Перечень учебников

Учебники онлайн

6. Сколько времени осталось до катастрофы?

Если Вам когда-нибудь приходилось общаться с финансовыми аналитиками крупных компаний, знакомиться с прогнозами развития экономики, банковской системы или фондового рынка, то наверняка Вам доводилось услышать и увидеть много занимательного. Вам рассказывали о валовом внутреннем продукте и его региональной структуре, многочисленных фондовых индексах, курсах валют, учетных ставках, фьючерсах и опционах, курсах ценных бумаг, показывали графики и диаграммы объемов продаж и т.д. и т.п.

Многое из того, что сказано, было правильным, другое требовало уточнений, третье оказалось элементарной дезинформацией. Обычно стороннему наблюдателю все эти данные со специфичной терминологией и их интерпретация представляются сложными, запутанными и неоднозначными.

А между тем, если рассматривать мировую экономическую систему в целом, то многие важные и трудно определяемые факторы оказываются для нее внутренними, и могут быть исключены из дальнейшего анализа. Тогда оказывается, что, если пытаться увидеть за деревьями лес, то основы современной мировой экономической системы достаточно просты по форме и циничны по содержанию.

В настоящее время базу мировой экономики составляет американский доллар. Он пронизывает практически весь мир.

Последнее следует понимать следующим образом: если в некоторых странах, например, в России, Украине, Китае, в обращении находятся национальные валюты, привязанные к американскому доллару, то это фактически означает, что финансовая система этих странах подчинена финансовой системе США. А внутри этих по форме суверенных стран имеет хождение, в сущности, тот же американский доллар, но под другим названием: рубль, гривна или юань.

С 15 августа 1971 г. после очередного мирового нефтяного кризиса распоряжением президента США была разорвана связь между американским долларом и золотом. С этого времени Федеральная резервная система (ФРС) США, имеющая исключительное право долларовой эмиссии, фактически стала самым прибыльным предприятием в мире. Себестоимость выпуска банкноты в $100 составляет 2-3 цента; поэтому рентабельность такого «производства» приближается к 100%. Еще большая она при «эмиссии» электронных денег.

Это дало возможность американской экономике ежегодно собирать большую «дань» практически со всего мира, расплачиваясь за полноценные товары и услуги своей валютой, т.е. фактически - покрашенной в зеленый цвет бумагой. И если в 70-80-е годы на полученный таким образом доллар еще можно было что-то приобрести в США (например, недвижимость), то с введением в обращение «электронных денег» это становится все более проблематичным - печатанье доллара производится, в основном, для внешнего употребления.

Проще говоря, не затрачивая практически никаких средств на долларовую эмиссию, США обменивает полноценные товары на фактически ничего не стоящую бумагу.

На всякий случай, поясним содержание предыдущих абзацев. Если, например, Россия содержит свои золотовалютные резервы (на момент написания этой статьи - около $460 млрд.) в долгосрочных ценных бумагах США, не более, чем под 2-3% годовых и ежегодно отчисляет в резервы по $150 млрд., то это означает следующее.

Во-первых, ежегодные государственные инвестиции России в американскую экономику составляют $150 млрд. Поскольку эти деньги, сначала полученные Россией за сырье и товары, затем возвращаются обратно в США, то чистым результатом такой деятельности является перекачка ресурсов из России в США.

Во-вторых, нужно быть очень наивным человеком, чтобы полагать, что эти деньги когда-нибудь обратно вернутся в Россию. Они или будут заблокированы в случае кризисной ситуации, как финансовые средства Ирана, Кубы и Северной Кореи, или более деликатным образом постепенно обесценятся, поскольку реальный темп инфляции в США существенно превышает процент по этим ценным бумагам. Фактически - это деньги, Россией навсегда отданы США в соответствии с существующим миропорядком. И высшие российские чиновники это хорошо знают. Поэтому они так обрадовались, когда им позволили потратить за 7 следующих лет хотя бы $30-40 млрд. на олимпиаду в Сочи. Хотя эта сумма составляет всего 3-4% от примерно $1 трлн., которые до 2014 г. Россия переведет в США.

