствам. Это попытка соперника вывести вас из равновесия и на этом сыграть. По возможности использовать сатиру, иронию, сарказм, пародию

Полезные советы содержатся в размышлениях французского по­эта и писателя Л. Вовенарга. Предлагаем некоторые из них.

1. Не рассчитывайте на поддержку со стороны друзей. Делайте ставку на совокупность людей.

Обычно люди только в крайнем случае отдают должное достоин­ствам других. И часто даже те, кого мы считаем друзьями, медлят с при­знанием чужих достоинств. Испокон веку говорится: "Свой своему не верит". А почему? Да потому, что самые великие люди начинали так же, как мы. Тот, кто видел их первые робкие шаги, запомнил этих лю­дей слабыми и неумелыми, и ему не по душе нарушение былого равен­ства (как ошибочно ему казалось). К счастью, посторонние люди ока­зываются справедливее друзей.

2. Не падайте духом от обнаруженных ошибок. Возможно, это спасение от провала. Заблуждение — свойство разума.

Никто не грешил так ошибками, как великие люди. Об ошибках их молодости, стертых посмертной славой, даже историки не упомина­ют. Мудрецы тысячи раз ошибались в своих суждениях и догадках, испытывали унижение изза незнания. Путь к истине прегражден предрассудками, кознями, домыслами и ловушками завистников на каждом шагу. Молва коварна. Но не впадайте в уныние. Видите цель и знаете дорогу — идите. Оступились — и снова идите вперед.

В споре искренне благодарите за замечания и, сохраняя самообладание, обещайте доработать свое предложение. Продумывайте свой замысел и тактику так, чтобы даже неудача приносила известные выгоды.

3. Будьте общительны. Не избегайте разговоров с умными людьми. Общение придает уму гибкость и непринужденность, делает выдержан­ней, уступчивей, подавляет излишнее тщеславие, приучает к естествен­ности и раскованности и в то же время вооружает благоразумием, ос­нованиями для выводов не на умозрительных иллюзиях, а на неоспо­римых уроках личного опыта и опыта других собеседников.

4. Уклоняйтесь от полемики с самовлюбленным и надменным человеком. Если перед вами повеса, который готов по любому поводу высказывать свое мнение, то будьте уверены — собеседник способен без устали высмеивать все, что претендует на признание. Это чело­век, которого мало кто любит. Он чаще предпочитает тиранить дру­гих, умеет болтать, обо всем разглагольствует, на все притязает.

Как правило, он не признает духовных ценностей, но инициати­ву готов перехватить, потому что ей придают значение другие. Кредо у него одно — покрасоваться при любом случае. В дискуссии насту­пайте незамедлительно с внезапной шуткой, иронией, сарказмом. Все­общий хохот надолго посадит его на место.

5. Опасайтесь робких. Даже если наскоком или силой доводов вы сумеете вырвать у них одобрение, они, расставшись с вами, вернутся к своей ограниченности и лишь станут еще более враждебны к вам.

Вопросы и замечания — непременные атрибуты механизма споров, дискуссий, брифингов. Именно в вопросах и замечаниях выра­жаются сомнения, т.е. несовпадения мнений, выясняются позиции, ар­гументы, основания. Возникновение вопроса — это первый признак мышления человека. Однако далеко не все замечания и вопросы имеют конструктивную, плодотворную направленность. Они могут носить и деструктивный (разрушительный) характер, вплоть до обструкции (сры­ва) творческого процесса. Для того чтобы подход к спору носил конструктивный характер (т.е. выражался в стремлении спорящих к обмену мнениями, к беседе, к нахождению приемлемого решения), все участни­ки должны руководствоваться следующими психологическими принци­пами: а) равной безопасности, б) децентрической направленности и в) адекватности (соответствия) того, что воспринято, тому, что сказано.

Принцип равной безопасности гласит: не причиняйте психологического или иного ущерба ни одному из участников спора; не делайте того, что самим не понравилось бы (см. выше в главе "Нравственность речи"). Принцип относится ко многим психологическим факторам личности, но в первую очередь — к чувству собственного достоинства. Он запрещает оскорбительные, унижающие выпады против личности собеседника, какие бы тот мысли и идеи ни отстаи­вал. Если ктото нарушает этот принцип, то происходит подмена цели (достижение истины), спор сходит с рельсов логики развития мысли, и начинается противоборство амбиций. Оказавшись объектом насме­шек, человек нередко слепо и беспощадно мстит за унижение.

Другой принцип — принцип децентрической направленности — предписывает: умейте анализировать ситуацию или проблему с точ­ки зрения другого человека, смотрите на себя и других исходя из ин­тересов дела, а не из личных целей. Если кратко, то кредо таково: не причиняйте ущерба делу.

Принцип предполагает помощь друг другу и решение проблемы объединенными усилиями, поиск устраивающего всех варианта. Если в споре будет достигнута подобная направленность, то собеседники смогут не только подняться над личными интересами, но и сделать прорыв через внешние и внутренние ограничения, в частности через психоло­гические барьеры, мешающие увидеть истину или решение, которое является оптимальным.

Децентрическая направленность развивается в условиях альтерна­тивы, т.е. при рассмотрении нескольких точек зрения. Совершенству ется такое мышление в частом общении с людьми, умеющими отстаи­вать свой взгляд при конструктивном подходе к решению проблемы.

Однако направленность как совокупность относительно независи­мых от ситуации устойчивых мотивов деятельности может быть и только эгоцентрической. При этом личность руководствуется исключительно мотивами собственного благополучия, стремлением к престижу, победе в споре. Собеседники с эгоцентрической направленностью обычно заняты больше всего своими проблемами и не интересуются проблемами других; спешат с выводами и предположениями; пытаются навязывать свое мне­ние окружающим; лишают других участников спора чувства свободы; не ориентируются в обстановке, когда нужно говорить, а когда — мол­чать и слушать; их поведение не отличается дружелюбием.

Кредо эгоцентриста: "В центре внимания моя точка зрения, моя теория, но не точка зрения противника". В споре он делит людей на полезных, помогающих ему отстаивать его мнение, и вредных, препятствующих его успеху. Такой человек способен "поставить на место", распечь, одернуть, обругать, унизить, оскорбить соперника. Когда ни­чего другого не удается, эгоцентрист изображает непонятость, горь­кую обиду. Искренность его возмущения может привести собеседника в смятение. Человек с эгоцентрической направленностью чаще дру­гих склонен к деструктивному подходу в споре.

Немаловажен и третий принцип — принцип адекватности того, что воспринято, тому, что сказано. Он гласит: не причиняйте ущерба мысли намеренным или ненамеренным искажением сказанного (услы­шанного).

