Перечень учебников

Учебники онлайн

Введение

Прогресс социального знания не имеет границ. На основе существующих научных дисциплин формируются новые, обретая свой предмет и методы. В их числе — конфликтология. В обществе всегда возникали и проявлялись различного рода конфликты между людьми: от межличностных и семейных до социально-классовых и межгосударственных. Глав­ные из них уходили своими корнями в условия жизни людей, в способ распределения благ и власти, в сферу удовлетворения потребностей и интересов. Конфликты представлялись настолько очевидными, что долгое время не привлекали к себе внимания со стороны обществоведов. Конфликты, особенно массовые, были объектом практической морали, в основе которой лежит борьба добра и зла, и права, преследующего противозаконные поступки граж­дан.

Люди, сталкиваясь с теми или иными коллизиями, возникающими между ними, в конце концов находили методом проб и ошибок необходимые средства и способы устранения последних. Однако ими при этом не осмысливался сам феномен конфликта, его основа и механизм разрешения. Че­ловеку на протяжении веков была присуще свой­ство много действовать и слишком мало мыслить (М.Хайггедер).

До поры до времени практика обходилась без специального знания о конфликтах. Впервые предметом научного познания стали конфликты между государственной властью и обществом, отдельными социальными группами, что нашло выражение

Введение

в учениях о демократии. Позже в круг интересов науки попадают социально-классовые конфликты, политические, этно-национальные, а затем меж­групповые и межличностные. Наконец возникает потребность в систематическом анализе всех, существенно значимых для общества конфликтных отношений и их взаимосвязи с отношениями гармонии и согласия. Она была продиктована самой природой современного общества, способного к нормальному функционированию и развитию, только будучи целенаправленно регулируемым и в основном сознательно управляемым.

Если наука о конфликтах молода, то тем более молода данная учебная дисциплина. Предлагаемый читателю курс лекций «Основы конфликтологии» — один из первых известных нам вариантов творческой разработки, разумеется, не претендующий на решение всех дискуссионных теоретико-методологических и других проблем новой для российских вузов дисциплины.

На основе исследования значительного числа научно-литературных источников о конфликтах и собственного многолетнего изучения диалектики общественно-исторического процесса в лекциях характеризуется конфликтология как дисциплина, имеющая комплексный социолого-политологический характер, включающая теоретический и вместе с тем — социально-управленческий, прикладной аспекты.

Концептуальные (стержневые) идеи лекций:

  1. Понимание конфликта как формы противоборства субъектов, порождаемого главным образом противоречиями субъективного и объективного характера между интересами. Сведение источника конфликта к одному субъективному фактору означает отрицание его как естественного, присущего любым общественным отношениям, процесса и со­стояния. Акцент же только на объективную приро­ду перечеркивает специфику конфликта, исключает его из сферы сознательных человеческих взаимоотношений, ориентирует на восприятие конфликта как на нечто надсубъектное.
  2. Конфликты многообразны. Главные их виды возникают в основных сферах общественной жизни (социальной, экономической, политической и др.) Конфликты историчны. Природа, источники и динамика конфликтов обусловливаются типом общественной системы, её историческим этапом и спецификой функционирования и развития, а также со­циальной структурой и конкретной исторической ситуацией, складывающейся в рамках определенного социального времени и пространства.
  3. Конфликты управляемы. Способы, методы, приемы воздействия на конфликт (его регулирование и разрешение) могут представлять собой рациональный, базирующийся на научном знании, орга­низованный процесс, или стихийное, строящееся на обыденном здравом смысле, в общественном масштабе не организованное действие. Макроконфликты, то есть конфликты между большими социальными группами и общностями, регулируются и преодолеваются прежде всего при помощи полити­ческих и правовых технологий. Микроконфликты (межличностные, между стратами и пр.) — технологиями, разрабатываемыми прикладной конфликтологией.

В структурно-методическом плане данный курс лекций включает темы по теории конфликта, анализу основных видов общественных конфликтов и обоснованию способов и методов управления ими, в том числе государственного, с использованием де­мократических технологий.

В качестве базовых понятий (категорий) конфликтологии принимаются: конфликт, социальное противоречие, противоположные общественные интересы, ценности и цели, субъекты конфликта, его структура, процесс (возникновение, развитие, регулирование и разрешение), управление конфликтом.

Проблемы конфликтологии рассматриваются на базе обобщения современной российской практики общественных преобразований и исторического опыта нашей страны по преодолению наиболее острых, опасных для её судеб конфликтных ситуаций.

В работе над курсом лекций автору оказывали помощь доценты Северо-Кавказской академии го­сударственной службы Никулина З.В. и Кутырёв Н.П., за что он им благодарен. Выражаю свою при­знательность и благодарность рецензенту — заместителю Председателя Северо-Кавказского научно­го центра Высшей школы доктору философских наук, профессору Несмеянову Е.Е.

Надеюсь, что сей скромный труд поможет пре­подавателям, студентам и всем, интересующимся проблемами общественных конфликтов, понять их роль и значение в общественной жизни.

Лекция 1. Конфликтология в системе социальных дисциплин

1. Конфликтология как научная дисциплина. Направления в разработке теории конфликта

Социальные науки всегда отражают (адекватно или не совсем) состояние общества, его потребности. Конфликтный характер современного общества и связанное с этим стремление людей к сотрудничеству, согласию, потребность в цивилизованных формах разрешения возникающих напряженностей и противоречий вызвали к жизни такую новую от­расль знания, каковой является конфликтология.

