Перечень учебников

Учебники онлайн

Лекция 2. Конфликт как социальный феномен

Центральная категория конфликтологии — конфликт. Теоретический анализ ее — одна из фундаментальных проблем данной научной дисциплины. В литературе встречаются различные определения конфликта. Не вдаваясь в полемику о дефинициях, которые в большинстве своем различаются больше в редакционном плане, нежели в принципиальном, сконцентрируем свое внимание на характеристике существенных признаков конфликта и выражающих их понятиях.

1. Конфликт и социальное противоречие.

Обобщая многообразие дефиниций конфликта, встречающихся в литературе, можно предложить такое его определение. Конфликт (от лат. conflictus столкновение) — это противоборство общественных субъектов с целью реализации их противоречивых интересов, позиций, ценностей и взглядов.

И в данном, и во многих других определениях, принадлежащих авторам, представляющим различные направления в науке, конфликт прежде всего связывается с противоречием или одним из его моментов — борьбой противоположностей. Например, в трактовке американского конфликтолога Козера Л., конфликт есть борьба за ценности и претензии на определенный статус, власть и ресурсы. Согласно другому американскому автору Боулдингу К., конфликт знаменует собой осознанные и созревшие противоречия и столкновения интересов.

Дарендорф Р. под конфликтом понимает «все структурно-произведенные отношения противопо­ложности норм и ожиданий, институтов и групп». В отечественной литературе, в частности, в «Кратком словаре по социологии» конфликт характеризуется как высшая стадия развития противоречий в системе отношений людей» социальных групп, социальных институтов, общества в целом, которое определятся усилением противоположных тенденций и интересов социальных общностей и индивидов». 2

Итак, понятие конфликта неразрывно связано с философским понятием противоречия. Конечно, понимание противоречия у разных авторов различно. Но оставим пока этот вопрос.

Из приведенных и других встречающихся опре­делений конфликта ясно, что одним из существенных его признаков является противоположность интересов. Такое толкование рассматриваемой категории свойственно прежде всего отечественным авторам, но не только им. Сторонники функционалистской модели общества считают, что конфликты могут быть приведены в состояние гармонии путем взаимовлияния и удовлетворения интересов и потребностей конфликтующих групп.

В свою очередь интересы сопрягаются с ценностями, целями, ориентациями. Американский политолог Аптер Д. отмечает, что главный вопрос при анализе конфликтов состоит в том, как трансформировать конфликты ценностей в конфликты интересов, 3

Американские авторы Фишер Р. и Юри У., рассматривая пути разрешения конфликтов, подчерка вают: «... говорите об интересах, а не о позициях», «Чтобы достичь разумного решения» необходимо примирить интересы, а не позиции». 4 И еще: «За противоположными позициями наряду с противоречиями находятся разделяемые и приемлемые интересы». 5

Таким образом, интересы — главное понятие, необходимое для анализа общественного конфликта.

В приведенных определениях конфликта фигурирует понятие цели. Некоторые авторы определяют конфликт только через противоположность целей. Например, так: конфликт — это борьба за противо­положные цели. Не будем говорить, насколько корректно такое определение, однако отрицать наличие элемента цели в конфликтах невозможно. Другой вопрос, является ли он всегда определяющим. Присутствие при анализе категории цели означает, что конфликт — поведение и действие целеполагае-мое, а следовательно, в той или иной степени осознанные субъектом. Осознанность противоположности интересов, ценностей, целей — непременный признак конфликта. Это подчеркивается в работах и зарубежных, и отечественных авторов. Известный философ Руткевич М. пишет: «... в определение конфликта как противоборства между людьми должно быть обязательно внесено указание на осознанный характер противоречия интересов». 6

Остановимся на анализе отмеченных понятий, связанных с определением категории конфликта.

Корректное понимание общественного конфликта предполагает прежде всего выяснение сущности социального противоречия как его основы. Социальное противоречие есть не что иное, как общественное отношение между определенными социальными субъектами и другими элементами социальной системы. В его основе лежат разнообразные противоположные взаимосвязи и взаимодействия элементов системы Одни из этих взаимосвязей проявляются как субъектные отношения, включая фактор сознательного противоборства, другие выступают в виде взаимодействия опредмеченных, объективированных человеческих действий и отношений. Тако­вы, например, социальные институты. Тем не менее любое социальное противоречие — это объектносубъектное отношение. Иными словами, всякое социальное противоречие имеет и объективную, и субъективную сторону. Характерно, что такое понимание противоречия, сформулированное марксистскими авторами, по существу разделяет один из основоположников конфликтологии Р.Дарендорф, В своей работе «Элементы теории социального конфликта» он определяет социальный конфликт как «любое отношение между элементами, которое можно охарактеризовать через объективные («латентные») или субъективные («явные») противоположности». 7

Научное понимание социального противоречия включает характеристику его как двустороннего от­ношения и в другом смысле. Это — отношение взаимного проникновения (взаимополагания) и взаимоисключения противоположностей в едином. Какое бы социальное противоречие мы ни взяли, в любом случае это, с одной стороны, соотносительные взаимообусловливающие, нераздельные моменты какого-то целого, а с другой — взаимоисключающие противоположности. К примеру, отношение между товаропроизводителем и потребителем выступает в виде противоречия, в котором ни та, ни другая стороны не существуют в обществе абсолютно раздельно. Производитель служит потребителю, работает во имя удовлетворения его потребностей. Потребитель же существует постольку, поскольку есть производитель. Вместе с тем они суть взаимоисключающие субъекты экономического отношения. Взаимосвязь общества и личности, так же предполагает взаимоисключения. Общество — совокупность личностей, личность не существует вне общества. Личность — это отдельный индивид, член общества, а последнее есть объединение индивидов.

Определение социального противоречия как отношения взаимного проникновения и взаимного отрицания сторон-субъектов характеризует его сущность. Это весьма важно знать при анализе конфликта. Последний может возникнуть и возникает между общественными агентами, так или иначе связанными между собой, живущими, действующими в рамках определенной целостности. Скажем, в границах единого экономического, социального или правового пространства. И еще, корректное определение социального противоречия, равно как и социального конфликта, позволяет правильно понять их функцию в качестве движущей силы, стимула общественного, процесса.

Если в противоречии и в выражающем его конфликте видеть только единство, взаимообусловлен­ность противоположностей, то в таком случае единство превращается в непосредственное слияние, в мертвое тождество, в единство без противоположностей. В то же время взаимное исключение сторон, их взаимное отрицание может быть понято как необходимый процесс, как момент противоречия только в неразрывной связи с единством. Метафизическое мышление состоит в утверждении либо единства без противоположностей, либо взаимоисключения без взаимосвязи противоположностей. В том и другом случаях устраняется диалектическое противоречие как основа конфликта, а борьба между субъектами за социальный статус, власть, ресурсы и т.п. становится необходимым моментом общественных отношений лишь в рамках определенной социальной взаимосвязи сторон.

Общественные противоречия — это деятельность, направленная на его преодоление, разрешение. В процессе деятельности формируются общественные силы, которые стремятся осуществить разрешение противоречия в своих интересах. Это состояние развивающегося противоречия и будет конфликтом. Стало быть, конфликт характеризует не только борьбу противоположностей, но также и взаимосвязь, социальную взаимообусловленность. Конфликт — результат, следствие развития противоречия в целом, что, однако, не исключает определяющей роли момента борьбы, момента взаимоисключения противоположностей.

Общественные противоречия разнообразны. Одни из них связаны с сущностью социальной системы, другие — со спецификой составляющих ее подсистем, третьи — с разнородностью элементов общественной системы, с ее сложностью, с такими процессами, как инерция в действиях людей, в стремлении одних к прогрессу, а других к регрессу, к объединению и разъединению и т.д. Социальные противоречия нередко обусловлены социально-психологическими, этническими и иными свойствами человеческих общностей. Множество противоречий между людьми возникает на почве нарушения норм, общепринятых ценностей, в результате ошибочных действий управляющих структур и т.п. Одни противоречия закономерны и действительно выступают внутренним источникам динамизма общественной системы, другие — случайны и возникают под влиянием временно складывающейся ситуации. Но и они имеют определенную объективную сторону.