Чтобы этот принцип сослужил службу спорящим, необходимо максимально точное восприятие смысла услышанного. Надо стремиться к простоте и точности высказываний. Если фразы непонятны, то угасает внимание, теряется интерес к речи собеседника (см. выше). А когда ин­терес сохраняется, чувство такта сдерживает желание слушающего уточнить смысл сказанного и приходится достраивать понимание по своим представлениям. В этом всегда скрыта опасность отразить в со­знании не то, что имел в виду оппонент. В результате возникает смыс­ловой барьер — несовпадение воспринятого с тем, что было услышано.

На пути к точному восприятию речи оратора могут быть и психологические барьеры. Они связаны с особенностями личности, ее психическим состоянием или реакциями, препятствующими пониманию или принятию адекватного смысла высказывания, точки зрения про­тивника. Это могут быть проявления излишней уверенности орато­ра, апломб, амбиции, пренебрежение другими мнениями, самолюбо­вание, зависть, вражда и т.д.

Принцип обязывает участников спора учитывать способность противника достаточно точно улавливать смысл цепочек рассужде­ния и делать материал доступным, не перегружая и не упрощая изло­жение в ущерб глубине мыслей.

Кроме того, необходимо принимать во внимание свойственные многим косность мышления, приводящую к догмам (см. выше). Новые научные истины всегда парадоксальны, если судить на основании обыденного сознания, человек неохотно сбрасывает шоры привычно­го, оправдавшего себя опыта.

Не все обладают системным мышлением, т.е. способностью рассматривать предмет как систему, включенную во множество связей с другими подсистемами. Для одного предмет речи словно высвечен мно­гими прожекторами, а для другого изза узости собственных знаний видится только пятно на объекте познания. Частичные, бессистемные знания обусловливают сомнения там, где другому все ясно. Так возни­кают смысловые барьеры.

В итоге — заблуждение: "То, что я увидел и услышал, есть все, что можно увидеть и услышать в этом высказывании".

Убежденность в непогрешимости собственного мнения в споре приводит к бесполезной перепалке, в результате которой предмет разногласий остается в стороне, а спорящие еще прочнее защищают свои позиции, считая неправым противника.

Для реализации третьего принципа следует учиться слушать друг друга. В чем проявляется неумение слушать собеседника и, как след­ствие, неадекватное понимание его?

Мы не умеем сдерживать свое желание высказать скороспелое мне­ние; спешим опровергнуть противника, не вникнув как следует в его рассуждения; перебиваем его, хотя он не закончил свою аргумента­цию, а потом оказываемся в глупом положении; цепляемся за несуще­ственное и в итоге утомляемся, прежде чем добираемся до главного; отвлекаемся на чтолибо во внешности оратора, на недостатки его речи и упускаем из виду суть его мыслей; не дослушав до конца, готовимся парировать намеки на нашу неосведомленность; не принимаем во внимание мотивы противника, побуждающие его сопротивляться на­шему взгляду на проблему; пребываем в уверенности, что наших знаний вполне достаточно, чтобы защитить свою позицию; уверовав, что истина на нашей стороне, заранее настраиваемся на несогласие с ут­верждениями противника.

Все это мешает взаимопониманию и адекватному восприятию сказанного.

  1. Вот некоторые цели спекулятивных замечаний и вопросов, возникающих в этой ситуации: навязать конфронтацию; выхолостить ценность идеи; усугубить разногласия; скомпрометировать инициа­тора предложения; блокировать обсуждение; завести проблему в ту­пик; помешать собеседнику решить свои задачи. Надо иметь в виду, что в основе вопросов и замечаний — основания, мотивы, побуждаю­щие силы собеседника. Укажем некоторые из них.
  2. Природные мотивы: осторожность как результат жизненного опыта; защитная реакция от неожиданности; неосознанное сопротив­ление; реванш за неудачи в делах (соперничество); зависть, личная неприязнь; консервативность мышления.
  3. Мотивы, диктуемые интересом: угроза личной позиции; ослабле­ние позиции соперника; желание получить дополнительную информа­цию; исключение ошибки в принятии решения; установление возмож­ностей собеседника; выяснение компетентности оппонента; обнаруже­ние возможных трудностей; установление степени совпадения мнений; отстаивание классических подходов; выявление аргументов; выигрывание времени для обдумывания своей тактики.

Как видим, сомнения, выраженные в форме вопросов и замечаний, отражают большой спектр личностных мотивов.

Кроме конструктивного и деструктивного подходов к дискуссии, существует еще третий: Laissez faire , laissez passer (фр.), когда пытают­ся занять позицию невмешательства, умалчивания, недоговоренности.

Какие вопросы встречаются в спорах, дискуссиях, беседах? Непол­ный перечень говорит об их многообразии.

  1. Вопроскапкан предполагает уловку. Следует иметь в виду, как показывает практика, что ряд умело подобранных вопросов может довести любого собеседника до кипения. Сорвавшись, человек потеря­ет самообладание и нить своих рассуждений, а деморализованный со­перник уже не соперник. Не давайте втянуть себя в разговор, от кото­рого выигрывает противник. Юмор, ирония, анекдот, пародия, "воз­вратный удар" — вот средства парирования вопросовкапканов.
  2. Контрвопрос , который часто применяется для нейтрализа­ции суждения.
  3. Блокирующий вопрос , функция которого — "закрыть го­ризонт" оппоненту и добиваться таких ответов, которые соответству­ют концепции собеседника; и если вопросы сформулированы доста­точно искусно, то они подталкивают мысль только в одном направле­нии, блокируя возможные альтернативы.
  4. Каверзный вопрос . Сократ, как известно, приводил оппо­нента к полному краху своими каверзными вопросами (см. выше). Когда его судили, он подробно объяснил, почему постоянно задавал людям каверзные вопросы: им двигало стремление пробудить у них чув­ство справедливости и отвратить от дурных поступков. Себя он срав­нивал с оводом, не дающим скотине зажиреть от дремоты.

Если слушатель чувствует фальшь или ложь в рассуждении оратора, то его протест чаще выражается в каверзных вопросах. Диле­тантский подход, вздор и попытки ввести в заблуждение, украша­тельства — все это вызывает каверзные вопросы оппонентов. Как себя уберечь от этого? Будьте искренними. Доверительность нейтрализует желание некоторых людей задавать каверзные вопросы.

5. Принудительным вопросом собеседник стремится угово­рить нас согласиться с ним. Обычно это вопросы типа: "Ведь вы не буде­те этого отрицать?" Вымогая наше согласие, оппонент практически ос­тавляет нам лишь одну возможность — признать себя побежденными. Какой здесь выход? Пожалуй, один — сказать: "Не занимайтесь вымо­гательством".

6. Риторический вопрос . Если необходимо или слушатели готовы к одобрению, то прибегайте к таким вопросам. Они обеспечи­вают молчаливое согласие участников беседы с нашим мнением, т.е. поддержку. Формулируйте вопросы так, чтобы на них можно было дать однозначные ответы — да или нет, чтобы они звучали кратко, создавали ритм, закрепляя мысль. В большой аудитории риторичес­кие вопросы очень сплачивают людей (в такой обстановке молчание и будет означать одобрение вашей точки зрения).