В-третьих, любой нормальный человек понимает, что, с одной стороны, хранить свои резервы в США без 100% гарантии их возврата, а с другой, пытаться делать внушения руководству этой страны на международных саммитах, грозить им ракетами средней дальности в ответ на инициативы по развертыванию систем ПРО в Европе (при этом еще год назад утверждая, что благодаря большим финансовым затратам, удалось создать боеголовки, которым никакая ПРО не страшна; спрашивается - что тогда опасаться?) - две вещи несовместные. Нужно выбирать что-то одно. Поэтому, скорее всего, эти широковещательные заявления направлены не внешним, а внутренним потребителям, эта - один из элементов технологии манипуляции общественным сознанием. Иначе говоря, российским гражданам перед парламентскими и президентскими выборами демонстрируют, что об их безопасности заботятся.

Аналогичная ситуация происходит с золотовалютными резервами Китая, Тайваня и ряда других стран с менее развитыми экономиками - они также хранятся в ценных бумагах США.

На рис. 17, 18 представлены данные о ежемесячном и среднегодовом чистых притоках иностранного капитала в экономику США за последние 10 лет .



Это и есть указанная выше «дань» всех стран мира. В последние годы ее ежегодный размер составляет около $0,9 трлн., и эта величина имеет устойчивую тенденцию к повышению (частично обусловленную инфляцией американского доллара). Но если это действительно так, то тогда возникает естественный вопрос: почему руководители многих стран продолжают играть с США в эту странную «игру» с гарантированным проигрышем для национальных интересов?

Во-первых, потому, что эти руководители получают свою небольшую долю выигрыша. Таких руководителей нужно подобрать и «вырастить» заранее, собрав на них достаточно весомые компрометирующие материалы, по возможности пропустив их через «демократические выборы», организованные по образцу США.



Но, вообще говоря, демократия в странах-донорах в стратегическом смысле для США только помеха: демократические институты могут создать препятствия для перевода капиталов. Удобнее иметь дело с автократическими или еще лучше - с диктаторскими режимами, не нуждающимися ни в чьем одобрении своих действий по переводу капиталов за рубеж. Важно только, чтобы эти режимы были внешне управляемы, а их лидеры не отклонялись от американских установок. Иначе у них могут возникнуть такие проблемы, как у Ирака и С. Хусейна. Поэтому если в США и говорят об экспорте демократии, то только для того, чтобы с этим флагом вмешаться в дела других стран.

Но и этого всего недостаточно - нет гарантии устойчивости и стабильности сформированного таким образом режимов. Поэтому для надежности, для удержания ситуации под контролем используются вооруженные силы США.

В настоящее время доля США в общемировых военных расходах приближается к 50% (табл.3). Такое ощущение, что США намерены в военном отношении противопоставить себя всему остальному миру.

Поэтому основу стабильности американской валюты сегодня следует искать не в экономике (там ее уже давно нет), а в военной мощи США. Именно она обеспечивает тот миропорядок, когда в мире еще обращается американский доллар. Т.е. вооруженные силы США предназначены не для национальной обороны, а для создания условий обращения американской валюты по всему миру, международного рэкета.

До каких пор это может продолжаться? Для ответа достаточно сопоставить прогнозируемые величины ежегодных иностранных инвестиций в экономику США за счет чистого притока капитала, с одной стороны, и военных расходов - с другой. Пока величина чистых иностранных инвестиций (это своеобразный доход предприятия под названием «ФРС США») превышает военные расходы (для предприятия «ФРС США» они представляют себестоимость выпускаемой «продукции» или затраты), существующий порядок будет сохраняться.

Но когда ежегодные военные расходы превысят чистые иностранные инвестиции в экономику США, то дальнейшая подобная деятельность ФРС США станет экономически невыгодной, и существующий экономический порядок неминуемо должен измениться - затраты становятся выше дохода, надутый долларовый пузырь должен будет лопнуть.