Соответственно и конфликты рождаются как на базе закономерных объективных противоречий, так и под определяющим воздействием субъективных факторов, в результате ошибок управляющих субъектов или разного рода нарушений нормального хода общественного процесса. Однако социальные противоречия, какими бы они ни были по своей природе, в конечном итоге представляют со­бою, как уже отмечалось, субъектно-объектное отношение. Без понимания субъектного характера социального противоречия и, соответственно, конфликта его теория перестает быть таковой. В этом плане прав был Т.Парсонс, утверждая, что без субъективной точки зрения не может быть теории социального действия.

В социальном противоречии всегда включено, вопервых, отношение противоположных субъектов к разделяющему их противоречию (заключающееся в стремлении к сохранению противоречия, его консер­вации, либо — к устранению последнего); во-вторых, связанная с этим оценка противоречия (положи­тельная или отрицательная, как стимула развития или его тормоза). Следует отметить, что одни и те же противоречия могут оцениваться субъектами противоположным образом, в зависимости от того, какие проявления противоречий оказываются объектом оценки. Если принимаются во внимание моменты нарушения стабильности общественной системы, гармоничности в общественных отношениях, различного рода отклонения от намеченных программ деятельности и т.д., то противоречия харак­теризуются в таком случае как явления негативные, как патология в общественной жизни. Если же делается акцент только на позитивных последствиях противоречий, то, обычно, формируется противоположная оценка: чем больше противоречий, тем якобы лучше для общественного прогресса. В подхо­дах к объяснению социального конфликта наблю­даются такие же крайности.

Итак, конфликт есть социальное противоречие на высшем уровне его напряжения. Естественно, не всякое противоречие является конфликтом, а только то, которое из латентного, объективного отношения развилось в явное субъективное отношение. Конфликт — это состояние конкретного противоречия, при котором на первый план выходят противостоящие общественные субъекты, вступающие в борьбу за свои противоречивые интересы и цели, а в случае единства цели — за взаимоисключающие средства для ее достижения.

Не всякое противоречие затрагивает непосредственно интересы личностей, групп, иных объединений людей. Веками существуют противоречия между производством и потреблением, а взрывной характер они приобретают только в моменты экономических кризисов, становясь противоречием социальным — между интересами социальных групп, обществом и властью. Только тогда, когда ущемля­ются интересы одних, за счет чего удовлетворяются интересы других, и это становится достоянием общественного сознания первых, формируется конфликт.

Можно назвать множество постоянно воспроизводящихся в обществе противоречий, не разделяющих интересы людей и самих их на противоборствующие группы. Каждодневно сталкиваются актив­ное и пассивное начала, новое и старое, инерция и динамизм, действие и противодействие, интеграция и отторжение, властвование и подчинение, управляющее и управляемое и т.д. Однако постоянной «войны всех против всех» в здоровом обществе не бывает. Интересы — вот камертон общественных отношений. Противоречия, достигшие сферы интересов, таят в себе конфликты, но для того, чтобы они стали реальностью, нужны определенные условия. В их числе противоположные взгляды людей, пред­ставления о своих интересах и путях их реализации, существенно различное отношение к интересам других, противоречивые цели, ставящиеся людьми для достижения собственных интересов, претензии, ожидания, чувства, страсти и т.д., то есть все то, что произрастает на базе интересов, что их выражает и что, в свою очередь, придает им конкретный человеческий характер, превращая в двигатель действия и поведения.

Мы принимаем интересы за отправное понятие в анализе противоречий и конфликтов потому, что именно они по своей природе воплощают единство объективного и субъективного. Во-первых, интересы выражают базовые и другие необходимые для общественной жизни человека потребности. Потребность только тогда превращается в двигатель человеческой активности, когда проходит через человеческую голову, приобретая определенный образ: чувство, мотив и т.п. На уровне интегрирования потребности в ценностную систему субъекта она превращается в социальный интерес. Во-вторых, интерес — это направленность поведения и деятельности на удовлетворение жизненно необходимой в данной ситуации для данного субъекта потребности. В-третьих, интерес предполагает определенную степень осознанности потребностей, на основе чего формируется мотивационная база субъекта, а также ориентации и цели деятельности.

Сложна взаимосвязь интереса с ценностями. В конечном счете общественные интересы определяют ценностную систему данного общества и соответствующие нормы. В свою очередь господствующая система ценностей и норм обусловливает динамику интересов. При этом общие интересы сообществ — доминирующий фактор по отношению к ценностям и нормам, а особенные, групповые, личные интересы обусловливаются ценностно-нормативной системой. Базовым же источником интересов выступает сама реальная материальная и духовная жизнь людей.

Важно отметить, что общий интерес существует прежде всего в действительности в качестве взаим­ной зависимости индивидов, а не только в их представлениях. Между действительностью обществен­ной взаимосвязи и представлениями о ней не бывает полного совпадения. А сознание общего, да и собственного, интересов индивидом, группой — процесс противоречивый. В нем сочетаются адекватное и иллюзорное, истинное и превратное, что таит в себе немаловажную причину конфликтов.

Поскольку интересы людей многообразны: общие, частные, групповые, классовые и др. — они в большинстве своем противоречивы. Общественные институты, государственные органы стремятся привести их в равновесие, во взаимное соответствие. Иначе общественная система становится неустойчивой.

Теперь о целях. В системе конфликтных отношений цель — один из несущих элементов. Будучи обусловленной интересами, цель имеет свое самостоятельное значение. Ведь она есть образ будущего результата конфликтной деятельности, формируемой не только под влиянием интересов, но также аккумулирующей в себе весь пласт сознательного — рационального и эмоционального, общественного и индивидуального сознания. Было бы ошибкой при определении конфликта ограничиваться указанием на противоположность целей. Однако не меньшей ошибкой будет игнорирование цели. Именно в виде цели преобразуются потребности и интересы, осознанные субъектом. Цель формируется в сознании, а ее источник — и внутри субъекта, и вне его (субъективно-объективен). Осуществление цели предполагает волевой акт. В конфликтном действии он не последний по своей роли элемент противоборства или согласия.

2. Структура и функции конфликта

Анализ конфликта как социального феномена включает рассмотрение его структуры и функций. Не зная того и другого, трудно управлять конфликтными отношениями и вообще осмысленно подхо­дить к этому явлению. Мы не случайно рассматриваем в связи вопрос о структуре и вопрос о функциях конфликта. В любом конфликте функции зависят от структуры, а последняя, в особенности ее субъекты, могут видоизменяться под влиянием доминирующей функции.

Чем прежде всего характеризуется всякий конфликт? Конечно же, конфликтующими сторонами, а также предметом противоборства. Эти два определяющие элемента конфликта не исчерпывают его структуру. Последняя включает конфликтное действие в той или иной форме и направляющее его сознание, средства и методы действия, поле конфликта. Кроме того, ни один конфликт невозможен без сложившейся до его появления конфликтной ситуации. Рассмотрим отмеченные структурные элементы конфликтного взаимодействия.

Субъектами конфликта, в зависимости от его уровня, выступают индивиды, группы, классы, на­ционально-этнические общности, организации, социальные институты, общественные и политические объединения, государства, международные сообщества.