7. Ускоряющий вопрос . В тех случаях, когда мы хотим по­влиять на точку зрения собеседника, подтолкнуть его к согласию или подтверждению ранее достигнутой договоренности, следует применять ускоряющие вопросы. Ускоряющие вопросы вынуждают собеседника форсировать аргументацию своего мнения. Однако здесь кроется опас­ность: у собеседника может сложиться впечатление, будто его допра­шивают. Центр усилий смещается в вашу сторону, а собеседник ли­шен активности и может поэтому "взорваться": "Вы меня не подго­няйте". Применяйте данные вопросы с осторожностью и в тех случа­ях, когда участники дискуссии достаточно осведомлены в проблеме.

8. Уточняющий вопрос . Пользуйтесь этими вопросами, ког­да вам нужны дополнительные сведения или вы хотите выявить истин­ные мотивы стороны, когда собеседник занимает нейтральную или позитивную позицию по отношению к вам и готов передать информацию. Они начинаются со слов что, кто, как, почему, сколько. Например: "Чего, по вашему мнению, недостает в аргументации этого предложения?"

В чем польза такого вопроса? Собеседник находится в активном состоянии, становится источником информации, идей, предложений; он имеет возможность по своему усмотрению сообщать информацию; ему льстит внимание к его мнению, и этим устраняется психологичес­кий барьер в споре.

В чем опасность увлечения уточняющими вопросами? Вы, конечно же, теряете инициативу, и беседа может перейти в русло интересов и проблем собеседника. Не давайте увести себя такими вопросами в пус­той разговор. Противник может оградить себя от критического анали­за, а из вас выжать все, что его интересует. И сделает это с большим вниманием и тактом.

С помощью вопросов мы, с одной стороны, максимально активизи­руем оппонента и даем ему возможность самоутвердиться, с другой — улуч­шаем свое положение, уводим собеседника от критического анализа наших позиций. Он испытывает удовлетворение от возможности выго­вориться, а мы облегчаем себе решение задачи.

Вопросы выполняют важную роль на всех фазах дискуссии, зак­репляя промежуточные результаты обмена мнениями.

А как мы реагируем на замечания. Становится ли это помехой в беседе, мешает ли достижению взаимопонимания? Конечно, мешает, но избежать их в споре невозможно. Остается согласиться с мнением Леонардо да Винчи: "Противник, вскрывающий ваши ошибки, го­раздо полезнее, чем друг, скрывающий их".

Какие могут встретиться замечания?

1. Ироническое. "Учась ходить, человек учится и падать, и только падая, он учится ходить". Скептическое. Злобствующее. Провоциру­ющее. "Плешивый обрушился на Диогена с руганью за его пренебре­жение к богам.

— А я ругать тебя не буду, вовсе нет. Я даже похвалю твои волосы за то, что они с дурной твоей головы повылазили", — ответил Диоген.

2. Компрометирующее. Паганини в юности пообещал своему товарищу Кьярелли: «Я "натаскаю" тебя, и ты станешь первой скрип­кой в военном оркестре». Впоследствии завистливый Кьярелли стал инквизитором, и по его воле тело Паганини даже после смерти долго "таскали" по всей Италии, а потом сорок лет не предавали земле.

3. Объективное. Один из сотрудников заметил своему начальни­ку: "Древний философ Плиний говорил, что "человек познается по его отношению к рабам и скотам". Тот ответил: "Но у нас же нет рабов".

4. Угроза. "Будешь так рассуждать, кафедру, а тем более совет, не пробьешь" (А. Райкин).

5. Недоброжелательное. "Кредо недоброжелателя: мало, чтоб гора свалилась с плеч; важно, чтоб она придавила соседа" (В. Колечицкий).

6. Обструкционистское (громкий выкрик, истерический возглас, упрямое повторение). "Соловей замолкает, когда начинают орать ослы" (Саади).

7. Лесть. "На языке лесть, а в голове месть". Помните слова Пага­нини: "Способным завидуют, талантливым вредят, гениальным — мстят"?

8. Нападки. "Спор нельзя устранить другим спором, так же как бешенство одного нельзя устранить бешенством другого. Необходимо убеждать" (Антисфен).

9. Ехидство. "Ум теряет все свое очарование, если он проникнут злостью" (Р. Шеридан).

10. Упреждение. "Ум острый, но не широкий выскакивает вперед на каждом шагу, но двигаться вперед не может" (Р. Тагор).

Для того чтобы отстоять свою позицию в споре, надо нейтрализо­вать оппонента. Для этого необходимо осуществить локализацию, т.е. ограничение области, на которую будет распространяться ответ, и осуществить анализ, т.е. уточнение цели возражения или другой реак­ции собеседника, мысли, скрываемой в вопросе или реплике, выявле­ние причины (основания) и ценности сомнения. От этой операции за­висит выбор тактики и подходящего приема защиты.

Тактика подразделяется на четыре вида.

1. Не противоречить. Если собеседник пытается навязать конфронтацию не по существу, вывести вас из равновесия, направить разговор по ложному пути, то следует промолчать, оставив без внимания его замечания.

2. Отговориться. Если действительность не совпадает с нашим мнением, а противник заставляет признаться в неспособности обосновать свою позицию сейчас же, можно избежать прямого ответа. На прово­кации не всегда надо реагировать.

3. Оправдаться. Не всегда наша аргументация при обосновании является безупречной. Прикрыть слабые места ее уважительными причинами тоже можно, хотя и неэффективно.

4. Защититься. В случае мощного противодействия со стороны оппонента, решительного наступления с целью дискредитировать авто­ра или загубить идею на стадии ее рождения необходимо действовать.

Ответ может быть дан до и после высказывания оппонента.

Если известно, что оппонент настроен поставить нас в трудное положение, следует уже на стадии аргументации привести предполагаем мое замечание как альтернативу и дать ответ на него до того, как оп­поненту представится возможность высказаться.

Ответ сразу после замечания оппонента необходимо во всех слу­чаях давать в спокойной атмосфере общения взаимно заинтересован­ных собеседников. Оправдан немедленный ответ лишь для предотв­ращения дальнейшего развития разговора по неприемлемой для нас линии, для пресечения некорректных действий соперника.

С некоторой задержкой (отсрочкой) ответы можно давать, если нет подходящего материала и если немедленный ответ поставит под угрозу нормальный ход дискуссии с психологической точки зрения, т.е. может последовать эмоциональный взрыв с нежелательными последствиями.

Допустимо игнорировать замечания и вопросы тогда, когда мы ви­дим психологическую уловку, замечание оппонента диктуется его враждебностью, составляет умышленную помеху и не затрагивает суть дела, даже если собеседник прав. В последнем случае ничего другого не оста­ется.

