Перечень учебников

Учебники онлайн

Политическое и экономическое развитие стран постсоветского зарубежья: интеграционные и дезинтеграционные тенденции

Экономика СССР развивалась как высоко интегрированный комплекс, где отдельные части были тесно связаны друг с другом, хотя внутрисоюзное разделение труда не всегда было оправданным с точки зрения развития производительных сил. Разрыв сложившихся связей после распада Советского Союза был очень болезненным (по оценкам, от одной трети до половины падения экономики в странах-членах СНГ в 1992-1995 гг. приходилось на последствия от разрушения этих связей).

Сразу же после распада СССР у большинства бывших советских республик (кроме стран Балтии, взявших четкий курс на вступление в ЕС) возникли тенденции к взаимной интеграции. На первом этапе они проявлялись в попытках ослабить дезинтеграционные процессы в прежнем едином экономическом пространстве, в первую очередь в тех областях, где прекращение связей оказывало особенно неблагоприятное воздействие на состояние народного хозяйства (транспорт, связь, поставки энергоносителей и т.п.). результатом таких попыток стало образование в 1991 г. СНГ. В середине 1990-х (1996-1997 гг.) наметились два варианта дальнейшего развития СНГ. Первый — продолжение попыток сохранения интеграции в рамках всего Содружества. Второй — развитие практического субрегионального сотрудничества в экономической и/или военно-политической сфере с участием групп государств, имеющих действительно общие интересы.

Интеграционные процессы в СНГ связаны прежде всего с Россией, т.к. она — естественное ядро СНГ. Из всех постсоветских республик на неё приходится свыше трех четвертей территории, почти половина населения и более двух третей ВВП.

Факторы, влияющие на интеграцию бывших советских республик

Интеграционные тенденции на постсоветском пространстве обусловлены, помимо всего прочего, следующими факторами:

1. Сложившимся ранее в СССР разделением труда, которое невозможно было полностью изменить за прошедший короткий промежуток времени. В большинстве случаев это было и нецелесообразно.

2. Технологической взаимозависимостью предприятий, строившихся по общим стандартам, едиными техническими нормами, одинаковым характером инженерной подготовки персонала.

3. Длительным совместным проживанием народов в пределах одного государства, которое создало плотную «ткань отношений» в разнообразных формах (из-за смешанного населения, смешанных браков, совместного исторического прошлого, элементов общего культурного пространства, отсутствия языкового барьера, заинтересованности в свободном перемещении людей и т.п.). Конфликтность межнациональных и межконфессиональных отношений (между двумя основными религиями: православием и исламом) в целом была невысокой. Отсюда желание широких масс населения в странах постсоветского пространства поддерживать достаточно тесные взаимные связи.

4. Постепенным осознанием значительной частью политических и предпринимательских кругов России геополитического значения для страны отношений на постсоветском пространстве. В 90-е годы эти круги были озабочены почти исключительно отношениями с Западом.

5. Экономической, политической необходимостью. Страны запада не горели желанием принимать постсоветские государства со всеми их проблемами, Россия в этом отношении придерживалась иной позиции. Во всяком случае, она инициировала шаги по сближению стран на этом самом пространстве.

В то же время интеграционные процессы наталкивались на противоположные тенденции:

1. Стремление правящих кругов в бывших советских республиках упрочить недавно полученный суверенитет, укрепить свою государственность. Это рассматривалось ими как безусловный приоритет, и соображения экономической целесообразности отступали на второй план. Интеграционные меры воспринимались ими как ограничение суверенитета, так как всякая интеграция, даже самая умеренная, предполагает передачу каких-то прав единым органам интеграционного объединения, т.е. добровольное ограничение суверенитета в определенных областях.

2. Свою прежнюю специализацию в рамках СССР многие страны нередко считали для себя невыгодной и не хотели «возврата в прошлое». Нахождение нового места в международном разделении труда требовало времени и целенаправленных усилий, в том числе за счет диверсификации внешнеэкономических связей.

3. Различия в характере системных реформ в разных странах создавали трудности в налаживании взаимных связей, особенно при отношениях между частными предприятиями, поскольку возникали несоответствия в их правах и обязанностях.

4. Готовность бывших советских республик к интеграции была различной, что определялось не столько экономическими, сколько политическими и даже этническими факторами. Так, с самого начала прибалтийские страны были против участия в каких-либо структурах на постсоветском пространстве, в частности — СНГ. Для них стремление дистанцироваться от России и от своего прошлого возможно дальше с целью «войти в Европу» было доминирующим, несмотря на высокую заинтересованность в поддержании и развитии экономических связей с некоторыми другими странами постсоветского пространства. Сдержанное отношение к интеграции в рамках СНГ отмечалось со стороны Украины, руководство которой провозгласило курс на присоединение к Европе, Грузии — из-за проблем с сепаратистскими движениями, Туркменистана и Узбекистана, где установились жесткие авторитарные режим с изоляционистскими тенденциями. Более положительное отношение наблюдается со стороны Белоруссии, Молдавии, Армении, Киргизии, Казахстана, Таджикистана. Но многие из них рассматривали СНГ, прежде всего как механизм «цивилизованного развода», стремясь при этом минимизировать неизбежные потери от нарушения сложившихся связей. Задача реального сближения стран СНГ отодвигались на второй план. Отсюда и неудовлетворительное выполнение большинства принятых решений.

