Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 4
Базовые области кратологии

Исходя из представления о том, что кратология не просто наука о власти сама по себе (хотя для популярных подходов и этого уже достаточно), а, напротив, целый комплекс, более того, целая система наук, мы уже в предыдущей главе построили соответствующим образом свое изложение и аргументацию.

В данной главе нам предстоит обобщенно рассказать о наиболее важных, фундаментальных (базовых) областях кратологии.

Это прежде всего общая кратология, речь о которой уже шла, и мы ее продолжим.

Далее, это теоретическая и практическая кратологии, взятые и каждая в отдельности, и как их интегральная, целостная совокупность. В жизни ведь всегда трудно отделить, где кончается содержание сугубо теоретическое, а где начинается практическое.

Наконец, это сравнительная кратология.

Таков в основном достаточно исчерпывающий подход для главных областей знаний, хотя по рубрике базовых областей по мере разработки кратологической проблематики можно будет определять и историю власти, и философию власти, и концепции законодательной, исполнительной, судебной властей, и макрократологию, и мезократологию, и микрократологию, и, возможно, ряд других областей. Это не должно ни дезориентировать, ни отпугивать, ибо глубина и обстоятельность исследования и широта мысленного охвата анализируемого властного пространства должны не останавливать вдумчивого читателя, а, наоборот, открывать перед ним новые горизонты познания и деятельности.

Итак, обратимся к проблематике общей кратологии.

1. Общая кратология

В нашем предыдущем изложении общая кратология характеризовалась как совокупность наиболее общих, принципиальных, упорядоченных представлений о широком реальном массиве (перечне) властей ('разных типов, видов и проявлений. Под каждую такого рода власть [можно даже подвести ее собственную научную базу, а то и вообще создать даже ее собственную науку, пусть и не очень масштабную.

Достаточно вглядеться в деяния соседей по наукам. Исследователи в области науки о власти могли бы, скажем, взять пример с энергичных и вездесущих социологов. Хотите социологию образования?

Пожалуйста! Хотите социологию молодежи? Пожалуйста! Хотите социологию личности, науки, города, села, социологию предпринимательства, рынка, театра, досуга, социологию власти? Все возможно! И нынешние 250 областей и отраслей в мировой социологии — это, по-видимому, далеко не предел.

Задумаемся над тем, что почти все области и отрасли социологического знания создавать позволительно. Это и убедительно объясняется, и научно обеспечивается, и откровенно приветствуется.

Ну а разве трудно придумать, оформить в таком случае кратологию государственную (государственной власти), или региональную, или местную, или кратологию законодательной власти, или кратологию власти судебной, кратологию военную или церковную и т. д.? Конечно, "бритву Оккама" забывать не будем — пусть сущностей все-таки не будет больше необходимого. Но кто возьмется определить меру необходимости?

Итак, скажем об общей кратологии еще раз. Это — одна из наук в общей семье наук о власти, наука важнейшая и существенная, призванная дать общую картину как самой системы власти в обществе, так и системы соответствующих наук о власти; эта наука знакомит с общим устройством власти, ее многоликостью, ее огромными возможностями для организации подлинно цивилизованной жизни людей и в наше время, и в далеком будущем.

Общая кратология по своему призванию, своей роли может быть уподоблена своего рода философии власти, дающей общую картину власти и властей в мире человека. Общая кратология имеет целью прежде всего охарактеризовать общую структуру кратологии, общую систему наук о власти, расстановку властей различных типов, родов, видов, их взаимодействие, распределение их объектов, предметов, задач, функций и т. д. Именно с таких позиций и рассматриваются в данной книге основные составляющие обширной семьи наук о власти, обнимающей всю совокупность соответствующих областей знания.

Общая кратология не ставит и не может ставить перед собой цели дать все ответы на конкретные вопросы о власти и на конкретные запросы самой власти. Подобным же образом ведут себя в своих областях общая биология, общая физика, общая химия и даже всеобщая история. Исходя из этого, в общей кратологии мы не ставим задачи исчерпывающе характеризовать ту или иную конкретную властную ситуацию и действующих лиц на властном поприще.

Вместе с тем мы хорошо помним об ограниченных рамками объема книги возможностях исследования и анализа коренной проблематики кратологии. Для того чтобы дать исчерпывающее представление о власти, нужна, конечно, не одна монография, а целая серия. Лучше, если это будет международная серия в рамках гуманитарного сотрудничества, с учетом богатства истории и практики власти как в России, так и за рубежом, от древнего мира и до наших дней, власти в Китае и Индии, Египте и Греции, Великобритании и США, Франции и Италии, Испании и Германии и т. д.

Таким образом, надо признать необходимость выделения общей (всеобщей) кратологии, общей теории наук о власти, и даже возможность существования своего рода метатеории власти, метакратологии, отведя им роль систематизаторов знаний в этой области. В этом случае общая кратология (общая наука о власти — англ. general cratology) может рассматриваться как ведущая часть кратологии, как самостоятельная область знания, характеризующая общую систему (совокупность) существующих или вновь разрабатываемых отраслей и областей науки о власти, образующих кратологию, излагающая общую логику их выделения и их характеристики.

В связи с этим метатеория власти (метакратология, от греч. meta — после) может быть представлена как кратологическая теория предельно широкого масштаба, описывающая структуру, компоненты, методы, свойства, взаимосвязи составляющих кратологии.

Далее правомерно вести речь об общих и в этом смысле профилирующих областях знаний, имеющих отношение к власти (властям) независимо от их типа, вида, времени, эпохи и т. д., но различающихся по своим объему, масштабам. Прежде всего —это макрократология и микрократология.

Следует отметить, что постановка вопроса о макрократологии (от греч. makros — большой, длинный), или макротеории власти, имеет серьезные основания и перспективы. Примером здесь может служить макроэкономика, т. е. та часть экономической науки, которая исследует экономику как целое, а также такие ее составляющие (на Западе), как домохозяйство, бизнес, госсектор и т. д., и пользуется их обобщенными показателями.

В свою очередь, макрократология является такой наукой о власти, которая изучает власть как целое в единстве ее слагаемых — основных элементов властно-политической системы (государство, его органы и структуры, а также партии, движения и т. д.).

Все эти вопросы, несомненно, заслуживают дальнейшего обсуждения и проработки, но необходимость их постановки полностью назрела. Поэтому еще раз отметим, что макрократология — это та отрасль кратологии, которая имеет дело, во-первых, с характеристикой реальных проявлений власти на предельно высоком уровне и в больших масштабах в конкретном государстве, а также в широких международных масштабах и, во-вторых, с соответствующим категориальным аппаратом, т. е. понятиями, отражающими различные проявления и аспекты собственно макровласти.

Разумеется, к такому подходу побуждают и заимствования из других наук. Сегодня, например, широко известно о макроэкономическом анализе и макроэкономике, исследующей экономику как целое. Далеко не новость выделение макросоциологии, происшедшее на Западе

Постановкой вопроса об общей теории той или иной социальной науки творческая, поисковая мысль занята уже давно. Например, итальянский социолог В. Парето опубликовал свою классическую работу "Трактат всеобщей социологии" еще в 1901 году (Trattato di sociologia generale. Milano, 1964). В СССР и России еще в конце 60-х годов. Возможна и частично уже запоздавшая постановка вопроса о макрополитике и макрополитологии, которые также в число своих определяющих проблем могут включать и проблемы власти.

Микрократология (от греч. mikros — малый) — отрасль (часть) кратологии, имеющая дело со сферой микровласти, осмыслением, исследованием власти, ее характерных черт и проявлений, ее эффективности и возможностей в низовых звеньях, в малых объемах, с субъектами и объектами начальных уровней, на ограниченных просторах, с незначительным инструментарием. Микрократология может рассматриваться как некий аналог признанных на Западе микроэкономики (микроэкономического анализа) и микросоциологии.

Мезократологию (от греч. mesos — промежуточный) можно толковать как область знаний о власти среднего уровня, дающую вместе с макро- и микрократологией общую, целостную картину распределения и использования власти на различных этажах социального здания и даже восполняющую известные односторонности в характеристиках макро- и микроуровней власти, более того — соединяющую их.

Правомерна и постановка вопроса о протокротологии (от греч. protos — первый), способной быть совокупностью знаний о процессах зарождения властей различного рода (не только государственной, но и экономической, церковной, семейной и т. д.), их специфике, возможностях и перспективах. Она может и должна знакомить со стадией прото-власти, предвласти, которой у нас уделяется еще мало внимания, но с которой, в конечном счете, все начинается в реальности, в судьбах конкретной власти.

И еще одна область знания — поликратология (от греч. polys — многое, многочисленный). Это исследование проявлений власти в условиях, когда она рассредоточена во многих руках, что влечет за собой соответствующую неустойчивость общей социальной ситуации и определенного режима. Практически такая поликратия (многовластие) начинается с дуумвиратов, триумвиратов и венчается многопартийностью и неустойчивым балансом при нескольких обладателях властью.

Как видим, такого рода областей знания о власти может появиться много: протократология, гиперкратология, мегакратология, максикратология, мультикратология, суперкратология, поликратология, мезократология, микрократология.

В конце концов ни теоретически, ни практически не исключена возможность постановки вопроса даже об антикратологии, паракратологии, квазикратологии, псевдократологии. Понятно, что это уже подходы на грани науки и околонаучных представлений. Однако в сфере, например, публицистики по властной проблематике найти место упомянутым понятиям вполне возможно. Дело лишь во времени.

Продолжая характеристику возможных модификаций кратологии, отметим еще одну область — паракротологию (от греч. para — возле, вне).

В ней могут рассматриваться имевшие место во все времена, а во многом придающие властям и борьбе за власть и сегодня таинственный (порой своего рода демонический) характер те или иные загадочные проявления власти, так и не получившие достаточного объяснения в науке. Естественно, что можно дискутировать вокруг паранормального в сфере науки и самой власти, приводить доводы "за" и "против", можно спорить, но то, что явления такого рода существуют и требуют с ними считаться, признать приходится.

Рождение парапсихологии в Великобритании датируется 1882 годом, однако даже столетия не хватило, чтобы разобраться с ее природой. А в сфере власти всегда ли все понятно? Все ли основательно продумано, проработано, что связано с установками, настроениями, личностными факторами, состояниями психики, подсознательными процессами у власть имущих? Спорная тема паранормальных явлений, надо полагать, будет и далее привлекать внимание в различных областях, и в частности во властной сфере. Как свидетельствуют исследователи, за рубежом в области паранормального наблюдается рост публикаций. В 1965 году в США было опубликовано 130 книг на эти темы, в 1975 году — 1071, а сегодня и считать перестали. Все это позволяет нам еще и еще раз по праву сказать, что власть достойна внимания не только с точки зрения политологии, правоведения, социологии, но и с позиций своей собственной науки.

Пока мы говорили лишь о целостном видении власти и науки о власти. Но в задачу общей кратологии входит осмысление, анализ, представление читателю, гражданину, властвующему субъекту всего многообразия областей знаний о власти в основных блоках этой науки, о которых уже шла речь, — в системе базисных, специальных и комплексных наук о власти.

Таково основное содержание того круга вопросов, который следует затрагивать при рассмотрении одной лишь общей кратологии, хотя отметим, что здесь уже участвует и собственно теоретическая кратология.

2. Теоретическая кратология

Теоретическая кратология — это ведущая базисная отрасль науки о власти, специализирующаяся на углубленной разработке коренных проблем теории власти. Она сосредоточивает внимание на изучении основных вопросов понимания власти, ее сферы, сущности, субъекта, объекта, ее признаков, принципов, форм и методов, на выделении типов, видов и проявлений власти, их классификации, на определении их предназначения, проблем их самосохранения, безопасности, возможностей выживания, информационного обеспечения и т. д.

Современные работы в области теоретической кратологии имеют, на наш взгляд, и немалое практическое значение. Ее идеи, положения, выводы могут быть интересны и полезны как для практических работников органов власти разных ступеней, так и для изучения властной проблематики студенческой молодежью и обучающимися во всех видах занятий.

Попробуем более детально определить контуры и главные задачи собственно теоретической кратологии.

Явления, термины и понятия, характеризующие теоретическую кратологию, широко используются и в практической кратологии. В первую очередь для нас важны:

  • сфера власти — область распространения той или иной конкретной власти, общее пространство (поле) ее влияния, воздействия, эффективного управления;
  • среда власти — окружающая обстановка, естественные, социально-экономические и политические условия, в которых приходится действовать разнообразным властям, а также совокупность людей, связанных с этими условиями, создающих их и действующих в них;
  • область власти — характеристика своего рода сферы власти, пределов ее досягаемости, влияния; это понятие происходит от многозначного русского слова "область", восходящего, по свидетельству В. Даля, к старинному слову "обвласть" — великая власть, широкая сила, право и мочь; страна, земля, государство;
  • понятия строго научного характера, о которых развернутый разговор еще впереди: система власти и структура власти; в этой связи в характеристиках власти могут возникать суперсистемы и подсистемы, суперструктуры и инфраструктуры и даже древо власти;
  • наконец, существенные для нашей оценки типы, роды и виды власти, о которых подробнее будет сказано в практической кратологии.

После этой общей характеристики перейдем к рассмотрению других ключевых элементов власти, понимание которых дает теоретическая кратология.

Субъекты власти — обладатели, носители власти, активная действующая величина в системе власти, от которой исходят влияние, воздействие, следуют распоряжения, указания. Теоретически интересно и принципиально важно, что в качестве разнообразных субъектов власти выступают и многие лица, персоны, и соответствующие органы, институты, учреждения. Субъекты власти, рассматриваемые в ином отношении, могут быть и объектами для вышестоящей власти, т. е., как говорится, сами под властью ходят.

Объекты власти — лица, явления, предметы, органы, учреждения, предприятия, население, на руководство (управление) которыми, согласно закону или подзаконным актам, а также сложившимся правилам и нормам общежития и даже традициям, направлена деятельность властей различных типов, видов и форм. При характеристике и оценке субъектов власти, их разнообразия принято исходить из того, что у власти может быть несколько уровней, возможны ее разные виды и масштабы, те или иные сферы проявления. Различны и сами названия властителей (носителей, обладателей власти), в том числе и на разных этажах властной пирамиды.

В конечном счете все во властной практике взаимосвязано. Все зависит от человека, создаваемого им общества и его положения в нем, в государстве.

Многое зависит и от положения в обществе объектов власти — больших групп людей, слоев, классов, из рядов которых выходят, интересы которых представляют и которым порой противостоят сами субъекты власти — правители и властители.

Непосредственным субъектом власти обычно выступают те люди, которые концентрируют в своих руках огромное влияние и доверие, финансовое могущество, мощные рычаги воздействия на других людей, управления ими, контроля за их настроениями, мнениями и поведением. Это, например, монархи в их различных ипостасях (цари, короли, императоры, султаны, шахи), а в нашей недавней практике — генсеки. В демократически организованном обществе — это президенты или коллективные главы государств (президиумы, советы, а порой дуумвираты, триумвираты).

Реальный предел мечтаний для нормальных людей — конституционно-правовое регулирование властных полномочий такого рода лиц, определение круга их прав (что трудно) и обязанностей (что еще труднее). И разве неудивительно, что в условиях императорской России при царском самодержавии в печати ставились вопросы перехода власти в руки народа? Хорошо известны идеи А. Н. Радищева, взгляды декабристов, А. И. Герцена, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского, народовольцев, демократов, кадетов, социал-демократов и большевиков. Это далеко не полный перечень сторонников властного переустройства в России.

Большевики, придя к власти в 1917 году, вообще захотели исключить из нашей духовной жизни идеи кадетов (конституционных демократов) — своих соперников и оппонентов. А ведь в рядах российской интеллигенции рождались и получали распространение и поддержку в народе идеи, противостоявшие марксизму. Их удалось фактически устранить из духовной жизни Советской России и Советского Союза. Но они все равно вышли у нас в центр внимания в конце 80—90-х годах XX века.

Приведем такие впечатляющие названия трудов по теоретической кратологии, имеющих практическую направленность: Алексеев А. А. "Министерская власть в конституционном государстве" (Харьков, 1910); Гессен В. М. "Теория конституционного государства" (Спб., 1912); Гессен В. М. "Теория правового государства" (Спб., 1912); Градовский А. "Государственное право важнейших европейских держав". Т. I. (Спб., 1886); Кареев Н. И. "Происхождение современного народно-правового государства" (Спб., 1908); Ковалевский М. М. "Демократия и ее политическая доктрина" (Спб., 1913. Вып. 1 и 2); Котляревский С. А. "Конституционное государство. Опыт политико-морфологического обзора" (Спб., 1907); Котляревский С. А. "Власть и право. Проблемы правового государства" (М., 1915); Магазинер Я. М. "Самодержавие народа. Опыт социально-политической конструкции суверенитета" (Спб., 1907).

