Перечень учебников

Учебники онлайн

ПОЛОЖЕНИЕ РУССКОЯЗЫЧНОГО НАСЕЛЕНИЯ ЭСТОНИИ

Ключевые слова. Эстония, дискриминация, неонацисты, ревизия, русскоязычные, Мэри, Вторая Мировая война, бронзовый солдат.

Key words: Estonia, discrimination, neo-Nazis, Russian, Mary, the Second World War, bronze soldier.



Тема данной работы – попытки ревизии итогов Второй Мировой войны, а так же проблема положения русскоязычного населения в прибалтийских странах. Катализатором нашего интереса к этой проблеме послужил факт демонтажа памятника советскому воину–освободителю в Таллине. Наше исследование будет полезно для специалистов-международников, изучающих тенденции внутренней и внешней политики прибалтийских стран.



The issues of this research are revision attempts of results of the Second World War, and also a problem of status of the Russian-speaking population in the Baltic States. As the catalyst of our interest to this problem is the fact of dismantle of Soviet soldier-liberator monument in Tallinn. Our research will be useful for the foreign affairs experts, studying the tendencies of internal and foreign policy of the Baltic countries.



Современное положение русскоязычного населения в Эстонской республике не вписывается в рамки демократических норм, демократии как основы современной эстонской государственности.

«Русскоязычное национальное «меньшинство», которое составляет 15% населения Эстонии»[5], трудно назвать меньшинством. Но, однако, это меньшинство всё больше и больше дискриминируется во всех областях жизни. Одним словом в современной Эстонии существует определённая сегрегация. Её источником является, с одной стороны, законодательная база, сформировавшаяся под влиянием господствующей до последнего времени мононациональной концепции развития эстонского государства. А с другой стороны, эстонокорпоративное формирование властных структур страны. Инструментом этого вида стратегии является языковая политика, которая не преследует цели интеграции общества Эстонии.

Язык является главным рычагом усиления дискриминации во всех областях жизни, в том числе в бизнесе и образовании. Это по существу и приводит к сегрегации. Это отношение порождено в десятилетие, прошедшее с момента восстановления независимости Эстонии.

«Язык стал инструментом решения и закрепления доминирующего положения эстонцев. В экономике – это языковая агрессия в сферу частного предпринимательства, в политике и государственном управлении – это языковые ограничения и дискриминация в области избирательного права, в самоуправлении – это эстонизация муниципального руководства в русскоязычных регионах, в системе образования – это перспектива полного прекращения среднего образования на русском языке»[6].

Следует заметить что данная политика полностью противоречит основу закону Эстонской Республики. Так, например, статья 12 КЭР гласит что «никто не может быть подвергнут национальной или иной дискриминации». Статья 37 той же конституции утверждает – «Что каждый может учиться на языке национальных меньшинств. Язык обучения в учебном заведении для национального меньшинства избирает учебное заведение». В нашем случае государство целенаправленно нарушает данную статью конституции.

Вся политика по отношению к русскоязычному населению Эстонии идёт в разрез с 49 стаей КЭР – «Каждый имеет право сохранить свою национальную принадлежность»[4].

Тревогу вызывает и то, что информация о жизненно важных аспектах распространяется только на эстонском языке, в том числе информация о лекарственных препаратах, экологической ситуации и так далее.

В государственных и правительственных структурах представительство некоренного населения ничтожно мало, и как правило, только на низшем исполнительском уровне.

Депутатский корпус в Рийгикогу не отражает структуру населения, где депутаты неэстонцы составляют всего лишь 5 процентов, в то время как в республике по меньшей мере треть, треть населения состоит из русских и представителей других некоренных национальностей. Русскоязычных депутатов слишком мало, чтобы иметь реальную возможность влиять на политику государства в отношении национальных меньшинств в Эстонии.

Остро стоит вопрос, который наиболее всего тревожит эстонских «не граждан» – это вопрос наследования. Неграждане, коими является большинство русскоязычного населения лишены права наследования как и многих других политических, экономических и социальных прав.

Следует заметить, что реакция российского правительства на происходящее в Эстонии давление на русскоязычное население не однозначна. С одной стороны, регулярно следуют политические заявления и осуждение действий эстонского руководства, а с другой – не предпринимает конкретных шагов и действий, коих у России в наличии не мало.