Ключевым моментом в анализе конфликта, считает А.Турен, является четкое определение соци­альных оппонентов и их ценностных ориентации. Будет правильным уточнить тезис французского социолога: определение интересов социальных оппонентов и соответствующих ценностных ориентации. В чем здесь проблема? Да в том, что в реальном конфликте действительные оппоненты (субъекты) далеко не всегда выявляют себя, а зачастую скрываются за второстепенными соучастниками противоборства, или же стремятся представить в качестве субъектов конфликта такие группы и организации, которые лишь косвенно связаны с предметом конфликта. Например, в настоящее время в России постоянно возникают трудовые конфликты из-за задолженности администрации рабочим по зарплате. Нередко виновником конфликта является администрация; последняя же, как правило, пытается направить протест рабочих против государственных органов, выставляя их стороной, провоцирующей конфликт. Чаще всего такая подмена субъекта име­ет место в политических конфликтах. Ведущая сторона конфликта (инициатор конфликта) может выдавать себя за какую-то иную политическую силу или стремится вообще замаскировать свое участие в конфликте, либо представить себя в качестве второстепенного субъекта. После второй мировой войны не прекращались локальные военные конфликты то в одном, то в другом районе мира. Инициаторы конфликтов нередко выдавали себя за силы, борющиеся за мир, за свободу и демократию, преследуя в действительности агрессивные цели. Так было во Вьетнаме, где вели войну сначала Франция, стремясь удержать прежние колониальные владения, затем США — в поддержку диктаторского режима.

Субъекты конфликта не остаются неизменными в процессе противоборства. О зрелости конфликта судят по степени формирования субъектов. Чем более развит конфликт, тем выше зрелость субъектов. Динамика конфликта прямо связана с развитием его субъектов, и наоборот. Если конфликт перерастает в иное качественное состояние, соответственно качественно изменяются противоборствующие стороны. В случае развития экономического конфликта в политический ведущую роль начинают играть политическая организация наемных рабочих, с одной сторо­ны, и институты политической власти, с другой. В такой ситуации возможны два варианта преобразования инициатора конфликта: подключение к организации экономической борьбы политических партий и движений или превращение организации, созданной для защиты экономических интересов определенной социальной группы, в политическую организацию, ведущую борьбу за власть. Подобная метаморфоза, как известно, произошла с польским профсоюзным объединением «Солидарность» и ее лиде­рами.

Маскировка подливного субъекта конфликта — частое явление во внутригрупповых столкновениях. Например, провоцирующий напряженность в трудовом коллективе или в каком-то подразделении госуправления стремится скрыться за действиями других, недовольных поведением управляющего лица, официального лидера.

Проблема субъекта конфликта имеет еще один аспект. Для анализа конфликта, его динамики важно различать субъекта, инициирующего конфликтное действие и доминирующего и этом действии. Причем, это не всегда один н тот же субъект. Агент, спровоцировавший конфронтацию, зачастую оказывается не ведущей, не определяющей, а ведомой , определяемой стороной. Изменение соотношения противоборствующих сил — одна из закономерностей конфликта, в особенности классового, да и международного. Для военных конфликтов — это правило, хотя в истории было немало войн без победителей.

Наконец, еще вопрос. Каждая из сторон конфликта может состоять из совокупности элементов: коалиций партий, ассоциаций производителей, союзов общественных объединений, коллективов, индивидов и т.д. Для понимания характера конфликта и его направленности следует учитывать единство и имеющиеся различия во взглядах и позициях агентов, составляющих один субъект. Внутренние противоречия данного субъекта могут ослабить его позицию или усилить, в зависимости от того, как они регулируются или разрешаются. Распад субъекта и неминуемое в этом случае его поражение — крайний вариант функционирования многосоставного субъекта.

Поведение и действия субъектов направляются конфликтным сознанием. Его образует особое состояние общественного сознания, специфика которого заключается в осознании противоборствующими сторонами противоположности своих интересов, ценностей, целей и превращении их в мотивацию активности.

Теперь о предмете конфликта. Материальный или духовный объект общественной жизни, в отношении которого формируется противоположная направленность активности людей, составляет предмет конфликта. Им могут быть экономические и социальные блага, материальные и духовные ценности, политические режимы, юридические институты, политические и общественные лидеры, их программы, идеологические доктрины, религиозные верования, права и свободы человека, нравственные и эстетические идеалы, разнообразные тради­ции и многое другое, что составляет элементы ци­вилизованной социальной жизни.

В конфликте наряду с реальным предметом конфронтации может фигурировать мнимый, так сказать, квази-предмет. Действительный предмет нередко скрыт до поры до времени. В экономическом конфликте капиталиста и наемного работника предметом противоборства являются условия тру­да и его оплата. Капиталист же стремится представить в качестве объекта столкновения с рабочими условия жизнеспособности предприятия, доказать, что удовлетворение требований работников подорвет основу предприятия и тем самым ударит по интересам всех конфликтующих. Военная агрессия, как правило, обосновывается агрессором с помощью мнимого предмета конфликта: угрозы его границам со стороны жертвы, защиты демократических свобод и т.п.

Козер Л. обозначил в качестве переменных (предмета) конфликта власть, статус, перераспределение ценностей и доходов. Дарендорф Р. назвал предме­том современного социального конфликта право навключение в «большинство» общества, добившегося нормальных для себя условий жизни. Парсонс Т. и его сторонники считают предметом общественного конфликта сохранение стабильности системы, ее нормативно-ценностной основы. Марксисты на первый план классового конфликта выдвигают отношения собственности на средства производства и определяемое ими политическое господство владельцев собственности.

Как следует из сказанного, понимание предмета конфликта имеет концептуальное значение и связано с общим подходом тех или иных авторов к пониманию механизма социального процесса в целом. Предмет конфликта — это его источник. В зависимости от глубины проникновения анализа в суть общественных процессов, исследователем фиксируется определенный уровень основы конфликта. Ска­жем, Парсонс Т. ограничивается объяснением большинства конфликтов отклоняющимся поведением людей. «Одним из источников изменения, — пишет он, — служит распространение отклоняющегося поведения, равно как и разрастание различного вида конфликтов, причем большинство конфликтов содержит в качестве существенных ингредиентов то, что может быть с полным основанием названо отклоняющимся поведением» 8 . Отсюда, естественно, вывод о конфликте как временном, пато­логическом явлении.

Уже говорилось об определении Л.Козера, считающего общими основаниями конфликтов власть, статус, ценности. Это определение также недостаточно глубоко выясняет предмет конфликта — отно­шения господства, в первую очередь социально-экономического, что предопределяет типологию статусов, характер власти и ценности. Ограниченным представляется марксистский подход, поскольку им признаются в качестве основы конфликта, его предмета лишь классовые отношения господства. В обществе же, как известно, существуют и иные виды господства, порождающие противоположность интересов, позиций, взглядов и т.п. Политические структуры как самодостаточные реальности, различного рода социальные институты, представляю­щие собой независимые образования, господствующие системы ценностей — все эти элементы общества оказывают обратное воздействие на классовые отношения и служат постоянным источником раз­нообразных конфликтов. Возьмем институт права. Он легитимирует организацию и распределение государственной власти, узаконивает определенный порядок в обществе. И, разумеется, отношение к этому институту, признание его справедливости или несправедливости — весьма существенное основание общественного конфликта.

Предметом многих конфликтов служит уровень эффективности экономики, политического руководства и организации общественной жизни в различных ее областях. Так, конфликт между системой государственного социализма в нашей стране и обществом начался главным образом из-за низкой эффективности советской экономики, а затем он распространился на политическую сферу, хотя про
тиворечие между политическим режимом и некоторыми социальными группами существовало еще в
20-е годы. Каждому типу общества присущи свои конфликты, соответственно и возникают они на характерной для этого общества основе. В советской системе такой основой была государственная собственность и авторитарно-партийный режим политического устройства.

Предмет конфликта — это та переменная, которая характеризует любой конфликт. Ее анализ всегда необходим, какими бы ни были конфликтные отношения.