5. Наконец, Запад (прежде всего США), с неодобрением встречавший любые интеграционные процессы на постсоветском пространстве и рассматривавший их как попытки “воссоздания СССР”, сначала скрыто, а затем открыто, начал противодействовать интеграции во всех ее формах. Учитывая финансовую и политическую зависимость многих постсоветских государств, вошедших в образование СНГ от Запада, это не могло не препятствовать интеграционным процессам. Немалое значение имели расчеты, существовавшие в первые годы после распада СССР, на крупномасштабную помощь Запада в том случае, если эти страны не будут торопиться с интеграцией.

Значение отдельных факторов с течением времени меняется, кроме того, развиваются новые важные процессы. В частности, сужается оставленная в наследство от СССР объективная база разделения труда между новыми государствами, население постсоветских республик начинает все больше считать суверенитет своих государств предпочтительным состоянием. В то же время, например, существенно возросла интегрирующая роль массовой трудовой миграции населения многих стран СНГ в Россию и крупномасштабных переводов части заработанных мигрантами средств своим семьям в этих странах, что увеличивает их зависимость от России.

В торгово-экономической области главным достижением СНГ следует считать создание в основных чертах зоны свободой торговли, хотя здесь пока ещё сохранились некоторые ограничения.

В целом с помощью многосторонних соглашений удалось обеспечить функционирование социальных механизмов и жизненно важных элементов единого экономического пространства: транспорта, энергетики, выплаты пенсий и пособий, беспрепятственного, а в дальнейшем, возможно, с умеренными ограничениями, передвижения на территории стран СНГ товаров, услуг, капиталов и рабочей силы.

Тем не менее большинство оценок результатов деятельности СНГ — сдержанные, а чаще даже отрицательные. Это частично объясняется завышенными ожиданиями при создании СНГ, которые в дальнейшем не оправдались.

Геополитическое и экономическое значение отношений со странами СНГ весьма значительно, особенно в перспективе. Страны СНГ — естественная зона взаимных интересов. Объединение усилий хотя бы в отдельных областях и регионах СНГ существенно повысит вес этих стран и, разумеется, России в международных отношениях, а интенсивное расширение взаимных экономических связей может стать важным фактором их экономического развития.

Некоторое оживление и модификацию внесла в объединительные процессы идея интеграции разных скоростей, то есть создание союзов между странами с разной степенью интегрированности.

Наиболее интенсивная интеграция в различных областях идет между Россией и Белоруссией. Это объясняется высоким уровнем разделения труда и взаимозависимости этих стран. С 1996 г. идет работа по строительству Союзного государства России и Белоруссии, предусматривающая широкий круг интеграционных мер. Но до сих пор этот процесс не подошел к завершению в силу ряда политических причин, а так же неисполнения Белоруссией обязательств по соглашениям с россией.

В 1995 г. начал формироваться Таможенный союз, куда вошли Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Союз преследовал цель создания единого таможенного пространства и унификации торговых режимов по отношению к третьим странам, унификации хозяйственного права, согласования валютной и денежно-кредитной политики. Однако реализация договоренностей столкнулась с трудностями как технического, так и экономического характера, поскольку интересы участников в конкретных областях не всегда совпадали. Поэтому результаты оказались меньше ожидавшихся.

С октября 2000 г. Таможенный союз был преобразован в организацию Евро-Азиатского экономического сотрудничества (ЕврАзЭС) Эта организация может стать заметным фактором ускорения интеграционных процессов, она демонстрирует очевидный прогресс. ЕврАзАС дополняет экономическую сферу сотрудничеством в гуманитарных областях (науке, образовании, культуре и др.). Предполагается гармонизировать не только экономическую, но и социальную политику. Соглашение имеет рамочный характер, на его базе должны достигаться договоренности в конкретных областях. В скором времени предполагается присоединение к организации Узбекистана.

Общие интересы в развитии региональных связей привели к созданию в 2002 году Организации Центральноазиатского сотрудничества (ЦАС) между Казахстаном, Узбекистаном, Киргизией и Туркменией. Заявленные цели — взаимодействие в политической, экономической, научно-технической, природоохранной, культурно-гуманитарной сферах, оказание взаимной поддержки в вопросах предотвращения угрозы независимости и суверенитету, территориальной целостности государств-членов ЦАС, проведение согласованной политики в области пограничного и таможенного контроля, осуществление согласованных усилий в поэтапном формировании единого экономического пространства.

18 октября 2004 года в Душанбе на саммите ЦАС Владимир Путин подписал протокол о присоединении России к этой организации. На саммите была подтверждена безусловно главенствующая роль, которая будет принадлежать России как инвестиционному донору и посреднику в разрешении конфликтных ситуаций. Россию пригласили в ЦАС по инициативе президента Узбекистана Ислама Каримова.