Конфликтология как отдельная дисциплина сложилась в пятидесятых-шестидесятых годах нынешнего столетия в недрах западной социологии и политологии. Ее предметом стало объяснение процессов жизни, функционирования и развития общественных систем и подсистем посредством категории конфликта, обозначающей столкновение, противоборство субъектов, преследующих противоположные интересы и цели.

Конфликтология — теоретико-прикладная дисциплина. Это означает, что ее содержание слагается из следующих уровней знания: теоретического объяснения конфликта как социального феномена, анализа его природы, динамики, взаимосвязи со всеми общественными отношениями, его места и функций в системе общественных действий и взаимодействий; изучения конкретных видов конфлик­тов, возникающих в различных формах социальной жизни (семья, коллектив, фирма и т.д.), технологии их регулирования и разрешения. На этой основе конфликтология разрабатывает необходимые ориентиры, которыми можно воспользоваться в процессе управления социумом.

Существенной особенностью конфликтологии является ее комплексный характер. Поскольку конфликты имеют место во всех сферах общественной жизни и на всех уровнях ее организации и развития, то ими интересуются представители различных социальных дисциплин. Социологи, политологи, психологи, экономисты, юристы, специалисты в области организации и управления и даже ученые, занимающиеся точными науками, изучают различные аспекты общественных конфликтов, их развития и преодоления. Общая для всех смежных наук цель — выявление и объяснение механизмов, управляющих общественными процессами, связанными с конфликтами, их динамикой, обоснование возможности предвидения тех или иных актов поведения субъектов в конфликтных ситуациях.

Из сказанного вытекает, что теоретические источники конфликтологии многогранны. Каждая из наук, обращающаяся к проблемам общественного конфликта, вносит свой вклад в теоретический и методологический базис конфликтологии.

Общие, филоеофско-социологические основы теории конфликта были заложены марксизмом, что признается основоположниками современной конфликтологии. Так, Л.Козер пишет: «Карл Маркс является классическим теоретиком конфликта». Как известно, в центре внимания марксизма оставалась крайняя форма социального конфликта —классовая борьба, социальная революция, словом, классовый антагонизм. В основе его лежит проти­воречие между производительными силами и про­изводственными отношениями.

С точки зрения марксизма, социальный классовый антагонизм и связанные с ним конфликты объективны и закономерны; их социальная природа — система отношений эксплуатации человека человеком. Социальный антагонизм порождается частной собственностью. На его базе утверждается политическая власть (государство) как машина подавления. Согласно марксизму, экономический и социально-политический антагонизм исчезает только при коммунизме, тогда как социальные противоречия остаются. Классовая борьба и революция — движущие силы истории. Марксизм исходил в своем понимании общественного процесса из признания приоритетности экономики. Вместе с тем его методология строилась на использовании диалектического закона противоречия, разработанного в «Логике» Гегеля.

«Между классом пролетариев и классом буржуазии развертывается борьба, которая, прежде чем обе стороны ее почувствовали, заметили, оценили... и открыто провозгласили, проявляется на первых порах лишь в частичных и кратковременных конфликтах».

Прав Запрудский Ю., когда пишет: «Марксистская теория ... не только не прошла мимо проблематики социального конфликта, но можно считать, что социальное состояние конфликта составляет классическую сферу ее интересов» 2 .

Однако парадоксальный факт состоит в том, что, как отмечает Дмитриев А., «теория общественного развития, рассматривающая в качестве главного источника прогресса крайнюю форму проявления социального конфликта — классовую борьбу, демонстрирует в лице своих сторонников бессилие дать разумное теоретическое объяснение вспышке разнообразнейших конфликтов, а тем более оценить их в качестве современного источника общественного прогресса» 3 . А некоторые из бывших «храните­лей» святости марксизма свое бессилие прикрыва­ют извращением тех фундаментальных положений марксизма, которые в общем-то подтверждены современной наукой и практикой. Так, академикисторик Яковлев А. в своей книге «Предисловие. Обвал. Послесловие» характеризует марксизм как «помешательство на идее классовой борьбы». «По Марксу, — утверждает автор, — класс существует в силу антагонизма с другим классом». Классы эксплуатирующие и эксплуатируемые «определяются противоположностью или конфликтом интересов». В этом тезисе как раз проявляется основная некорректность. «Существует гармония противоположностей. Сотрудничество классов, солидарность классов. И только благодаря этому общество живет и развивается» 4 .

Оставим на совести академика превратное толкование основы существования классов эксплуататоров и эксплуатируемых. В действительности, по Марксу, антагонизм классов — не причина, а след­ствие экономической структуры общества. Как писал Маркс, способ производства определяет социальный, политический и духовный процессы жизни общества. Каждому, кто знаком с марксизмом, известен этот основополагающий его тезис. Не все с ним согласны, но это уже другой вопрос. Что каса­ется «сотрудничества классов», благодаря чему об­щество якобы «только живет и развивается», то как раз в этом и таится некорректность. Сотрудничество классов, безусловно, имеет место в любом обществе, но в рамках социального господства меньшинства. Достаточно вспомнить историю российского общества со времени установления крепостного права и до его отмены (а это более двух веков), чтобы понять ложность тезиса отнюдь не Маркса, а акаде­мика Яковлева А. Какое же сотрудничество было между помещиками-крепостниками и рабами-крестьянами? Скажем, между Троекуровым и его холопами? Ведь крепостные крестьяне не считались за людей, с ними поступали как с рабочей скотиной. Периодически вспыхивавшие крестьянские бунты, восстания не изменяли их социального положения, но все же приближали время освобождения.