Конфликтное действие и поведение, его средства и методы образуют сам процесс конфликта, а также составляют один из главных его структурных элементов. В литературе выделяются некоторые типы конфликтного взаимодействия: разногласие и доминирование, 9 которые выливаются в следующие формы конфликтного поведения: конфронтацию, соперничество, конкуренцию. В политических конфликтах это выражается в таких формах противоборства, как бунт, мятеж, революция, война.

Доминирование одной стороны над другой осуществляется с помощью различных средств, в зависимости от характера конфликта : использования экономической и политической власти, влияния, авторитета, идеологического воздействия и др., вплоть до физического насилия. Доминирование порождает противоположные действия в виде массового несогласия, протестных форм поведения (забастовки, манифестации, пассивное сопротивление и пр.). В конечном, счете модели конфликтного поведения обобщаются в следующие виды: 1) достижение одним субъектом своих целей за счет другого; 2) частичная и полная уступка одним субъектом своей позиции другому; 3) взаимное удовлетворение интересов обоих конфликтных субъектов и достижение какой-то общей цели; 4) взаимное неудовлетворение интересов противоборствующих сторон и стремление перевести конфликт на новый уровень и новую форму.

Следует отметить, что если разногласие и доминирование т общие характеристики конфликтного поведения» то конфронтация, соперничество и конкуренция — это специфические формы взаимодействия противоположностей, свойственные конфликтам, разрешающимся по формуле: «победитель— побежденный», «выиграть—проиграть». Конфронтация — это скрытая или открытая борьба сторон со взаимоисключающими интересами. Стороны стремятся разорвать связи, делающие их элемента­ми данного единства, взаимодействия. Такова, например, конфронтация классов общества и отвергаемых им маргинальных слоев. Соперничество или соревнование — более мягкая форма борьбы, в том смысле, что она предполагает наличие у сторон определенной общности; интересов и целей. Это — борьба за достижение более высоких, по сравнению с другими, результатов в общественной деятельности (труде, спорте, науке и т.п.), за признание обществом (коллективом) новых результатов. Стремление одних коллективов, групп, индивидов превзойти результаты деятельности других в различных областях активности и заслужить поощрение от общества — таков смысл соперничества — соревнования. Итог соревнования в конечном счете — общий выигрыш, общее продвижение вперед. Каким бы ни было жестким спортивное соперничество, его; результаты постоянно способствуют совершенствованию физической культуры человека. Подлинное спортивное состязание не разобщает спортсменов, а укрепляет единство в масштабах страны и даже мира. Конечно, бывает иное; складываются враждебные отношения, постоянная конфронтация между отдельными выдающимися мастерами и организациями. К примеру, такие отношения сложились между двумя ныне существующими шахматными международными организациями: ФИДЕ и Ассоциацией шахматистов-профессионалов. Причина конфрентации в данном случае — не разногласия по поводу достижений шахматистов, а личные амбиции лидеров, коммерческие притязания, и частично — политические взгляды. Соревнование, независимо от того, в какие формы оно выливается — конфликт­ные или неконфликтные, порождается общественным контактом между людьми, включенными в коллективную деятельность, вызывающую своеобразное возбуждение жизненной энергии, увеличение эффективности труда.

Конкуренция — тоже соперничество между общественными субъектами, но такое, результатом которого является победа одного за счет подавления другого. У конкурентов нет каких-либо общих целей; они ведут жестокую борьбу за реализацию противоположных целей и интересов. Вытеснение конкурента с рынка, подавление его как активного экономического субъекта, разгром политического противника, обеспечение монополии (экономической или политической), словом, победа одного за счет гибели другого, включая физическое уничтожение, — вот принцип конкурентной борьбы в ее крайней форме выражения. Такая борьба свойственна сторонам, находящимся в антагонистическом конфликте.

Вернемся к конфликтным действиям в рамках неантагонистических отношений, т.е. при наличии у сторон не только противоположности каких-то интересов, но также и общности более значимых для этих сторон интересов и целей. Например, противоположности текущих и общности перспективных, взаимоисключения экономических и единства политических интересов и целей. Борьба между конфликтными сторонами и здесь имеет место. Она даже может перерасти в непримиримое противоборство, как это произошло внутри бывшей КПСС между сторонниками так называемой демократической платформы и остальной частью партии. Тем не менее в рамках неантагонистических отношений складываются конструктивные формы борьбы. К ним, в частности, относятся: борьба, направленная на преобразование условий, породивших противоречие между взаимодействующими сторонами. Критика российских властей, доходящая до конфликта, со стороны партий, поддерживающих курс на капитализацию страны, по вопросам вывода общества из кризиса — это тоже борьба, но иного рода, нежели конфронтация правительства с коммунистической и социалистической оппозицией. Взаимное прогрессивное (с точки зрения реализации общих интересов и ценностей) воздействие сторон — еще один вид борьбы, обеспечивающий модель конфликта по типу «взаимное удовлетворение интересов обеих сторон» ( например, соревнование). К такой же модели конфликтного действия относится борьба за выбор лучших путей, средств и методов решения общих проблем.

Напомним читателю пример из политической истории России: вековой конфликт между сторонниками и противниками ликвидации крепостного права в России. Этот конфликт был двойственным: а) между крепостным крестьянством и помещиками, а также защищающим интересы последних самодержавием (антагонистическое противостояние); б) между сторонниками освобождения крестьянства и противниками освобождения — в среде помещиков и окружения царя. Последний означал противоречие по поводу выбора путей дальнейшего развития самодержавной России. Это противоречие было достаточно острым. Не случайно реформа готовилась вначале секретно, и лишь затем были созданы губернские комитеты по подготовке предложений с мест. На заключительном этапе, когда были обобщены все поступившие в правительство проекты, соответствующая комиссия сформулировала три подхода к решению проблемы. Один был против всякого освобождения крестьян; другой — допускал освобождение, но без выкупа крестьянами земли; третий настаивал на освобождении крестьян с землею. За каждым из проектов стояли различные губернские комитеты (московский, петербургский, тверской), представлявшие большие группы дворянства. Известно, что обсуждение проектов протекало настолько остро, что даже имел место смертельный исход для одного из главных чинов — непосредственного организатора, председателя редакционной комиссии Ростовцева. Правда, острота борьбы не особенно повлияла на окончательный результат. Реформа, осуществленная Александром II , оказалась половинчатой: крестьяне получили свободу без выкупа, были наделены земельными участками, но с обязательством платить помещику деньгами или трудом (оброк, барщина). Таким, образом, конфликт внутри господствующего класса был разрешен, по модели: «взаимное удовлетворение интересов сторон». Другой же конфликт — между крестьянством и господствующим классом — оказался решенным лишь частично. Здесь была реализована модель «частичная или полная уступка одной группой своих интересов другой гриппе». Частичное решение конфликта породило впоследствии острую борьбу крестьянства против помещиков и самодержавия под лозунгом большевиков: «Заводы и фабрики — рабочим, землю — крестьянам».

Итак, борьба сторон за реализацию взаимоисключающих интересов, позиций и целей; борьба за противоречивые интересы, позиции и цели при на­личии превалирующего над противоречием единства, более существенных интересов; борьба, связанная с выбором путей, средств и методов достижения общих интересов и целей, — таковы некоторые модели конфликтного действия общественных субъектов. Взаимодействие конфликтующих субъектов развертывается в определенном времени. Имеется в виду продолжительность конфликта, последовательность его этапов, темпы протекания противоборства. Кон­фликт также характеризуется своим полем, что вхо­дит в состав элементов его структуры.