Далеко не всегда надо стремиться к исчерпывающим ответам и медленно реагировать на замечания, реплики, возражения собеседников.

Как правило, нейтрализация осуществляется в защиту своего тезиса и не затрагивает антитезиса оппонента. Но в ряде случаев эффект защиты проявляется в прямой критике позиции противника. Критика означает разбор, анализ рассуждений противника и состоит из двух этапов разрушения неверной аргументации его идеи. Оратор, проводя критический анализ, реализует вторую фазу — почему нет формулы конструктивной критики.

Доказательство ложности или несостоятельности какоголибо тезиса называется опровержением . Самый верный и успешный спо­соб опровержения тезиса, выставленного оппонентом, это опроверже­ние фактами. Если в доказательство ложности или несостоятельности какоголибо тезиса приведены действительные явления, события, про­тиворечащие тезису, то задача опровержения часто оказывается разре­шена. Факты, как говорят, упрямая вещь.

Есть и другие способы опровержения. Подвергаются критике доводы, которые оппонентом выдвинуты в обоснование его тезиса. Задача заключается в том, чтобы доказать, что аргументы опровергаемого доказательства ложны или несостоятельны. Если удается это сделать, то тезис оказывается недоказанным.

Говоря о критике доводов оппонента, следует заметить, что нельзя отвергать чужих аргументов без доказательства их несостоятельности (ложности или сомнительности). Кроме того, надо иметь в виду, что опровержение чужих аргументов не заключает в себе еще опроверже­ние самого тезиса вашего оппонента и не доказывает истинности вашего тезиса. Дело в том, что тезис вашего оппонента может иметь и более точные аргументы, чем опровергнутые. Поэтому для окончательного опровержения чужого тезиса следует доказать несостоятельность не только представленных аргументов, но и содержания самого тезиса.

Доказывается, что истинность опровергаемого тезиса не вытекает из доводов, приведенных в подтверждение тезиса.

Самостоятельно доказывается новый тезис, который является противоположным или противоречащим суждением по отношению к опровергаемому тезису. Этот способ опровержения встречается довольно часто. Заключается он в следующем. Допустим, наш оппонент выдви­нул определенный тезис и обосновал его соответствующими доводами, Будучи не согласными с этим тезисом, мы временно оставляем в сторо­не данный тезис и те доводы, с помощью которых доказывается его ис­тинность, и все внимание сосредоточиваем на другом: доказываем ис­тинность тезиса, который является противоречащим или противополож­ным суждением по отношению к тезису, выставленному оппонентом.

Допустим, что один из участников биологического кружка выставил тезис "Ни одно глубоководное морское животное не может быть ракообразным". Тезис ошибочный. Для того чтобы доказать это, нам необходимо обосновать истинность противо­речащего ему тезиса. "Известно, что некоторые глубоководные морские животные являются ракообразными", что доказывает­ся несколькими единичными фактами, например глубоководное морское животное креветка является ракообразным; к ракооб­разным принадлежат живущие в морских глубинах каракати­цы. Значит, действительно "некоторые глубоководные морские животные являются ракообразными". А если это истинно, то тезис "Ни одно глубоководное морское животное не может быть ракообразным" не является истинным.

Опровержением часто доказывается, что из данного тезиса необ­ходимо вытекает следствие, противоречащее истине. Это очень рас­пространенный способ опровержения; он называется приведение к нелепости (лат. reductio ad absurdum ), которое заключается в сле­дующем: временно допускается, что опровергаемый тезис истинен. Затем из него выводятся следствия. Поскольку и следствия, вытекаю­щие из него, оказываются противоречащими действительности, дела­ется заключение, что и сам тезис ложен. Из истины по правилам логи­ки может быть получена лишь истина. Поскольку же следствия лож­ные, то делается заключение, что тезис ложен (см. выше).

Выражение reductio ad absurdum используется в тех случаях, когда оппонент сам настолько запутывается, что в результате приходит к абсурдным выводам.

Иногда применяется косвенный метод опровержения суждений — метод, который состоит в противопоставлении следствию, выведен­ному из опровергаемого суждения, такого суждения, которое было бы истинным и вместе с тем противоположно этому следствию.

В общем виде опровержение может быть разделено на два этапа. Этап первый: критика несостоятельных аргументов. Это разрушение ос­нований, из которых выводят заключение, претендующее на истину. Ис­пользуются следующие приемы: выявление источника информации; изобличение сомнительных авторитетов; апелляции к фактам; контрас­тное сопоставление; указание на умолчание; приведение контраргумен­тов.

Этап второй: критика демонстрации, т.е. разрушение неправиль­ной связи аргументов между собой и с тезисом в процессе рассуждения. Это своего рода отсечение источников от тезиса, лишение его поддер­живающей силы оснований. При этом применяются более сложные ло­гические приемы: конкретноисторический анализ; авторский коммен­тарий высказываний; анализ очевидной (а по существу несостоятель­ной) аналогии; разбор индукции (мысленная операция наведения); разбор дедукции (мысленная операция выведения); "раскручивание" фальсификаций; выявление подмены понятия; показ мнимого след­ствия, построенного на домыслах и предположениях.

Когда нанесен удар по основаниям, разрушены аргументы, из ко­торых выводится идея, тогда вся аргументация представляется неубе­дительной, тезис необоснованным, и, естественно, он не считается до­казанным. Тот, кто его отстаивал, вынужден готовить новую аргу­ментацию, более прочную и убедительную.

В дискуссии совсем необязательно предлагать острую критику. Если аргументация построена надежно, то вряд ли умный противник станет провоцировать активную защиту. Как замечал французский писатель А. Моруа, "самое трудное — не защищать свое мнение, а знать его".

Какой бы объективной, спокойной, товарищеской критике мы ни подвергались, удовольствия она нам не доставляет. Помните, что лю­бой человек может быть неправ (хотя и не думает так). Разбор аргу­ментов, их анализ, хотим мы этого или нет, всетаки представляют собеседника в невыгодном для него свете. Мы ведь все в той или иной степени, стремимся к престижу, признанию, уважению. Некорректная, злая, торжествующая защита всегда воспринимается соперником как унижение. Так что, может быть, прав Ларошфуко, советовавший: "Если вы хотите иметь врагов, старайтесь превзойти своих друзей. Но если вы хотите иметь друзей, дайте вашим друзьям превзойти вас".

Выделяют три вида спора: аподиктический, эристический и софистический. Вид спора зависит от цели, которая определяет способ и средства ее достижения. Если цель собеседника — поиск истины, то он ведет аподиктический (достоверный, основанный на формальных за­конах мышления и правилах вывода) спор. Если цель оппонента убе­дить, склонить к своему мнению, то он ведет эристический (или, как его называют, диалектический, т.е. основанный на всех законах ди­алектики) спор. Если цель соперника победить любым путем, то про­исходит софистический (основанный на словесных ухищрениях, вво­дящих в заблуждение, см. выше) спор.