6 октября 2005 в Петербурге на саммите ЦАС принято решение, в связи с предстоящим вступлением Узбекистана в ЕврАзЭС, подготовить документы для создания объединённой организации ЦАС-ЕврАзЭС — т. е. фактически решено упразднить ЦАС.

По мнению некоторых наблюдателей, ликвидированное ЦАС фактически никак себя не проявило и не реализовало ни одной из намеченных целей.

Была предпринята попытка сближения между Украиной, Грузией, Азербайджаном и Молдавией в рамках неформального объединения ГУАМ, межгосударственная организация, созданная в октябре 1997 этими бывшими советскими республиками (с 1999 по 2005 в организацию также входил Узбекистан). ГУАМ был заявлен как одно объединений субрегионального сотрудничества в экономической и/или военно-политической сфере с участием групп государств, имеющих действительно общие интересы. В основе учреждения лежат, в частности, интересы в области создания транспортного коридора на юге бывшего СССР. Характерной чертой организации изначально стала ориентация на европейские и международные структуры. Инициаторы союза действовали вне рамок СНГ. При этом высказывались мнения, что непосредственной целью союза было ослабление экономической, прежде всего энергетической, зависимости вошедших в него государств от России и развитие транзита энергоносителей по маршруту Азия (Каспий) — Кавказ — Европа в обход территории России.

Проблема поставок на внешние рынки нефти и газа из Азербайджана, Туркмении и Казахстана превратилась в одну из ключевых для экономического развития стран ГУАМ. В качестве политических причин создания союза называлось стремление противостоять намерениям России пересмотреть фланговые ограничения обычных вооружённых сил в Европе и опасения, что это могло бы узаконить присутствие российских вооружённых контингентов в Грузии, Молдавии и Украине независимо от их согласия. Политическая направленность ГУАМ стала ещё более заметной после того, как в 1999 Грузия, Азербайджан и Узбекистан вышли из Договора о коллективной безопасности СНГ.

Вышеуказанные причины обусловили то, что ГУАМ с самого зарождения получал существенную экономическую и политическую поддержку от США, так как цели ГУАМ совпадали с их геополитическими целями.

До Событий в Украине (февраль-март 2005 — Оранжевая революция), организация в общем себя практически не проявляла. Не отличаясь активностью ни в политической, ни в какой-либо другой из заявленных областей, но после указанных событий ГУАМ активизировал свою деятельность. Для входящих в Союз государств ГУАМ является формальным полем для организации дружбы против России.

В сентябре 2003 г. президенты Белоруссии, Казахстана, России, и Украины подписали соглашение о создании Единого экономического пространства (ЕЭП) — проект экономической, а впоследствии, возможно, и политической интеграции четырёх государств СНГ — с целью обеспечить свободное перемещение товаров, капитала и рабочей силы между участниками соглашения посредством согласования взаимной экономической политики. Украина, однако, с первых же дней начала тормозить процесс формирования ЕЭП, стремясь к получению односторонних политических и экономических преимуществ. Когда же к власти пришёл новый президент — Виктор Ющенко, — то новое руководство поставило во главу угла идею Евроинтеграции (вступления в Евросоюз и НАТО). Уже в апреле 2005, комментируя отношение к России и планам создания ЕЭП, президент Ющенко отметил, что «Украина поддерживает создание зоны свободной торговли с членами этой организации, но не допустит девальвации своего фискального, таможенного и бюджетного суверенитетов». В 2005 на Первом интеграционном форуме по ЕЭП с участием министров экономики четырёх стран-участниц министр экономики Украины Сергей Терёхин объявил, что Украина будет настаивать на пересмотре базового соглашения по формированию ЕЭП, подписанного в 2003 году, поскольку, согласно тексту соглашения, после поэтапной отмены ограничений в торговле, что должно было произойти до 2012 года, планировалось создание наднациональных органов, которые бы проводили скоординированную экономическую политику, чего Украина не желает.

Воздействие регионализации на общие интеграционные процессы в рамках Содружества Независимых Государств неоднозначно. С одной стороны, она дробит единое интеграционное пространство, но, с другой стороны, регионализация означает “мини-интеграцию” на постсоветском пространстве в тех случаях, когда общая интеграция оказывается затруднительной. При определенных обстоятельствах интеграция разных скоростей может даже способствовать интеграционным процессам в целом, порождая “зоны кристаллизации”, втягивая другие страны в общую ткань сотрудничества.

Препятствия на этом пути те же самые, что и на уровне всего Содружества. За интеграцией разных скоростей стоят объективные интересы стран СНГ в различных областях.

Окончательный результат взаимодействия интеграционных и дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве будет зависеть от многих причин. Но главным фактором будут результаты развития российской рыночной экономики и политики России в целом. Все стремятся интегрироваться с богатыми и процветающими, а не с бедными и отсталыми странами.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com