Социальное поле, по мнению французского социолога П.Бурдье, — это специфическая система объективных связей между различными позициями, находящимися в конфликте или в альянсе, в конкуренции или кооперации, определяемыми в большей степени факторами, не зависящими от субъектов — носителей позиций. Структура поля есть состояние соотношения сил между агентами (действующими субъектами), вовлеченными в борьбу. 10 Поле есть одновременно место соотношения сил и борьбы, направленной на трансформацию этих отношений. Поле нельзя рассматривать как нечто раз навсегда данное, независимое от субъектов. С точки зрения П.Бурдье, социальное поле, в частности, политичес­кое, является условием и постоянно производящимся и институирующимся результатом практики." Поле составляют агенты, позиции институты, документы, используемые в борьбе, правила игры (если они есть), т.е. все то, что фигурирует и с чем связаны конфликтные действия, образует содержательные границы его. Например, полем конкурентной борьбы является рынок; полем соперничества политических партий — выборная кампания, осуществляемая на определенной территории страны.

Понятие «поле» конфликта включает в себя предмет конфликта, но не сводится к последнему. Пред­мет, как отмечалось, есть источник и объект противоречия-конфликта, а поле — все, что составляет сферу конфликтных действий. Элементы поля, например, правила игры, могут стать предметом конфликта, если по их поводу возникает противоборство.

Главная линия конфликта или ядро конфликта — это сектор поля, характеризующий тот элемент взаимодействия, который определяет противоположность позиций сторон. Иными словами, это конфликтогенный фактор, прежде всего противопоставляющий оппонентов. Скажем, нынешний рос­сийский режим и социалистическую оппозицию разделяет многое, но ядром конфликта является неприятие оппозицией проводимого курса на принудительную капитализацию страны.

Любой конфликт возникает, протекает и разрешается на фоне конфликтной ситуации. Последняя— неотъемлемая сторона конфликта, существенный элемент его структуры.

Конфликтная ситуация включает, в первую очередь, острую форму противоречия, образующего основу конфликта; именно такую, при которой обе противоположности или одна из них уже не могут существовать в рамках прежней взаимосвязи, единства. Одну сторону или обе не удовлетворяют, к примеру, социальный статус, уровень участия в системе власти, возможность доступа к распределению благ и т.д. Словом, как по Ленину, одни не могут управлять по-старому, а другие (массы) не хотят больше жить по-прежнему.

Наличие конфликтной ситуации свидетельствует о сформировавшихся конфликтогенных факторах, говорит о появлении инициатора конфликта (лидера, группы, организации), а также о готовности поддержать его со стороны других субъектов со сложившейся установкой на конфликт. Конфликтная ситуация в обществе — это ситуация социальной напряженности, когда подорвана легитимность в самом широком смысле слова (социальная оправдан­ность) различных общественных структур, ценностей, порядка. Конфликтная ситуация стимулируется кризисными явлениями. Кризисы в обществе могут выступать условием возникновения конфликтной ситуации, либо являются фоном, на котором раз­вертываются конфликты. Нынешняя ситуация в России характеризуется наличием всех составляющих конфликтной ситуации, связанной с глубоким системным кризисом общества.

Функции конфликта. Данный вопрос в литературе рассматривается в рамках двух взаимно исключающихся парадигм: восприятия конфликта как диалектически-созидательного фактора (наиболее распространена) и представления о конфликте только как разрушительного явления. Первая парадиг­ма вытекает из признания закономерного характе­ра конфликта; вторая — из восприятия его как патологии.

В настоящей работе реализуется диалектическисозидательный подход к проблеме функций конфликта. Он предполагает, на наш взгляд, необходимость учитывать ряд методологических требований.

Следует рассматривать функции конфликта как закономерную взаимосвязь последнего с общественным процессом. В таком ракурсе вопрос о функциях предполагает, во-первых, выяснение объективных последствий конфликта для общества; во-вторых, анализ форм выражения и взаимосвязи конфликта с характером общественных структур. Тот и другой аспекты функций конфликта внутренне противоре­чивы, «причем характер противоречий зависит от природы не только общества, но и самого конфликта». 12

От типа общества, исторического этапа его раз­вития, уровня культуры зависит характер конфлик­тов, масштабность и острота, способы решения, а следовательно, и функции. Само собой разумеется и другое: функции конфликтов различных уровней неодинаковы как по характеру, так и по масштабу влияния на общественные процессы. Конфликты на уровне групп оказывают на общество, естественно, несравнимо меньшее влияние, нежели классовые или межнациональные конфликты. Значение кон­курентной борьбы двух или нескольких промышленных групп ограничено сферой данной отрасли производства. Влияние же социального движения как выражения классовых, социальных противоречий распространяется и на экономику, и на соци­ально-политическую жизнь в целом. Качественно различен набор функций конфликтов, развертывающихся в главных сферах общества (экономической, социальной, политической и др.).

Особенное не отменяет общее, В особенном проявляется общее. В многообразии последствий конфликтов реализуются некоторые общие их функции. Представление о них у конфликтологов неоднозначное. Некоторые ученые насчитывают около 30 функций конфликта. Ростовский исследователь Запруд-ский Ю. разделил все функции на две группы: «материальные» и «духовные», а затем, «отвлекаясь от различий материального и духовного свойства», отметил три наиболее важные общие функции, присущие любым конфликтам: «сигнальную, дифференцирующую и динамическую» 13 .

Анализ функции корректен в рамках формулы: «конфликт — интеграция». В социуме — это два взаимосвязанные противоположные общественные отношения, понять значение которых невозможно, если рассматривать их в отдельности. Общественный процесс представляет собою цепь взаимопереходов интеграции в конфликт, конфликта — в интеграцию. В литературе встречаются и другие классификации функций. Учитывая, что конфликт есть форма выражения противоречия, его проявления и разрешения, отметим прежде всего такую общую функцию, как информационно-познавательная. В самом деле, любой конфликт сигнализирует о наличии проблемы, требующей решения, позволяет ее познать, поскольку выявляется в совокупности воспринимаемых людьми фактов. Конфликт стимулирует познание интересов, ценностей, позиций, сталкивающихся в противоборстве субъектов; высвечи­вает сущность социальных изменений, выраженных противоречием, лежащим в основе конфликта. Разногласия, дискуссии как формы конфликтного поведения способствуют поиску истины. В ходе и в результате взаимных столкновений социальные агенты лучше узнают друг друга, усваивают полезный с точки зрения каждой стороны опыт, находя, при желании, возможные точки соприкосновения их взглядов и интересов. В процессе конфликта рас­крывается подлинная картина того, что представляет из себя каждая сторона, какие ценности (и ценности ли) она отстаивает.

Фашизм был «вещью в себе» для народов Европы, а тем более советских людей, пока не развя­зал мировую войну, не стал воплощать в жизнь варварские замыслы своих лидеров. Вторая мировая война была величайшей трагедией XX века; но вместе с тем она показала, по какому пути нужно идти человечеству, чтобы в будущем вновь не оказаться перед катастрофой. И еще: народы мира и в первую очередь Европы убедились в способности русского и других народов, объединенных в бывшем СССР, противостоять самому мощному агрессору, отстаивать свою Родину и принести освобождение миллионам людей в странах Европы и Азии... Как бы ни пытались многие нынешние политики (например, поляк Валенса или лидеры Литвы, Латвии, Эстонии) очернить освободительный подвиг Красной Армии, им не переделать уже состоявшуюся историю.

Другая всеобщая функция конфликта — интегративная. Казалось бы, мы имеем дело с парадоксом: конфликт способствует интеграции, объединению людей, а стало быть, установлению равновесия, стабильности в обществе. Однако такова реальная диалектика социума, где конфликт и интеграция, как уже отмечалось, неразрывно взаимосвязаны и постоянно меняются местами. Доминирование одно­го сменяется доминированием другого. Возникновение, развитие, а главное, разрешение конфликта сплачивает группы, сообщества, способствует гармонизации общественных отношений, стимулирует социализацию групп и индивидов, а тем самым содействует формированию необходимого равновесия в общественном организме. Всем известно, каким объединяющим фактором для советского народа стала Великая Отечественная война. Это еще раз подтвердили ветераны войны — участники празднования 50-летия Победы. Единство победившего народа было подорвано другим конфликтом, спровоцированным после войны сталинско-бериевскими репрессиями против отдельных национальных групп, бывших военнопленных» ряда государственных и военных деятелей, творческой и научной интеллигенции.

