Перечень учебников

Учебники онлайн

2. Концепции переходного периода

Каждая страна уникальна и своеобразна. Тем не менее, в теории и на практике проведения рыночных реформ можно выделить две концепции, выражающие противоположные подходы к проведению реформ. Одна из них называется «градуализм» (в буквальном переводе с английского – «постепенный»), а вторая получила название «шоковой терапии». Это выражение заимствовано из медицины и не является строгим научным термином для обозначения экономических процессов. Однако оно удачно описывает характерные особенности радикальных рыночных преобразований и поэтому широко употребляется в экономической литературе.

2.1. Концепция градуализма

Она предполагает проведение реформ медленно и последовательно, шаг за шагом. Но не только это отличает данную концепцию. Двигателем рыночных преобразований эта теория считает государство. Именно оно, руководствуясь долгосрочной стратегической программой реформ, должно заменять командную экономику рыночной. Градуалистский подход предполагает смягчение экономических и социальных последствий реформ, стремится избежать резкого снижения жизненного уровня населения. Это переход не революционного, а эволюционного характера. Его основные черты:

- рыночные отношения начинаются с насыщения потребительского рынка товарами и услугами путем развития частного сектора производства и сбыта;

- только после достижения равновесия на потребительском рынке проводится медленная либерализация цен. При этом сохраняется государственный контроль над ценами в монополизированных отраслях;

- проводится жесткая финансовая политика с целью недопущения высокой инфляции.

Практика показала, что эволюционный путь целесообразно применять в тех странах, где:

- имеется довольно развитые сельское хозяйство и кустарное производство, в которых заняты поколения работников, сохранивших навыки частного предпринимательства. Это дает возможность быстро увеличивать предложение на рынке.

- сравнительно невысокий удельный вес тяжелой промышленности и особенно ВПК;

- стабильна финансовая система;

- среди политической и хозяйственной элиты преобладают люди, заинтересованные в проведении реформ.

К преимуществам градуализма по сравнению с «шоковой терапией» можно отнести то, что он снижает риск возникновения тупиковой ситуации вследствие неудачного проведения реформ. Если на каком-либо этапе реформа не принесет успеха, можно вернуться на предыдущий этап, закрепиться и затем попробовать снова. Градуализм также снижает возможность чрезмерного обострения социально-экономической ситуации в стране как реакции общества на перемены во всех сферах жизни.

Основной недостаток градуализма по сравнению с «шоковой терапией» состоит в том, что он предполагает наличие большого запаса прочности в экономике и обществе, который позволил бы им функционировать на протяжении длительного периода времени перемен.

Примерами успешной реализации градуалистского подхода являются Венгрия и Китай.

В Венгрии рыночные преобразования начались в конце 60-х годов прошлого века. Тогда они не предполагали смены политического строя. В течение 20 лет, вплоть до конца 80-х годов венгерское руководство постепенно расширяло поле для свободного ценообразования и частного предпринимательства. Коммерческие условия деятельности шаг за шагом вводились и в государственном секторе. В течение последующих десяти лет преобразования были ускорены путем платной приватизации и создания сильного банковского сектора. В последние годы в Венгрии успешно проводятся программы реформирования предприятий и привлечения иностранного капитала.

Однако следует отметить, что медленные реформы обусловили длительный период застоя в венгерской экономике. Так, экономический рост здесь прекратился еще в 1986г. и возобновился только почти десять лет спустя – в середине 1990-х годов. Венгерское государство несет высокие социальные расходы, которые часто превышают финансовые возможности бюджета. Поэтому Янош Корнаи назвал Венгрию «преждевременно родившимся государством всеобщего благоденствия». Бремя высоких социальных расходов провоцирует инфляцию и заставляет венгерское правительство периодически принимать программы жесткой экономии.

Удачным считается градуалистский опыт Китая. Действительно, с начала 1980-х годов Китаю удается поддерживать высокие темпы развития и одновременно проводить экономические реформы. Благодаря быстрому росту экономики- до 10% в год – Китай вошел в десятку ведущих государств мира и в ближайшие годы догонит передовые страны Запада. Принцип китайских реформ можно охарактеризовать словом «прагматизм». Китайское руководство не препятствует рыночным отношениям там, где это возможно, и сохраняет государственный контроль там, где считает это необходимым.

Рыночными стали и сельское хозяйство, где даже в годы Мао Цзе Дуна сохранялось частное землевладение, и мелкая и средняя городская промышленность.