Разумеется, это лишь часть тех трудов, которые и ныне достойны внимания и которые спустя многие десятилетия после их создания звучат очень современно и, как правило, неизвестны читателям.

Если же не стремиться к демократическому регулированию власти, к правовому, конституционному государству, то, как ярко показал весь XX век, неизбежно господствуют произвол, безрассудство, тоталитаризм и вершит дела неограниченная власть (под любым названием). При этом на одном полюсе в чьих-то одних руках сосредоточивается

абсолютная власть, а на другом полюсе оказываются все остальные. И это не просто констатация фактов теоретической кратологией, а отражение реальных фактов практики властвования.

Наибольшая трудность в сфере власти состоит в контроле власти над людьми и в контроле людей за властью, а самый болезненный дисбаланс — в рассогласовании, нестыковке, жестком противостоянии прав и обязанностей.

Продолжая речь о субъектах власти, надо заметить, что и в мировой, и в отечественной практике известны субъектно-объектные властные конгломераты по различным групповым признакам — аппаратным, классовым, национальным и т. д. Именно из практики, как ее фиксация в теории и ее осмысление, родились те самые "кратии", которые у всех на слуху, — не только демократия, но и бюрократия, партократия, геронтократия, меритократия, охлократия, технократия, теократия и т. д.

В пестром обилии субъектов и объектов власти, в смене их ролей, видимо, не обязательны детальный перечень и характеристика действующих лиц и героев бесконечного театра власти, чтобы заговорить о ее драмах, комедиях и трагедиях. Существенно и важно, чтобы в самой расстановке сил, в распределении прав, полномочий, обязанностей, ответственности субъектов и объектов действовал принцип разумного соответствия, конституционно-правового регулирования. Тогда и общество, и власть будут устойчивы, стабильны, нерушимы. От этого выиграют и они сами, и управляемые ими люди. А в нормальном обществе и власть будет нормальной — законной, теоретически обдуманной, оптимально обоснованной, обустроенной, организованной, активной и распорядительной, честной и справедливой. Добрых эпитетов в языке масса; хотелось бы, чтобы у власти и властей их было как можно больше.

Посмотрим же, какими чертами, какими особенностями с позиций теоретической кратологии должна отличаться власть.

Черты власти — это свойства, отличительные особенности власти, различные (в том числе и типичные) у разных властей, на разных этапах и в разных странах. Они могут быть самыми разными. Одни углубляют сущностную, содержательную характеристику власти, позволяют разнообразить и детализировать типологию власти. Другие полнее обрисовывают желательное состояние власти, ее проявления, размах, объемы, масштабы ее влияния. Могут быть и другого рода характеристики, производные от исторических и географических факторов и личностного состава власти. При этом даже выделенные по НЕ разным основаниям черты и особенности властей могут дополнять друг друга, взаимообогащаться и нередко взаимно противоречить друг другу и переходить друг в друга. Здесь от богатства и диалектики жизни никуда не уйти. И если самих властей существуют многие десятки, то количество черт, особенностей, примет, отличий разнообразных властей неисчислимо велико. Важно говорить прежде всего о власти конституционной, законной, легитимной, твердой, справедливой, надежной, уверенной, последовательной и т. д. Но этого конечно же мало. Целая область теории власти должна обслуживать особую сферу типологии и классификации одних только черт и особенностей властей.

Теоретически целостная, стройная система представлений о власти не может не вырабатывать и соответствующих признаков власти. Она не может не включать и массу наработанных десятилетиями и веками элементов ее строения, ее принципов. Это важные вопросы не только теории, но и практики. Они должны по-новому звучать в обновляемой российской и международной властной практике. Это тем более важно, что здесь существуют большие неосвоенные массивы как прошлого опыта, так и нынешних деяний.

О чем идет речь, когда говорят о признаках власти.. Это — показатели, приметы, по которым можно судить о существовании самой власти, а также о ее применении, ее воздействии на объекты, т. е. о ее действенности. Это — правовая упорядоченность в организации общественной и государственной жизни, дисциплина, взаимодействие властей различного уровня между собой и с гражданами, ответственность и подконтрольность и властей, и граждан, не нарушающие свободу и равенство членов общества.

А чем характеризуются принципы власти? Под ними понимаются основы устройства, действия, функционирования власти (властей); основные, исходные положения концепции конкретной власти, руководящие правила ее деятельности.

В целом к числу определяющих моментов (признаков и принципов) системы власти относятся: ее централизованное построение, отвечающее исторически сложившемуся государственно-административному делению, обдуманное распределение власти по вертикали и горизонтали, демократическая выборность властей, четкое определение их прав и обязанностей, разделение властей, информационная обеспеченность и безопасность, подотчетность и подконтрольность власти, наличие противовесов, гарантий от узурпации и беспредела власти. В общей пирамиде власти при реализации ее признаков и принципов свою конкретную и ответственную роль играют каждый ее этаж, каждый уровень, каждый эшелон власти, каждый ее род и вид.

Говоря о теоретической картине власти, ее предметно осмысливаемом мире, нельзя не сказать о ее многочисленных характеристиках, рисующих это поистине величественное здание, сооруженное умом, волей и страстями человека, множества поколений людей, и прежде всего различного рода правителей и их приближенных и советников. По крайней мере, создавая картину мира власти, надо говорить и о многих других его составляющих. Что же представляют собою важнейшие из них?

Устройство власти — 1) процесс теоретического продумывания и результат организации, налаживания и совершенствования власти; 2) организация самой структуры власти, оформление ее и закрепление в конституциях и других законодательных актах; 3) расположение (строй, структура, система), соотношение, субординация органов, элементов власти.

А теперь о сути — о природе власти. Это основные свойства, характер, сущность и даже условия происхождения данной власти (властей) и ее проявления.

Источник власти — то, что дает начало власти, откуда она исходит. В общем плане источником власти является народ, его воля и потребность в упорядоченной организации общественной жизни, в самоуправлении. Так, в Конституции РФ подчеркнуто, что единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. В процессе конкретного анализа может идти речь и о конкретных источниках власти. Среди них — общественные потребности в самоорганизации людей; законы, законодательство о власти;воля монарха и т. д.

Социальная база власти — общественные основы власти и ее органов, ее опора в самом обществе, его социальных структурах, слоях, группах граждан, их организациях, партиях, движениях, объединениях.

Предназначение власти — рациональная предопределенность, предначертанность власти как общественно-политического явления, ее носителей и субъектов играть важную социально организующую роль, а также конкретизация и детализация этой роли и определение основных задач, целей, проблем данной власти, в разных условиях формулируемых по-разному.

Иногда говорится и о призвании власти. В этом случае имеют в виду предназначение данной власти (и власти вообще) для выполнения определенных социально-политических задач или же склонность власти (властей) к тому или иному виду деятельности в зависимости от состава органов власти, правительства и т. д.

Основы власти — 1) опорные структуры, органы, на которых строится и держится данная власть; 2) исходные, идеи, концепции данной власти; в широком социальном плане правомерно говорить об экономических, политических, социальных, идейных, культурных основах власти.

Используется и близкое к названному понятие "основания власти", т. е. опорные части системы, механизма, инструмента власти; существенные признаки, по которым создана данная власть, или вручена данным лицам и органам, или присвоена (узурпирована) ими. В этом ряду существуют и другие важные явления, а потому применяются и другие понятия.

Корни власти — используется в переносном смысле. При этом имеются в виду внешне невидимые части властных структур, связанные с их экономической, социальной, духовной почвой, поддерживающие и питающие власть, обеспечивающие ей известную стабильность, прочность, выживаемость. Понятно, что сильнее та власть, корни которой более могучи, уходят глубже в народную толщу, питаются доверием и осознанной поддержкой широких и влиятельных слоев населения, граждан.

Устои власти — сложившиеся, оправдавшие себя, хорошо зарекомендовавшие себя (а для молодой власти — создаваемые) основы влияния, правления, властвования: экономические, социальные, правовые, духовные, нравственные устои.

В теоретико-понятийный состав все чаще входят характеристики времени и пространства власти, образное осмысление власти как пирамиды.

Время власти — период деятельного функционирования данной власти, того или иного властного органа (лица). Изредка при исчислении общего времени власти встречаются и факты более или менее продолжительных перерывов в этом сроке. В собственно временной характеристике той или иной власти (властей) речь, как правило, идет об эпохах, этапах, периодах, циклах, фазах, рубежах власти.

Властное пространство — определенные площади, территории, регионы, в пределах которых данная власть эффективна или по меньшей мере на которые она формально распространяется.

Властное поле — образно осмысленное пространство, в пределах которого распространяется безусловное влияние, воздействие данной власти, ее субъектов, представителей, ставленников, агентов, сторонников; пределы достижимости механизмов и рычагов власти, магнетической силы ее идей, установок и установлений. Любая власть стремится расширить такое поле. Говорят и о поле власти, т. е. о пространстве, в пределах которого проявляется действие данных властных сил.

В современных условиях цивилизованная власть во всех случаях должна располагать и временем, и пространством, и полем власти, конституционно оформленными и закрепленными.

Пирамида власти — образное осмысление системы, строения власти как сооружения с широким основанием, суживающегося кверху и переходящего в остроконечную вершину. В числе такого рода образов, рожденных геометрическими представлениями, и конус, и круг, и сектор, и сегмент власти.

Элементы власти — это основы, начала, слагаемые власти, которые можно выделять, анализируя властную вертикаль или горизонталь. По вертикали в основе лежат изначальные структуры, звенья, узлы власти, расположенные у основания пирамиды власти (ее первичные территориальные ячейки, административные подразделения и т. п.). По горизонтали, в зависимости от эшелона власти, возможно выделение параллельно, одновременно существующих подразделений, а также составляющих частей полномочий, прав, ответственности, норм, принципов, средств власти. Проблема элементов власти требует внимательного сравнительного анализа опыта, традиций различных государств и конечно же богатой практики современного строительства российской государственности.

Теоретически и практически всякая власть может оцениваться по многим показателям, прежде всего по ее масштабам и объему.

Масштабы власти — характеристика значения, размаха, размеров, влияния той или иной власти. ;

Объем власти — образное осмысление величины, размеров, количества власти, сосредоточенной в чьих-либо руках, в каких-либо органах. В этой связи рождаются такие характеристики, оценки власти, как большая, огромная, громадная, необъятная или малая, незначительная, ничтожная. Конкретная власть может оцениваться и как полная, безраздельная, абсолютная, и как ограниченная, урезанная, ущемленная и т. д.

В связи с объемом, масштабами власти находится значительный перечень ее характеристик:

  • полнота власти — наличие власти в достаточной степени и даже высшая насыщенность правами и полномочиями;
  • сила власти — могущество, влияние властвующих лиц и органов власти;
  • устойчивость власти — твердое, неколебимое положение и состояние данной власти (властей) и ее органов; неподверженность власти влияниям, воздействиям со стороны и колебаниям, нерешительности, неуверенности в практической деятельности;
  • максимум власти — сосредоточение наибольших прав и полномочий в одних руках, их концентрация, близкая к абсолютной власти;
  • дефицит власти — недостаток, нехватка прав, полномочий;
  • минимум власти — самый низкий изначальный порог власти на данной должности; урезанный до предела объем власти, все еще позволяющий говорить о сохраняющихся властных полномочиях конкретного лица, органа;
  • видимость власти — внешне обманчивое представление о якобы существующей власти, призрачность власти,

В общей теоретической характеристике мира власти, картины власти сущностные элементы такой характеристики чрезвычайно разнообразны и могут выстраиваться по различным основаниям. При этом r зависимости от того или иного конкретного подхода последовательность их анализа, так же как и их набор могут быть разными у разных авторов и авторских коллективов. Разной может оказываться и сама полнота набора, перечня такого рода. На наш взгляд, обзор важных и необходимых составляющих в теоретическом осмыслении феномена власти целесообразно дополнить совокупностью следующих понятий.

Фундамент власти — в переносном смысле база, основа, опора властных структур, в том числе социальная и экономическая.

Фасад власти — в переносном смысле наружная, по-своему парадная сторона власти, а не ее кулисы и задворки.

Ядро власти — основная, определяющая часть, главный составной элемент, стержень власти. Такое ядро составляют: во-первых, соответствующая система представлений о власти; во-вторых, неформальная сплоченная группа людей (часто во главе с единым лидером), твердо придерживающихся общих убеждений, единых взглядов на власть и своеобразие ее деятельности, людей, скрепленных общими интересами и общей судьбой, хорошо знающих (что желательно) интересы общества, в котором они живут, и стремящихся (что еще более желательно) наиболее полно их удовлетворить.

Центр власти — 1) средоточие власти, общественно-политический фокус государственной жизни; 2) высший руководящий орган или органы; 3) в парламентах — название групп, находящихся посередине, между правыми и левыми группировками.

Скрытый центр власти — реальный, но не проявляющий себя центр, где сосредоточивается реальная власть и предрешаются ее ключевые вопросы. Состоит, как правило, из близкого властителю окружения лиц, пользующихся доверием и обладающих властью.

Границы власти — пределы, допустимые нормы, в рамках которых уполномочена, действует данная власть (лицо, орган).

Пределы власти — определенные законом границы власти. Горизонты власти — образная оценка видимых границ, пределов влияния, круга полномочий и возможностей властей.

Эшелоны власти — образная характеристика расположения органов власти в ее пирамиде, иерархической структуре, соблюдающей как последовательность распределения этих органов, так и координацию, субординацию их действий, т. е. вертикальные и горизонтальные связи и взаимодействия властей различных уровней и их зависимость от власти центральной, высшей (верховной).

Уровни власти — степени, величины, масштабы влияния, значимости тех или иных органов власти и лиц. Отсюда и понятия: "на высоком уровне", "на высшем уровне", "на уровне министра (посла)", "повысить уровень" и т. п. К этому кругу понятий относятся и образно оцениваемые этажи, ярусы, ступени, блоки власти.

Факторы власти — существенные обстоятельства, движущие силы, моменты, которые обусловливают существование данной власти, демонстрируют ее реальное влияние, служат ее укреплению. Различают факторы объективные и субъективные, количественные и качественные, важные, решающие и преходящие, частные, временные.

Что же представляют собой постоянно сравниваемые основные сферы власти?

В cimom начале мы условились, что у нас в центре внимания будет находиться власть государственная. Однако выдержать этот ориентир не просто. Поневоле приходится вести речь о властях в различных сферах и на разных стадиях, о разделении властей и все власти такого рода сопоставлять, характеризовать, сравнивать.

Социологи, а вслед за ними и кратологи различают экономическую, социальную, политическую, культурную сферу (систему, структуру, наконец, жизнь и собственно власть).

Таким образом, власть правомерно выделять и характеризовать по основным сферам жизни общества. Это во многом власть, исходящая от государства (правителей), но это и относительно самостоятельные, своеобразные сферы, в которых может проявляться влияние и других сил, лиц, организаций помимо государства. В связи с особенно важной ролью политической жизни и власти начнем с них.

Политическая сфера — область политики, политической жизни общества и власти, пределы распространения непосредственного влияния политиков и политических организаций, воздействия политических сил и идей. Политические взгляды пронизывают сегодня экономическую и духовную сферы, политизируют их, как и общество в целом. Это неизбежно требует выделения и изучения сферы собственно политики, политических идей, отношений, учреждений. Поэтому в связи с властью скажем здесь о собственно политике.

Политика (от греч. politike— искусство управления государством) —это:

1) деятельность государственных органов, объединений граждан и отдельных лиц в сфере отношений между государствами, нациями, большими группами людей, направленная на реализацию, отстаивание своих интересов и связанная со стремлением к завоеванию и использованию власти;

2) активное участие в делах государства, определение его целей, задач, курса и содержания деятельности;

3) в истории — намерения, цели и образ действий правителей, их приближенных, нередко искусно скрываемые ими; проявления уклончивости, хитрости, расчета, осторожности, осмотрительности;

4) в обыденной речи — характеристика образа действий тех или иных лиц, которые направлены на достижение определенных интересов, целей в отношениях людей между собой;

5) совокупность вопросов или событий текущей государственной или общественной жизни.

Этот перечень значений категории "политика" и самой политики может показаться недостаточно исчерпывающим, ибо слишком многопланова эта сфера, но основной смысл он передает верно и открывает подходы к пониманию связи политики и политиков с властью.