Для читателя будет интересно знать отношение к теории классов и классовой борьбы современных западных философов и социологов. Это отношение далеко не однозначно негативное. Один из самых крупных французских социологов Р.Арон — критик марксизма — в своем капитальном труде «Этапы развития социологической мысли» (1967г.) писал: «Социология .Маркса — это социология классовой борьбы. Некоторые ее положения имеют фундаментальное значение. Нынешнее общество антагонистическое» 5 . «Маркс исходил из идеи основного противоречия интересов между наемными работниками и капиталистами ... Но вместе с тем, наблюдая за исторической реальностью, он, как никто, отмечал — а он, был замечательный наблюдатель — наличие множества общественных групп. Капиталисты и рабочие, — продолжал Р.Арон, это две большие группы с поистине противоположными представлениями о том , каким должно быть общество» 6 .

Что оказалось ошибочным во взглядах Маркса и марксистов? Абсолютизация классовой борьбы, классовых конфликтов как якобы единственного источника общественного прогресса. Из контекста марксистской теории выпала вообще проблема социальной гармонии, социального единства как основного условия бытия любой социальной системы. Обратившись к этой проблеме после революции марксисты-ленинцы, догматизируя теорию своего учителя, впали в другую крайность — отрицание социальных противоречий и конфликтов в постреволюционном обществе. И только в 60-х годах стала пробиваться мысль о противоречивом характере социального единства советского общества. Автор этих строк в 1966 г., анализируя диалектику данного общества, писал: «Социальная общность (единство) ... в действительности есть процесс. Она не исключает различий, переходящих в противоположности и противоречия, а предполагает их ... социальное единство как диалектическое единство ... живое, развивающееся явление». Только раскрытие существующих в нем различий и противоположностей, когда «... речь идет о существенных различиях, и «заострение» их до существенных противопо­ложностей и противоречий», дает возможность понять социальное единство 7 . Отмечалось также: «Напряженность противоречий, если таковая возникает, ведет к конфликтам между носителями противоречивых сил, тенденций. Когда борьба выходит за рамки единства коренных интересов... происходит качественное изменение противоречия. Товарищеская борьба превращается во враждебную, неантагонистическое противоречие — в антагонистическое» 8 . Тем не менее автор здесь же отрицал классовый социальный конфликт «в условиях окончательно победившего социализма».

Нельзя сказать, что высказывание о противоре­чивости социального единства разделялось многи­ми исследователями. Понятия «социальное противоречие», а тем более, «социальный конфликт», если и фигурировали в литературе, то лишь в абстракт­но-философском контексте. Парадоксальный факт: составители предметных указателей ко второму из­данию сочинений Маркса и Энгельса и к полному собранию сочинений Ленина вообще опустили термин «конфликт», хотя он в этих произведениях встречается множество раз. Видимо, составители посчи­тали, что данный термин не имеет научной нагрузки, и он всецело заменим термином «борьба» (классовая, политическая, экономическая, идейная, за существование), обозначенным в предметных указателях.

Ошибка, а скорее односторонность, марксистской концепции социального конфликта состояла и в том, что в качестве его основы признавались только объективные причины — социально-экономические противоречия. Правда, в работе Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» представлен многоплановый анализ социального конфликта, связанного с бонапартизмом. И все же абсолютизация объективных отношений проявилась и здесь, не говоря уже о «Капитале».

Было бы неправильно утверждать, что последователи Маркса не стремились внести некоторые коррективы в учение классика. Известные положения Ленина о революционной ситуации, где в качестве элементов последней признавался субъективный фактор (нежелание масс жить по-старому и неспособность власть предержащих управлять прежними методами, высокий уровень активности народа и т.п.), положения о главенстве политики над экономикой, о роли революционной идеологии в революционные эпохи и др. — расширяли толкование природы социальных конфликтов. И все же основная парадигма оставалась незыблемой. Достаточно вспомнить определение классов, принадлежащее Ленину, которое сводилось только к перечислению экономических признаков. А ведь это опре­деление в советской литературе признавалось за аксиому социальной науки.

Марксистское представление о социальном классовом конфликте исходило из признания лишь од­ного субъекта конфликта — большой социальной группы (класса). За пределами анализа оставались иные социальные группы, слои, а тем более лич­ность. Это обстоятельство явилось одной из главных причин неспособности марксистов понять и проанализировать многообразие социальных конфликтов.

Несмотря на односторонность, марксистская концепция оказала определенное влияние на форми­рование взглядов западных политологов и социологов по проблеме конфликтов. Такое влияние прослеживается как в работах западных ученых начала 20-го века, так и основателей современной конфликтологии ( Р.Дарендорф, А.Турен и др.). Важнейшая идея современной теории конфликта — связь конфликта с объективными социальными противоречиями, рассмотрение конфликта в контексте, общественных отношений — это традиция марксизма.

В западной социологии и политологии учение об общественном конфликте восходит к. трудам Э.Дюркгейма, Г.Зиммеля, Л.Гумпловича, М.Вебера, В.Парето, Г.Моска. Впервые термин «концепция конфликта» в научную литературу введен Г.Зимме-лем. Он анализировал конфликты процесса порождения и смены форм культуры, между содержанием и формой культуры, «объективной» и субъективной культурами, подчеркивал постоянный характер конфликтов. Р.Зиммель отмечал, что в осознании неизбывности этих конфликтов состоит «трагедия культуры» 9 . Г.Зиммель рассматривал конфликт как одну из форм социализации, считая его психологически обусловленным явлением.

