Перечень учебников

Учебники онлайн

Виртуальные технические и социальные проекты

Основные особенности этих проектов следующие:

• как правило, виртуальные проекты возникают внезапно без предварительного детального анализа альтернативных вариантов решения проблем (вспомните программу СОИ - «Звездные войны»; она была в объявлена в выступлении Р. Рейгана, но высшее военное командование США о ней ничего не знало);

• из дальнейшего обсуждения этих проектов сразу выпадают возможные альтернативные варианты достижения поставленной в проектах целей, около них создается информационный вакуум, их как бы вообще не существует;

• для привлечения внимания общественности в большинстве таких проектов содержится рациональное зерно, т.е. содержание проектов не кажется чистой халтурой, по крайней мере, на первый взгляд;

• цели, декларируемые такими проектами, преподносятся очень масштабно - если уж не удается сразу осчастливить весь мир, то хотя

бы половину континента;

• виртуальные проекты начинают сразу внедряться в больших масштабах, без необходимой апробации в экспериментальных (полигонных) условиях - в отдельном регионе, городе и т.д., с тем, чтобы более четко уяснить возможные негативные стороны проектов или, наоборот, повысить их эффективность; не подкрепленная экспериментальными данными масштабность - это основной индикатор виртуальности проектов;

• при более детальном анализе выяснятся, что такие проекты или вообще нереализуемы даже в перспективных технических и технологических условиях, или требуют очень больших экономических затрат, или опираются на очень дорогостоящие ключевые технологии, которые, как бы случайно, имеется у инициатора проекта.

Основная цель виртуальных проектов - создать экономические трудности у партнеров США с тем, чтобы на волне преодоления этих трудностей расширить область действия ВМЭ. А трудности могут возникнуть уже хотя бы потому, что в некоторых странах и регионах по объективным причинам целесообразно сосредоточиться на других, более приоритетных направлениях. Поэтому участие в виртуальных проектах, даже если они в итоге и принесут некоторый положительный эффект, обязательно приведет к ослаблению экономики страны-партнера.

Рассмотрим два виртуальных проекта. Один из них приобретает мировое значение, другой относится к России.

Первый проект - биотопливо. Предполагается получение из зерна и рапса (или других культур, например, кукурузы) топлива, аналогичного по свойствам современным нефтепродуктам. Актуальность проекта обусловлена скорым исчерпанием разведанных запасов нефти и природного газа.

В Европе сейчас примерно 3-4% общего потребления топлива составляет биотопливо. В Бразилии 90% выпускаемых автомобилей оснащены двигателями, предназначенными для функционирования на спиртовом горючем. По бразильским дорогам на спирте ездят более 3 миллионов автомашин, а еще 16 миллионов - на смеси этанола и бензина. В США 12% автомобилей работают или могут работать на альтернативном топливе, включая этанол. В США широкое распространение получил так называемый газохол - бензин, содержащий 10% спирта. Эта смесь, известная под названием Е-10, используется американскими автомобилистами вот уже четверть века. Применение газохола допускается всеми крупными производителями автомобилей без какой-либо переделки двигателей.

И вот уже президент США устанавливает большие премии для производителей биотоплива, в своих зарубежных поездках призывает весь мир его создавать и применять. И российский президент интересуется у министра сельского хозяйства, как у нас обстоят дела с биотопливом, не отстанем ли? Все вроде бы нормально и своевременно - цель ясна, задачи определены, за работу товарищи. Созываются конференции, пишутся статьи, заработали форумы. В общем, процесс пошел.

Но, как любил говорить один бывший словоохотливый российский министр, давайте считать. Причем, будем считать, оценивая потенциальные возможности проекта - так проще и надежнее.

Кстати, авторам виртуальных проектов очень не нравится оценка их потенциальных (идеальных) возможностей. Часто она сразу позволяет установить существо проблемы, а не отвлекаться на второстепенные детали, что очень любят делать большинство прожектеров, стараясь запутать вопрос.

В России для производства биодизеля по своим биохимическим свойствам и географическим условиям произрастания наиболее эффективен рапс. Для биоэтанола - в Северных регионах - третикале и рожь, на Юге - пшеница.

По оценкам, для получения 1 т биоэтанола необходимо израсходовать 2,6 тонны зерна, на 1 т биодизеля - 2 т. рапса. Но предположим, что в будущем технологии извлечения топлива так отработаются, что на 1 т любого топлива потребуется 1 т биомассы. Это и есть потенциальные возможности, больше не позволит закон сохранения массы. Т.е. далее мы не будем вступать в спор по поводу коэффициентов трансформации исходной биомассы в биотопливо, а сразу рассмотрим самый лучший - идеальный - для инициаторов проекта вариант.

В настоящее время зерна в России выращивается около 80 млн. т. Даже если его все переработать на биотопливо, больше 80 млн. т не получится.

А нефти добывается около 470 млн. т. Поэтому доля биотоплива, даже по потенциальным возможностям, не может превышать 14,5%.