Для того чтобы составить более или менее полное представление о политике как сфере проявлений власти и приложения особых сил власти, надо внимательно разбираться в ее явлениях, их сущности, видеть и сравнивать многообразие субъектов и объектов политики, ее форм, типов, видов, направлений, сфер и областей, понимать и уметь формулировать ее задачи, цели, функции, способы и методы реализации, механизмы и средства ее осуществления и т. д.

Выделение различных областей политики, ее анализ принято осуществлять по нескольким основаниям:

  • по названным выше сферам жизни общества (экономическая, социальная, культурная, национальная);
  • по областям (внутренняя, внешняя);
  • по масштабам (международная, мировая, локальная, региональная и т. д.);
  • по субъектам, носителям (государствам, партиям, движениям, конкретным лидерам, лицам);
  • по срокам действия и т. д.

Общий перечень различного рода содержательных направлений, областей, отраслей, видов политики (социальная, экономическая, техническая, военная, международная, партийная и т. д.) только по учтенным нами представлениям составляет свыше 200 наименований, причем одну треть охватывают направления экономической политики.

Приведем только алфавитный список областей и направлений политики в государственной властной практике человечества:

В списке приводятся наименования, сложившиеся в российской и международной практике. В современной России наименования областей политики принято обычно формулировать с использованием слов "государственная" или "федеральная", например "государственная политика в области образования" или "внешняя политика Российской Федерации". Такого рода названий используется уже более 100. В данном перечне слово "государственный" не использовано. Анализом и классификацией всех указанных 200 областей и направлений политики следует заниматься в кратологии при анализе деятельности государственной власти, так как современная политология, да и право, к сожалению, касаются лишь немногих из названных областей.

  • валютная
  • ведомственная
  • великодержавная
  • взаимных уступок
  • внешнеторговая
  • внешнеэкономическая
  • внешняя
  • внутренняя
  • военная
  • военно-воздушная
  • военно-морская
  • военно-техническая
  • вузовская
  • выжидания
  • геноцида
  • городская
  • государственная
  • градостроительная
  • девизная
  • демографическая
  • денежная
  • денежно-кредитная
  • дефляционная
  • "дешевых денег"
  • дивидендная
  • диктата
  • династическая
  • дисконтная
  • "доброго соседа"
  • доброй воли
  • доходов
  • дружбы и согласия
  • женская
  • жесткой экономии
  • жилищная
  • законодательная
  • "замораживания" доходов, цен
  • запугивания
  • избирательная
  • издательская
  • изоляционистская
  • имперская
  • инвестиционная
  • индустриальная
  • институциональная
  • информационная
  • исполнительной власти
  • исправительная
  • кадровая
  • карательная
  • книгоиздательская
  • книжная
  • "кнута и пряника"
  • колониальная
  • компромиссов
  • конверсионная
  • конкурентная
  • контроля над вооружениями
  • конфронтации
  • космическая
  • кредитная
  • кредитно-денежная
  • кредитно-инвестиционная
  • культурная
  • литературная
  • макроэкономическая
  • международная
  • местная
  • миграционная
  • минерально-сырьевая
  • министерская
  • мира
  • молодежная
  • монетарная
  • монопольная
  • музыкальная
  • муниципальная
  • "наведения мостов"
  • налоговая
  • научная
  • научно-техническая
  • национальная
  • невмешательства
  • нейтралитета
  • ненасилия
  • неприсоединения
  • оборонная
  • оппозиции
  • "открытых дверей"
  • парламентская
  • партийная
  • партнерства
  • пенсионная
  • переселенческая
  • перестройки
  • "плаща и кинжала"
  • пограничная
  • полицейская
  • попечительская
  • правительственная
  • правовая
  • правоприменительная
  • президентская
  • приграничная
  • примирения
  • природоохранная
  • продовольственная
  • промышленная
  • протекционистская
  • "равных возможностей"
  • разрядки напряженности
  • распределительная
  • реванша
  • региональная
  • редакционная
  • рекламная
  • религиозная
  • репрессий
  • реставрации
  • реформ
  • рыночная
  • с позиции силы
  • сбытовая
  • свободной торговли
  • селективная
  • семейная
  • сотрудничества
  • социальная
  • ссудная
  • стабилизации доходов
  • строительная
  • структурная
  • судебная
  • таможенная
  • тарифная
  • техническая
  • товарная
  • торговая
  • торгово-экономическая
  • уголовная
  • умиротворения
  • устрашения
  • уступок
  • учетного процента
  • федеральная
  • финансовая
  • финансово-бюджетная
  • финансово-кредитная
  • финансово-экономическая
  • фискальная
  • фритредерская
  • хозяйственная
  • "холодной войны"
  • "ценовая"
  • ценообразования
  • школьная
  • экологическая
  • экономическая
  • экспансии
  • экспортная
  • электоральная
  • эмбарго
  • эмиграционная
  • эмиссионная
  • энергетическая
  • этнографическая
  • ядерного сдерживания
  • ядерного устрашения
  • языковая

Кроме того, обширный объем понятий (около сотни) активно используется при оценках и содержательной характеристике конкретных областей и отраслей политики. В их числе:

  • авантюристичная
  • автономная
  • авторитарная
  • авторитетная
  • агрессивная
  • активная
  • актуальная
  • альтернативная
  • антинародная
  • безрезультатная
  • влиятельная
  • военно-силовая
  • воинственная
  • временная
  • выжидательная
  • гибкая

Если же учитывать существовавшие в прошлом и существующие в настоящем названия видов политики в зависимости от наименований государств (американская, британская, российская, украинская и т. д.), имен тех или иных правителей (Цезаря, Нерона, Наполеона и т. д.), то это еще многие десятки и сотни названий. Нельзя, однако, не видеть, что и такие названия часто бывают информативными, ибо отражают суть дела, а не просто одну внешнюю видимость и форму. Стоит, например, лишь упомянуть политику США или советскую политику, как сразу становится ясно, что здесь подразумеваются и сущностные элементы политики.

Такова политика в жизни. С такой политикой имеют дело власть и властители. Они же сплошь и рядом и формируют политику, задают ей тон, намечают ее линию, настойчиво проводят ее в жизнь. И всей проблематикой такого рода в первую очередь занимается политология.

Заслуживает вычленения и власть в экономической сфере. Это власть в сфере экономики, хозяйствования, рынка, состоящая в создании благоприятных условий для их существования и развития, а не командования ими, как это нередко имело место в прошлом в СССР и других странах социализма. Эта власть многогранна. Она включает различные субъекты и объекты, во многом структурируется административно-территориальным делением и зависит от информационного обеспечения.

В принципиальных определяющих вопросах экономической властью располагают глава государства, парламент, вообще высшие органы государственной власти. Конкретно на различных направлениях и участках это прежде всего власть, находящаяся в руках руководства министерств, ведомств, концернов, компаний, фирм, предприятий, деловых людей. Можно различать и сравнивать власть на производстве, власть на транспорте, власть в торговле, в сфере бизнеса и т. д. Нередко используется и понятие "хозяйственная власть". Это власть, относящаяся к ведению хозяйства на его различных уровнях, к экономической, производственной стороне дела.

Что такое власть в социальной сфере? Вследствие своего общественного характера всякая власть в конечном счете является социальной. В узком, строгом смысле социальная власть — это власть|в социальной сфере как одной из основных общественных сфер. Ее целями и направлениями являются забота о наиболее гармоничном развитии социальной структуры, системы общества, его социальных институтов, взаимодействие социальных групп, учет и удовлетворение социальных потребностей и запросов людей и их различных слоев, групп и сословий, социальная защита различных демографических групп (детей, людей зрелого возраста, пожилых, женщин и т. д.).

Для властей важно учитывать социальную структуру общества, в котором выделяют большие группы людей, объединенных по объективным, присущим им признакам. Эта структура предопределяется наличием, распространением и соотношением форм собственности и, в свою очередь, обусловливает систему, характер и содержание общественных отношений. От нее зависит расстановка общественно-политических сил, устройство государственного строя. В свою очередь, органы власти должны считаться со всеми чертами и особенностями данной социальной структуры.

Одна из забот властей состоит в том, чтобы упреждать и снимать возможную социальную напряженность как одно из наиболее нежелательных для властей общественных состояний, заключающееся в повышении неспокойствия среди населения или какой-то его части, в возможности неблагоприятных по своим последствиям социальных акций (митинги протеста, забастовки и т. п.). Упреждение, снятие такой напряженности, быстрейшая ликвидация социальных конфликтов — важнейшая задача властей всех уровней.

Заслуживает внимания и своего рода духовная власть, власть в сфере духа, культуры, духовных отношений. Ее не надо путать с властью собственно духовенства. Речь здесь идет о многообразных участках, где возможно проявление существенного влияния на умы, сознание и поведение людей.

Таков этот сложный, противоречивый мир, связанный с объективно необходимым, общественно полезным, разумным распределением власти по сферам жизни.

Именно так в общих чертах можно обрисовать совокупность основных представлений о власти, формируемых теоретической кратологией.

Теперь мы обратимся к тесно связанной с теоретической кратологией области знания, полностью устремленной в мир практики.

3. Практическая кратология

В тесной органической связи с теоретической кратологией в блок базисных отраслей входит и практическая кратология, которая в своем главном содержании и предназначении нацелена, ориентирована в первую очередь не на сугубо теоретическое осмысление феномена власти в жизни общества и государства, а на собственно деловую, практическую реализацию огромной силы, больших возможностей, ресурсов, потенциала, могущества власти.

Практическая кратология (англ. practical cratology) — важнейшая фундаментальная отрасль кратологии, непосредственно изучающая: а) реальную практику властвования с учетом как объективных потребностей и процессов эволюции власти и ее влияния, так и проявлений субъективного фактора, возможностей конкретной личности, наделенной властью, с учетом достоинств и недостатков этой властной фигуры, налагающих неизгладимый отпечаток на судьбы и самой данной власти, и подвластных; б) фактическое взаимодействие и границы влияния властей (властвующих фигур и органов власти) не только различных уровней, но и различных государств, их систем, объединений, блоков; в) суммарные, комплексные итоги властвования, предопределяющие тенденции эволюции и будущность данной власти (лиц, органов, властей).

При всем разнообразии властной сферы, властного комплекса как порождения и создания человеческого ума и рук человека, при всем обилии в этой сфере самых различных явлений рациональное отношение к ним, их анализ с позиций науки и особенно практической кратологии предполагает упорядочение соответствующих представлений, их систематизацию. Это и обязывает не только видеть мир власти как объективную реальность, но и формировать научную картину этого мира, разумно пользоваться ею, практически созидать, корректировать, совершенствовать власть, ее устройство, ее эффективность. Вот почему здесь нужно обладать хорошо отработанной методологией как плодотворным инструментом познания, исследования и регулирования власти.

Получив общее впечатление о власти, приступим теперь к ее характеристике и классификации, имеющим особое значение для практики, к выяснению ее функций, методов и к оценке фактически существующих ее систем, структур, способов распределения властей, форм осуществления самой власти, а затем перейдем к выяснению процессов реальной эволюции и различных стадий власти. Будем при этом помнить, что существует множество властей и их характеристики порой очень серьезно отличаются друг от друга, а поэтому в центре нашего внимания и далее будет прежде всего "власть властей" — власть государственная в ее вертикали от верховной, высшей до региональной, субъектно-федеральной (местной).

Как же можно классифицировать власти в практической кратологии? Как осуществить их типологию, т. е. расчленение систем (совокупностей) объектов и их группировку, с помощью обобщенных моделей или типов? С чем надо считаться в реальной жизни?

Покажем в качестве примера основания систематизации типов, видов и форм власти по:

  • источникам,
  • субъектам,
  • объектам и месту в жизни общества,
  • истории возникновения и существования,
  • областям и сферам жизни,
  • целям, задачам и назначению,
  • разделению функций,
  • формам осуществления и проявления,
  • характеру,
  • объему и степени влияния,
  • длительности существования,
  • этапам и динамике существования (эволюции),
  • реальному потенциалу,
  • социальным последствиям и т. д.

В кратологии выделяют различные типы власти, государства точно так же, как в гуманитарных науках принято различать типы обществ, организаций, социальных институтов, культур, личности и т. п., с чем, кстати говоря, считается и сама кратология, согласовывая свою классификацию с подходами и выводами других наук: философии, социологии, права, экономики и т.д.

Типология власти — это осуществляемая в кратологии классификация власти, властей по их основным типам, классам, видам, формам, разновидностям (и иным основаниям) для удобства анализа, научного и практического использования полученных знаний, представлений (например, демократия и автократия, диктатура, монархия, республика и т. д.).

Типы власти — основные практические формы устройства правления, власти и властных отношений, прежде всего рассматриваемые по крупным историческим этапам в развитии жизни общества — рабовладельческая, феодальная, буржуазная, социалистическая власть.

Возможны и иные основания классификации: по субъектам, носителям, источникам, объектам власти и даже по конкретным персонам истории (цезаризм, бонапартизм, сталинизм), а также по регионам, названиям государств. Например, диктатура и демократия; власть народа и власть лиц, группировок; автократия, дуумвират, триумвират. В основу такой классификации нередко кладется и сопоставление (противопоставление) демократии и каждого из иных, специфических типов (видов) власти ("кратий"): партократия; бюрократия; охлократия; геронтократия; теократия и др.

Проблема типов власти в связи с обретением нового социального опыта и переосмыслением прошлого нуждается в наше время в дальнейшей разработке как в России, так и за рубежом.

Род власти — в систематике власти это группа, которая объединяет несколько ее видов, обладающих общими признаками (например, социальная, экономическая власть).

Уже само обращение к коренным категориям в сфере классификации власти говорит о разнообразии возможных подходов. Так, упомянутая экономическая власть в тех или иных аспектах анализа может быть отнесена даже к типу власти наряду с властью государственной или духовной, но при определенных условиях может быть названа и видом власти. Надо считаться с тем, что факты такого рода имели и будут иметь место и в настоящем, и в будущем, в Европе и Азии, в Африке и Америке. Обусловлены они тем, что ученые никогда не отказывают себе в возможности выступить с собственных, оригинальных позиций и предложить свою усовершенствованную классификацию, настаивая, что она лучше других.

Вид власти — подразделение в систематике власти, входящее в ее состав. Существуют различные основания, по которым принято классифицировать виды власти:

1) по основным сферам жизни общества — экономическая, социальная, политическая, духовная, государственная, общественная, церковная;

2) по основному предназначению властей — законодательная, исполнительная, судебная;

3) по месту в структуре власти — центральная, региональная, местная; республиканская, областная, окружная и т. д.;

4) по носителю — монархическая, президентская, личная, семейная и т.д.

5) по источнику власти (монархическая, народная, национальная и

6) по продолжительности, сроку, периоду пребывания у власти конкретного субъекта;

7) по охвату влиянием категории, группы, контингента людей (государственная, военная, мафиозная и т. д.);

по силе воздействия на подвластных и т. д.

Очертив эту систему представлений, надо искать место и власти семейной, родительской, личной, религиозной, светской и советской, законной и незаконной, тайной и явной и т. д. Мы попытались с позиций практической кратологии составить перечень наименований реальных властей еще до распределения их по типам, видам, родам, формам, разновидностям, разрядам и получили список, насчитывающий 154 названия. Российская практика оказалась почти полностью охваченной, но ведь еще существует масса наименований из ближнего и дальнего зарубежья, не говоря уже об обилии исторически употреблявшихся названий.

Поневоле еще и еще раз убеждаешься в том, как многогранна кратология и как давно пора внимательно и всерьез заниматься этой областью знания.

Теперь в рамках практической кратологии перейдем к характеристике реальной власти в ее вертикали, в соответствии с ее иерархией.

Центральная власть — 1) власть, осуществляемая из центра;

2) главный руководящий властный узел государства. Нередко центральной властью именуют и собственно центральное правительство — правительство, действующее в центре, во главе данного государства.

Затем идут регионы (места). Это и области, и провинции, и губернии, и штаты, и округа, и автономии, и их совокупности. Регион — это обширный территориальный массив, большой район, охватывающий, например, в России несколько областей, в других странах — соответствующие единицы. Регион может включать и группу стран. Регионы выделяют по сходным особенностям экономического, географического, социально-политического характера и т. д.

Очень непростой проблемой для властей нередко является выработка и проведение правильной региональной политики, учет расстановки сил в регионах, их специфики, достоинств и недостатков.

Региональная власть — власть в каком-либо регионе данного государства. Кроме того, это может быть и власть, устанавливаемая по тем или иным вопросам в каком-либо регионе, охватывающем территориально целую группу государств.