Особо остро стоит вопрос преследования Эстонскими властями ветеранов Второй мировой войны, воевавших, как бы дико это не звучало, не на стороне Гитлера и всяческие попытки пересмотра итогов Мировой войны. Это проблема касается не только России и граждан бывшего Советского Союза, но и всего цивилизованного мирового сообщества, воевавшего с нацизмом во имя спасения всего мира.

II. Попытка пересмотра итогов Второй Мировой Войны.

Политическое сотрудничество России и Эстонии на современном этапе, к сожалению, складываются далеко не просто. Помимо явных притеснений русскоязычного населения в Эстонии ещё одним «стоп-краном» в развитии диалога между двумя государствами являются неприкрытые попытки пересмотра итогов второй мировой войны, и практически узаконенное действие националистических движений. Так же, говоря касательно экономических отношений, нельзя не упомянуть об «Эстонских подводных камнях».

Ни для кого не секрет, что Эстонский взгляд на Вторую Мировую Войну диаметрально отличается от сложившихся общечеловеческих понятий. Этот взгляд противоречит взглядам не только всего мирового сообщества в целом, но и общепринятым понятиям морали, человечности и нравственности.

Регулярные нападки Эстонских властей на память о Великой Отечественной Войне, обосновываются эстонскими историками и политиками очень просто: «Для Эстонии приход советских войск был не освобождением, а оккупацией и дальнейшими репрессиями» Однако такие заявления наводят на мысль что эстонские историки совсем не учили историю, а эстонский народ не извлёк урока из этой войны.

Не является секретом ни для кого факт активного сотрудничества эстонцев с нацистами! Кроме того, так же документально доказаны планы уничтожения прибалтов нацистами 3-го рейха [2].

«Сформированные из эстонцев подразделения вспомогательной полиции отметились в карательных операциях против мирного населения России и Белоруссии, они охраняли концлагеря от Ленинградской области на севере до Сталинградской на юге, участвовали в боях против Красной Армии на фронте. В общей сложности из граждан Эстонии нацистами было сформировано 26 полицейских батальонов общей численностью около 10 тысяч человек. Около 15 тысяч эстонцев воевали в 20 эстонской дивизии войск СС» [3]. Кроме того, десятки тысяч эстонцев являлись членами т. н. отрядов «самообороны» — «Омакайтсе». Члены «Омакайтсе» участвовали в облавах на оказавшихся в окружении советских военнослужащих и партизан, арестовывали и передавали немецким властям «подозрительных лиц», несли охрану концлагерей, участвовали в массовых расстрелах евреев и коммунистов.

Сегодня все эти люди объявлены национальными героями Эстонии; бывший премьер-министр республики Март Лаар не без гордости пишет, что к середине 1944 года «общее количество эстонцев в рядах Германской Армии составило около 70 000 человек» [8].

Сегодня на политическом уровне проводится активная реабилитация бывших эсэсовцев, принимавших участие в массовых уничтожениях мирного населения! Одновременно с этим преследуются бывшие военнослужащие красной армии – подлинные герои Второй Мировой Войны, под предлогом участия их в геноциде эстонцев и подавлении эстонского движения за свободу. «Так в 2007 году эстонская прокуратура возбудила уголовное дело против героя советского союза, ветерана Второй Мировой Войны Арнольда Мэри» [1]. Прокуратура обвиняла его в организации и участии в депортации жителей острова Хийумаа в марте 1949 года. По официальной версии, Мери лично отвечал за депортацию 251 жителя острова и принимал активное участие в организации акции. Министерство иностранных дел Российской Федерации выразило протест против процесса Мери, назвав его «нечистоплотной затеей» и «постыдным судилищем» [7].

В том же году, приняв закон о воинских захоронениях, был демонтирован памятник советскому воину освободителю и перезахоронены останки советских солдат из братской могилы. Это вызвало большой резонанс как в российской общественности так и во всём остальном мире.

Председатель парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Рене ван дер Линден заявил на пресс-конференции, что сожалеет о решении Эстонии снести памятник советским воинам.

Россия, заплатившая огромную цену за победу в этой войне, не может оставаться безучастной к событиям, когда священная историческая память делается заложницей сиюминутной политической конъюнктуры и принимаются поспешные, ошибочные решения, вызывающие непонимание и сожаление как в самой Эстонии, так и у широкой международной общественности. Излишне говорить, что этот шаг никак не будет способствовать оздоровлению климата российско-эстонских отношений.