Драматические события в стране в послевоенные годы, возникший конфликт между частью общества и государственно-партийным режимом подтвердил ту истину, что любое состояние равновесия, интег­рации, единства временно, относительно, посколь­ку в обществе могут возникать новые конфликты.

Конфликт — фактор социальной дифференциации — оборотной стороны интеграции. Понять это свойство конфликта проще. Противоборство сил разоб-. щает их, проводит зримую черту между сторонни­ками соперников, разрушает прежние структурные образования и стимулирует возникновение новых. Дифференцирующее воздействие на социальный организм антагонистического конфликта выражается в расколе общества на полярности. В случае социального плюрализма, наличия пересекающихся социальных противоречий, конфликтов (назовем такие общества многосоставными) дифференциация многовариантна (многогрупповая), что создает предпосылку для одновременного образования смешанных и переходных групп. Таков средний класс.

Одна из общих функций конфликта — функция стимулирования адаптации социальной системы или ее отдельных элементов, включая субъектов, к изменяющейся среде. Обществу, социальным группам, индивидам, партиям и др. объединениям, идеологиям, культурным системам приходится постоянно сталкиваться с новыми условиями и новыми потребностями, порождаемыми происходящими изменениями. Отсюда необходимость адаптации, приспособления к новой ситуации путем преобразования форм и методов деятельности и отношений, переоценки ценностей, критики устаревших образцов поведения и мышления. Понятно, что процесс адаптации не происходит без противоречий и конфликтов между старым и новым, отжившим и нарождающимся. Если общественная система или какие-то подсистемы (экономические, политические и др.) не справляются с возникающими конфликтами в процессе адаптации, они уходят в небытие.

Конфликты — движущий механизм социальных изменений, процессов развития, модернизации и распада исчерпавших себя образований. Они — гарантия прогресса, поскольку предполагают вскрытие и преодоление противоположностей интересов, ценностей, позиции общественных сил. Революции

  • локомотивы истории; экономическая конкуренция
  • могучий рычаг прогресса экономики; социальные движения — факторы общественного развития; противоречия и конфликты в науке — непременное условие превращения знаний, перехода от одних систем научного мышления к другим. В стабильных социальных организмах конфликты выявляют проблемы, способствуют формированию новых потребностей и тенденций развития, играют важную роль в артикуляции интересов.

До сих пор шла речь о конструктивных функциях конфликта. Однако они неотделимы от разрушительных последствий, от дисфункции. Любая позитивная функция конфликта имеет негативную сто­рону. Та и другая проявляются в определенной ситуации, на определенной стадии конфликта, в результате целенаправленных действий противоборствующих субъектов. Объективные последствия конфликта (конструктивные либо деструктивные) зависят от многих переменных и, в значительной степени, от средств борьбы. Насильственные средства ведут к расколу общества, а не к его интеграции. Насильственный конфликт может перерасти в хроническую форму, стать конфликтом антагонистическим, даже если ранее он таковым не был. Последовательная серия насильственных конфликтов дробит общество, дезорганизует и препятствует его духовной и практической консолидации. В итоге общество оказывается в тупике. Так что, говоря о по­зитивных функциях конфликта, следует иметь ввиду противоречивую возможность ее реализации. Последствия любой революции — тому пример.

Позитивные (конструктивные) функции конфликтов не реализуются, если а)они не регулируются совместными усилиями противоборствующих агентов; б) подавляются одной из сторон; в) загоняются внутрь общественного организма. Реализация потенциальных позитивных возможностей конфликтов оказывается успешной при условии признания их целесообразными, плодотворными как нормального состояния общественных отношений.

3. Типология конфликтов

Типология конфликтов — одна из широко обсуждаемых зарубежными и отечественными учеными проблем. Актуальность ее объясняется как теоретическим, так и, в особенности, прикладным значени­ем. Что касается теоретического аспекта, то классификация изучаемых явлений в любой отрасли социального знания всегда рассматривалась одним из важных исследовательских методов. Прикладной аспект связан с практикой управления конфликтами. Классифицируя конфликты, мы тем самым получаем возможность конкретней раскрыть их осо­бенности, отследить индикаторы конфликтности в той или иной сфере общественных отношении и деятельности, специфику динамики конфликтов различных типов, а на этой основе разработать стратегию и тактику распознавания конфликтов, их регулирования и разрешения.

В литературе предлагаются многочисленные варианты классификации конфликтов, по разнообразным основаниям. В монографии Запрудского Ю. дается достаточно широкий анализ этих вариантов, разработанных зарубежными теоретиками. (См.: Запрудский Ю. Социальный конфликт: политологический анализ. Ростов-на-Дону: изд-во Ростовского ун-та, 1992). Автор отмечает отсутствие среди ученых согласия по вопросу о «критериях выделения разнородных коллизий в особые типы», объясняя такое положение не соображениями идеологического ха­рактера, а объективной трудностью решения самой проблемы. 14 Такое же замечание можно высказать в адрес отечественных социологов и политологов.

Основания для типологии конфликтов, как правильно пишет Запрудский Ю., могут быть весьма различными. Выбор таковых зависит прежде всего от задачи и характера исследования, а также методологического подхода к проблеме типологии. Р.Дарендорф,. например, исходит из того, что специфика социального конфликта заключается в его обусловленности социальной структурой, а именно — «структурой социальных позиций и ролей» в рамках определенного социального единства. Отсюда разработанная им классификация социальных конфликтов по двум критериям: «диапазону социаль­ного единства, внутри которого существует конфликт» и соотношению рангов участвующих в конфликте элементов. Сочетание этих критериев дает 15 видов конфликтов. Они зафиксированы в нижеследующей таблице.

Ранг участников Социальное един

 

Конфликт противников одного ранга

 

Конфликт противников, находящихся в отношении

 

Конфликт целого и части

 

ство

 

 

 

подчине

 

 

 

 

 

 

 

ния одного

 

 

 

 

 

 

 

другому

 

 

 

А роли

 

Пациенты и касса (в роли врача)

 

Профессиональная роль и роль в объединении. Семья родителей и собственная семья

 

Роль солдата и обязанность выполнять приказ.Соци-альная личность и семейная роль

 

Б

группы

 

Мальчики и девочки (в школьном классе)

 

Правление и член объединения.

 

Старый коллектив и новичок (в отделе предприятия)

 

С

секторы

 

Фирма А и фирма Б

 

Объединение предпринимателей и профсоюзы

 

Католическая церковь и «старокатолики»

 

Д Общества

 

Протестанты и католики

 

Правящая партия и оппозиция

 

Государство и

 

 

 

 

 

...

 

этническое

 

 

 

 

 

 

 

меньшинство.

 

Е Международные отноше

 

Запад и Восток

 

Германия и Польша

 

ЁЭС и Франция

 

ния

 

 

 

 

 

 

 

Руткевич М.Н. предлагает «одну из возможных схем классификации социального конфликта», продолжающую введенную Марксом традицию де­ления общественных отношений на экономические, политические, идеологические. Соответственно раз­личаются и группы конфликтов. Сам же автор предлагает типологию, основанную на различиях вступающих в конфликт социальных субъектов. В связи с этим он описывает три типа социальных конфликтов: между обществами (один из древнейших, начиная со столкновений племен), между этнически­ми группами, между социальными группами и внутри данного общества 16 . Трудно что-либо возра­зить против названных типов социального конфликта. Тем не менее они весьма общи, и каждый из типов включает в себя другие группы конфликтов, дифференцируемые по иным существенным признакам.