Основная стратегия Китая при переходе от планового хозяйства к рыночной системе заключается в постепенной децентрализации принятия решений, включая либерализацию экономики. В Китае понятие «рыночная экономика» не противопоставляют государственному регулированию как таковому; это понятие считают несовместимым с командно-распределительным механизмом, обслуживавшим отношения между экономическими агентами в социалистических странах.

Ведущим признаком китайского градуализма в российской и зарубежной литературе считается отказ от одномоментной либерализации цен и быстрой приватизации государственного сектора экономики. В самом же Китае сущностью градуализма считают так называемую «двухколейность».

«Двухколейный» подход означает строительство рыночной колеи параллельно плановой. Это касается всех сфер и секторов экономики: структурной реформы, снятия контроля над ценами, рыночной реформы предприятий, регионального развития, фискальных отношений между Центром и местными органами самоуправления. «Освобождение» цен при этом подходе осуществляется путем:

- открытия свободного рынка без изменения при этом объема государственных поставок по более низким плановым ценам;

- постепенного изменения плановых цен с целью выхода на уровень рыночных цен. На поставки, планируемые по плановым ценам, обычно устанавливается квота, если их объем со временем снижается. Такой подход введен в конце 1978г. при быстрой и всеобщей либерализации сельскохозяйственного сектора, в то время как промышленный сектор продолжал существовать в условиях традиционного планового управления.

Реформирование китайской экономики шло по пути, который прежде использовали Япония, Тайвань, Южная Корея для перехода от потрясенной войной или неразвитой экономики к рыночной. Этот путь предполагает:

- создание государством основных институтов, включающих права собственности, юридическую систему, надежную валюту, коммерческие и инвестиционные банки, правила коммерческой деятельности, бухгалтерию, страхование, финансы и рекламу;

- создание конкурирующих городских и сельских предприятий;

- правительство, которое обладает активностью и стабильностью на вех уровнях – национальном, областном, городском, районном и сельском. Сильное и активное правительство должно играть главную роль в осуществлении переходных мероприятий путем оказания помощи в создании институтов рыночной экономики. Речь идет, прежде всего, о правилах, законах, рамках экономической деятельности хозяйствующих субъектов, включая систему социальной безопасности. В качестве особых мер правительство может проводить активную экспансионистскую политику, охватывающую: погашение задолженности по заработной плате и пенсиям; инвестиции в инфраструктуру; реструктуризацию государственных и приватизированных предприятий и т.д.

Вопреки ожиданиям рыночные реформы в Китае оказались чрезвычайно успешными. Так, главным мерилом экономического успеха являются темпы роста: Китай переживает бум со среднегодовыми темпами роста около 10%, начиная с 1985г. Самый большой в мире устойчивый прирост ВВП в одной из крупнейших стран – это хороший показатель. А текущие темпы роста промышленной продукции – 13%, что быстро превращает Китай в ведущую индустриальную страну мира.

Другим показателем экономического успеха является уровень инфляции. В последние четыре года годовые темпы инфляции в Китае находились на уровне 6%.

Третьим мерилом являются инвестиции. Темпы прироста инвестиций в Китае огромны. Инвестиции идут за счет использования, как внутренних крупномасштабных направлений, так и массового притока капитала со всего мира. Это характерная черта китайского градуализма и китайской модели модернизации экономики, носящей название «политики открытости». Использование Китаем многообразных форм территориальной внешнеэкономической открытости позволило привлечь в народное хозяйство страны за 1979-2000гг. примерно 250 млрд. долларов прямых иностранных инвестиций. Речь идет о специальных экономических зонах. Их появление и развитие позволило Китаю накопить опыт привлечения капиталов из-за рубежа и опыт собственно экономических реформ, таких как реформа системы цен и заработной платы в 80-е годы, создание фондового рынка, реформа системы социального страхования и пенсионного обеспечения в 90-е годы.

В целом весьма успешное функционирование специальных экономических зон сыграло важную роль в популяризации в Китае идеи рыночных преобразований, в налаживании взаимодействия экономики Китая с мировым хозяйством.

Четвертым показателем экономического успеха является реальная заработная плата и уровень жизни, которые возрастают в Китае, создавая не существовавший в Китае средний класс и расширяя внутренний рынок.

Вместе с тем подавляющее число ученых-экономистов в Китае не абсолютизируют и не идеализируют принципы градуализма и тем более не считают его универсальным рецептом, применимым в любой ситуации. Открыто признается, что градуализму на практике присущи серьезные недостатки: был упущен ряд возможностей для более эффективного проведения реформ; длительное сосуществование старых и новых институциональных структур в рамках «двухколейной экономики» неизбежно усиливало инфляционное давление на экономику, подхлестывало распространение незаконных способов обогащения и общее усиление неравенства в распределении доходов; большие региональные различия; коррупцию; неэффективность государственных предприятий и т.п. И, тем не менее, плюсы постепенности преобразований все же перекрыли ее минусы и побочные издержки.