В споре участвуют минимум две стороны, и их совместное поведе­ние может быть различным. Вот лишь несколько вариантов.

Первый стремится к истине (аподиктический спор), второй — тоже (аподиктический спор). Первый стремится к истине (аподиктический спор), второй — убедить (эристический спор). Первый стремится к ис­тине (аподиктический спор), второй — к победе (софистический спор). Первый стремится убедить (эристический спор); второй — победить (со­фистический спор). Оба стремятся убедить друг друга (эристический спор). Оба стремятся победить друг друга (софистический спор) и т.д.

Спор может быть символически представлен, как движения фигур на шахматной доске. Конь ходит посвоему, ферзь — посвоему, слон — тоже. В шахматной игре уже имеются точно просчитанные партии с названиями и возможными исходами. Их тысячи. Но если представить, что шахматные фигуры — живые существа, обладающие душой, всеми человеческими страстями, тогда любая партия оказалась бы непредс­казуемой. У шахматных фигур жесткие ограничения — у людей их нет.

В споре надо настраивать себя на самые непредвиденные проявле­ния ума и чувств собеседников. Человек, подготовленный к спору, дол­жен быть способен играть свою партию, импровизируя в условиях имп­ровизации других, не сбивая мысль, а подхватывая ее, вливаясь в ме­лодию оппонента, чувствуя ритм и придерживаясь общей темы. Дру­гими словами, в споре, как в диксиленде, исполняются мыслительные партии: диалектик ведет партию к истине, оратор всех склоняет к еди­номыслию, софист видит свою цель только в победе, но тема звучит.

Рассмотрим подробнее основные виды спора.

Аподиктический спор . Он предполагает точное формулиро­вание тезиса, наличие основного аргумента (достоверного утверждения — большой посылки, с которой начинается цепь умозаключений), отсут­ствие противоречий в рассуждениях, достоверность и достаточность аргументов. При этом умозаключения будут строиться по фигурам силлогизма.

При формальном соблюдении законов мышления и правил выво­да разум приведет нас к истине путем умозаключений, которые назы­ваются аподиктическими. Кредо участника такого спора: "Платон мне друг, но истина дороже". Этот вид спора требует точных (науч­ных) определений понятий, доказанных научных положений в каче­стве больших посылок, установленных фактов, ясно сформулирован­ных проблем, надежных аргументов и понимания сути разногласий (спорного вопроса). В силлогизмах, как замечал К.Л. Зелинский, "в движении мысли по рельсам логики есть та принудительность выво­да, которая пленяет всякого ученого и парализует воображение... Все это рельсовый транспорт мысли, который доставит вас к истине как к конечной станции назначения".

В чем заключается психологический аспект аподиктического спо­ра, когда его ведут оба участника и цель у них одна — найти истину или хотя бы приблизиться к ней? Противники проявляют себя психологи­чески симметрично, т.е. осуществляют взаимную проверку достовер­ности тезиса (пропонента) и антитезиса (оппонента). При этом, глу­боко уважая друг друга, они дают восхищенные оценки суждениям собеседника, взаимно побуждают к уточнению и исправлению фор­мулировок, толкований, определений, проявляют терпение, стремятся прояснить взгляды соперника, ищут и замечают то, в чем противник прав. Вся их деятельность направлена на взаимную коррекцию точек зрения. Образно говоря, ведут они себя, как два человека, распили­вающие ствол дерева двуручной пилой.

Для осуществления аподиктического спора необходимо развивать в себе такие качества, как компетентность (знание общих положений, деталей обсуждения), заинтересованность, оптимизм (в том числе чув­ство юмора), чувство ответственности, конструктивность подхода (го­товность к защите позиции, мнения в интересах созидания и продолже­ния диалога), глубина суждений (философский уровень мышления), аргументированность выводов (прочность фактов, умение пользовать­ся вариантами аргументации, так как истина требует не деклариро­вания, а логического доказательства), сосредоточенность на пробле­ме (выделение самого существенного, четкое изложение спорного пун­кта, короткая и ясная формулировка тезисов), компромиссность (го­товность уступить, рискнуть, изменить свою позицию), общительность (умение восстановить психологический контакт), интеллигентность (интеллектуальная терпимость, искренность в проявлении радости, сдержанность в гневе).

Эристический спор . Как уже было сказано, эристический спор ведется тогда, когда необходимо убедить партнера в чемлибо, перетянуть на свою сторону, сделать единомышленником.

Этот вид спора ведут инициатор и сопротивляющийся ему партнер. В группах — это сторонники позиции и оппозиции. Поэтому та­кой спор еще называют парламентским. Теоретической базой его явля­ются понятия: рассуждение, аргументированность, убедительность. Рас­суждение — цепочка умозаключений (необязательно аподиктических), изложенных в логической последовательности. Аргументированность — логическая принудительность вывода тезиса (рассуждение может казаться доказательным). Убедительность — психологическое понятие, в основе которого вера в правдивость излагаемого, связанная с определенными эмоциями слушателя. Аргументированность обеспечивает совпадение мнений, убедительность — совпадение чувств. В споре неспе­циалистов чаще верх берут именно страсти и эмоции. Не волнуя, не затрагивая нервную систему людей, нельзя даже просто собрать их и направить тушить пожар. Тем более нельзя без этого "склонять"! Аргу­ментированность понимается как обоснованность утверждений, подкрепленность тезиса источниками, фактами, наблюдениями и т.д. Сто­ит придать аргументам психологическую окраску, как сразу усилива­ется их убедительность, и они начинают работать на реализацию цели говорящего. Иными словами, воздействие на разум и рассудок необхо­димо подкрепить иррациональным воздействием на чувства, тогда рас­суждение будет аргументированным и убеждающим.

Рассуждения спорщиков могут быть оценены таким образом: а) аргументированные, но не убеждающие; б) убеждающие, но не совсем аргументированные; в) аргументированные и убеждающие.

Безупречно аргументированное рассуждение называют доказатель­ным. Его признаки: определенность понятий; непротиворечивость суж­дений; достаточность оснований для утверждения тезиса (см. выше). Однако, обладая логической безупречностью, такое рассуждение может оказаться неубедительным, т.е. не затрагивающим эмоциональ­ное состояние человека.

Следует понять, что очень часто большей убеждающей силой обладают недедуктивные умозаключения, особенно для тех, кто привык полагаться на мнение большинства, авторитеты, лидеров, уважаемых лиц или на собственный опыт.

Чтобы представить психологическую характеристику эристического спора, сопоставим мотивы человека, который склоняет аудиторию к своему мнению, и мотивы собеседника, который сопротивляется этому воздействию.

Зачем спорит инициатор?

Чем продиктовано сопротивление ему?

