Перечень учебников

Учебники онлайн

1.2.8. Атлантизм

Ученик и последователь Н.Спайкмена политолог Д.Мэйниг в работе «Heartland и Rimland в евразийской истории» выделил три группировки стран в зависимости от их функционально-культурной предрасположенности. В первую вошли Китай, Монголия, Северный Вьетнам, Бангладеш, Афганистан, Восточная Европа, Прибалтика и Карелия - пространства, органически тяготеющие к Heartland. Вторая объединила такие «геополитически нейтральные» государства, как Южная Корея, Бирма, Индия, Ирак, Сирия, Югославия. Западную Европу, Грецию, Турцию, Иран, Пакистан и Таиланд Д. Мэйниг отнес к третьей группе, склонной к талассократии.



• Фундаментом этой умозрительной конструкции служил постулат, согласно которому главную роль в прогрессе человечества играли и играют прибрежные районы, посылающие цивилизационные импульсы вглубь континента. Степень их интенсивности может быть различна. «Талассократически ориентированные» секторы обладают более высокой материальной культурой и им принадлежит историческая инициатива.



Американец С.Коэн ввел в научный оборот понятие «дисконтинуальный пояс», под которым подразумевал береговые зоны с неопределенным статусом. Известный ученый и политик Г.Киссинджер считал, что политическая стратегия США состоит в том, чтобы объединить аморфные «дисконтинуальные пояса» в одно целое, что позволит доминировать над СССР. Предполагалось действовать методом «кнута и пряника»: в непокорном Вьетнаме развязать войну, огромному Китаю предложить сотрудничество, поддерживать националистов на Украине и в Прибалтике и т. п. Эти идеи тесно увязывались с доктриной ядерного сдерживания НАТО. Ракеты и базы стратегических бомбардировщиков в первую очередь размещались в геополитически важных регионах.



• Атлантизм, оставаясь в своей основе «идеологией моря», оперативно применял новые достижения научно-технической революции в военном деле. Достигнутый СССР примерный паритет с США в атомном оружии и средствах его доставки поколебал традиционную уверенность этой океанической державы в своей безопасности. Потребовались прорывы в иные сферы (космическую и информационную), чтобы обеспечить себе превосходство над потенциальным противником. Американские ученые заговорили об аэрократии и эфирократии, как основных факторах могущества.



Советские геополитики не обратили на этот момент должного внимания, к тому же стагнирующая экономика не позволяла создать соответствующую инфраструктуру в околоземном пространстве.

В 1990-х гг. в недрах западной геополитической мысли рождается «неоатлантизм» Самуила Хантингтона (р. 1927). Будучи директором Института стратегических исследований при Гарвардском университете, он, в статье «Столкновение цивилизаций», изложил собственный взгляд на проблему дальнейших взаимоотношений Моря и Суши. В ней ученый утверждал, что политическая победа атлантистов над евразийцами не решает цивилизационных противоречий между ними. Западным ценностям – рыночным отношениям, либеральной демократии, индивидуализму, защите прав человека, по прежнему противостоят восточные идеалы - коллективизм, традиционализм, соборность, патернализм.



• Хантингтон уверен, что западная культура в ближайшее время столкнется с возрастающим сопротивлением ислама и православия, синтоизма и буддизма, конфуцианства и индуизма, которые воплощают в себе инстинкт самосохранения народов, исповедующих эти религии.



Противостояние возникнет вновь. Следовательно, надо заранее готовиться к нему и не допускать соединения альтернативных геополитических центров в единый союз. Для этого необходима интеграция США с теми странами Европы, которые к этому стремятся, независимо от их конфессиональной принадлежности. Кроме того, надо остановить распространение фундаментализма и, используя межэтнические конфликты на материке, выступить в роли арбитров

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com