Запрудский Ю. предлагает классификацию конфликтов по многим основаниям:

  1. по причинам конфликтов: порожденные объективными и субъективными причинами;
  2. по наличию противоречий, лежащих в основе конфликта: антагонистические и неантагонистические;
  3. по времени действия конфликта: продолжительные и кратковременные;
  4. по наличию последствий для общества: успешные и безуспешные;

и т.д. Подход автора выглядит достаточно многосторонним. Но Он слишком усложнен.

Множественные основания типологии конфликтов, если их использовать, приводят к такой классификации, которой трудно руководствоваться и в теоретическом анализе и, тем более, в прикладных целях. К примеру, некоторые юристы насчитывают сколе 200 «зон» (видов) конфликтов, возникающих на юридической основе. Возможно ли их конкретно охарактеризовать и освоить?

Привлекает внимание методология классификации конфликтов, предлагаемая Здравомысловым А., опирающаяся на две линии «расчленения»: по «основаниям апелляции к потребностям, интересам, ценностям и нормам»; по сферам жизнедеятельности, в которых развертывается конфликт (экономической, политической, культурной. 16-а Что касается движущих сил конфликта (то есть его субъектов), то они рассматриваются в связи с указанными двумя линиями классификации конфликтов. Обоснован­ность последнего суждения нам представляется недостаточной.

Думается, что логически обоснованным и достаточно понятным будет типология конфликтов, основанная на определении и структуре конфликта. Поскольку конфликт суть противоборство субъектов из-за осуществления противоположных интересов, целей, ценностей и т.д. в границах определенного социального единства, то соответственными должны быть и типологические различия конфликтов. Они прежде всего обозначаются по линии их субъектов-носителей, а также той социальной среды (социального единства, системы общественных отношений), элементами которой они являются.

Субъектами социальных (общественных) конфликтов выступают: личности, группы, классы, этнические общности, социальные организации и институты, политические союзы, государства, международные объединения. Соответственно различаются типы конфликтов: межличностные, внутригруппо-вые и межгрупповые, межклассовые и внутриклассовые, этнические (или национальные), внутренние конфликты организаций и институтов, конфликты, возникающие между государствами, т.е. международные. Данакин Н.С., Дятченко Л. Я. отмечают различия конфликтов по уровню субъектов: глобальные, межгосударственные, региональные, груп­повые, семейные, межличностные. 17 Возможен, конечно, и такой вариант, отражающий последовательность сужения диапазона конфликта. Следует только учесть, что семейный конфликт относится к групповому, а глобальный — к международному.

Критерий данного вида типологии конфликтов — уровень субъектов относительно; социальной системы. На этой основе строится различие горизонталь­ных и вертикальных конфликтов. В таком контексте подчеркивается ранг субъектов — их равнозначность или соподчиненность.

Противостоящие субъекты живут и борются в различных подсистемах общественных отношений и деятельности. Отсюда вытекает классификация конфликтов по критерию сфер жизнедеятельности общества: экономические, социальные, политические, правовые, идеологические, нравственные, религиозные, научные, управленческие конфликты. Их носителями могут быть любые из вышеперечисленных субъектов. Они объединяются в рамках теории среднего уровня. Экономический конфликт — это конфликт прежде всего по поводу присвоения, распоряжения и использования средств производства, а также организации и управления производством материальных благ и их распределением. Социальный конфликт — по поводу средств жизнеобеспечения, реального доступа к различным благам и ресурсам. Одной из разновидностей социального конфликта является этнический конфликт, связанный с защитой прав и интересов национальных групп. Политический конфликт — обобщающий по-отношению к другим общественным конфликтам; он возникает по поводу власти, ее приобретения, защиты и использования в интересах определенных социальных групп или большинства общества. Правовой конфликт формируется в системе правовых отношений и по поводу юридических норм и правосознания. Управленческий конфликт присущ управленческим отношениям, рождается на различных этапах разработки принятия и реализации управленческих решений. Идеологический, религиозный, научный, нравственный и другие конфликты, характеризующие процессы духовной жизни людей, возникают и существуют в сфере духовной деятель­ности и взаимоотношений по поводу духовных ценностей.

Любой из указанных типов конфликта может быть как горизонтальным, так и вертикальным. Не исключается одновременное сочетание того и дру­гого типологических признаков. Такое сочетание в некоторых видах конфликта (например, в политическом) — не исключение, а правило. Конфликтное отношение общества и власти никогда не бывает таким, чтобы властям противостояли все без исключенияслои общества. В любой конфликтной политической ситуации на стороне власть предержащих оказываются отдельные группы, вступающие в борьбу с оппозиционной по отношению к властям частью общества. Таким образом, вертикальный конфликт переплетается с горизонтальным — между противоборствующими социальными группами.

Типология конфликтов по уровню субъектов и сферам общественных отношений — это этап довольно абстрактного разграничения общественных конфликтов. Теоретический и, в особенности, прикладной анализ не ограничиваются им. Восхождение от абстрактного к конкретному в данном анализе предполагает переход к критериям различения типологических групп конфликтов по главным структурным элементам. Такой ход мысли естественен: он воспроизводится даже на уровне обыденного восприятия конфликта. Первым вопросом, возникающим перед любым человеком, задавшимся целью объяснить тот или иной конфликт, является вопрос о конфликтующих сторонах и о том, в какой сфере жизни, где развертывается конфликт. Затем следует вопрос: на какой основе возникает конфликт, какова его причина и предмет. Критерий основы конфликта — причины и предмета — более конкретен, чем предыдущий; он ориентирует мышление на объяснение внутренней структуры и содержания конфликта, его детерминации, обусловленности. В качестве различительных типологических признаков конфликта уже выступают интересы, ценности, нормы, позиции, взгляды. Отсюда выделяются соответствующие группы конфликтов: интересов, ценностей и т.д. Может возникнуть возражение, что отмеченные признаки характеризуют одни и те же конфликты. Многие политические конфликты, например, возникают по поводу интересов, ценностей, взглядов и т.д. И все же в политическом конфликте на первом месте всегда интерес, связанный с властью как орудием доступа к обладанию и распределению благ. Все остальное — прикрытие или обоснование интересов. Известное изречение видного английского политика Пальмерстона: «У нас нет вечных соперников и вечных врагов, вечны, для нас только интересы» — тому подтверждение. Конфликты между однотипными, родственными политическими системами, скажем, капиталистическими го­сударствами, или военными союзами — это конфликты интересов. Видимо, правы те политики Рос­сии, которые считают, что многолетняя конфронтация между США и СССР была основана не столько на противоречии между идеологиями, сколько на соперничестве за политическое и экономическое влияние в мире, т.е. на противоположности интересов. В отличие от конфликта интересов идеологический, религиозный, нравственный конфликты относятся к группе конфликтов ценностей и взглядов. Таковым скажем, был долгое время конфликт между бывшим III Коммунистическим Интернационалом и европейской социал-демократией. Правовой конфликт — это конфликт норм и правовых взглядов. Конфликты в науке следует отнести к группе борьбы взглядов, хотя нередко они перерастают в противостояние интересов. Таковым было противоборство группы Лысенко, поддерживаемой долгое время властями, и новаторов-генетиков Вавилова, Дубинина и других ученых.

В зависимости от характера интересов, ценностей, взглядов противоборство может быть различимо как антагонистическое, враждебное, связанное с насиль­ственными методами и неантагонистическое, происходящее в рамках некоторых общих интересов. Непримиримые основные интересы, разделяющие соперников, порождают антагонистический конфликт. Противоположности интересов при наличии некото­рой общей основы существования соперников выливается в конфликт неантагонистический.

Критерий основы конфликта может разделять их на внутренние и внешние. Если противоречие, вызвавшее конфликт, лежит в сфере разных социальных единств, элементами которых являются соперничающие субъекты, то в таком случае имеет место внешний конфликт. Противоборство, возникающее в недрах данного социального единства, есть конфликт внутренний.