Чтобы добиться своей цели;

Стремлением не попасть под влияние другого человека;

предостеречь от непродуманного решения;

осознанием принципиальной несовмести­мости своей и чужой точек зрения;

вызвать готовность к участию в работе;

неверно понятым высказыванием инициатора;

склонить на свою сторону;

предубеждением к его личности; отношением к спору как к спорту («кто

добиться согласия;

кого?»

сделать партнера единомышленником;

 

найти истину или оптимальное решение.

 

Как видим, диапазон мотивов эристического спора очень широк. Все это заставляет спорщиков испытывать большую нагрузку в обще­нии. Плюс ко всему сказываются личностные особенности, которые предопределяют подход собеседника в споре: конструктивный (сози­дательный) и деструктивный (разрушительный). Оба могут проявлять защитную реакцию. Допустим, инициатор выдвигает предложение и аргументирует его, но партнер под влиянием собственных мотивов, личных невзгод, неудач на работе или изза страха оказаться втяну­тым в ситуацию, которая не сулит ему выгоды и спокойной жизни или непредсказуема, защищается выдвижением альтернативы.

Возникшее столкновение альтернатив также порождает защитную реакцию, которая может быть контраргументацией или обструкцией (преградой, препятствием) для собеседника. В этом случае у спорщика наблюдается повышенная чувствительность к малейшим попыткам соперника повлиять на него.

Сомневаясь в искренности и доброжелательности первой позиции инициатора, партнер возражает, либо поставив альтернативу, либо воздвигая психологическую защиту; проявляет настороженность, со­мнения; засыпает собеседника вопросами, замечаниями; жестко кон­тролирует его высказывания; цепляется за неточности.

Если пропонент в такой ситуации еще пытается продолжать разго­вор, то оппонент может вообще выйти из спора. В худшем случае он начинает контратаку с обструкцией, убийственной критикой, дискре­дитацией и разоблачением нападающего, пуская в ход любые аргумен­ты. Два—три слова — и начинается перепалка. Спор завершается пря­мым или косвенно выраженным несогласием сторон.

Какие ошибки часто допускаются в эристическом споре?

Первая ошибка: завышение информированности собеседника. При нарушении принципа децентрической направленности происходит следующее: то, что известно и понятно инициатору, считается известным и понятным партнеру. Следствие — не обеспечивается аргу­ментированность доводов.

Вторая ошибка: наше мнение должно вызывать у другого те же эмоции, которые возникли у нас. Это частое заблуждение. Эмоции и чувства связаны и зависят прежде всего от мотивов, которые непросто выявить и понять.

Третья ошибка: изза пренебрежения принципом адекватности завышается оценка собственных возможностей и способностей и недооценивается оппонент.

Четвертая ошибка: собеседнику приписывается несуществующий мотив его поведения, и инициатор тратит время и силы на ложном направлении.

Пятая ошибка: чрезмерная апелляция к уму партнера в ущерб убедительности эмоционального воздействия. Цицерон сделал такой вывод: "Оратор должен владеть двумя основными достоинствами: вопервых, умением убеждать точными доводами, а вовторых, волновать души слушателей внушительной и действенной речью".

Но следование добрым советам и знание ошибок еще не гаранти­рует положительного исхода спора. В общении, не лишенном эмоцио­нального накала, как уже говорилось, возникают психологические барьеры, связанные с особенностями личности, психологическими состояниями, ситуационными отношениями, препятствующими взаимо­пониманию или адекватному восприятию смысла высказывания.

Психологические барьеры подразделяются на смысловые и коммуникативные. Смысловые возникают изза нарушения законов логики (см. выше). Коммуникативные — изза непонимания природы и психологии общения людей, сущности процессов их восприятия и взаимо­действия и, наконец, изза неприятия действительности.

Существуют два важнейших коммуникативных правила, на которых базируется любой спор, и в особенности эристический.

Первое правило: договоры должны выполняться. Это правило сформулировано еще древними римлянами на заре формирования государственных отношений между людьми. С этого начинается право. Всякие договоренности, волеизъявления, обещания, заверения необходимо доводить до поступков, конкретных действий. Невыполнение этого правила причиняет огромный вред как деловым, так и личным взаимоот­ношениям. Легко представить, что бы случилось, если бы эта норма повсеместно утратила смысл: поведение людей стало бы абсолютно не­предсказуемым. Мы не смогли бы ориентироваться в самых простых человеческих отношениях.

Второе правило: человек — мера всех вещей. Общечеловеческой нормой общения является признание человека высшей ценностью. Если в споре два соперника бьются за идею, то не следует истреблять друг дру­га за инакомыслие, не губить самих себя как носителей идей.

Вежливость — великое искусство. Недаром было сказано, что нич­то не дается так легко и не стоит так дорого, как вежливость, которая исходит из установки на уважение достоинства партнера, желания по­нять его стремления, страха задеть самолюбие. "Ум теряет все свое очарование, если он проникнут злостью" (Р. Шеридан).

При любом полемическом накале человека не должны покидать самообладание и такт, умение соразмерить силу нападения с объектом "атаки": смешно палить из пушек по воробьям. Полезно бывает время от времени взглянуть на спор как бы со стороны, чтобы подавить неоправданное раздражение, изза которого подвергаются опасности та­кие жизненные ценности, как уважение, расположение, дружба, луч­ше жить с людьми так, "чтобы твои друзья не стали недругами, а не­други стали друзьями" (Пифагор).

Чтобы в споре собеседник не занял эгоцентрическую позицию, В.Л. Леви предлагает четыре правила, с помощью которых один эгоист может психологически нейтрализовать другого эгоиста с самыми при­ятными эмоциями для обоих.

Первое: вникните в суть высказываний собеседников. Это значит — приглушите свои эмоции и посмотрите на того, с кем имеете дело. Пой­мите его точку зрения, его обстоятельства, поставьте себя ради себя же на его место. Узнайте о нем заранее, запомните даты, вкусы и интере­сы.

Второе: создайте благоприятную атмосферу. Это значит — улыбай­тесь пошире, начинайте с "да", с согласия. Если соперник обвиняет вас, обезоруживайте его фразой: "Да, я неправ". Выражайте сочув­ствие, и как можно более искренне. Говорите с ним о том, о чем он хо­чет, или о нем самом, начинайте только с этого, никогда не начинай­те с "я". Обращайтесь к мотивам личной заинтересованности. И да­рите, дарите, дарите...

Третье: не унижайте другого. Не ущемляйте самолюбия, не заде­вайте его неосторожно. Не обвиняйте, не угрожайте и не приказывай­те; не выказывайте недоверия; не прерывайте собеседника, не хвали­тесь; не показывайте, что он вам неинтересен или противен; отказы­вая, извиняйтесь и благодарите...

Четвертое: возвышайте соперника. Проявляйте к нему повышен­ный интерес; оказывайте доверие; слушайте и слушайте, хвалите, хва­лите и хвалите; дайте ему возможность почувствовать себя значитель­ным... Дайте похвастаться, ощутить свое превосходство, советуйтесь с ним как со старшим. Имея идею, наводите на нее исподволь, чтобы ему показалось, что это его идея...