Другие ученые анализировали конфликты как в контексте социального дарвинизма (видели их причину в борьбе за существование), так и социально­го детерминизма. Например, В.Парето, противопоставляя свои взгляды марксовым, считал одним из главных факторов, детерминирующих общественный процесс, соперничество элит и борьбу масс с элитой. Вместе с тем он не отрицал правоту Марк­са в том, что классовая борьба есть фундаментальная «величина» в истории. Однако В.Парето отвергал тезис, что классовая борьба определяется исключительно противоречиями в экономике, конфликтами, вытекающими из собственности на средства производства. По мнению В.Парето, первопричиной противоречия между массой и элитой может быть обладание государственной властью и военной силой. Этот итальянский социолог и политолог утверждал, что устранение конфликта между трудом и капиталом не ведет к исчезновению классовой борьбы. Классовая борьба — лишь форма борьбы за жизнь, а то, что-именуют «конфликтом между трудом и капиталом» — лишь форма классовой борьбы. Религиозные конфликты — тоже форма классовой борьбы. Исчезая, они заменяются социальными конфликтами. Но если даже утвердится коллективизм, не будет «капитала», конфликты не исчезнут, классовая борьба тоже. Одну форму классовой борьбы заменит другая. «Возникнут конфликты между разными слоями трудящихся социа­листического государства, между «интеллектуала­ми» и «неинтеллектуалами», между разными типами политиков, между ними и подчиненными, между новаторами и консерваторами» 10 .

В.Парето своеобразно понимал классовую борьбу. Тем не менее его прогноз относительно постоянства конфликтов полностью подтвердился.

Г.Моска, также итальянский социолог и полито­лог, развивал ту же мысль о постоянном характере конфликтов в обществе, связывая их существование с разделением общества на господствующий «по­литический или правящий класс» и управляемый класс — большинство народа. История общества постоянно остается борьбой этих классов, насилие и конфликты здесь играют важную роль в происхо­дящих переменах и установлении стабильности.

Крупнейший немецкий социолог М.Вебер считал, что любое общество раздирают коренные противоречия, в частности, между местом, занимаемым членом общества, и его заслугами, между эгоизмом индивида и необходимостью подчинения, предан­ности общественным интересам. Внутри общества имеют место различные конфликты между группа­ми, партиями, отдельными личностями. Власть не­отделима от господства. Ее существование свидетельствует о неравенстве, заключающемся в том, что один из индивидов может навязывать свою волю другому. Господство предполагает наличие «госпо

Тот факт, что в социальной науке второй полови­ны 19 и первых десятилетий 20 века так или иначе рассматривались классовый и другие общественные конфликты, не означал создания особого направления в науке вплоть до 50-х годов, когда такое направление выделилось из социологии и по­литологии.

Новая отрасль знания теории конфликта возникла в США в противовес господству структурного функционализма (Т.Парсонс). Начало конфликтологии как отдельной дисциплины было заложено в работах Л.Козера «Функции социального конфликта», К.Болдинга — «Общая теория конфликта», Р.Дарендорфа — «Классы и классовые конфликты в индустриальном обществе» и др.

В западной политологии сложилась одна из главных парадигм — парадигма конфликта, наряду, между прочим, с парадигмами согласия и плюрализма. Эта парадигма, с одной стороны, ориентирует мысль исследователя на выявление и объяснение противоречий, конфликтов в системе общественных отношений, а с другой — конфликт рассматривается лишь в рамках достижения и обеспечения согласия и исключается из сферы взаимоотношений больших социальных групп, прежде всего классов. Трактовка парадигмы конфликта отразила два противоположных подхода в изучении конфликтов. Один подход — это подход с точки зрения структурного функционализма и теории «человеческих отношений». Согласно ему конфликты в общественной системе встречаются, но они носят временный характер и скорее вписываются не в функции системы, а представляют дисфункцию, патологию. Стало быть, природа их не объективна, а субъективна. При другом подходе конфликт рассматривается как явление естественное, закономерное для общества. Нормальное состояние общества — не гармония, равновесие, а конфликт. Природа конфликта объясняется по-разному: социально-психологическими факторами или же особенностями социальной структуры. Сторонники первого подхода сосредотачиваются на разработке концепции индивидуализации и распыления конфликта. А сторонники второго направления, в конечном счете исходящего из марксизма, рассматривают конфликт как конфронтацию социальных групп, в том числе классов, занимаются изучением макросоциологических изменений, анализируют фундаментальные противоречия и совпадение интересов социальных групп, масштабные процессы изменений в обществе, преобразования общественных систем."

Наиболее четко прослеживается противоположность отмеченных подходов при сопоставлении концепций Т.Парсонса и Р.Дарендорфа. Первый дела­ет акцент на сотрудничестве и интеграции, на равновесии системы; второй — на конфликте и изменении. С точки зрения Т.Парсонса, каждое общество — устойчивая и стабильная, хорошо интегрированная структура; каждый элемент общества, выполняя определенную функцию, способствует поддержанию системы; функционирование социальной структуры основано на ценностном консенсусе членов общества, что обеспечивает его стабильность и интеграцию. Согласно концепции Р.Дарендорфа, каждое общество изменяется в каждой своей точке; каждое общество пронизано конфликтом, социальный конфликт вездесущ; каждый элемент в обществе вносит свой вклад в его дезинтеграцию и изменение; каждое общество построено на подчинении одних членов общества другим. 12

Отмеченный водораздел концепции интеграции и конфликта очерчен в одной из последних работ известного современного французского социолога А.Турена «Возвращение актора. Социальная теория в индустриальном обществе» (1988г.). Автор говорит о «разных социологиях»: одна из них включает дисциплины, ориентированные на изучение «социального порядка», т.е. совокупности институтов и отношений, обеспечивающих стабильность данной системы. Другая — «социология действия», она, напротив, интересуется прежде всего изменениями, рассматривает социальные действия как цепь конфликтов. По А.Турену, всякий социальный процесс состоит из системы конфликтов социальных субъектов различного ранга и уровней. 13