Продолжая восхождение от абстрактного к конкретному в анализе типологий конфликта, приходим к необходимости различать конфликты по механизму борьбы, ее методам и формам, динамике протекания конфликта, степени его интенсивности. В данном контексте особо важное значение имеет разграничение насильственных и ненасильственных конфликтов. Уровень интенсивности первых всегда выше. Интенсивность конфликта прямо связана с методами и формами противоборства соперников.

Теоретически и практически значимо различие конфликтов по времени протекания. Одни из них продолжительные, другие кратковременные.

Конкретизация типологии конфликтов может быть продолжена с учетом других структурных элементов конфликта, а также на основе функционального критерия (конструктивные, деструктивные конфликты). Классификация конфликтов была бы неполной, если бы мы не подчеркнули качественное различие конфликтов, обусловленное историческими эпохами, типом социальных систем и, наконец, спецификой конкретных человеческих сообществ — стран. Современные конфликты существенно отличаются от конфликтов начала XX века. Конфликтогенная ситуация в России иная, чем, скажем, в любой из западно-европейских стран. Сказанное не означает отрицания некоторых общих черт конфликтов прошлого и современности.

Любые разделительные линии в научном анализе относительны. Различия при определенных условиях взаимопереходят, образуя некоторый синтез, тождество. Описанный вариант типологии конфликтов не опровергает эту диалектическую истину. Следует обратить внимание, в частности, на взаимопереход конфликтов, присущих разным сферам общественной жизни. Политический конфликт, к примеру, возникает не на пустом месте, а, как правило, является продолжением социально-экономических противоречий, правовой конфликт есть определенная стадия развития и обострения экономических, социальных и прочих конфликтов. В свою очередь, политический и юридический конфликты, возникнув и разрастаясь, оказывают стимулирующее воздействие на борьбу противоположностей в других сферах; успешно разрешающиеся политические и правовые коллизии, напротив, способствуют снижению напряженностей в других сферах общественных отношений.

Взаимосвязь и взаимопереход конфликтов различных типов (по критерию сфер общества) обусловливает многообразие подходов в анализе каждого типа, требует учета влияния других. Закономерен и необходим, например, правовой подход при анализе последствий экономического или политического противоборства, равно как и экономический или политический подход при рассмотрении и разрешении правовых коллизий. Правда, политический и правовой аспекты анализа порою очень трудно разделить, если речь идет о макроконфликте. В ходе известного процесса в Конституционном суде РФ по запросам групп депутатов бывшего Верховного Совета РСФСР о соответствии Конституции Указов Президента России, запретивших КПСС, и конституционности самой бывшей правящей партии сло­жилась интересная (с точки зрения конфликтолога) ситуация. Настойчивые требования бывшего пред­седателя Конституционного суда Зорькина не смешивать юридический аспект рассматриваемого конфликта с политическим, остались без внимания старой, да и самих судей. С первых же выступлений сторон, а также вопросов и реплик судей, стало ясно, что разделить правовой и политический аспекты в оценке исторической деятельности политичес­кой партии и запретительного акта высшей инстанции исполнительной власти государства не удастся. И это не было ошибкой суда, а обусловливалось природой рассматриваемого дела как прежде всего конфликта политического. Да к тому же — и самой Конституцией, являющейся не только Основным Законом, т.е. юридическим документом, но также важнейшим политическим актом — договором между обществом и государством.

Нужно заметить практическую значимость анализа экономических, политических, правовых и других конфликтов с позиции их социальных последствий. Иными словами, при рассмотрении этих видов конфликтов должен найти свое место социо­логический аспект, что позволит выявить социальную цену, которую платит общество за указанные конфликты, или по достоинству оценить социальное приобретение за счет их существования и разрешения.

Взаимопереход конфликтов прослеживается на уровне субъектов. За противоборствующими личностями могут стоять социальные группы, классы, партии, даже политические системы. Вместе с тем конфликт групп, партий, классов, политических си­стем находит свое субъективное воплощение в противостоянии личностей-лидеров, элит. Так что анализ, скажем, классового конфликта включает его рассмотрение сквозь призму конфронтации лично­стей и элит — наиболее активных групп индивидов — представителей интересов данных классов. Здесь возникает серьезная проблема: опасность сведения конфликта более высокого уровня и масштаба к борьбе противоположностей ниже стоящего уровня. Проще говоря, опасность подмены конфликта общественного личностным, межпартийного — внутригосударственным, общенационального — внутрипартийным или даже — между элитами и т.п. Такая подмена извращает подлинную картину общественно-политических ситуаций, вводит в заблуждение социальные силы, способствует деструктивному развитию социальных коллизий.

Конфликтологический анализ российского социума, проведенный, в частности, под эгидой Центра конфликтологических исследований РАН, показывает, что в нашем обществе сосуществуют, наслаи­ваются друг на друга, взаимопереходят все описан­ные типы конфликтов. Но на первый план выходят: политическое противоречие между властью и массами; экономическое противоречие между макроэкономическим процессом и микроэкономическим приспособлением населения; социально-экономические — между отдельными группами населения, связанные с глубокой дифференциацией общества; этнические конфликты, возникшие в результате раз­вала Союзного государства и др. Основной источник противоречий и конфликтов восходит к прину­дительной модернизации общественной системы на капиталистической основе в форме перехода к рыночной экономике и построения правового демократического государства по западным моделям. Избранный правящей элитой курс на форсированное разрушение государственного социализма и реставрацию капиталистической системы с помощью усиления «демократической диктатуры» стимулирует нарастание напряженностей, развитию их в конфликты разных уровней и масштабности. Субъектами конфликтов стали уже не отдельные индивиды и малые группы, а все основные слои общества и политические группировки. К сожалению, поликонфликтность общества, наличие многообразных противоречий не создают условия для расширения демократии и блокирования деструктивных конфликтов. Напротив, имеет место тенденция взаимного усиления конфликтных ситуаций и социальных напряженностей.

Разнообразные конфликты и противоречия аккумулируются в объективном процессе «перехода от интеграции и дифференциации одного типа к социальной интеграции и дифференциации другого типа. 18 Именно это глубинное противоречие является связующим звеном всех конфликтов, и его разрешение, если оно возможно, или хотя бы ослабление создаст предпосылки для установления согласия в обществе и стабильности системы, для выхода из всеобщего кризиса.

Литература

  1. Nohlen D. Worterbuch Staat und Politik. Bonn 1991. SS . 298-ЗЫ.; Современная западная соци­ология. Словарь. С. 78
  2. Краткий словарь по социологии.
  3. Аг А. Конфликт. Политология вчера и сегодня. Вып. Ш, М., 1991. С. 152
  4. Фишер Р., Юри У. Путь к согласию, (перевод с английского) М., 1992. С. 56
  5. Там же. С. 58
  6. Руткевич М. Социальный конфликт: философс­кое измерение. Вестник Российской Академии Наук, июнь 1994, т. 64, 6. С. 481
  7. Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта. Социологические исследования, 1994, 5. С. 141.
  8. Парсонс Т. Общий обзор. В сб. «Американская социология» М., 1972. С. 376.
  9. Желтухин А. Социологическая концепция конфликта. Социологические исследования, 1994, 4.
  10. Рурдье П. Социология политики. М., 1993. С. 19.
  11. Там же. С. 24.
  12. Запрудский Ю. Социальный конфликт. Политологический анализ. Ростов-на-Дону. Изд-во Ростовского университета, 1992. С. 83.
  13. Там же. С. 84.
  14. Там же.
  15. Дарендорф Р. Указ. соч. С. 141.
  16. Руткевич М. Указ. соч. Там же. С. 466-487. 16а. Здравомыслов А. Социология конфликта. М., 1996 (3-е изд.) С. 102.
  17. Социологические исследования, 1994, 4. С. 100.
  18. Дмитриев А. Конфликт на российском распутье. Социологические исследования, 1993, 9.
СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com