В качестве самостоятельного подвида власти или даже разновидности региональной власти можно рассматривать муниципальную власть, местное самоуправление. Это и уровень, и своеобразие власти на местном этаже иерархии влияния, воздействий на население. Природа этой власти связана со спецификой такой структурной единицы, как муниципалитет (нем. Munizipalitat, от лат. municipium — самоуправляющая община), иначе говоря — выборный орган в системе городского или сельского самоуправления в некоторых странах или же низшая административно-территориальная единица в ряде государств (Австралия, Венесуэла и др.).

Иногда в ряде государств выделяют еще и такую ступень, как местная власть — власть, относящаяся к местному уровню, на ступень ниже центральной, со своим кругом обязанностей и полномочий.

Широко применяется понятие "местные власти". При этом имеются в виду лица, органы, учреждения, осуществляющие местную власть. В России сейчас в ходу понятие "местное самоуправление". Фактически именно с местными властями сталкивается повседневно подавляющее большинство граждан, а опыт своего общения с ними (нередко не самого приятного свойства) люди переносят на отношение к власти вообще и особенно к центральным властям. Вот почему крайне важно уже на местном уровне формировать положительное и уважительное отношение к власти.

Городская власть (власти) — власть (назначаемая или избираемая), действующая в пределах конкретного города с учетом государственных законов и местных актов управления.

Российский опыт говорит о широком круге представлений, связанных с властью в городе. Упомянем хотя бы разнообразные органы и лица из нашей былой и нынешней практики: городская дума, городское собрание, городская управа. Существовали в прошлом и городской голова, и городничий. Наша дореволюционная литература, театр, живопись ярко, образно и многопланово отразили жизнь городских властей. Сегодня в Москве, например, стоят во главе города и мэр, и правительство, а в районах — районные управы.

С учетом административно-территориальной практики заслуживают выделения и районные власти.

Районная власть — власть на местах по территориально-административному признаку с соответствующим правовым статусом, кругом функций и полномочий, своей организационной структурой и штатами, правами и обязанностями, связями с населением и т. д.

В этом практически важном систематизированном перечне властей разного рода (разных этажей) заслуживают упоминания и такие массовидные проявления власти, как власть (во многом говоря условно) на уровне первичной ячейки общества — семьи, родителей и детей, поколений.

Обрисовав общую картину во властной вертикали, отметим, что в практической кратологии в центре внимания, естественно, находится собственно государственная власть. Дело в том, что в реальной жизни фактически главным орудием власти выступает государство. Оно как носитель, обладатель, распорядитель власти, служащий монарху или народу, и дает само наименование власти — государственная.

Основные признаки государства: а) наличие особой системы органов и учреждений (механизм государства), осуществляющих властные функции; б) право, закрепляющее определенную систему норм, санкционированных государством; в) определенная территория с населением, на которую распространяется юрисдикция данного государства.

Статья 1 Конституции Российской Федерации провозглашает, что Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Статья 7 конкретизирует: Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Статья 14 характеризует Российскую Федерацию как светское государство.

Во-вторых, это сами действующие органы государства.

В-третьих, это обобщающее название лиц, облеченных высшими полномочиями.

Согласно Конституции, в России носителем суверенитета и единственным источником власти является ее многонациональный народ.

Государственная власть в Российской Федерации, как и в большинстве современных государств, осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, органы которых самостоятельны.

Государственную власть в России осуществляют Президент Российской Федерации (РФ), Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство РФ, суды РФ; в субъектах Федерации — образуемые ими органы. Разграничение предметов ведения и полномочий между органами власти РФ и органами власти субъектов РФ осуществляется Конституцией РФ, федеративными и иными договорами о таком разграничении.

В мировой практике важнейшую роль играет, если это реально осуществляется на деле, а не обставляется словами, конституционализация власти, позволяющая прямо говорить о конституционной власти, даже заменяя этим понятием понятие государственной власти.

Конституционализация власти (от лат. constituo — учреждать, устанавливать, формировать, устраивать) — установление и закрепление положений, относящихся к устройству власти (государственной, административной, местной и т. п.), определению ее роли, характеристик, черт, регулированию ее полномочий, прав, обязанностей, ответственности, формулируемым в текстах конкретных конституций, придание им законной, конституционной силы.

Государственная власть влечет за собой установление соответствующего порядка, правил, органов и сопровождается большим массивом явлений, факторов и понятий. Некоторые из них мы назовем, поскольку они важны для практической кратологии.

Государственная Дума — выборное представительное учреждение в дореволюционной России, которому формально принадлежали законодательные функции (1906—1917). В РФ начала действовать с декабря 1993 года.

Государственное управление — одна из форм деятельности государства, выражающаяся в практической реализации законов, в организации общественных отношений в целях обеспечения государственных интересов и проводимой государством политики.

Государственная политика — линия, курс, определение целей и задач и сама деятельность, направленная на их достижение и проводимая государством и его органами в центре и на местах, в стране и за рубежом.

Государственное право — отрасль права; совокупность правовых норм, регламентирующих основы государственного и общественного устройства страны, систему и принципы формирования и деятельности органов власти и управления, избирательную систему, права и обязанности граждан и т. д. Ныне в России все чаще речь идет о конституционном (государственном) праве.

Государственный аппарат — совокупность государственных органов, осуществляющих функции государства.

Государственная служба — работа в пользу государства в системе его органов. Согласно Конституции РФ и закону об основах государственной службы РФ, граждане России имеют к ней равный доступ.

Государственная собственность — одна из важнейших форм присвоения и использования материальных благ, прежде всего средств производства. В РФ она выступает в виде федеральной собственности и собственности входящих в нее субъектов Федерации. Распоряжение и управление госимуществом осуществляют соответствующие органы власти.

Государственный бюджет — ежегодная смета (роспись) предстоящих доходов и расходов государства; главное звено финансовой системы страны.

Государственная безопасность — положение, которого добиваются органы власти, чтобы государству не угрожала опасность; действующие в этих целях специальные органы. Принято выделять внешнюю, внутреннюю, конституционную, государственную, федеральную, национальную, оборонную, ядерную, социальную, экономическую, финансовую, банковскую, экологическую, продовольственную, таможенную, медицинскую, информационную безопасность, безопасность международную и т. д. Всего в мировой практике известно более 90 типов и видов безопасности. .

Государственная тайна — нечто известное далеко не всем, тщательно скрываемое, составляющее предмет особых забот тех или иных органов государственной власти, а порой и высшего руководства, ибо приобретение известности таким секретом (секретами) способно нанести большой, иногда непоправимый ущерб коренным интересам страны. Обеспечение государственной тайны достигается организацией деятельности специальных органов, лиц; использованием соответствующих средств и методов; введением правил; инструкций и т. д. Ныне в этих целях требуется специальная наука — конспирология.

Государственная символика — совокупность символов государства (герб, флаг, гимн, столица и т. д.).

Государственная награда — особая благодарность, почетный знак, орден и т. д., которыми отмечаются чьи-либо заслуги.

Государственная измена — предательство интересов Родины, переход на сторону противника данного государства. Это нередко и выпад против действующих властей, подрыв их авторитета, дискредитация и власти, и государства.

А теперь напомним еще раз о многоликости властей — важном явлении практической кратологии. Какими же реальными гранями поворачиваются власти, когда они погружаются в многокрасочную сферу жизни? Покажем это на небольшом числе примеров.

Официальные власти — это власти, наделенные государственными полномочиями, а также любые существующие власти.

Параллельные власти — одновременно рядом существующие власти, сопоставимые по характеру и содержанию деятельности, ведущие параллельную работу и тем иногда ослабляющие друг друга—двоевластие, многовластие.

К Фактическая власть — власть, существующая реально, на деле, оказывающая подлинное влияние в противовес пустым разговорам о власти, формальной власти.

Формальная власть — законная власть, признаваемая и существующая со всеми ее внешними символами и атрибутами. Однако она может ; пользоваться должным авторитетом, весом, влиянием, может находиться на стадии ослабления, упадка и вовсе не быть гарантирована от возможной замены ее новой, более сильной властью.

Номинальная власть — власть, только называющаяся, именуемая властью, но на деле не выполняющая своих обязанностей, фиктивная, чаще всего ненужная людям, хотя избавиться от нее бывает далеко не просто.

Выборная власть — лица и органы власти, прошедшие процедуру отбора и последующего избрания:

Первичная власть — первая ступень власти, начальное звено системы власти, с которым гражданин имеет дело в повседневной жизни.

Теперь перейдем к вопросу о целях, функциях и методах власти (властей).

Цели (задачи), функции, методы власти — одна из наиболее сложных и многоплановых групп характеристики власти. Это связано с разнообразием властей в различных исторических эпохах, в тех или иных странах, в конкретных областях жизни и т. д.

Цели власти (властей) — это то, к чему стремятся власти, чего они добиваются.

Функции власти — круг деятельности власти и ее направления; основные обязанности, роли власти: организация, управление, контроль, прогнозирование, воспитание и т. д. Если вдуматься в понимание функций власти, то правомерно воспользоваться близким (но не тождественным) понятием '"властные функции". Это выработанные теорией и практикой и возложенные на определенных лиц и органы (организации) обязанности, связанные с их принадлежностью к сфере власти, обслуживанием и развитием этой сферы, ее гуманизацией.

Методы власти — это приемы, способы, образ действий тех или иных властей, добивающихся достижения своих целей, решения стоящих перед ними задач.

В практике используются и другие понятия.

Методы властвования — способы, приемы вместе с соответствующими средствами, которые широко используются в процессе властвования лиц, организаций.

Методы борьбы за власть — совокупность приемов и средств для прихода к власти и ее удержания, а также оттеснения и устранения от власти конкурентов, соперников, противников, да и партнеров. Далее идет детализация: методы поддержания, сохранения, упрочения, укрепления, защиты, обеспечения безопасности, отстаивания, расшатывания, раскачивания, устранения, слома власти, методы борьбы с властью и против власти.

Остановимся еще на одном ключевом элементе в логически необходимой и содержательной характеристике властей.

В практической кратологии речь должна идти и о формах реализации (проявления) власти. В любом обществе такими наиболее общими формами осуществления власти разного рода могут быть господство, руководство, управление, организация и контроль. Мы их также различаем:

  • господство проявляется в подчинении (полном или относительном) одних людей другим;
  • руководство основано на осуществлении воли субъекта путем воздействия (прямого или косвенного) на людей в определенной сфере;
  • управление использует предоставленные полномочия для поддержания задуманного (заданного) режима в конкретной сфере деятельности (по горизонтали или вертикали);
  • организация обеспечивает регулирование, функционирование, поведение, субординацию и координацию элементов (компонентов) системы;
  • контроль позволяет в соответствии с определенными установками, принципами, нормами проверять и корректировать деятельность людей и областей, объектов жизни общества.

Власть при подобном рассмотрении может классифицироваться и по таким формам своего проявления, как:

  • законная (основанная на положениях норм законов);
  • принуждающая (насилием, наказанием и их угрозой);
  • вознаграждающая (стимулирующая системой поощрений, поддержки, одобрения, покровительства и ненаказуемости);
  • коммуникационная (опирающаяся на информирование, средства информации для регулирования отношений между людьми и их поведения);
  • компетентная (влияющая самим своим профессионализмом, авторитетом).

В реальной жизни указанные формы, как правило, не выступают в чистом виде, а проявляются через их комплексы, сочетания, взаимодействие.

В практической кратологии важно широко смотреть на властную практику. Это значит, что следует учитывать не только цели, задачи, функции, формы власти, но и ее курс, ее ориентиры, компетенцию, качества и т. д.

Курс власти — в переносном смысле направление движения, тот путь, по которому идет или намерена идти данная власть или же о котором она лишь говорит, скрывая свои истинные побуждения, мотивы и цели.

Кругозор власти — в переносном смысле объем интересов, знаний лиц, стоящих у власти; пространство, окидываемое взором властителей. Чем дальше, глубже, объемнее, точнее видятся просторы, пространства власти, тем более целеустремленно строится, ведется властная деятельность.

Ориентиры власти — цели, направления деятельности руководителей и органов власти, как правило, объявляемые заранее и широко популяризируемые. Но бывают (и нередко) и такие ориентиры, которые до поры до времени не предаются огласке и хранятся в секрете, будучи известны лишь очень узкому кругу лиц, порой всего лишь нескольким властным фигурам.

Компетенция власти — ясно очерченный круг полномочий какого-либо органа, учреждения или лица, в пределах которого они вправе принимать решения и действовать.

Ослабляет власть ее неопытность — отсутствие необходимой практики, знаний как вследствие начальной стадии деятельности, так и вследствие безразличия к их обретению, неумения и нежелания анализировать ход событий, отслеживать их и прогнозировать. Все это грозит серьезными осложнениями, а то и возможными просчетами, неудачами, даже крахом.

Вот почему в поле зрения практической кратологии попадают качества власти — наличие существенных признаков, особенностей, свойств, отличающих данную действующую власть от других. Набор и перечень такого рода качеств весьма широк, многообразен и своеобразен для различных властей и уровней власти.

По мере развития властной практики возрастают и критерии власти как мерило оценки ее эффективности и жизнеспособности. К их числу относятся результаты действий власти, ее активность, инициативность, настойчивость, авторитет, степень вызываемого доверия, связь с людьми и т. д.

Таким образом, весь очерченный до сих пор круг представлений о власти подводит нас к проблеме организации, строения, системы, структуры, инфраструктуры власти (властей). Естественно, возникает и вопрос об изучении в рамках кратологии соотношения, разграничения, разъединения, разделения, перераспределения и взаимодействия властей.

Скажем прежде всего о системе и структуре власти. Эти понятия нередко употребляются как близкие, чуть ли не равнозначные, взаимозаменяемые. К сожалению, в научном плане о системах и структурах власти пишется еще очень мало.

В широком смысле система власти — это единый комплекс представлений о власти, существующих властных отношениях и целостная совокупность организаций, учреждений и властных лиц сверху донизу, которые избираются или назначаются и через которых в данной стране осуществляется власть во всех ее основных видах, на всех уровнях, во всех эшелонах. Рядом с этим понятием, а порой и как заменяющее его используется понятие "властная система" — 1) форма организации власти; 2) определенный порядок расположения органов власти, их взаимосвязи в действиях; 3) совокупность органов власти, однородных по своим управленческим принципам и законам и образующих единое целое.

Этажом ниже как составной структурный элемент иногда выделяют ту или иную подсистему власти — часть данной системы власти. В подсистемах такого рода могут оказаться конкретные взаимосвязанные органы исполнительной власти или местных, региональных властей, властей в какой-то сфере жизни (военных властей и т. д.).

Нередко практически полезным оказывается и термин "комплекс власти", означающий совокупность лиц, органов, учреждений, обладающих

Из публикаций последнего времени упомянем: Ефимов В. И. Система государственной власти. М.: Универсум, 1994; Решетников Ф. М. Правовые системы стран мира: Справочник. М.: Юрид. лит., 1993. Разумеется, это не единственные публикации в России. См., напр.: Сорокин П. А. Система социологии. •v.: Колос, 1920. Т. 1 и 2; Хвостов В. М. Система римского права. М., 1996 (по изданию 1908).

соответствующими полномочиями и компетенцией и объединенных общим предназначением.

Одной из ключевых категорий кратологии является близкая к понятию системы, но самостоятельная и существенная категория структура власти — организационное строение, внутреннее устройство системы власти во всем многообразии ее органов (элементов, звеньев, эшелонов), в их тесной связи, подчинении, соподчинении (координации, субординации), взаимодействии вплоть до взаимных помех в практике.

В этом же ряду, но рангом ниже находится категория инфраструктура власти — комплекс социально-политических и иных подструктур, на которых базируется власть и которые содействуют ее функционированию и развитию. В их числе — общественные движения, политические партии, объединения, системы отбора и подготовки лидеров, средства массовой информации, органы политического маркетинга — разумеется, из числа тех, что данной властью созданы, ей служат и не выходят из-под ее контроля. Оппозиционные организации в эту подструктуру не входят.

Наконец, правомерно считать, что по мере развития науки о власти — кратологии в ее лексиконе, словаре произойдут определенные уточнения. Так, на первый план будут выходить понятия "властная система", "организация власти", "институт власти", "институты власти" и др.

Институт власти — власть как социальное, общественно-политическое явление, как важное, неотъемлемое звено, определяющий структурный элемент в жизни общества со всеми своими достоинствами, возможностями и недостатками, как нуждающаяся в постоянном анализе, развитии и усовершенствованиях система в общественном организме.