Модель равновесия, стабильности и конфликтная модель общества представлены также во взглядах других современных авторов, включая отечественных. Важно отметить, что при том и другом подходах в изучении конфликта зарубежными учеными накоплен большой фактический материал, в основном относящийся к разработке технологии управления на уровне малых групп, фирм и межличност­ных отношений. Австралийские авторы Х.Корнелиус и Ш. Фэйр пишут, что теория и практика разрешения конфликтов растут? бурными темпами. В 1986 году Австралийская ассоциация содействия ООН основала организацию по разрешению конфликтов как часть ее Программы Мира. Задача организации — разрабатывать и внедрять навыки по разрешению конфликта для их эффективного применения в личной жизни, на работе и в международных отношениях. 14

Конфликтология — одна из новых для России дисциплин. Наше общество вновь находится на переходном историческом этапе. Оно охвачено системным кризисом и глубокими противоречиями, переходящими в конфликты. В стране возрождаются капиталистические отношения с присущим им антагонизмом. Поэтому разработка конфликтологии и ее изучение становится особенно актуальной задачей.

Термин «новая» дисциплина выражает скорее совокупность знаний теории среднего уровня и эмпирических прикладных исследований конфликтов. Что касается фундаментальных теоретических положений, относящихся к социальным конфликтам, то они, как говорилось ранее, разрабатывались марксизмом со времени его возникновения. В этой связи трудно понять тех отечественных авторов, которые становление конфликтологии в нашей стране относят только к 80-м годам, а то и к 90-м, игнорируя или, скорее всего, не зная о том теоретическом заделе, который был осуществлен советскими философами и социологами, изучавшими общественные противоречия, правда, главным образом, на макроуровне. Однако факт состоит в том, что отмеченные исследования велись в рамках социальной философии и социологии. Конфликтология не выделялась из их числа, как особая дисциплина.

В настоящее время процесс формирования конфликтологии как отдельной теоретико-прикладной дисциплины идет достаточно активно. Он институционализируетея. Издается журнал «Конфликт и консенсус»; созданы научные подразделения в РАН — Центр конфликтологии, научно-экспертный совет по конфликтологии Института социологии РАН, Ассоциация конфликтологов-миротворцев при МГУ; организуются кафедры конфликтологии в отдельных вузах и ассоциации конфликтологов в регионах страны. Так, в Ростове-на-Дону недавно создана и зарегистрирована ассоциация конфликтологов —общественная организация «Роза мира». Это ассоциация миротворческих инициатив предотвращения конфликтов и ведения переговоров. Ростовские конфликтологи ставят задачу по изучению серьезных национальных, региональных и политических конфликтов, затрагивающих регион, а также иных конфликтных ситуаций.

В стране вышли в свет несколько монографических исследований по конфликту: Запрудский Ю. Социальный конфликт. Издательство Ростовского университета, 1992; Чумиков. Социально-политический конфликт: теоретический и прикладной аспекты. М., 1993; Дмитриев А., Кудрявцев В., Кудряв­цев С. Введение в общую теорию конфликта. М., 1993.; Здравомыслов А. Социология конфликта М. 1996.

Журнал «Социологические исследования» систематически публикует на своих страницах солидные статьи по проблемам конфликтологии. Изданы пе­реводы трудов зарубежных авторов.

На пути развития конфликтологии в нашей стране встречается немало трудностей. Они двоякого рода. Первые связаны со стереотипами, укоренившимися в социальных и философских исследованиях в прошлые годы, когда абсолютизировалось со­циальное единство общества как некоего бесконфликтного образования. Несмотря на то, что еще в 50-х годах в официальной печати была подвергнута критике так называемая «теория бесконфликт­ности» в литературе и искусстве, это никак не повлияло на негативное отношение к проблеме социальных, тем более политических конфликтов. В философской литературе широко использовались такие понятия для характеристики диалектики общественных процессов, как «напряженность, противоречий», «антагонистическая борьба» и др., но те­оретический и конкретный анализ социальных кон­фликтов отсутствовал. Однако потребность их изучения все же пробивала себе дорогу. Несмотря на господствующие умонастроения, еще в конце 60-х гг. появились статьи о проблеме исследования конфликта. Одна из них — Смолина Г.Л. «Принципы исследования конфликта» — была опубликована на страницах журнала «Вопросы философии».

Традиционное негативное отношение к социальным конфликтам подчеркивается и сегодня правящими кругами. Призывы к общему согласию, враждебное отношение к оппозиции (на фоне кровавых событий 3-4 октября 1993 года и военного конфликта с Чечней, широкой волны забастовочного движения) звучат по меньшей мере неубедительно. И все же эти призывы влияют на умы и настроения людей, потому что общество устало от борьбы за власть; в большинстве своем оно отвергает военное насилие, люди страшатся диктатуры. Все эти понятия негативного характера отождествляются в обыденном сознании с научной категорией конфликта как явления вполне закономерного для любого общества. Находятся теоретики, отрицающие конфликты и, наоборот, обосновывающие закономерность гармонии в обществе в противоположность борьбе, конфликтам. Один из главных идеологов властей Яковлев А., например, утверждает: «...принцип согласия, мира, гармонии всегда и во всем, кроме редких исключений, является доминирующим... Вся история есть история сотрудничества и поиска гармонии классов». 15

Приходится считаться и с тем, что за многие годы обществу прививался стереотип конфликтности только международных отношений и главным образом между странами бывшей социалистической и капиталистической систем.

Наконец, еще один стереотип: как говорилось ранее, марксизм приучил обществоведов, да и не только их, рассуждать лишь о макропроблемах, связанных с противоречиями классовыми, межсистемными и прочими. Проблемы же микроотношений — межличностные, межгрупповые всегда отодвигались на задний план как проблемы второстепенные, неактуальные.