Конечно, это не бесспорные правила, нельзя вступать в спор, не учитывая индивидуальных черт характера, а также национальных, социальных и возрастных особенностей. Аристотель, например, рекомендовал ориентироваться на такие черты характера, которые, по его мнению, бывают свойственны юности и старости.

Юные:

Старые:

склонны к желаниям, страстны, вспыльчивы, не переносят пренебрежения, любят победу, совсем не злы, добродушны, легковерны, живут надеждой, чрезвычайно смелы, великодушны, любят друзей, во всем грешат крайностью, все делают через меру, считают себя всеведущими, доступны состраданию, любят посмеяться, сказать острое слово.

ничего положительного не утверждают, "полагают", но ничего не "знают", злонравны, подозрительны, недовер­чивы, любят и ненавидят не сильно, малодушны, не жаждут, не щедры, трусливы, всего опасаются, эгоисты, живут воспоминаниями, гнев их пылок, но бессилен; руководствуются расчетом, поступают несправедливо, по злобе, ворчливы, не бойки и не смешливы.

Прочитав об этих характерных чертах молодого человека и пожи­лого, можно с уверенностью сказать, что спор между ними ни к чему не приведет. Но люди всетаки спорят и доводят друг друга до гнева.

Антисфен, древнегреческий мыслитель, замечал: "Спор нельзя устранить другим спором, так же как бешенство одного нельзя устранить бешенством другого".

Что же вызывает гнев у других? У античных ораторов эти причи­ны определялись так: если оратор проявляет пренебрежение к нам, т.е. презрение (оскорбление чувства собственного достоинства), самодур­ство (препятствие нашим желаниям), насмешку (сказанная не к месту неприятная шутка); если оратор гордится собственной наружностью, своей философией, подчеркивает превосходство над нами; если ора­тор говорит хорошо о тех, с кем мы соперничаем; если он говорит плохо о тех, кем мы восхищаемся; если отзывается плохо о нас в присут­ствии того, перед кем преклоняемся, кого совестимся и перед тем, кто нас совестится; если оратор не благодарит нас, забывая имена.

Психологическими барьерами могут оказаться и психические состояния — стресс, фрустрация, проявляющаяся в виде беспокойства, напряжения, ярости, агрессии или утраты интереса к жизни, апатии. Такие особенности личности, как неуверенность в себе, рассеянность, боязнь ответных мер, также могут привести к барьерам в общении. От психологических барьеров в споре не избавиться, но уменьшить их вли­яние можно.

Софистический спор . Софос — мудрец в Древней Греции — придумывал упражнения для тренировки ума своих учеников. Учени­ки, разгадывая софистические уловки (см. выше), развивали свои спо­собности противостоять нечестным приемам противника. Устраивались софистические споры для демонстрации виртуозности в словесном искусстве. Цель таких споров — одержать победу над противником, по­иск истины спорящих не интересовал. Цель оправдывала средства ее достижения. Так сложилась софистика — словесная виртуозность, видимая доказательность умозаключений, подмена одного понятия другим, искусство вводить в заблуждение, злоупотребляя "гибкостью" понятий и непозволительными психологическими приемами.

Основная характеристика применяемых в софистических спорах приемов заключается в уклонении от принципов спора, а именно: оперирование достоверными фактами заменяется опорой на мнения, децентрическая направленность — эгоцентрической, конструктивный подход — деструктивным, уважительное отношение к личности про­тивника — пренебрежением.

Спор — самая неподходящая форма общения собеседников. Как правило, это экспрессивное столкновение двух сторон, когда обе стре­мятся во что бы то ни стало добиться торжества своего мнения. В девя­ти случаях из десяти спор кончается тем, что каждый из собеседников еще более убеждается в своей правоте.

Средства, которые использует говорящий для защиты своей точки зрения, условно подразделяются на логические, парирующие, спекулятивные и некорректные. Все они сводятся к опровержению, нейтрализа­ции и защите. Дискредитирующие высказывания опровергают, заблуж­дения и некорректные выводы нейтрализуют, от нападок защищаются.

Приемы взаимодополняют друг друга. Один и тот же прием, но в различных ситуациях выполняет неодинаковую роль.

Рассмотрим некоторые средства словесного противоборства.

Эффектное сравнение . Это очень легкая логическая опера­ция (см. выше). Сам прием срабатывает на силе доверия. Если на основа­нии какоголибо факта человек поверил в истинность или ложность чеголибо и после этого столкнулся с фактом, противоречащим первому, то его доверие уменьшается на величину убеждающей силы этого нового знания. Рассмотрим, как это происходит, на следующем примере.

Французский бактериолог Луи Пастер исследовал в своей лаборатории культуру бактерий оспы. Неожиданно к нему явил­ся незнакомец и представился секундантом одного вельможи, ко­торому показалось, будто ученый оскорбил его. Вельможа тре­бовал удовлетворения. Пастер выслушал посланца и сказал: "Раз меня вызывают, я имею право выбрать оружие. Вот две колбы: в одной бактерии оспы, в другой — чистая вода. Если человек, приславший вас, согласится выпить одну из них на выбор, я выпью другую". Дуэль не состоялась.

Здесь сработала косвенная критика. Пастер вообще не анализировал обвинения, сделанного ему вельможей, а с ходу нейтрализовал его.

Надо иметь в виду, что убеждающая сила нового сообщения, сравниваемого с имеющейся информацией (убежденностью), не у всех одинакова. То, что разубеждает одного, на другого может совершенно не подействовать. Сила приема впечатляет контрастом в оценках од­ного и того же явления (факта). Противоположные мнения представляют событие объемно. В результате ярко высвечивается та сторона, которая ранее не замечалась.

Вариантом эффектного сравнения является прием "убийственный аргумент". Пугающее на первый взгляд название этого приема соответствует сокрушающей силе его воздействия. Убийственным аргументом считается суждение (контрдовод или факт), которое наносит не­поправимый удар по тезису противника. После этого приема даль­нейшее отстаивание мнения становится напрасным и бессмысленным. Применяется он, когда другие, более "мягкие", приемы не дают эффекта. Убийственный аргумент особенно сокрушителен, когда соотносит­ся с мнением авторитетного лица. Чаще в этом варианте он применя­ется, чтобы поставить точку в дискуссии.

Когда в 1957 году пытались снять Н.С. Хрущева с поста пер­вого секретаря ЦК КПСС, маршал Г.К. Жуков, имевший тогда большую власть и популярность, сказал: "Армия против этого решения, и ни один танк не сдвинется с места без моего приказа".

Авторский комментарий . Суть приема — в "раскручива­нии" подтасовок, фальсификаций, ложных аналогий, софизмов и других уловок и злоупотреблений оппонента. Разрушая закамуфлированную аргументацию, этот прием позволяет лишить тезис поддер­живающих оснований. Мысль становится недостоверной, не вытекает с необходимостью из тех посылок, которые привел собеседник, и, следовательно, не может претендовать на истинность.