Институты власти — важнейшие структурные образования, составляющие систему власти (властей) как целое (высшие, исполнительные, законодательные, судебные, контрольные органы и т. д.).

Властная инстанция — ступень (уровень) в системе власти; орган власти, в котором решается тот или иной вопрос.

Эффективное и рациональное устройство и функционирование общества, государства и власти (властей) предполагает гармонию властей и ее системных элементов, распределение власти, разделение власти. Скажем и об этих моментах в строении и использовании власти.

Гармония власти (властей) — соответствие, соразмерность, равновесие, согласие частей и целого в структуре, строении, системе власти, разумное и эффективное соотношение задач, прав и обязанностей, ответственности, полномочий властей. В конечном счете гармония — это желанное состояние власти, к которому надлежит стремиться в подлинно цивилизованном демократическом обществе.

Другим аспектом, связанным с гармонией власти, ее обеспечением, является баланс властей, т. е. их равновесие, уравновешивание. Это и количественное выражение отношений между сторонами властной и какой-либо иной деятельности, которые должны уравновешивать друг друга.

При реформировании российского общества, переходе к рынку и развитии предпринимательской деятельности все более важное место занимают различные виды хозяйственных (экономических) балансов, а также поддержание баланса властей, политической стабильности, разумного взаимоотношения политических сил и движений, их интересов. Может ставиться вопрос и о равновесии общественном, равновесии общественных сил, властей различных уровней и видов. Нарушение спокойствия, гармонии, баланса, равновесия грозит большим числом трудностей, противоречий, конфликтов вплоть до войны властей.

В связи с этим практически выдвигается в центр внимания представление о разумном обладании властью, а также о разумном распределе-1ии власти.

Обладание властью — это деятельное состояние субъекта, надежного властными полномочиями, функциями, правами; это и управление государством; наконец, это и собственно властвование, владычествование (царствование, княжение и т. п.).

Распределение власти означает обдуманное, рассчитанное на эффективное правление, на положительные результаты властвования и управления, наделение властью (полномочиями, правами, ответственностью, обязанностями) действующих субъектов в сфере власти, или, говоря иначе, властей разного рода, масштаба, объема, уровня и т. д.

В Согласованность, синхронность действий различных властей, влажных инстанций обеспечивается их разумным балансом. Это отмечает, к примеру, Г. Г. Филиппов, говоря о балансе "между властью... полномочиями (правами применения власти в оговоренных пределах) и ответственностью (обязанностью отвечать перед организацией за правильность применения власти)". Именно такого рода баланс законодатели и стремятся закрепить в современных конституционных нормах.

В этом случае на первый план выходят предметы ведения, т. е. вопросы, определяющие круг прав, полномочий данного государства. Так, предметы ведения Российской Федерации охватывают отношения, складывающиеся между Федерацией и ее субъектами в различных сферах общественной жизни, а также отношения с гражданами и мировым сообществом. Правовой основой разграничения предметов ведения между РФ и ее субъектами являются Конституция России и Федеративный договор от 31 марта 1992 года.

Важное значение имеет ответственность, или обеспеченность правами и обязанностями, необходимыми для осуществления властной деятельности. В свою очередь, это определяет обязанность на основе зафиксированных в законах и актах санкций отвечать за свои решения, неправильные действия, поступки в тех или иных сферах. Различают ответственность государственную, административную, гражданскую, дисциплинарную, материальную, моральную, политическую, уголовную, экономическую и т. д.

В деле распределения власти среди ее субъектов ключевым вопросом являются полномочия и права.

Властные полномочия — права, предоставленные тем или иным органам и субъектам в системе власти на соответствующие решения, действия, поведение. Объем таких полномочий в разных странах, в разные времена и на разных уровнях, конечно, не одинаков, но от них зависят результаты властвования, эффективность власти. Не случайно диктаторы наделяют себя полномочиями и правами без каких-либо ограничений.

Властные права — в демократических государствах совокупность устанавливаемых конституцией и другими законами и охраняемых государством норм и правил, регулирующих отношения людей, организаций в сфере власти. Это также и возможность, свобода властных субъектов, структур что-либо решать, делать, осуществлять, -вести себя определенным образом и требовать выполнения своих распоряжений, постановлений, указаний как гражданами, так и нижестоящими властями, юридическими лицами

Важным вопросом теории и практики власти является разграничение прав, т. е. разделение, точное определение прав властных субъектов по всей вертикали. Это относится и к разграничению ответственности, функций действующих субъектов власти.

Кругу прав соответствует и определенный объем обязанностей — установленный перечень действий, возложенных на кого-либо и требующих исполнения. Основные обязанности граждан и органов власти определяются конституцией или вытекают из ее установлений.

Практика распределения власти имеет дело и с принятием обязательств. Это официально данные на том или ином уровне обещания, обычно в письменной форме, требующие их безусловного исполнения. Различают обязательства конкретных властей, организаций, лиц, договорные, международные, юридические и т. д.

Субъектов власти всех ступеней во властных структурах характеризует мера участия во власти, т. е. деятельность по выполнению обязанностей во властных структурах, сотрудничество с несением своей доли ответственности. Система и структура власти, очерчивая круг полномочий, прав, обязанностей субъектов, включают тех или иных лиц, органы, учреждения в обширный круг взаимодействия — подчинения, исполнения, соподчинения, равноправия, партнерства и т. д.

Именно властные структуры отличаются продуманной, а порой и внезапно созданной жесткой субординацией, или системой строгого служебного подчинения младших старшим, как во всей властной вертикали, так и в конкретных звеньях, органах, учреждениях власти.

Другим существенным аспектом властных отношений является соподчинение — одновременное, на равных основаниях подчинение разных субъектов власти одному и тому же вышестоящему субъекту.

Часто используется сегментация власти — распределение всего круга дел, массива власти по конкретным участкам, долям ее.

Разумеется, практика и терминология такого рода может меняться, варьироваться, корректироваться, нередко даже в зависимости от того или иного понимания вопросов властвования и настроений властителей.

Если же сугубо демократические принципы нарушаются, то речь может пойти о дележе (дележке) власти, или, говоря проще, о разделе, распределении власти между лицами, учреждениями, как правило, помимо всяких существующих норм, установлений, что явно или молча осуждается общественностью.

Весь этот перечень полномочий, прав, ответственности субъектов прямо выходит в сферу конституционного (государственного) права и практической кратологии, реальной полноты прав, их объема, масштабов, возможностей. В свою очередь, здесь появляется и соответствующий лексикон. Например, полная власть — конечно, это не просто важная характеристика состояния власти, наличия и исчерпанности ее прав и полномочий, но и существенная констатация исчерпывающей широты и пределов, объемов и влияния власти в сфере ее распределения.

Отношение людей, законопослушных и даже непослушных граждан или подданных, задействованных во властных структурах, к носителям и обладателям власти чрезвычайно многопланово, но основные проявления этого отношения по-своему устоялись и получили определенную квалификацию. Конечно, они учитывают и феномен разделения властей, и наделенность властью соответствующих уровней, эшелонов во властной структуре. К числу проявлений такого рода относятся следующие явления и понятия.

Почитание властей — глубокое уважение к властям, находящее проявление в особых знаках внимания, послушания, исполнительности.

Зависимость — подчиненность другим, чужой воле, чужой власти при отсутствии или резком ограничении своей самостоятельности, свободы.

Лояльность к властям — поведение в рамках законности, формально-благожелательного отношения к власти и ее представителям. Спектр такого рода лояльности исторически необычайно широк, ибо включает отношение и к национальным и иностранным властям, и к властям республиканским, демократическим и монархическим, и к властям различных эшелонов правящих структур.

В общем блоке отношений к властям и рядом с ними соседствуют и объективно установленные законом определенные условия восприятия той или иной власти, реагирования на нее. В этой области имеет место и такое явление, как неподвластность — независимость от данной власти, неподведомственность, выпадение из поля ее влияния (юрисдикции). Среди проявлений иных отношений — неподчинение (бунтарство), игнорирование властей, противодействие властям и т. д. В них могут отражаться варианты поведения граждан, физических и юридических лиц.

Как видим, проблематика практической кратологии чрезвычайно широка и находится в тесной связи с теорией власти. Главное состоит в том, чтобы власть правила разумно, успешно, твердо и по закону.

Как отмечает профессор Калифорнийского университета, вице-президент Международной социологической ассоциации Н. Смелзер, для понимания политического устройства необходимо знать, что означают понятия "власть", "сила" и "господство". Он характеризует их, опираясь, в частности, на суждения М. Вебера и Т. Парсонса: "Можно утверждать, что власть — основа политики. Социологи, исследующие политическую жизнь общества, должны серьезно разбираться в существе природы власти. Макс Вебер, разработавший многие социологические понятия, ввел некоторые основные положения политической социологии. Он предложил одно из наиболее известных определений власти: это "возможность для одного деятеля в данных социальных условиях проводить собственную волю даже вопреки сопротивлению". Такое определение применимо к отношениям между двумя партиями. Подразумевается, что одна из них осуществляет власть над другой. Власть может быть основана на применении силы, связана с занимаемой политической должностью, унаследованным авторитетом или авторитетом статуса, как, скажем, власть родителей над несовершеннолетними детьми, и с многими другими факторами. Что представляет собой власть, когда речь идет о более крупных группах, например общностях и обществах? Талкотт Парсонс характеризует ее как "способность общества мобилизовать свои ресурсы ради достижения поставленных целей". Еще власть можно определить как "способность принимать решения и добиваться их обязательного выполнения". Парсонс сравнивает власть с деньгами, поскольку она также "один из видов ресурсов. Кроме того, власть — это действенность системы, способность принимать законы, поддерживать порядок, защищать общество от врагов

Смелзер далее пишет: "Независимо от определения власти необходимо проводить различие между властью и силой. Сила — применение физического воздействия, чтобы навязать свою волю другим. Это более узкое понятие, чем власть, поскольку власть может осуществляться без применения силы. Тем не менее люди часто склонны уравнивать силу и власть".

В заключение, анализируя мир власти в рамках практической кратологии и делая упор на оценку многочисленных ее аспектов, проявлений, характеристик, следует указать, что у понятия власти имеется немало синонимов, аналогов. Что представляют собой некоторые из них?

Властительство — господство, повелевание в формах, свойственных абсолютной власти.

Владычество — господство, полная власть, обладание и управление (в отношении власти, сана, звания, территории).

Властвование — владение, управление в значении действия; господствование.

Господство — подавляющее, преобладающее влияние, обладание всей полнотой власти над кем-либо.

Влияние — суть действия власти, ее авторитета; действие, воздействие, оказываемое кем-либо, чем-либо на кого-либо, что-либо, например историческим лицом на других людей и общественные процессы. Мощь — могущество, сила, властное воздействие. Покровительство — 1) защита, заступничество, оказываемое кому-нибудь; 2) поощрение какой-нибудь деятельности, благоприятное отношение со стороны властей.

В этой связи обратим внимание и на подчинение — 1) нахождение в зависимости от кого-либо; повиновение кому-нибудь; 2) обращение кого-либо в зависимость от кого-нибудь; понуждение действовать сообразно чему-нибудь.

Отметим и поклонение — восторженное почитание, отношение с почтением к кому-либо, чему-либо.

Приведенный перечень, разумеется, неполон, и мы не стремимся исчерпать его. Здесь, как и в других местах книги, нам хочется еще раз привлечь внимание к тому, что в сфере власти мы имеем дело с поистине необозримым поприщем человеческой деятельности, требующей гораздо более глубокой специальной научной разработки, чем это было до сих пор в отечественной и мировой практике.

Что же касается собственно практической кратологии, то в ней всегда в центре внимания будет стоять искусство власти, т. е. высокая степень мастерства властителей и властных органов.

Необходимость проявления искусства во властной деятельности обусловлена своеобразием этой сферы, требующей от лиц, организаций (органов и т. д.) умения продумывать, вырабатывать, проводить в жизнь определенную линию поведения, курс, политику, предполагающие высокую степень совершенства влияния на людей, народы, государства с целью достижения нужных результатов.

Искусство власти включает многообразие форм, приемов, способов, средств властной деятельности, способность в рамках закона к маневрированию соглашениям, компромиссам, а также к уступкам, давлению, расчету, проявлению хитрости, уклончивости, соблюдению своей выгоды и т. д.

В процессе становления многопартийности, большого разброса интересов и установок различных сил, в ходе политической борьбы, овладения навыками парламентской деятельности особое значение приобретает овладение политической культурой и искусством властвования. Поэтому всегда будет ценимо мастерство власти — высокая степень искусства в выполнении властных функций и обязанностей.

Однако у искусства и мастерства власти всегда будут и нежелательные спутники. Их сопровождают:

— властомания, или, говоря иначе, кратомания — разновидность мании: сильное влечение, пристрастие к власти; болезненное психологическое состояние с сосредоточением сознания и чувств на идее властеобладания и властвования;

— властолюбие — страсть к властному господству и безграничная любовь к распоряжению властью, любовь к самому себе в мундирах власти и с обладанием широким кругом прав, полномочий, а в связи с этим и благ, и льгот, и привилегий.

Практика свидетельствует, что навсегда сохранится пирамида власти, а на ее вершине, на острие — первое лицо (властитель, монарх, президент, глава государства). А лица рядом с ним или даже он сам будут являть собой такую неискоренимую историческую фигуру, как властолюбец— человек, безмерно любящий властвовать, начальствовать, никому не желающий подчиняться и не думающий ни к кому прислушиваться.

Очень важное значение в теоретической и практической кратологии имеет проблема разделения властей.

Это властно-правовая теория и практика, согласно которой власть понимается не как единое целое, а как совокупность различных функций (законодательной, исполнительной, судебной), осуществляемых независимыми друг от друга органами. Идея разделения властей высказывалась еще античными учеными (Платон, Аристотель и др.), затем Дж. Локком, развита Ш. Монтескье и другими мыслителями.

Монтескье писал в своем труде "О духе законов" (1748): "Политическая свобода имеет место лишь при умеренных правлениях. Однако... она бывает в них лишь тогда, когда там не злоупотребляют властью. Это известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, пока не достигнет положенного ему предела...

Чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга... Если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет... Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной... Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были соединены эти три власти..."

Идеи разделения власти в той или иной мере нашли впервые распространение и воплощение при создании буржуазно-демократических политических режимов как в Европе, так и в США.

Принцип разделения властей, являющийся важным принципом демократии, отражен в конституционных актах Великой французской революции. Он был использован и во многих других конституциях.

В России этот принцип был положен в основу преобразований, осуществлявшихся в ходе реформ 1864 года. Судебная власть отделялась от законодательной, исполнительной, административной. Ныне этот принцип отражен и закреплен в Конституции Российской Федерации. Статья 10 гласит: "Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной властей самостоятельны".

С учетом этой сложившейся и оправдавшей себя практики укоренился удачный образ треугольника власти — название общей системы, совокупности властей (законодательной, исполнительной и судебной). В тесной связи с этим образом приобрело широкое распространение и понятие "ветвь власти" (в США branch of power) — отдельная отрасль, линия, боковой отросток власти в ее общей системе. В мировой науке и практике различают три ветви власти: законодательную, исполнительную и судебную.

Прежде чем перейти к их характеристике, отметим, что существует и широко употребимое понятие "представительная власть", к которой можно отнести органы законодательной и исполнительной властей. Представительная власть — 1) власть выборная, основанная на представительстве, выражающем чьи-либо интересы, прежде всего народные; 2) власть, внушающая почтение своим обликом и манерой общения.

В рамках кратологии, дающей упорядоченные представления о власти, излагающей ее целостную теоретическую систему, мы остановимся на общей оценке трех властей.

О законодательной власти нам уже приходилось говорить. Поэтому лишь отметим, что она представляет собой важнейшую систему, звено, ветвь власти. Она охватывает систему тех органов государства, которые принимают законы. Сама же законодательная власть имеет исключительное право издавать нормативные акты, которые после конституции обладают высшей силой, т. е. законы. Этой власти дано решать ключевые государственные дела— принимать бюджет, финансовые законы и контролировать действия исполнительной власти — правительства. В тех странах, где существует парламентарная система, установлен порядок, согласно которому исполнительная власть несет ответственность перед властью законодательной. Высшим законодательным органом является парламент со всем широким кругом его прав и обязанностей, со своими структурами, штатами, задачами и целями.

Исполнительная власть — важнейший вид (ветвь) власти. Задача этой власти — проводить в жизнь волю избранных или стоящих во главе государства лиц и органов, представляющих жизненные интересы тех или иных слоев общества, сословий, наций. Исполнительная власть _ это власть правоприменительная, на которую возлагается функция исполнения законов, принимаемых парламентом, т. е. законодательной властью.