А если учесть коэффициент трансформации 2,6, то - 6%. А если еще учесть, что в биотопливо может перерабатываться только зерно, идущее на экспорт (10-12 млн. т), то 0,8-0,97%.

Так что в России биотопливо не сможет составить конкуренцию нефти. И это понятно: достаточно вспомнить, на какой географической широте расположены США, и на какой - Россия. Самая северная точка США находится на широте Полтавы. Поэтому там возможности для производства сельскохозяйственных культур значительны выше, чем в нашей стране.

Кроме того, в США скоро закончится собственная нефть. Поэтому они так засуетились с Ираком, Ираном и биотопливом.

А Россия около 2/3 своей добытой нефти продает (отдает) за зеленую бумагу. Поэтому здесь ситуация принципиально иная, чем в США. Кроме этого, Россия располагает самыми большими разведанными запасами природного газа (правда, опять, в основном идущего на экспорт).

Возникает естественный вопрос: почему не рассматриваются альтернативные возможности получения топлива или другие источники энергии, в том числе - применяемые на транспортных средствах.

Например, получение топлива из каменного угля - такая технология применялась еще немцами во время Второй мировой войны. При наличии перспективных источников энергии, таких, как термоядерные или перспективные атомные электростанции, этот вид топлива может стать вполне конкурентоспособным.

Далее - сжиженный газ, водородная энергетика (опять в сочетании с перспективными ядерными или термоядерными электростанциями).

Наконец, почему бы не подумать об увеличении величины коэффициента извлечения нефти из скважин за счет применения современных технологий нефтедобычи. Представляется, что этот путь и проще, и надежнее.

В последние годы из-за хищнических условий нефтедобыми, обусловленными погоней за сверхприбылями, величина этого коэффициента снизилась с 35% до 27-30%. (в США он составляет 40%). Поэтому, если восстановить даже прошлое значение коэффициента извлечения, можно увеличить добычу нефти на 20-30%, что превысит энергетический эффект от биотоплива, для производства которого еще нужно отработать технологии и произвести необходимые капитальные затраты.

Есть еще возможности утилизации при добыче нефти попутного газа, который сейчас практически полностью сжигается.

Но что интересно - российские чиновники, причем самого высокого ранга сразу включись в эти проекты и уже раздают поручения: интенсифицировать, обеспечить, превзойти и т.д.

Хочется спросить: Вы хорошо понимаете, где вы живете? В холодной России много свободных сельскохозяйственных площадей, которые можно использовать для производства биотоплива? Ничего подобного - многие виды сельскохозяйственной продукции давно импортируем. Да так интенсивно, что уже перешли грань национальной безопасности. Если часть посевных площадей отвести под производство биотоплива, то этого приведет или к подорожанию сельскохозяйственной продукции, или к увеличению импорта, или к тому и другому вместе.

Или нет собственной нефти, как в Белоруссии? Опять нет - по уровню ежегодной нефтедобычи Россия впереди планеты всей. И разведанных запасов природного газа больше всего в мире.

Использованы все возможности эффективной добычи нефти и ее последующей переработки? Снова - нет; уровень износа основных фондов в нефтеперерабатывающей промышленности в настоящее время составляет около 80% - вот куда следует вкладывать финансовые средства. Иначе и далее марка Urals по отношению Brent будет торговаться с дисконтом $2-4.

Еще один интересный вопрос из области энергетики: почему Россия продает США свой оружейный уран по цене, примерно в 2 раза ниже мировой?

Энергетический эквивалент 1 тонны обогащенного урана соответствует около 2 млн. тонн нефти. Поэтому с точки зрения энергоемкости предполагаемая продажа 500 тонн оружейного урана - это продажа 1 млрд. тонн нефти. В случае энергетического кризиса при уровне внутреннего ежегодного потребления нефти в 160-200 млн. тонн Россия, оставив этот уран у себя, могла бы получить паузу на 5-6 лет и найти выход из трудного положения.

Поэтому биотопливо, по крайней мере, в российских условиях - это типичный виртуальный проект. В ограниченном масштабе биотопливо можно и целесообразно производить и применять, но для всей страны оно невыгодно, существуют более приоритетные направления развития отечественной энергетики.

Следующий проект - ипотека в России. Она вписана в национальный проект «Доступное жилье гражданам России».

Вообще говоря, ипотека - полезный инструмент приобретения жилья; во многих странах он широко применяется.

Но так уж исторически повелось, что в России многое имеет свою национальную особенность, из пользы превращаясь, если не вред, то в политический пузырь. Не минули этой участи и указанный национальный проект с ипотекой.

Сначала рассмотрим потенциальные возможности проекта.

По данным бывшего министра регионального развития В. Яковлева, в

2 2 России 650 млн. м жилья 1-го поколения («хрущевки»), 92 млн. м - ветхий

аварийный жилой фонд, требующий расселения. В Общий жилой фонд

составляет 2,88 млрд. м2, требуется построить 1,5 млрд. м2. Инженерные

коммуникации изношены на 60-80% (Аргументы и факты № 17(1278), апрель

2005 г., с. 5).