Трудности другого рода проистекают из односторонней критики бывшей государственной идеологии. Пересматривая догматическое толкование диалектики, социального единства общества и других постулатов, отбрасывается все рациональное, содержащееся в марксизме, включая принципы диалектики. Последние представляются методом так называемого тоталитарного мышления. Яковлев А. пишет в пренебрежительном тоне о «так называемой диалектике». Однако понятие «социальное единство» и «диалектика» не имеют отношения к догматизму. Многовековая традиция диалектики известна, марксизмом она была воспринята от передовой для XIX века человеческой мысли. Поня­тие «социальное единство» характеризует целостность и стабильность социальной системы. Нет ничего предосудительного и в понятии «социальнополитическое единство», если под ним подразуме­вать реальную общность политических и духовных ценностей, характеризующую состояние общества, а невыдуманную пропагандистскую модель. Следует подчеркнуть только одно: без диалектического подхода нельзя понять природу социального конфликта, а игнорируя понятие социального единства, мы тем самым лишимся возможности осмыслить конфликт как элемент общественной системы, поскольку таковая существует до тех пор, пока вклю­чает социальное единство.

2. Методология и методы конфликтологии

Методологическую основу конфликтологии как теоретико-прикладной дисциплины составляет комплекс философских, политологических и социологических идей, аккумулируемых в теории конфликта. В различных направлениях исследования конфликтов, рассмотренных выше (структурно-функциональной и конфликтной моделей общества), отмечается существенное различие методологии. Структурнофункционалистский подход, поскольку он акцентируется на равновесии, стабильности системы, а конфликты рассматривает лишь как временное явле­ние, как дисфункцию системы, будет правильно отнести к разряду недиалектических методологий. Противоположный ему подход — парадигма конф­ликта, ориентирующая на изменение системы, представляющая конфликт как естественное явление в обществе, связанное с объективными противоречиями, — является диалектическим.

Коренной вопрос той или иной методологии — вопрос с природе конфликта. Решается он опятьтаки по-разному, хотя в основе решений лежит собственно социологическая концепция. Функционалисты исходят из социальной структуры общества, считая, что она не фиксирует постоянные и четкие классовые различия, а характеризуется высоким уровнем социальной мобильности, политической же системе принадлежит иная роль — формирование и функционирование полиархии. Последняя означает признание существования многих политически активных, соперничающих в борьбе за власть групп. Следовательно, анализ конфликтов здесь не увязывается с социальной структурой, взаимодействием больших социальных групп. Такая методология отражает американскую социальную ситуацию, с рыхлой классовой структурой, со многими пересекающимися противоречиями, носящими временный характер, как утверждают американские авторы.

В теории групп, разработанной американским политологом и социологом Д.Трумэном, одним из условий демократии признается «текучее членство»; члены общества включены во множество групп ин­тересов, действительных и потенциальных. Переход из одной группы в другую — не резкий, плавный. Возникающие организованные группы интересов не могут следовать только собственным целевым установкам, но должны учитывать также принадлежность своих приверженцев к другим группам интересов. Поэтому при наличии таких групп возникающие конфликты пересекаются и всегда содержат в себе тенденцию к равновесию, балансу интересов.» 16

Диалектическая методология (некоторые ученые называют ее структуралистской) рождена на евро­пейской почве, в социумах со зрелыми классовыми различиями и противоположностью интересов больших социальных групп, в обществах, где в послед­ние два века постоянно развивались социальные и политические движения левого толка. Эта методо­логия, будь то марксистская или немарксистская, увязывает анализ конфликтов прежде всего с соци­альной структурой и ее изменением. Р.Дарендорф, например, пишет: «Социальные конфликты вырастают из структуры обществ, являющихся союзами господства и имеющих тенденцию к постоянно кристаллизуемым столкновениям между организованными сторонами». 17 Отечественный социолог Дмитриев А. замечает: «... основные подходы к пониманию и объяснению конфликта складывались в основном в рамках рассмотрения особенностей взаимодействия крупных социальных общностей. Личностный анализ конфликтологии занимает, пожалуй, второстепенное положение». 18

Сам по себе подход к изучению конфликта в рамках целого (структуры общества) как момента его изменения и развития означает реализацию диа­лектической методологии. С этим связан принцип историчности в изучении конфликтов. А.Турен подчеркивает при рассмотрении социальных движений как формы социального конфликта необходимость анализа проблемы «историчности», т.е. учета того, каким образом общество воздействует на себя самое, перестраивает свою структуру, собственные социальные отношения, переориентируется на новые социальные ценности.

Историчность должна быть дополнена принципом конкретности. В итоге мы получаем принцип конкретно-исторического подхода. Он означает, что каждой эпохе, каждому историческому периоду, каждому типу социальной системы присущ свой тип конфликта. Р.Дарендорф отмечает, что источники родственных конфликтов в различных обществах и в разное время отнюдь не одинаковы. Конфликты между правительством и оппозицией выглядели в Венгрии в 1956 г. иначе, чем в Великобритании; отношения между Германией и Франци­ей в 1960 г. иначе, чем в 1940 г.; отношение немецкого общества к национальным и религиозным меньшинствам было в 1960 г. другим, нежели в 1940.

Таким образом, формы социальных конфликтов изменяются, и теория должна дать ответ на вопрос, в каких аспектах можно обнаружить эти изменения и чем они обусловлены, Не приходится доказывать, сколь актуален конкретный исторический подход для изучения конфликтных ситуаций в нынешней России, где сегодня они во многом иные, чем были в СССР.