Указанное изменение приведет к существенной модернизации правил игры в мировой экономике и финансовой системе. Это неминуемо повлечет за собой системные кризисы, которые, конечно, в первую очередь затронут развивающие страны БРИК - Бразилию, Россию, Индию и Китай. Достанется и странам - участницам СНГ.

Для прогнозирования времени наступления этого кризиса следует распространить на будущее современные тенденции изменения величин чистых иностранных инвестиций и военных расходов для США - рис.19. На нем представлена динамика ежегодных чистых иностранных инвестиций в текущих ценах (темная линия ромбов).

Тенденции изменения военных расходов США рассчитывались для 2-х вариантов. В обоих вариантах определялись не только собственно расходы на создание вооружения, но и дополнительные расходы на военное строительство, финансирование социальных программ ветеранов, войну в Ираке и Афганистане, обслуживание ядерного арсенала, военные расходы по линии Госдепартамента а также расходы на обеспечение безопасности территории США.



Если учесть эти дополнительные затраты, то военный бюджет 2006 г. возрастет с $453 млрд. (официальная цифра) до $669,8 млрд. или на $216,8 млрд. (на 47,75%).

В 2007 г. официальный военный бюджет США составляет $562,9 млрд.

В первом варианте (линия квадратов) считается, что ежегодные дополнительные военные расходы впредь будут увеличиваться такими же темпами, как официальный военный бюджет США в период 2006-2007 гг. Это - пессимистическая оценка.

Второй - оптимистический - вариант (светлая линия треугольников) соответствует случаю, когда величина ежегодных дополнительных военных расходов США принимается неизменной и равной $216,8 млрд.

В первом случае время Т1 наступления кризиса оценивается 2010-2011

гг. Во втором Т2 = 2020-2025 гг.

Таким образом, если установленные тенденции сохранятся в ближайшем будущем, то мировой экономический кризис может разразиться уже через 3-4 года; в лучшем случае - в следующие 15 лет.

Понятно, что проявления кризисных явлений должно будет проявиться до момента наступления полномасштабного системного кризиса. Поэтому уже в следующем десятилетии мировую экономику могут ожидать большие потрясения.

Конечно, руководство США постарается по возможности отдалить срок наступления кризиса. Для этого могут применяться экономические и военные инструменты.

Как это не покажется странным, основной экономический инструмент - повышение цен на сырье и энергоресурсы. Действительно, США при этом практически ничего не теряют - напечатать новые доллары труда не представляет. Зато у стран-экспортеров увеличиваются стимулы для интенсификации перекачки ресурсов в США. Кроме этого, ослабляются позиции основных конкурентов - Китая и Японии, для которых повышение цены - дополнительное финансовое бремя. Обратите внимание - в большинстве прогнозов зарубежных аналитических агентств ожидается существенное повышение мировой цены нефти (а российские министры и законодатели упорно составляют государственные бюджеты, исходя из предпосылки о существенном снижении цены нефтяного барреля).

Второй инструмент - постепенное снижение курса американского доллара. Но поскольку, как было отмечено выше, многие валюты жестко привязаны к доллару, возможности этого инструмента ограничены. Но можно периодически организовывать кризисы на фондовых рынках (в последнее время они стали проявляться с периодичностью в 8-9 месяцев), имитируя влияние рыночных механизмов на динамику курсов валют. Кроме этого США будет резко противиться появлению в мире новых независимых валют.

Третий инструмент - пользуясь ситуацией до наступления кризиса успеть за доллары приобрести в других странах возможное большее количество активов: недвижимости, контрольных пакетов акций предприятий, банков, страховых и инвестиционных компаний.

Четвертый инструмент - захват в собственность основных месторождений энергоресурсов, драгоценных и стратегически важных металлов и минералов. В этом могут оказать помощь местные предприниматели и чиновники, ориентированные на США.