При оценке требуемых затрат ограничимся необходимостью восстановления наиболее проблемного жилья. Как следует из приведенных выше данных, в 1-ю очередь необходимо восстановить около 750 млн. м2. Если исходить из средней по России цены 1 м2 равной $1,5 тыс., то получим более $1 трлн. Если же считать, что восстановление будет производиться по себестоимости, то есть надежда уложиться в $0,5 трлн. Иначе говоря, для этого необходимо будет истратить все накопленные к настоящему времени золотовалютные резервы России. Можно сказать и по-другому: вовремя не произведенные отчисления на амортизацию жилья сосредоточились в золотовалютных резервах, инвестированных в США.

В 2006-2007 гг. на национальный проект «Доступное жилье - гражданам России» было выделено 134,3 млрд. руб. По текущему курсу - около $5,5 млрд. Поэтому для постройки первоочередного жилья при таких темпах финансирования потребуется более 180 лет. Если при этом не учитывать дополнительную амортизацию и этого жилья. А на все необходимые 1,5 млрд. м2 - не менее 360 лет и $1трлн.

Поэтому с точки зрения государственных инвестиций данный национальный проект практически нереален.

Но он нереален и точки зрения граждан. Рассмотрим идеальный для них случай, когда величина реального процента (с поправкой на инфляцию) по ипотечным кредитам рана 0%, т.е. должникам необходимо просто возвратить взятую ссуду.

Семья из 3-х человек (один ребенок и двое взрослых, получающие

среднюю зарплату) берет кредит для покупки стандартной квартиры

2 2

площадью 54 м (из расчета 18 м на человека). В настоящее время в среднем по России цена такой квартиры составляет $81 тыс.

На оплату долга расходуется вся общая зарплата взрослых (суммарно - ежемесячно около 25-26 тыс. руб., примерно $12,7 тыс. в год) за вычетом среднего прожиточного минимума 3-х человек.

Официальное значение среднего прожиточного минимума в 2007 г. - около 4,4-4,5 тыс. руб. в месяц, в год - 54 тыс. руб. или на 3-х человек - около $6,6 тыс. в год.

Поэтому рассматриваемая семья ежегодно может отчислять на выплату долга не более $6,1 тыс. За 13 лет она сможет полностью погасить кредит.

Казалось бы, срок - приемлемый, хотя и немалый: 1/5 жизни нужно будет сидеть на прожиточном минимуме, отказывая себе практически во всем, чтобы в итоге приобрести жилую площадь по минимальному стандарту.

Но все дело в том, что статистика у нас немного лукавая, именно такая, кокай ей и положено быть в ВМЭ: реальная величина прожиточного минимума не менее, чем в 1,5-1,6 раза превышает официальную (по мнению главы Федерации независимых профсоюзов Михаила Шмакова, это расхождение еще больше, примерно в 2 раза).

Если сделать соответствующую поправку, то реальный прожиточный минимум семьи из 3-х человек в годовом исчислении в среднем составит около $10 тыс. Поэтому ежегодно на оплату долга по кредиту семья сможет выделять только $2,7 тыс. Выплаты по кредиту затянутся более, чем на 30 лет, т.е. он становится практически нереальным.

Если теперь отойти от идеальной ипотечной схемы и учесть необходимость выплаты еще и процентов по ипотечным кредитам (их минимальная величина - 4% годовых в реальном исчислении, т.е. около 12% с учетом планового уровня инфляции), то становится совсем невесело: семья, располагая $2,7 тыс., не сможет даже выплачивать необходимые ежегодные проценты в размере $3,24 тыс.

Поэтому основное «узкое место» национального проекта «Доступное жилье - гражданам России» не в несовершенной ипотеке. Даже идеальная ипотека не поможет. А в недопустимо низком соотношении доходов населения и цен на жилье. Поэтому российские граждане, вместо приобретения нового жилья, тратят свои деньги на покупку устаревших образцов иностранной автомобильной и бытовой техники (заодно решая проблему ее утилизации для западных производителей) и на туристические поездки.

В настоящее время ипотека может использоваться только 10-15% граждан; для остальных 85-90% - это просто модное слово, не имеющее ничего общего с их образом жизни.

Нам представляется, что ситуация на российском рынке недвижимости раздута искусственно для облегчения скупки жилья за иностранную валюту внешними финансовыми структурами. Фактически российские золотовалютные резервы работают на ипотеку, но не российскую, а в США. Но и там не удалось удержать ситуацию, в 2007 г. разразился ипотечный кризис, проблему разрешения которого пытаются переложить на другие страны.

А как же российский национальный проект? Большинство российских граждан сразу поняли ситуацию: они о подобных проектах слышат с периодичностью раз в 20-25 лет, как только сменяются очередные поколения политиков

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com