Рекомендации, выводы зарубежных конфликтологов основываются на тех наработках, которые накоплены европейскими и американскими школами. Российской конфликтологии предстоит пройти свой путь развития. Важно извлечь уроки из прошлых ошибок: не допустить крайностей в отношении к имеющимся в науке методологиям. Здесь постоянно происходит не только соревнование, но также взаимодействие и взаимодополнение теорий, методов. Марксизм потому и превратился в догму, что его сторонники в большинстве своем отвергали диалог с другими течениями общественной мысли, практиковали только собственный монолог. Теперь никак нельзя впасть в другую крайность и последовать за теми, кто вообще отметает диалектико-материалистическую теорию общества и либо некритически заимствует субъективистские концепции некоторых западных школ, либо пытается «изобре­тать собственный велосипед».

Важнейшая проблема методологии теории конфликта — это проблема объективности. Она решается на пути сочетания современных концепций в конфликтологии, включая концепцию согласия, интеграции, с одной стороны, и конфликтную модель общества, с другой. Ведь и конфликт и равновесие, интеграция, выражающаяся в парадигме согласия, — две стороны, два взаимосвязанных момента одного и того же общественного процесса. Ничто не абсолютно: ни конфликт, ни согласие; все относительно, взаимообусловлено. Прав Р.Дарендорф, не считая, что его позиция (конфликтная модель общества) более верна, чем другая — функционалистская модель согласия. Обе полезны и необходимы для социологического анализа, так как в общественной жизни постоянно присутствуют оба компонента взаимодействия: сотрудничество и конфликт. Примерно то же самое можно сказать о концепции классового развития. Конечно же, абсолютизация его недиалектична, ненаучна. Однако классовые конфликты существуют; в России они возрождаются и пренебрегать ими нельзя. Классовый конфликт — лишь один вид конфликта в числе мно­жества социальных? столкновений.

Отстаивая объективный подход в конфликтологии, мы тем не менее не сводим его только к объективному методу. В социальной науке по праву свое место занимает и субъективный метод. К сожалению, в отечественной литературе в прошлом получила распространение догматическая интерпретация ленинской критики субъективного метода идеолога Михайловского как метода ложного, ненаучного. Таким образом, субъективный метод отождествлялся с субъективизмом, т.е. превратным, искаженным описанием и объяснением реальности. Субъективизм, в том числе замешанный на вульгарно понимаемом классовом подходе, исключает научную истину. Но субъективный метод исследования, наряду с объективным, это метод поиска истины. Тот и другой методы строятся на онтологических посылках, характеризующих специфику социальной реальности вообще и социального конфликта как единства объективного и субъективного, в частности.

Русский историк Ключевский В. описал объективные и субъективные методы в исторической науке так: объективный метод принимает «за точку отправления не изучающий субъект, а изучаемый объект», предполагает видение исторического про­цесса в последовательной смене явлений, подготовившей современное состояние человечества, иными словами, это — метод изучения «самое исторического движения». Примеры объективного изучения: наблюдение явлений, сопоставление явлений и обобщение явлений. Субъективный метод исходит из того, что отправной пункт — не само историческое явление, а точка, зрения изучающего. Истори­ческие явления подбираются в изложении по личному усмотрению историка; точно также и оцениваются (скажем, с точки зрения приоритета, господствующего значения экономических отношений, либо «политического быта» и т.п.). Отсюда приемы изучения: подбор явлений, их оценка и связь 19 .

В политологии различаются методы объективной и субъективной интерпретации изучаемых явлений. Объективный метод предполагает выявление разнообразных связей и процессов политической реальности через анализ объективных результатов политических действий. Субъективный метод объяснения — это анализ связей и взаимодействий политической реальности через призму отношений политического субъекта (его мнений, позиций, интересов). Ценностно-нормативный подход составляет содержание субъективного метода. 20

Объективный и субъективный методы в конфликтологии, по сути своей таковы же, как в историчес­кой и политологической науках. В первом случае предполагается рассмотрение конфликта как есте­ственного явления в обществе, безотносительно к оценке его познающим субъектом и противоборствующими сторонами. Во втором — рассмотрение конфликта с точки зрения позиций, с учетом оценки конфликта познающим субъектом и противоположными агентами. И тот и другой познавательные процессы имеют место в действительности. Для объяснения данного конфликта и выработки способов его разрешения важно знание безоценочное и оценочное, необходимы описания конфликта, каков он есть в реальности и каково его восприятие, нужна также оценка противоборствующими сторонами и обществом в лице исследователя. Вообще как объективный метод, так и субъективный только в единстве дают адекватное знание о конфликтной реальности, позволяют понять объективную и субъективную сторону конфликта и связанного с ним поведения. Поэтому, если следовать за Ключевским В., при изучении конфликтов применимы приемы методов объективного и субъективного: наблюдение, сравнение и объяснение, подбор явлений, оценка их и установление взаимосвязи. Применение социологических, политологических и психологических методов обеспечивает постижение конфликта как сложной реальности.

Объективность познания конфликтов затрудняет­ся рядом обстоятельств. В первую очередь — широким распространением в общественном сознании субъективистского понимания социальных процессов, в том числе конфликтов. Конфликтологу при­ходится сталкиваться с неадекватной оценкой того или иного конфликта общественным мнением и, тем более, противоборствующими сторонами. Да и сам исследователь рассматривает конфликт, особенно политический, также под влиянием своего мировоззрения, в большей или меньшей степени. Известно, что крупнейшие конфликты, потрясшие нашу страну в последние 3-4 года (августовские — 1991 г. — события, сентябрь-октябрьский — 1993 г. — конфликт между институтами законодательной и исполнительной власти, военный конфликт в Чечне) прямо противоположно воспринимались и воспринимаются, оценивались и оцениваются как непос­редственными участниками, так и другими слоями населения и политическими движениями. Объективность оценок конфликта возможна при условии всестороннего подхода к его изучению, осмысления причин возникновения, эволюции конфликта и т.п. Опасность субъективизма в социальном познании, в особенности конфликтов, в объяснений прошлого, настоящего и будущего всегда велика. Ее возможность больше при использовании субъективного метода.