2.2. Концепция «шоковой терапии»

Шок – это удар, толчок. Выбор шокового варианта является обычно вынужденным. Он связан с необходимостью преодоления крайне тяжелого финансового положения, доставшегося в наследство от командно-административной системы, а также острого товарного дефицита, вызванного накопившимися структурными диспропорциями. Концепция «шоковой терапии» позволяет провести изменения хотя и болезненно, но быстро. Быстрое достижение той стадии реформ, когда изменения необратимы, - преимущество этой теории по сравнению с градуализмом.

Эта концепция основана на идеях монетаризма, современного варианта либеральной рыночной теории. Монетаризм часто называют Чикагской школой, потому что эта теория в основном разработана в Чикаго американским ученым, лауреатом Нобелевской премии Милтоном Фридменом и его последователями.

Монетаризм исходит из того, что рынок - это самая эффективная форма экономической деятельности. Он способен к самоорганизации. Поэтому монетаристы утверждают, что преобразования переходного периода должны происходить с минимальным участием государства. Главная задача государства – поддержание устойчивой финансовой системы, поскольку без стабильной денежной единицы рынок существовать не может. Поэтому борьба с инфляцией – стержень монетаристской доктрины. Основным инструментом антиинфляционной политики монетаристы считают одномоментную либерализацию цен и резкое сокращение государственных расходов.

Именно этот чрезвычайно болезненный для экономики акт и называют «шоковой терапией». Сторонники монетаризма считают, что он обеспечивает быстрое восстановление равновесия в финансовой системе, укрепление денежной единицы, формирование частного каптала и на этой основе – переход к экономическому росту.

Финансовая политика правительства в период «шоковой терапии» должна обеспечивать так называемые жесткие бюджетные ограничения. Это означает, что предприятия могут тратить только то, что зарабатывают сами. Что касается огромных тягот для населения от резкого удорожания жизни, то монетаристы считают, что период высоких цен лучше пройти быстро, чем растягивать финансовую стабилизацию на долгие годы.

Доктрина «шоковой терапии» была впервые разработана для практического применения американским ученым Джеффри Саксом и успешно опробована в середине 80-х годов в латиноамериканских странах, переживавших чудовищную инфляцию и развал экономики. Поэтому и в странах с переходной экономикой, парализованных огромной инфляцией и распадом государственной власти, «шоковая терапия» была принята в качестве экономического курса на ранних этапах преобразований.

В наиболее последовательном виде доктрина «шоковой терапии» реализована в Польше в 1990-1991гг. первым некоммунистическом правительством под руководством премьер-министра Лешека Бальцеровича. Основными элементами этого курса были: либерализация цен и валютного курса, замораживание заработной платы, повышение ставки банковского процента, сокращение государственного финансирования промышленности и социальной сферы, либерализация внешнеэкономической деятельности. Правительству Бальцеровича удалось решить основную задачу – подавить инфляцию.

Если в 1990г. цены выросли на 250%, то в 1991г. – только на 60%, а в последующие годы инфляция опустилась до 20-30% в год. Укрепление денежной системы в сочетании с быстрым ростом частного сектора и притоком иностранных инвестиций позволило Польше всего через три-четыре года после начала «шоковой терапии» войти в стадию экономического роста.

Недолгая история переходной экономики показывает, что почти все постсоциалистические страны в той или иной степени руководствовались доктриной «шоковой терапии». В некоторых странах, например, в Польше, Чехии и Эстонии, этот опыт был вполне успешным.

В России «шоковая терапия» смягчилась тем, что правительство не ограничивало заработную плату, и это привело к возникновению классической инфляционной спирали «цены – заработная плата». Кроме того, уже с весны 1992г. государство увеличило эмиссию денег и расширило кредитование народного хозяйства. Все это растянуло финансовую стабилизацию в России на четыре года. Если в 1992г. инфляция составляла 2500%, то в 1996г. она опустилась до 22%. Такой длительный период стабилизации позволяет утверждать, что полномасштабной «шоковой терапии» в России не было.

Борьба с инфляцией растянулась на несколько лет и в других странах с переходной экономикой, например, в Армении и на Украине. Следует подчеркнуть, что и в этих странах правительство было вынуждено в конце концов прибегнуть к жестким мерам антиинфляционного регулирования, так как быстрый рост цен на протяжении нескольких лет не оставлял народному хозяйству шансов на стабилизацию и оживление.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com