В качестве основного военного инструмента может использоваться очень простая схема - перекладывание части военных расходов на другие страны. Для этого могут создаваться различные военные союзы, фиксироваться военное присутствие США в новых регионах. Ситуация с элементами ПРО в Европе - типичный пример такого вида деятельности: с военной точки зрения - абсурд, но при ее развитии в Польше и Словакии окажутся американские военные базы. А какое вооружение будет потом на

этих базах - наступательное или оборонительное - это уже вопрос будущего.

Другим направлением силового решения проблемы - крестовые походы против других стран (в первую очередь богатых нефтью и ураном стран Ближнего Востока и Центральной Азии), например, под лозунгом демократии или борьбы с терроризмом. Но в настоящее время эти лозунги себя в значительной мере уже исчерпали. Поэтому в скором времени должны появиться какие-то новые.

Третье направление - провоцирование вооруженных конфликтов между потенциальными конкурентами в регионах, которые будут ослаблять позиции обоих сторон. Например, со стратегической точки зрения очень выгодно организовать военных конфликт между ядерными державами азиатско-тихоокеанского региона - Россией и Китаем, который приведет к разделению России и ослаблению Китая, сделает его более уступчивым.

Четвертое направление - совершенствование и удешевление наступательных средств вооружения, например, появление новых типов крылатых ракет и средств их доставки с перспективными типами боевых частей и повышенной точностью наведения на цели, совершенствование военных формирований специального назначения.

И, конечно, интенсификация вмешательства во внутренние дела других стран. В следующее десятилетия должно увеличиться количество коррупционных скандалов с участием высших должностных лиц стран, усилиться манипуляция общественным сознанием при помощи средств массовой информации (дезинформации). Возможно также увеличение интенсивности государственных переворотов с приходом к власти проамериканских политических режимов.

Самым действенным и кардинальным способом силового решения проблем в предкризисные годы является инициирование новой мировой войны. Она позволить списать все долги (сегодня общий долг США составляет около $40 трлн. - величина явно неподъемная для нескольких поколений американских налогоплательщиков) и начать новый экономический период с чистого листа. Скорее всего, если до этого дойдет дело, США поступят при этом примерно так же, как в свое время они поступили во 2-й Мировой войне - сначала создадут финансовую основу конфликта, организуют подходящий теракт или кризис на финансовых рынках, а затем постараются держаться на максимальном удалении от решающих событий. А в последний момент, когда силы противников будут истощены, вмешаются с новым проектом передела мира в своих интересах.

Как изменится мир после кризиса, сейчас прогнозировать трудно. Но одно можно сказать достоверно - опять потребуется реальный всеобщий эквивалент стоимости - золото, какой-нибудь новый редкий металл или минерал. Или - совсем экзотические вещи - например, таблетка, дающая возможность продления жизни людей, какая-нибудь технологичная универсальная микросхема или стандартизированная порция некоторого энергоресурса (энергетическая валюта) - нефтяного барреля, 1000 м природного газа, 1 кг обогащенного урана, тория или плутония. В качестве стандарта стоимости можно использовать 1 кВт* час электрической энергии. Наконец, учитывая запущенность экологических проблем в мире, в качестве всеобщего эквивалента стоимости может рассматриваться чистая питьевая вода.

В 21 веке существенно возрастет роль «мирового правительства», которое в настоящее время проявляет себя еще мягко - в виде ООН, Всемирного банка, МВФ, Большой восьмерки. После кризиса на фоне преодоления его негативных последствий потребуется более жесткое управления ресурсами, что и создаст объективную основу для более четкого проявления «мирового правительства» и усиления его роли.

В заключение следует отметить, что результаты оценок ожидаемого времени наступления мирового экономического кризиса совпадают с результатами прогнозов некоторых региональных экономических кризисов, например, Российского. В этом нет ничего удивительного: многие страны, несмотря на декларации о суверенитетах, уже давно встроены в мировую экономическую систему. Поэтому многие процессы в этих странах развиваются синфазно, что и является объективной основой корреляции сроков наступления кризисных явлений

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com