Познание конфликтов связано с прагматической целью — управлением ими. А это означает вовлече­ние в познавательный процесс одной или обеих конфликтующих сторон, что опять-таки ограничивает рамки объективности. Направляющим вектором в объяснении конфликтов становятся интересы сторон. Наиболее благоприятным для познания конфликта условием является совпадение интересов, связанных с регулированием и разрешением конфликта. Однако такое идеальное условие на практике встречается далеко не часто.

На процесс познания негативно влияет кризисная ситуация в обществе, когда возникают и переплетаются многие конфликты, усиливая отрицательное воздействие на общественную систему. Такая ситуация, в частности, существует в настоящее время в России. Стремление правящих, господствующих сил в кризисной ситуации навязать оппозиции свое понимание развивающихся конфликтовбесперспективно. Наиболее разумный выход из положения — критическая оценка своих действий, своей политики, учет мнений оппонентов и активного большинства населения и соответствующая коррек­тировка своих позиций.

При анализе социальных конфликтов велика роль информации. Дефицит информации, дезинформация всегда были и остаются опасными средствами и условиями ложного восприятия конфликтов, неоправданного их разрастания.

Конфликты в обществе, любого уровня и вида — комплексное явление. В конфликтных ситуациях и действиях сплетаются социально-психологические, социальные, экономические, политические, духовные, а также индивидуальные и общественные эле­менты. Поэтому и методы их изучения многообразные, комплексные. Приоритетность того или иного метода в каждом конкретном случае определяется видом конфликта. Если, скажем, предметом изучения является межличностный конфликт, то доминирующими методами будут социально-психологические. При анализе конфликтов между крупными социальными группами на первый план выходят социологические и политологические приемы изучения.

В заключение кратко о функциях конфликтологии. Они вытекают из характера данной дисциплины как теоретико-прикладной. Проф. Здравомыслов Ю. отмечает три уровня изучения конфликтов: фундаментальный теоретический, с позиции теории среднего уровня и эмпирический уровень, подчиненный непосредственно практическим управленческим целям. Соответственно следует отмечать и функции конфликтологии: теоретико-познавательная, аналитическая и прогностическо-управленческая.

Разработка фундаментальных теоретических проблем конфликтологии вносит вклад в развитие социальных наук. Исследование на уровне теории среднего уровня обогащает социологические и политологические знания о механизмах общественных процессов. Изучение конфликта на эмпирическом уровне, в сочетании с теорией, позволяет разрабатывать прогностические модели конфликтного действия общественных субъектов и метода управления им. Анализ конкретных конфликтов — необходимое условие регулирования и разрешения их.

Конфликтология вооружает практиков не конкретными инструментами для управления конфликтами, а обосновывает понятийные рамки общественного сознания, в том числе управленческого мышления, для диагностирования конфликта и выработке соответствующих методов их преодоления.

Литература

  1. Coser L. Continuites in the Stadi of Social Conflict. NV, 1967, p 137; Coser L. «The Fonetions of Social Conflict» elencoe Tree Free Press, 1958. la . Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 4. С. 144
  2. Запрудский Ю.Г. Социальный конфликт: Поли­тологический анализ. Ростов-на-Дону. Изд. Рос­товского университета. 1992. С. 22; Здравомыс-лов А.Г. Социология конфликта. М. 1996.
  3. Дмитриев А.В. Конфликт на российском распу­тье. Социологические исследования, 1993, 9. С. 3
  4. Яковлев А.Н. Предисловие. Обвал. Послесловие, М., 1992. С. 22
  5. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1967. С. 194, 197
  6. Там же.
  7. Зеркин Д.П. Источники и движущие силы развития социалистического общества. Изд-во Ростов­ского университета. 1966. С. 38
  8. Там же.
  9. Nohlen D . Worterbuch Staat und Politik Bundeszentral fur politische Bildung . Bonn 1991. s . s . 298-311.; Современная западная социология. Словарь. М., 1990. С. 106.
  10. Цит.: По Р Арон. Этапы развития социологической мысли. С. 456, 457
  11. Преториус Р. Теория конфликта. Политические исследования. 1991, 5. С. 139-140.
  12. Аг А. Введение в теорию конфликтов. Политология: вчера и сегодня. Вып. 3, М., 1991. С. 152.
  13. Турен А. Социальные движения, революция, демократия. Свободная мысль. 1991, 14. С. 32.
  14. Корнелиус X ., Фэйр Ш. Выиграть может каж­дый. М., Стрингер, 1992. С. 8 /Перевод с английского
  15. Яковлев А.Н. Указ. соч. С. 44
  16. Преториус Р. Указ. соч. Политические исследования. 1991, 5. С.141
  17. Dahrendorf R . Class and Class Conflict , Standford University Press , 1959.; Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта. Соци­ологические исследования 1994. С. 143.
  18. Дмитриев А.В.. Указ. соч. Социологические ис­следования. 1993, 9. С. 7.
  19. Ключевский В.О. Соч. в 9 томах. Т. 6, М., 1989. С. 73, 75, 71-72.
  20. Зеркин Д.П. Основы политологии. Ростов-наДону. «Феникс», 1996. С. 14-15.
СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com