Исполнительная власть принадлежит либо президенту — главе государства — и правительству (в президентских республиках), либо главе государства (в парламентарных республиках). Однако в парламентарных странах роль главы государства фактически номинальна. Вопросы здесь решаются на правительственном уровне при определяющем влиянии парламента.

В реальной практике роль исполнительной власти выходит за рамки теории и нередко за пределы, установленные конституцией. Органы этой власти в центре и на местах представляют собой гибкий, оперативный инструмент власти. Обособление и чрезмерное усиление исполнительной власти, как говорит опыт, способны вести к свертыванию демократии и бюрократизации общественно-политической жизни. С другой стороны, ослабление этой власти может повлечь за собой дискредитацию и даже распад данного устройства власти.

Судебная власть' — в государстве, придерживающемся принципа разделения властей, одна из трех важнейших независимых ветвей власти, которой вменяется в обязанность слежение за строгим соблюдением конституции и других законов.

Организация судебной власти и характер ее деятельности весьма различны в различных государствах. Ключевая роль здесь принадлежит юстиции, т. е. собственно правосудию, а также системе судебных учреждений и их деятельности по осуществлению правосудия. Центральным звеном в этой системе является суд — а) государственный орган, ведающий разрешением гражданских (между отдельными лицами, учреждениями) споров и рассмотрением уголовных дел; б) само разбирательство дел в суде; в) сами судьи — те лица, кто судит; г) мнение, заключение. Нередко говорится и о суде истории, суде потомков. Судебная власть опирается на судебную систему — совокупность всех судов, имеющих общие задачи, организованных и действующих на единых демократических принципах, связанных между собой отношениями по осуществлению правосудия.

" Третья власть" — таково современное распространенное название судебной власти.

Этими цифрами не ограничивается содержательное применение порядковых числительных в сфере власти.

" Четвертая власть" (англ. fourth power, от англ. "Fourth Estate" — "четвертое сословие", пресса) — образное осмысление и оценка в современной жизни средств массовой информации, которые по силе влияния на людей практически выдвинулись в один ряд с тремя властями — законодательной, исполнительной, судебной.

Имеются и сходные, близкие понятия — микрофонная власть, весьма влиятельная информационная власть. Не исчезла пока власть литературы (поэзии), музыки, шоу-бизнеса, телевидения и т. д.

Информационная власть — возрастающее в наше время значение информации и силы ее влияния на политические процессы, на процедуры выработки и принятия важных решений, их пропаганды и реализации. Ныне лидирует тот, кто владеет полной и своевременной информацией. Целенаправленная информация важна для создания имиджа власти, политики и политиков. Возрастание роли такой информации привело к появлению политического маркетинга и информационного права. Информация создает имидж, содействует паблисити, т. е. публичности, известности, популярности (качества очень необходимые и ценимые во властной практике), рекламе, деловым связям.

"Четвертая власть" предопределяет презентации — представление, предъявление публике, общественности той или иной новой фирмы, компании, книги, журнала, товара и т. д.; рекламу, в том числе политическую, нередко с участием самих представителей властей.

Сегодня в широком ходу и понятие "пятая власть" — образное осмысление возможностей и влияния, приобретаемых в тех или иных странах то ли мафией, то ли общественным мнением. Этот термин пока еще не устоялся. Термином "пятая власть" иногда характеризуют и власть рынка, и даже власть секса. На "пятую власть", пожалуй, все больше претендует мафия. В прошлом — это тайная террористическая организация, возникшая на острове Сицилия в начале XIX века. Ныне это символ и все чаще аналог власти, с которой связаны активная террористическая деятельность в различных странах и организованная преступность. В наше время она составляет предмет особых беспокойств для российских властей.

Не составляет большого труда повести речь и о "шестой", "седьмой", "восьмой" власти и т. д. Все это будут раздумья и обсуждения практического свойства, фактически обосновывающие их принадлежность к практической кратологии.

Рассмотрев типологию, систему, структуру, характеристику реальной власти, логично будет оценить динамику, эволюцию власти, ее кратогенез, сопоставить в рамках сравнительной кратологии ее ступени, стадии, фазы, их суть и особенности, с тем чтобы привлечь внимание к необходимости сопоставления, сравнения властной практики различных лиц, эпох, режимов, государств.

4. Сравнительная кратология

При всей важности сравнений, сопоставлений в теоретической и актической кратологии в числе базовых, фундаментальных отраслей кратологии свое самостоятельное и значительное место занимает сравнительная кратология. Здесь она следует примеру других наук.

Сравнительная кратология — это одна из ведущих областей науки о власти. Именно ей надлежит вести исследования, сопоставления различных систем власти и особенностей их устройства:

  • в прошлом и настоящем;
  • в различных современных государствах и иных властных структурах;
  • в разнообразных теориях, концепциях, доктринах, учениях о власти;
  • в многочисленных типах, видах и формах власти На этой основе важно сопоставлять достоинства и недостатки властей, вырабатывать пути их совершенствования, выявлять тенденции развития и содействовать их прогнозированию.

У сравнительной кратологии как области знания есть две существенные особенности.

Первая состоит в том, что сравнительная кратология тесно связана с теоретической и практической кратологиями. Она заимствует у них исследовательский и фактологический материал, на базе которого часто строит свой анализ и вместе с тем обогащает эти области знания. Это — явление, во многом свойственное нынешним развитым системам наук. Оно нередко размывает четкие грани между науками, что, кстати говоря, помогает именно в этих пограничных районах, на стыках наук чаще достигать прорывов в теории, а затем и на практике.

Вторая особенность сравнительной кратологии связана с богатством содержания изучаемого ею реального объекта. В самом деле, когда речь заходит о сравнении, сопоставлении властных систем, структур, их элементов, дело не исчерпывается лишь самими типами, видами государств или учений. Разве можно обойти вниманием разнообразие правящих режимов, властвующих персон, национально-государственных систем, наличие многих видов и типов властей, их особенностей, традиций, этапов, стадий, динамики эволюционирующих властей и т. д.?

В необычайно пестром мире многообразия форм власти, систем государственного устройства, правящих режимов — особое раздолье для сравнительной кратологии. Вот где обилие фактов, явлений, примеров, традиций, уроков, загадок — в поучение и настоящему, и грядущему и в интересах все более глубокого проникновения в мудрость, своеобразие, противоречия и проблемы минувших времен. Как справедливо отмечает А. П. Бутенко, "...в каждом обществе, в каждой стране своя расстановка общественно-политических сил, свои нравы, свои традиции и учреждения. Поэтому и государственная, политическая власть реализуется, осуществляется в каждой стране по-своему, через только ей "рисущий государственный строй и политический режим".

У каждой власти ее последователи или преемники часто могут что-то и даже многое позаимствовать. А еще чаще каждая очередная власть, очередной режим или властитель предпочитают творить "с чистого листа" — были бы мысли, средства, ресурсы, накопления, капиталы, власть. Тем не менее в фокусе внимания сравнительной кратологии прежде всего находятся уже состоявшиеся акции, опыт, история, явления, формы власти, а также труды мыслителей, мысли правителей, факты правления монархов и президентов.

Вместе с теоретической и практической кратологией сравнительная кратология интересуется в первую очередь системой и институтами власти, властными структурами, формами правления, т. е. принципами организации, нормами, особенностями, приемами устройства и функционирования государственной власти. Различают и сравнивают монархические формы (монархии) и республиканские формы (республики) в прошлом и настоящем. Выделяют и сопоставляют парламентскую и президентскую формы правления, которые предопределяют особенности систем и структур власти.

Таков подход к сравнительной кратологии в главном, причем, как правило, с позиций нынешнего дня. Как отправного пункта этих рассуждений для данной книги может быть достаточно. Но история и реальная действительность — это, разумеется, неисчерпаемая сокровищница для отбора фактов, примеров, данных, их анализа, сравнения и сопоставления. Поэтому мы продолжим осмысление круга представлений в этой области знания.

В сравнительной кратологии очень часто различия и отличия, показатели и критерии властей (их типов, систем, видов) связаны с постановкой ряда ключевых вопросов и поиском ответа на них. Среди этих вопросов: чья именно власть, какая власть (каковы ее период, сила и уровень, а также ее ведущие характеристики), в какой области, сфере; власть каких размеров, масштабов, объемов и т. д. Выстроенные по таким признакам и основаниям власти, в свою очередь, требуют характеристики производных от них явлений и фактов.

Остановимся на особенностях общей сравнительной характеристики властей. При этом важно заняться не самими деталями сравнительной характеристики, а с позиций методологии показать, на что целесообразно обращать внимание прежде всего.

В поле зрения сравнительной кратологии в первую очередь попадают:

  • исторические типы власти: власть древнего мира, средневековья, нового и новейшего времени или же власть патриархальная, рабовладельческая, феодальная, буржуазная, социалистическая;
  • субъекты власти: государство, общество, церковь, семья и другие субъекты; власть правителей (монархическая) и власть демократическая (народная) в огромном их разнообразии;
  • разграничение и характеристика власти по ее объектам, сферам, регионам, уровням и объемам, ее проявлениям и последствиям;
  • сопоставление властей по отношению к ним населения, подвластных.

Преимущественное внимание следует обращать на определяющую сегодня власть — власть государственную в ее динамике, действенности и результатах.

Применительно к сфере власти в определенных условиях возникают ситуации, которые правомерно сопоставлять и квалифицировать как монополию на власть (например, для самодержца, коллегиального органа, партии в однопартийной системе) или монопольную власть, т. е. ни с кем не делимую, не разделяемую, например, в случае утверждения чьей-либо диктатуры. Отсюда проистекает разграничение на личную или публичную власть.

Личная власть — это фактическая власть, ее объем, права, полномочия, которыми располагают и пользуются те или иные ее субъекты, носители: властители, монархи или даже избранные лица — монопольные обладатели власти на ее разных этажах.

Публичная власть — власть, открытая народу и его суждениям, общественная по характеру (не частная), вовлекающая в управление широкие круги населения.

Вся история прошлого отмечена господством власти личной, власти самодержца, монарха (в различных его наименованиях). Примеров такой власти множество: императорская власть — неограниченная власть, принадлежащая императору; королевская власть — неограниченная власть, принадлежащая королю, и т. д.

Можно упомянуть и более понятную гражданам России царскую власть. Царь — в России в 1547—1721 годы официальный титул главы государства. Первым царем был Иван IV Грозный. При Петре I был заменен титулом "император", но существовал неофициально наряду с ним до 1917 года. Как свидетельствует история, цари обладали огромной, порой необъятной властью. В качестве аналогичной, сопоставимой, сравнимой можно назвать власть княжескую, графскую, герцогскую, власть шахов, султанов, беков и т. д.

Будучи сходными в главном, правящие режимы разнились в те или иные эпохи в зависимости от стран, периодов времени, масштабов государств, населения, многих личных особенностей правителей (возраста, пола, опыта, характера, индивидуальных особенностей вплоть до здоровья и т. д.).

Субъектом власти может стать и народ. В этом случае речь должна идти о демократии, или народной власти, т. е. власти, избранной народом и служащей его интересам. Сущность, содержание, особенности демократической власти должны в наибольшей мере интересовать сравнительную кратологию именно сейчас, с началом III тысячелетия.

Западная практика XX века дает массу примеров сравнительного использования кратологической проблематики и терминологии. Тем более что западные исследователи имели несравнимо более широкие возможности для оригинального, нестандартизированного изложения своих позиций.

Интересным примером сравнительного кратологического исследования являются многочисленные факты рассмотрения того, как осуществляется власть в условиях тоталитаризма. Так, С. Серебряный свидетельствует: "тоталитарный" — слово, возникшее в XX веке и применяемое для характеристики таких политических (государственных) систем, которые стремятся — ради тех или иных целей — к полному (тотальному) контролю над всей жизнью общества в целом и над жизнью каждого человека в отдельности. Слово totalitario впервые было употреблено итальянскими критиками Муссолини в начале 20-х годов, когда в Италии начала складываться однопартийная фашистская система. Но Муссолини сам подхватил это слово и провозгласил своей целью Издание "тоталитарного государства" ("stato totalitario"). Позже в Германии нацистские правоведы также использовали выражение "тоталитарное государство" в положительном смысле. Но за пределами идеологий итальянского фашизма и немецкого национал-социализма слова "тоталитарный" и "тоталитаризм" имели в основном смысл негативный, осудительный. Во время второй мировой войны эти слова были взяты на вооружение антифашистской союзнической пропагандой. Вместе с тем "тоталитарный" и "тоталитаризм" стали и терминами науки. Уже в 20-е годы выявились определенные черты сходства между политическими системами, складывавшимися в Италии и СССР, а в 30-е годы — черты сходства между идеологией и практикой сталинизма и нацизма. Когда во второй половине 40-х годов началась "холодная война", "тоталитаризм" снова стал словом-лозунгом, словом-оружием — на этот раз в идеологической борьбе между Западом и СССР. В послевоенные годы в Западной Европе и США продолжалась и научная разработка понятия "тоталитаризм", хотя наука не могла не испытать на себе влияния "холодной войны". Исследования по "тоталитаризму" представляли собой, как правило, сопоставительный анализ политических систем Германии эпохи нацизма, СССР эпохи сталинизма и в меньшей степени — фашистской Италии. Позже к этому списку стали присоединять Китай эпохи Мао, а иногда и некоторые другие "тоталитарные режимы",

Назовем в связи с этим получившее широкую известность в мире сравнительное жизнеописание Гитлера и Сталина — труд знаменитого английского историка Аллана Буллока. История и современность полны подобных исследований. Само развитие мировой властной практики является своего рода гарантом грядущего потока трудов в этой сфере и рождения новых идей и опыта на поприще власти.

Сегодня, например, стало модным увлечение федеративным устройством государственной власти. Как отмечает В. И. Ефимов, реальных систем государственной власти в условиях федеративного государства ровно столько, сколько субъектов федерации, плюс еще одна власть — федеральная. В Соединенных Штатах кроме федеральной государственной власти существует 50 систем государственной власти штатов, в Мексике — 31 система, в Индии — 25, в Швейцарии — 23, в Бразилии — 21 система государственной власти субъектов федерации и т. д. Пальма первенства, однако, принадлежит, по-видимому, России, которая как федерация объединяет сегодня 89 субъектов.

Согласно Конституции РФ, Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Носителем суверенитета и единственным источником власти в России является ее многонациональный народ. Суверенитет РФ распространяется на всю ее территорию. Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономных областей, автономных округов — равноправных субъектов РФ. Каждая республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Другие субъекты имеют свои уставы и законодательство. Федеративное устройство РФ основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между субъектами федерации.

В рамках сравнительной кратологии отметим, что президентство в структуре власти впервые введено в России в июне 1990 года.

Следует, однако, иметь в виду, что это лишь на первый взгляд глубочайшая и радикальнейшая новация во властной практике в нашей стране. Например, созданное еще в марте 1917 года, вскоре после краха царизма, Юридическое совещание разработало в сентябре — начале октября ряд важных проектов конституционных законов. По одному из них — "Об организации Исполнительной власти при Учредительном собрании" — предполагалось, что это собрание должно избрать в России временного президента республики, который стал бы главой государства и главой правительства. Однако эти и другие проекты создания сильной исполнительной власти оказались не реализованы.

Президентство в целом как явление мировой практики влечет за собой во властной сфере обширную совокупность многих властных институтов и большой круг понятий. Назовем некоторые из них.

Президентская республика — одна из форм государственного устройства в мировой практике с сильной президентской властью и правом президента формировать правительство.

Президентский совет — рабочий орган при президенте, решающий применительно к условиям той или иной страны вопросы выработки рекомендаций и мер по реализации внутренней и внешней политики, обеспечению национальной безопасности и т. д.

Президентское правление — временно вводимое президентом правление в интересах соблюдения прав граждан в тех или иных местностях при объявлении чрезвычайного положения или в других случаях, предусмотренных конституцией, законом. При этом полномочия соответствующих органов государственной власти и управления приостанавливаются.

Следующее часто рассматриваемое в сравнительной кратологии ключевое звено власти — парламент (англ. parliament, нем. Parlament, фр. parlement, от parler — говорить) — общенациональное представительное учреждение государства, осуществляющее законодательные функции. Это выборный высший законодательный орган. В большинстве стран он состоит из двух палат. В Великобритании он называется парламентом, в США — конгрессом, в Швеции — риксдагом и т. д. В Англии в средние века парламент представлял собой сословно-предста-вительное учреждение, возникшее в XIII веке; во Франции до революции XVIII века — высшее судебное учреждение.