После того, как разрушено рассуждение, которое должно пошат­нуть доверие к выводу, подвергается атаке сам источник, автор. С по­мощью дискредитирующих фактов показывается непорядочность лич­ности, от которой исходит тезис. Так ставится под сомнение искрен­ность намерений другой стороны и подрывается авторитет оппонента. Этот шаг служит для косвенной критики.

Завершается опровержение юмором, иронией, сарказмом с целью получить эмоциональное подкрепление проведенного анализа.

Контрвопрос . Эффективный прием нейтрализации, ухода от высказывания по существу. В результате мы не отвечаем ни "да" ни "нет", думайте, мол, как знаете. В другом случае контрвопросы позво­ляют выявить уязвимые места в позиции собеседника или обнаружить бессмыслицу. Прием не затрагивает тезиса и антитезиса, но препятствует дальнейшей дискуссии, развитию разговора в неприятном направлении, исключает возможность критики.

Ловить на слове . Суть приема — в указании собеседнику на то, что он не принимает мысли, которую сам же предлагает.

Анализ вывода . Прием представляет собой разбор рассужде­ния собеседника, которое ведет к заблуждению. Мы разрушаем логи­ческое следование, выведенное по индукции, дедукции и аналогии (см. выше).

Логические приемы опровержения основываются на обнаружении преднамеренных нарушений логики в рассуждении собеседника.

Группа парирующих приемов применяется для отражения напа­док, некорректных замечаний, компрометирующих намерение оппо­нента. Они служат для защиты личности оратора и косвенно собствен­ной позиции. К конструктивному результату эти средства спора не приводят, но без них трудно продолжить дискуссию. Главная же фун­кция парирующих приемов — остудить буйных спорщиков, а в неко­торых случаях и деморализовать противника. В парирующие приемы входят: возвратный удар (бумеранг) (см. выше), гневная отповедь, контрпример, ирония (см. ниже) и др.

Гневная отповедь . Прием, направленный на нейтрализацию тезиса собеседника, но достается при этом и личности. По существу, это возражение в резкой, даже порой агрессивной форме против утвержде­ний, закамуфлированных под доброжелательное суждение. Пример по­добного парирования мы находим в политической практике Екате­рины Дашковой.

"Премьерминистр, князь Кауниц Венцель Антон — австрийский государственный канцлер, в беседе с Дашковой о роли Петра I в истории России высказал мысль:

— Разве вы не ставите ни во что, княгиня, что он сблизил Россию с Европой и что ее узнали только со времени Петра I ?

— Великая империя, князь, имеющая столь неиссякаемые ис­точники богатства и могущества, как Россия, не нуждается в сближении с кем бы то ни было. Столь грозная масса, как Рос­сия, правильно управляемая, притягивает к себе кого хочет. Если Россия оставалась неизвестной до того времени, о котором вы говорите, ваша светлость, это доказывает — простите меня, князь, — только невежество или легкомыслие европейских стран, игнорирующих столь могущественное государство".

Контрпример . Не всегда на заданный собеседником вопрос стоит отвечать. Конечно, он вправе спрашивать обо всем, но и оппо­нент имеет право не отвечать, тем более если заметил попытку соперни­ка спровоцировать передачу информации, которая потом может быть против него использована. Остается одно — тактично отбить вопрос. Но уйти от ответа, не обижая собеседника, тоже надо уметь. В этом случае вполне подойдет контрпример. Можно условно одобрить воп­рос, даже согласиться с мыслью оппонента, не повторяя ее, и привести аналогичный пример, случай, хорошо знакомый всем участникам спо­ра. Ассоциации сделают свое дело.

"В беседе с космонавтом А.А. Леоновым на встрече в США один из репортеров заметил как бы вскользь: "Не слишком ли дорого обхо­дится исследование космоса?" "Конечно, дорого, — согласился Леонов и парировал: — Наверно, и испанской королеве было жалко денег на экспедицию Колумба. Но она дала их. И кто знает, когда бы открыли Америку, если бы королева пожадничала".

Знание приемов критики, безусловно, придает уверенности поле­мисту, но еще не гарантирует успеха. Все дело в навыках, в ощуще­нии ситуации общения, в тактике балансирования на грани дозволенного и недозволенного. В споре позитивные и критическинегативные элементы высказываний диалектически слиты, и рождение, по­иск истины происходят в эмоциональнонапряженной форме. Тут и надо по ходу сориентироваться: в какой момент ослабить сопротивление, пойти на уступку или на компромисс; где повысить требова­ние к аргументации оппонента, к достоверности приводимых им фак­тов; что делать в случае психологического барьера, неприятия друг друга; и самое главное, когда остановиться, прервать монолог и дать возможность высказаться другому, понять его точку зрения. Все это заставляет учиться саморегуляции. Нужна хорошая практика, посто­янный тренинг.

Средства словесного противоборства в различных видах спора приведены в таблице:

Вид спора

Цель

Аргументация (доказательство)

Контраргументация (критика)

Аподиктический

Истина

Обращение к факту

Выявление умолчания

Извлечение выводов

Контрастное сопротивление

Эффектное сравнение

Показ мнимого следования

Вопросно-ответный шаг

Скептическое замечание

Подхват идеи

Атака вопросом

Пример

Авторский комментарий

Дедуктивное умозаключение

Сведение к абсурду

Индуктивное умозаключение

 

Заключение по аналогии

 

Иллюстрации

 

Эристический

Согласие

Дедуктивное умозаключение

Выдвижение альтернативы

Индуктивное умозаключение

Обструкция

Заключение по аналогии

Сведение к абсурду

Апелляция к чувствам

Критические замечания

Обращение к фактам

Возвратный удар

Апелляция к человеку

Психологическое неприятие

Апелляция к публике

 

Софистический

Победа

Софизм

Ловля на слове

Фальсификация

Возвратный удар

Демагогия

Контрпример

Апелляция к интересу

Анекдот

Запутывание

Ирония

Алогизм

Контрвопрос

Лесть

Убийственный аргумент

Блеф

Выявление слабых мест

Подмена понятия

Компромисс

Подмена тезиса

Гневная отповедь

Примитивная аналогия

 

Игра на авторитете

 

Очень важно подчеркнуть еще раз, что все рассмотренные правила поведения в дискуссии (см. работы М. Предраг, А.В. Стешова, Ю.В. Рождественского, Л. Вовенага, В.Л. Леви, Д. Карнеги и др.) носят не абсолют­ный, а условный характер. Любое из них может в конкретной ситуации оказаться малоэффективным или просто неверным. Только коммуни­кативная среда, включающая внутренний мир, систему ценностей собе­седников и их психологическое состояние, определяет тактику речевого поведения.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com