Парламентаризм — это система организации и функционирования верховной государственной власти, характеризующейся разделением законодательных и исполнительных функций при привилегированном положении парламента. Парламентаризмом именуют также теорию и практику деятельности парламента. В мировой практике встречается и парламентарная монархия — тип государственного устройства, при котором в стране наряду с монархом (с его формальными функциями главы государства) существует и действует парламент.

Из 183 стран, входивших в ООН в 1993 году, 130 имели пост президента.

Для России важнейшее значение имеет ее парламент — Федеральное Собрание — представительный и законодательный орган Российской Федерации, состоящий из двух палат — Совета Федерации и Государственной Думы — и являющийся постоянно действующим органом.

Следует еще раз отметить, что в мировой практике (и исторической, и современной) названий (и функций) парламентов и их палат обширное множество.

Конвент (от лат. conventus — собрание, сходка) — 1) высший законодательный и исполнительный орган Первой французской республики (1792—1795); 2) в некоторых странах часть названия политических партий, организаций.

Кортесы (исп. cortes) — 1) сословно-представительные собрания в Испании и Португалии (в XII—XIV веках); 2) в Испании (до 1977) — парламент.

Лагтинг (норв. lagting) — верхняя палата норвежского парламента — стортинга (нижняя — одельстинг).

Ландрат (нем. Landrat) — 1) в ФРГ глава местного управления; 2) в некоторых кантонах Швейцарии название законодательного органа; 3) в прошлом в России советник от дворян того или иного уезда при губернаторе.

Меджлис — название парламента или одной из его палат в Иране и Турции.

Сейм (польск. Sejm; англ. seim) — название парламента в некоторых государствах (например, в Польше).

Сенат (англ. senate; от лат. senatu.s; от senex — старший, старец) — 1) в Древнем Риме республиканского периода — верховный орган власти; 2) в России в 1711—1917 годах — правительствующий Сенат, высший государственный орган, подчиненный императору. Учрежден Петром I как высший орган по делам законодательства и государственного управления. С первой половины XIX века — высший судебный орган, который осуществлял надзор за деятельностью государственных учреждений и чиновников. Согласно судебным уставам 1864 года — высшая кассационная инстанция; 3) название верхней палаты парламента в ряде государств (США, Италия и др.); иногда — наименование органа городского управления.

А дальше — рейхстаг и бундестаг, кнессет, коккай (в Японии), палата общин, скупщина, хурал и т. д.

Теперь мы подошли к правительству (англ. Government). Это высший исполнительный и распорядительный орган государственной власти в стране. Правительства (совет министров, кабинет министров и т. д.) также весьма многообразны в разных странах.

Конституция Российской Федерации (статьи 110—117) характеризует место, роль, порядок назначения Правительства РФ, его полномочия и деятельность.

К властной сфере часто относят и партии (от лат. pars, partis — часть, группа). Партия — это политическая организация той или иной части населения, сословия, класса, выражающая и защищающая его интересы и стремящаяся направлять его действия. Партии создаются, как правило, с целью прихода к государственной власти или участия во власти. В связи с этим выделяют партии правящие и оппозиционные. Распространено и наименование "правительственная партия" — партия, члены которой возглавляют правительство или входят в него.

По целям, профаммам, содержанию деятельности, социальной базе различают множество партий. Общее число партий в отдельно взятых странах может составлять десятки. Таким образом, сфера власти, ее структура находятся в числе первопричин многопартийности.

Многопартийность — одновременное существование и деятельность двух или нескольких политических партий в одной стране. На крутых поворотах истории в России существовали многие десятки партий: в 1917 году— более 70, в 1994 году — 56, а ныне — более 100. Как правило, спектр видов их взаимодействия весьма широк — от противоборства или игнорирования друг друга до различных совместных акций.

В этом круге рассуждений нельзя обойти еще одну тему, которая не только в кратологии заслуживает специальных (теоретических, практических, сравнительных, прикладных, функциональных и даже планетарных) исследований. Речь идет о крепнущих, обретающих новые масштабы теневых структурах. Это те самые организации, партии, лица, вновь созданные структуры, которые до поры до времени остаются в тени, предпочитают держаться за кулисами и воплощать в жизнь свои замыслы, не привлекая особого внимания, ожидая своего часа. О широком распространении такой практики говорит и растущее число все более внушительных явлений и обусловленных ими понятий: теневая власть, теневая политика, теневое правительство, теневой кабинет, теневой премьер, теневой министр и т. д. Впору уже и сравнительно-теневую кратологию создавать.

Если рассматривать властную структуру, вертикаль власти в полном объеме, в общем разрезе государства, то, конечно, нельзя ограничиваться вершиной пирамиды власти, которую обычно показывают энциклопедические справочники, посвященные отдельным странам и современному миру в целом. Только к Олимпу вся власть в конечном счете не сводится. Поэтому в столь многоэтажной постройке нельзя обходить вниманием ни один уровень, ни один этаж и даже, так сказать, ни одно межэтажное перекрытие. Здесь раздолье для сравнений и сопоставлений.

В завершение экскурса в этот раздел сравнительной кратологии отметим особое значение ряда ключевых исследовательских моментов.

Прежде всего, это уроки власти как нечто весьма поучительное в деятельности власти, из чего можно и нужно делать беспристрастные, объективные полезные выводы (как позитивного, так и негативного характера) на будущее и для данной, и для других властей.

Далее, это традиции власти. Их составляют подлежащие особому вниманию и сравнению обычаи, установившиеся порядки, унаследованные от прошлого, оберегаемые и хранимые данной властью, изучаемые ею и используемые для поддержания преемственности и стабильности власти.

Нередко обоснованно говорят о самых разнообразных традициях:государственных, общественных, монархических, демократических, политических, национальных, военных, производственных, правовых, культурных, педагогических, вузовских, школьных, семейных, религиозных и даже революционных и т. д. Но если в каждом такого рода случае внимательно подумать, то очень часто за этими традициями вполне отчетливо можно увидеть, уловить и воздействие, и влияние, и интересы конкретных властей того или иного рода.

Обратим внимание и на обычаи власти как общепринятые порядки, традиционно установившиеся правила общественного поведения властей, реализации проводимого ими курса, общения представителей власти с населением и между собой. Конечно же их надо и изучать, и сравнивать, и отшлифовывать, а кое-что и отбраковывать.

Пожалуй, наиболее интересны в сравнительной кратологии, как, впрочем, и в теоретической и практической кратологии, тайны власти, многочисленные, разнообразные и нередко уникальные, неповторимые и особенно впечатляющие в их сопоставлении, сравнении. Ими полна история любых государств, и, видимо, особенно выделяется своими тайнами наша отечественная власть разных веков и эпох.

Не случайно именно повествованиями о власти и ее тайнах выделяются труды российских историков Н. М. Карамзина (1766—1826), В. О. Ключевского (1841—1911), С. М. Соловьева (1820—1879). Вот почему составители сборника "Тайна власти", представляющего впечатляющие отрывки из трудов этих историков и других авторов, обращаются к читателю со следующими словами:

"В чем тайна власти? В чем ее притягательность? Почему ради власти люди жертвуют всем — честью, свободой, добрым именем, детьми, жизнью?

История свидетельствует: каждый, кто рвался к трону, искал своего:один — богатства, другой — почестей, третий — права вершить судьбы людей, четвертый стремился изменить мир... И почти все они вели борьбу за власть — борьбу не на жизнь, а на смерть". В этой борьбе множество тайных, малопонятных, труднообъяснимых страниц. Сказанное относится ко всем видам власти, особенно к власти противозаконной.

Наконец, интересны и многочисленны загадки власти.

Это, во-первых, непонятные, труднообъяснимые, таинственные ощущения, возникающие нередко у граждан (в том числе у ряда ученых и исследователей) от общения со своими властями, органами власти и властвующими лицами.

Во-вторых, это труднопонятные и нелегкие для объяснения ощущения, рождающиеся от общения со своими согражданами, соотечественниками у самих представителей властей всех уровней, возникающие из непонятных "тайн" поведения граждан.

В-третьих, это нелегкое объяснение и поиск ответов в самом человеке, который, как известно из мифологии, был сутью загадки легендарного Сфинкса.

Дело в конце концов даже не в самом правящем режиме, а в человеке — в сложности, неисчерпаемости и противоречивости его натуры:в его стремлении, с одной стороны, к удовольствиям власти, к повелеванию себе подобными, а с другой стороны — в его нежелании подчиняться властям, в трудностях его обуздания, "оцивилизовывания" за счет воспитания, образования и культуры.

И несомненно, что наиболее поучительны и загадочны сами властители. Что же представляют собой властвующие персоны?

Фактически, реально власть приводят в движение, придают ей энергию, делают ее активной, эффективной, деятельной так называемые первые лица — монархи и президенты на самом верху, а порой и фигуры рангом, ступенью пониже на других этажах власти (часто это местные властители и феодалы), способные не очень уж уступать первовластителям по влиянию на сограждан или подданных. А рядом нередко находится очень влиятельное окружение (сановники, элита, "команда", придворные и т. д.). Все эти фигуры и соответствующие им понятия и термины сложились объективно и существуют как факты жизни.

И наука, если она хочет быть честной, объективной, беспристрастной, обходить эти лица не должна. Ее долг — выявлять их роли, понимать их функции, задачи, предназначение, сравнивать и сопоставлять их, классифицировать, предлагать свои оценки, суждения и рекомендации. Вместе с тем она должна быть готовой к тому, что ее выводами и суждениями могут и не захотеть воспользоваться и, более того, могут поставить ученым и науке в вину их оценки.

Первых лиц, ключевых фигур, властвующих персон действительно много. Другое дело, что всех их назвать, перечислить, классифицировать все еще трудно. Но они всегда, во все времена и, пожалуй, особенно в канун XXI века вызывают общий интерес. Не случайно во введении к книге "Монархи Европы" доктор исторических наук С. П. Пожарская пишет: "В последнее время отмечается интерес к судьбам европейских династий, как ныне царствующих, так и покинувших историческую сцену. Это связано, видимо, с желанием по-новому осмыслить прошлое, понять, что двигало историю, какие силы определяли ее развитие. ...Династия — это монархи, связанные между собой общим происхождением, сменяющие друг друга на троне по праву родства и наследования... Сами истоки и эволюцию европейской цивилизации трудно постичь без учета той роли, которую сыграли монархии в ее истории".

Для нынешних поколений россиян постижение отечественной и мировой истории с учетом подлинной роли династий, монархов, императоров, царей, генсеков, а теперь и президентов — дело в общем новое, а главное, необъятное. Можно лишь упомянуть, что общее число существующих в кратологической лексике названий, относящихся к первым лицам и более или менее используемых и в научных трактатах на русском языке, и в обыденной речи, — свыше 150. И это не считая тех, что уже ушли в прошлое как устаревшие и даже в словарь В. Даля не всегда включались, а также тех, что принято относить к так называемой табуированной (непечатной) лексике. Кроме того, здесь по соседству массивы понятий, особенно из восточных языков, которые к одним лишь микадо или шах-ин-шах не сводятся. А еще есть и обилие титулов из сферы многочисленных африканских родоплеменных наименований.

Действительно, велик и многообразен мир властителей, находящихся на вершине власти со всей непредсказуемостью своих мыслей, решений, действий. Историк Н. Я. Эйдельман отмечал: "История владеет пестрым и жутким набором самовластных деспотов: Хеопс, Навуходоносор, Калигула, Нерон, Цинь Ши-Хуанди, Тимур. По основным "параметрам" они были сходны с тысячами других самодержцев и выделялись из их среды, оставались печальной памятью иногда ввиду особого зверства, но чаще из-за какой-то странной, особенной черты, сохраненной сагами, преданиями. Таков был, например, египетский тиран Хаким из династии Фатимидов (996— 1021), перевернувший жизнь страны, приказавший женщинам никогда не выходить на улицу, днем всем подданным спать, ночью — бодрствовать; и так в течение четверти века, пока имярек не сел на осла, не объявил правоверным, что они не достойны такого правителя, и уехал, исчез (после чего попал в святые, от которого ведет свое начало известная мусульманская секта друзов)".

Разумеется, во все времена во всех странах трудно было подданному или гражданину остаться вне поля зрения властей, действий властителей и их окружения. Правда, не до каждого доходила рука правителя, не каждого миловала или щадила, карала или казнила. Но уж если судьба простого или не всегда простого человека оказывалась на пути, перед очами повелителя, след оставался на века. Примеров этому множество. Сошлемся лишь на А. С. Пушкина. В стихотворении "Моя родословная" (1830) он писал:

Упрямства дух нам всем подгадил:
В родню свою неукротим,
С Петром мой пращур не поладил
И был за то повешен им.
Его пример будь нам наукой:
Не любит споров властелин.

Итак, что же являют собой правители, властители, вожди, лидеры в мире человеческой жизни, во властной деятельности? Где здесь область интересов сравнительной кратологии? Это — анализ нескончаемого перечня и череды властителей, проникновение в суть их замыслов и дел, их сопоставление, а также оценка и сравнение результатов и последствий их правления.

Для нас интересна судьба собственной страны с ее многочисленными властителями, императорами и вождями.

Выделим лишь Дом Романовых. Это — царствовавшая в России в течение 300 лет (1613—1917) династия Романовых, включавшая не только всех царей и императоров, но и широкий круг их родственников. Наиболее обстоятельным и высококвалифицированным современным изданием в этой области можно считать книгу "Дом Романовых" (авторы-составители П. X. Гребельский и А. Б. Мирвис; оформление А. В. Малафеева; фотограф Н. И. Сюльгин. Спб., 1992).

В книге помещены в хронологическом порядке материалы по истории Дома Романовых, начиная с боярина Андрея Ивановича Кобылы (1347) и до наших дней, и родственных им домов, как происходящих от общего предка, так и породнившихся с ними посредством браков (Английского, Датского, Шведского и др.). Приведены сведения о жизни и деятельности всех царей и императоров из Дома Романовых (18 человек) и членов их семьи: жен, детей, внуков, правнуков, а также сведения по истории родственных им дворянских фамилий с биографическими данными наиболее выдающихся представителей этих фамилий.

Властителей, правителей всегда во все времена было множество на нашей планете. На страницах истории осталось огромнейшее число имен и фамилий, хотя попасть в ее анналы и войти в сознание потомков всегда было трудно, особенно когда книгопечатание еще только на ноги становилось, а компьютерных банков информации даже и в фантазиях не было. Конечно, сейчас стало получше. Теперь о сколько-нибудь заметной персоне кто-то рано или поздно напишет и расскажет, с теми или иными предшественниками и современниками персону эту сравнит.

На Западе такого рода практика существует давно. Достаточно назвать издания типа "Who's who" — "Кто есть кто". Стараясь не уступать дальнему зарубежью, и у нас в стране недавно заговорили на эту тему.

Как бы там ни было, вершина пирамиды власти обретает свой неповторимо индивидуальный облик. Это позволяет составлять вполне сопоставимую предметную картину деятельности власти в лице ее ключевых фигур, определяющих направление властного процесса и судьбы власти.

Мы уже упоминали об обилии властных персон с огромным перечнем их титулов и наименований. Поскольку весь такой перечень сформулировать практически невозможно, а его типология затруднена и поныне, ограничимся у истоков современной сравнительной кратологии перечислением лишь некоторых титулов и образных названий влиятельных фигур. Полная же их систематизация должна стать дальнейшим шагом в развитии кратологии.

Автократ (от греч. autocrates — самовластный) — самовластитель, самодержец, неограниченный единоличный правитель с необъятной . верховной властью (буквально, как говорил А. С. Пушкин, "самовластительный злодей").

Бей, бек (в тюркских языках — властитель, господин) — титул родоплеменной и феодальной знати в странах Ближнего и Среднего Востока.

Венценосец — государь, монарх, носитель венца, драгоценного головного убора, короны как символа власти монарха.

Вождь — от глагола водить (предводительствовать, управлять), отсюда и вожак, и вожатый, и вождь: 1) общепризнанный идейный, политический руководитель; 2) в старину: военачальник, предводитель. В. И. Даль писал даже о "вожде начальнике" как старшем вожде. Ныне понятие "вождь" иногда употребляется в негативном, осуждающем смысле для характеристики жесткого или обанкротившегося правителя. Такая практика ведет начало со времен разоблачения культа личности Сталина.

Генсек, или персек (генеральный, или первый секретарь), или председатель, или сопредседатель партии особенно влиятелен, если сама партия является правящей, а в стране она единственная.

Государь— 1) в Древней Руси и царской России наименование князя-правителя, царя; 2) в дореволюционной практике — любой светский владыка, верховный глава страны, владетельная особа: император, царь, король, владетельный герцог или князь. Государями называли всех членов царской семьи.

Градоначальник — в России XIX века: начальник с правами губернатора, управлявший градоначальством — городом, который был наряду с губернией особой административной единицей (по В. Далю, градо-блюститель, градодержатель, градодержец, градоуправитель, градоправитель, градоначальник, градохранитель, градооберегатель и т. д.);общее название начальника или старшего по званию чиновника в городе; комендант крепости; полицеймейстер или городничий в городе. Звание градоначальника присваивалось правителю такого города, который почему-либо не был подчинен губернатору (например, Санкт-Петербург).

Диктатор (лат. dictator) — 1) правитель, пользующийся неограниченной властью; 2) лицо, ведущее себя по отношению к другим властно, нетерпимо.

Император (от лат. imperator — повелитель, полководец) — титул некоторых монархов, а также лицо, носящее этот титул. Первоначально в Древнем (республиканском) Риме — почетный титул полководцев, со времен Августа (с 27 г. до н. э.) — титул главы государства.

Король — один из титулов монарха, а также лицо, носящее этот титул.

Махараджа (санскр., буквально—великий правитель)—титул князя в Индии, высший правитель, которому, в свою очередь, подчинено несколько других правителей.

Микадо (яп., буквально — величественные врата)—титул императора Японии.

Монарх (греч. monarchos, от monos — один и archos — правитель) — единоличный правитель, лицо, стоящее во главе монархии (король, царь, император). Как правило, монарх получает власть в порядке наследования.

Правитель (англ. ruler) — лицо, которое правит страной, государством.

Председатель (англ. chairman, president) — выборный руководитель организации; глава коллективного органа, учреждения, даже страны.

Президент — выборный глава государства.

Премьер-министр — председатель кабинета (совета) министров, глава правительства.

Соправитель — один из двух, трех и т. д. одновременно властвующих правителей, которые, по условиям договора между ними, делят власть между собой. Так, римский император в 284—306 годах Диоклетиан назначил себе трех соправителей, разделив империю на 4 части. Практика соправительства возникает вынужденно как результат компромисса в борьбе за власть, носит, как правило, временный характер и на деле не оправдывает себя.

Спикер (англ. the Speaker, speaker) — 1) председатель палаты общин в Великобритании; 2) председатель палаты в парламентах ряда государств (США, Канаде, Индии, Японии и др.); 3) выступающий, диктор, ведущий (программы).

Суверен (фр. souverain, англ. sovereign) — носитель верховной власти.

Султан — титул монарха в некоторых мусульманских странах, а также лицо, носящее этот титул.

Царь (англ. tsar, tzar, king, ruler) — в России в 1547—1721 годах официальный титул главы государства. Введен при Иване IV Грозном. При Петре I заменен титулом император, но существовал неофициально до 1917 года.

Цезарь (лат. caesar) — в Древнем Риме титул императора. | Здесь стоит вспомнить о том, какое обилие названий рождено правителями, особенно монархического рода: герцогство, графство, империя, княжество, королевство, султанат, халифат, ханство, царство и т. д.

Вместе с тем отметим, что множество первовластителей и первых лиц (лиц собственно церковного сана мы здесь не упоминаем) не нашли отражение в этом списке. Вот лишь некоторые из хорошо известных:адмирал, генерал, генералиссимус, гетман, глава, главнокомандующий, голова, диарх, директор, дуумвир, дож, дофин, дуайен, дуче, кайзер, канцлер, командир, командор, лидер, маршал, начальник, патрон, полководец, порфироносец, префект, проконсул, раджа, ректор, руководитель, самодержец, старейшина, староста, столоначальник, тиран, трибун, триумвир, триумфатор, управляющий, фараон, фельдмаршал, фюрер, халиф, хан, шах, шеф, да и хозяин в конце концов.

Исторический опыт, практика сравнений показывают, что путь к власти пролегает через:

  • нелегкое восхождение к власти — процесс поднятия, передвижения по ступенькам власти или же сам результат прихода в, ту или иную структуру власти, в орган власти, на властную должность;
  • традиционное пышное воцарение — возведение на царство, облечение царским саном;
  • восшествие на престол — процедура и факт вступления во власть, обретения высшей (царской, королевской и т. п.) власти;
  • вхождение во власть — момент, процедура, процесс вступления во властную должность, начала исполнения властных обязанностей, освоения круга полномочий, привыкания к властной роли, структуре, сфере;
  • дебют во властных структурах — первое (пробное) выступление на властном поприще, начало пути (иногда и конец);
  • демократическое избрание.

Затем начинается фаза пребывания у власти — нахождение у руля государства или его органов, позволяющее влиять на ход процессов жизни и контролировать их.

Властитель обретает бразды правления (бразды власти) — власть начальственную, управление (от "бразды" — удила конские, коленчатый прут, которым посредством узды взнуздывают лошадей). Он принимает на себя бремя власти (от "беремя") — тяжесть, тяжелую ношу, выпадающую на долю властителей. Он достигает вершины карьеры — высшей ступени карьеры определенного ряда лиц. Предельно возможная вершина — глава государства. Наконец, он осваивает вершину власти — верхнюю часть органов власти и управления. В ее фокусе — должность единоличного главы государства.

Рядом, по соседству находятся — в разных странах и в разных условиях разные — желанные и влиятельные:

  • верхи — высшие руководящие круги общества, государства;
  • верхний эшелон — образно осмысленная характеристика высшего круга руководителей, представителей и носителей власти;
  • высший свет — круг лиц, принадлежащих к привилегированным слоям общества.

Существенны и коридоры власти — в переносном смысле слова высшие слои руководства; места и центры, где прорабатываются и предрешаются ключевые вопросы, где можно деликатно, тонко и желательно умно вмешаться, повлиять на выработку решений, действий, мер.

Как ни хороша власть, какого обилия титулов она ни таит, как ни радуются ей и диктаторы, и демократы, она сама по себе несет и тяготы, и трудности, и все чаще очень серьезный риск, вплоть до покушений на жизнь и убийств. Эти драматические и трагедийные страницы, сколь они ни ужасны, сравнительная кратология не имеет права замалчивать. Другое дело, что заниматься здесь сравнениями порой неэтично.

Власть практически всегда манит к себе людей. Но она и требует от них особых качеств, а также очень внимательного отношения к ближайшему окружению, к своей охране и все чаще — умения уйти от власти спокойно, при жизни и сохранив лицо.

К бывшим властителям добавляют приставку "экс".

Экс — первая часть сложных слов, обозначающих звание, должность бывших властителей (например, экс-губернатор, экс-король, экс-министр, экс-правитель, экс-президент, экс-вице-президент, экс-премьер и т. п.).

Важнейшую роль в судьбах правителей, в их деятельности, в жизни их народов и государств играет ближайшее окружение первых лиц. Несмотря на обилие титулов и званий, главными качествами этого слоя людей являются их функции — оказание помощи, дача советов, обеспечение охраны и всевозможных услуг. Из этих рядов нередко вырастают и очередные правители, особенно из демократических замов и вице-правителей.

К властителям всегда ближе всех стояли (хотя и могли оказываться их врагами) соправители, сопредседатели, соучредители, сооснователи. В этом кругу прорастали всходы не только сотрудничества, сообщничества, но и острого соперничества. Затем шли наследники, кандидаты в Преемники, заместители и вице-деятели.

Вице — это приставка, заимствованная из латинского языка и применяемая в начале слов для обозначения заместителя или помощника крупного должностного лица, представителя власти (например, вице-президент, вице-премьер, вице-министр, вице-король, вице-губернатор,вице-мэр, вице-консул, вице-адмирал и т. д.). В различных странах нередко законодательным путем устанавливается круг обязанностей, полномочий и прав лиц такого рода и уровня.

Обычно в непосредственной близости к первому лицу существует круг приближенных, доверенных, помогающих ему лиц. Среди них помощник, порученец, секретарь, спичрайтер и т. д. К этому же кругу относятся штатные и нештатные советники, консультанты, эксперты, наставники и т. д.

В окружении властителя существуют наделяемые определенными правами и ответственностью различные советы (государственные, тайные и пр.), совещания, комиссии, администрации, секретариаты, пресс-службы и т. д.

Наконец, к стоящим близко к правящему лицу относится и круг лиц, обслуживающих запросы его родных и приближенных — их уют, отдых, развлечения, охрану их собственности, движимого и недвижимого имущества.

Мы ведем повествование из области сравнительной кратологии о властвующих лицах в самом общем плане, не затрагивая массы любопытных и поучительных деталей и подробностей их государственной и личной жизни, их облика и т. д. И все же обратимся для разнообразия к паре любопытных сюжетов.

Особое место везде всегда занимала тема — женщины и власть, точнее, женщины, власть и любовь.

Как свидетельствует Ги Бретон, один из биографов Наполеона, император Бонапарт "обожал женщин. Он был помешан на них. Чтобы встретиться с ними, он оставлял свои дела, планы сражений, своих солдат, своих маршалов. Чтобы завлечь их, он тратил миллиарды из казны, чтобы обольстить их, он писал им тысячи любовных писем. Чтобы насладиться их любовью, он посвящал им столько дней и ночей, что было непонятно, как он находил время, чтобы управлять империей и вести войны. Известно, что у него одного было больше любовниц, чем у Людовика XV, Франциска I и Генриха IV, вместе взятых. Общество женщин было ему настолько необходимо, что невозможно понять его как личность, если отказаться увидеть его резвящимся в постели".

А теперь иной сюжет. Бывший президент Французской Республики Валери Жискар д'Эстен откровенно повествовал о тех сторонах властительства, о которых редко свидетельствуют власть имущие и без которых картина властей была бы неполной. В книге "Власть и жизнь" в главе "Удар, который власть наносит жизни" он писал: "Находясь на посту президента Республики, внешне я стал меняться в дурную сторону. Этот процесс, конечно, начался несколько раньше, но он неуклонно продолжался. Я никогда не был доволен своей внешностью: слишком высокий рост, препятствующий естественной походке; слишком широкий таз, начинающийся сразу от пояса, и в юношеском возрасте, как об этом свидетельствуют фотографии того времени, я пытался слащавой гримасой смягчить впечатление от этого. Я начал лысеть очень рано. Впервые я это заметил в ванной комнате в одном небольшом городке, на немецких водах, при свете плафона. Свет падал отвесно, и я увидел в зеркале свою шевелюру, отдельно каждую ее прядь, а также просвечивающую под ними кожу. Я испытал нечто вроде ужаса". И далее: "Президентство прежде всего сказалось на моей нервной системе. Я настолько невежествен в том, что касается функционирования моего организма (мои познания — на уровне выпускника средней школы!), что понятия не имею, как характеризовать уровень напряжения, раздражительности или же слабости нервной системы. Все пережитое мною, все удары, которые приходится сносить, не проходят даром; моя нервная система постоянно изнашивается. Любой агрессивный выпад вызывает целый поток обратных реакций, которые с каждым разом становятся все более острыми и все меньше поддаются контролю. Последствия этого особенно ощущаются в отношениях с окружающими, а когда речь идет о тех, кто стоит у власти, — в отношениях с сотрудниками... Я постоянно контролирую свое настроение, стараясь избежать его перепадов, поддерживать естественную, гармоничную атмосферу в отношениях между людьми. Долгое время такой контроль давался мне легко, не требовал особых усилий. Но, став президентом, я почувствовал, что это доставляет мне все больше хлопот. Раздражительность, о которой до этого времени я не имел представления, постепенно накапливалась во мне. Сдерживать себя становилось все сложнее, и это было лишь дополнительным источником нервного напряжения. Вот объяснение моей привязанности к тишине, простору, надежным друзьям, африканским животным, к этому лишенному раздражительности миру, где можно без опаски дать волю чувству, где человеку ничто не мешает отдаться мирному течению жизни".

Таковы некоторые сравнительные подробности жизни и судеб властителей в одной и той же стране, но в разные эпохи и на разных "должностях". У одного — пост неограниченного императора, у другого—демократического президента.

В целом сравнительная кратология — наука серьезная. Она побуждает из сферы эпизодов и деталей жизни лиц, состоящих при власти, возвращаться в сферу самой власти, к сравнению ее элементов, сопоставлению властей и их судеб, а также судеб самих лиц, стоящих у власти.

Здесь теперь весьма поучительной становится российская практика, особенно когда с начала 90-х годов социологи, историки, журналисты, писатели открыли для себя неисчерпаемую тему — жизнь отечественной власти и власть имущих в нашем Отечестве.

Эта тема, фактически являвшаяся запретной во времена правления КПСС, стала одной из наиболее популярных в печати и на телевидении. Особенно активно ею стали заниматься такие газеты, как "Независимая газета", "Российская газета", "Известия", "Комсомольская правда", "Московский комсомолец" и другие, перешедшие к практике периодических социологических опросов на темы власти и определения рейтингов популярности властных лиц. Определение и учет такого рода рейтингов — широко распространенная практика в современном обществе. Это и фиксация реального влияния человека на дела общества, и признание его активного стремления выделиться среди других, занять заметное, подобающее место в жизни. Это и своего рода пример для других лиц, прежде всего для молодежи, пример того, что при хорошем образовании, жизненной хватке, предприимчивости, энергии, хорошем здоровье можно прожить жизнь благополучно, обеспеченно, уверенно. Оговоримся, что такое поведение не лишено риска и требует в целом спокойной, безопасной жизни. Способствовать ее формированию и поддержанию — важнейшее призвание властей, государства, права. Естественно и закономерно, что сравнительная кратология в своих практических выводах обращает внимание именно на эту сторону действительности. '

Человек — существо, одаренное разумом. Ему доступно искусство осмысленно, свободно, справедливо и счастливо устраивать свою жизнь. Этому призваны служить в первую очередь базовые отрасли науки о власти — теоретическая, практическая и сравнительная кратологии.

Поскольку сейчас речь идет прежде всего о сравнениях, рассмотрим пример из мира живого, в котором царит (а не регулируется разумом) инстинкт власти.

Приведем любопытные рассуждения такого вдумчивого исследователя, как А. М. Зимичев. Он не случайно отмечает, что в отличие от стадных животных, где, например, вожак-баран всегда бежит впереди стада, у более организованных животных существует своеобразная иерархия.

Во главе стада гамадрилов стоит вожак, у которого есть несколько приближенных (обычно не больше трех), есть и приближенные приближенных и т. д. Если "простая" обезьяна (не входящая в число приближенных) подойдет напрямую к вожаку, минуя своего "непосредственного начальника", то она тут же получит от вожака пинок (а потом еще и пинок от своего начальника). Иерархическую структуру нельзя нарушать. Если какой-то гамадрил претендует на более высокое положение, то он должен доказать, что он сильнее, чем его соперник. Каждое место в иерархии — это результат жесткой борьбы.

На роль вожака претендует не один гамадрил, а минимум два. Вожаком становится только один. Неудачник, который мог бы занять в стаде второе место, не идет в подчинение к своему сопернику. Он прекращает всякую борьбу и живет где-то на окраине территории, занимаемой стадом; при этом он слабеет настолько, что самая слабая обезьяна в стаде может его побить, за шесть месяцев лысеет и погибает. (В редких случаях возможен и другой исход: неудачник может сохранить власть над частью стада, увести эту часть с собой и стать вожаком в этом меньшем стаде.)

Не происходит ли то же самое у людей? Оказывается, происходит. Причина этого — ярко выраженное стремление человека быть первым, лидером, возвыситься над окружающими, которое тоже имеет иерархическую природу. Обратим внимание, что А. М. Зимичев прямо фиксирует существование иерархии и стремление к лидерству и у человека, и в животном мире.

Конечно, власть — доля и ноша тяжкие, лишь со стороны кажущиеся сладкими и желанными. Но человеку разумному, человечному обществу власть была, есть и будет необходима для нормальной организации совместной жизни людей. С ней надо уметь обращаться. С ней надо уметь ладить. Ее надо знать, понимать, уважать, беречь и совершенствовать.

А самой власти и властителям надлежит быть разумными, цивилизованными, компетентными, демократичными, гуманными, правоспособными, ответственными, активными, авторитетными, признаваемыми, уважаемыми и желанными. Ведь в конце концов не люди и общество должны существовать ради власти, а власть — во имя общества, ему на пользу и процветание. Власть призвана действовать ради людей, ради их уникальной жизни, ради их благополучия, прав и равноправия, свободы и счастливой судьбы.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com