Хотелось бы надеяться, что здравый смысл возобладает и что любой пересмотр истории в угоду сиюминутной политической конъюнктуре должен встретить адекватный отпор.

III. Дилемма российско-эстонских отношений.

К сожалению Россия стоит на распутье. Дилемма заключается в том, что кремлю в скором времени предстоит чётко определиться, какой политики придерживаться в отношении Эстонии и других государств стран Балтии. Есть два подхода к построению российско-эстонских отношений. Первый подход политический. Его суть состоит в том, чтобы жестко отстаивать интересы России в Эстонии, используя весь спектр имеющихся рычагов воздействия: от дипломатии до экономических санкций и бойкота эстонских товаров на российском рынке. Например, спикер Совета Федерации Сергей Миронов инициировал принятие в верхней палате парламента заявления, призывающего и вовсе к разрыву отношений с Эстонией. У этого подхода есть свои как плюсы, так и минусы.

Во-первых, конфронтационный сценарий дает Эстонии повод обвинять Кремль во вмешательстве во внутренние дела страны. Владимир Путин активно выступает против любого вмешательство из-за рубежа во внутриполитические дела России. При этом сама Россия выглядит непоследовательной и это отталкивает Европу, которая могла бы выступить с критикой чрезвычайно спорных решений эстонского правительства.

Во-вторых, ухудшение российско-эстонских отношений грозит России рисками для транзита нефти и нефтепродуктов, огромные объемы которых идут на экспорт через страны Балтии. Очевидно, что до тех пор, пока экономика России во многом зависит от поступлений нефтедолларов, встает главная проблема: что важнее - получение стабильного дохода, который может быть направлен на решение социально-экономический задач внутри страны, на поднятие промышленности, социальные выплаты или историческая гордость, которая является неотъемлемым условием возрождения любой нации.

Но так же существует и альтернативный выход из ситуации. Это прагматический подход. Он решает эту дилемму в пользу экономики.

Прагматичный подход не менее противоречивый, чем политический. Выбирая его, Кремль рискует потерять своих пророссийских сторонников в самой Эстонии: они последовательны в отставании своих позиций по сравнению с центристами, однако в случае диверсификации кремлевских предпочтений, могут почувствовать себя обманутыми.

Прагматичный подход также опасен с точки зрения создания прецедентов: очень часто можно слышать мнение, что если Россия сейчас будет позволять подобные плевки в свою сторону, то тем самым откроет дорогу цепочке эстонского произвола по отношению к российским гражданам. Не говоря уже о фактическом начале пересмотра истории. Наконец, самым слабым местом прагматиков являются чувства российских ветеранов.

Ситуация сегодня такова, что Россия вынуждена выбирать между двух зол, последствия от которых оценить в исторической перспективе очень трудно: политика и экономика, прошлое и будущее - одно не может существовать без другого. Невозможно ставить крест на Эстонии, не нанеся удар по экономическим интересам России. Точно также невозможно закрыть глаза на снос памятника, не ударив по чувствам значительной части эстонского общества, ветеранов и подавляющего числа россиян. Тем не менее, выбор делать придется и, скорее всего, это будет все-таки компромисс. Россия вынуждена крайне жестко реагировать на действия эстонских властей, одновременно не ставя под угрозу интересы российской экономики.



1. Арнольд Константинович Мери [Электронный ресурс] URL: //http://ru.wikipedia.org/wiki/Мери,_Арнольд_Константинович (дата обращения: 28.01.2010).

2. Айххольц Д. «Генеральный план Ост»: о порабощении восточноевропейских народов [Электронный ресурс]| научно-просветительский журнал «Скепсис» URL: http://scepsis.ru/library/id_2108.html (дата обращения: 28.01.2010).

3. Дюков А. Необоснованный гуманизм Сталина [Электронный ресурс]// Спецназ России N 5 (128) 2007. – URL: http://www.specnaz.ru/article/?1082 Дата обращения: 28.01.2010

4. Конституция Эстонской Республики [Электронный ресурс]//Eesti.ee URL: //http://www.eesti.ee/rus/riik/pohiseadus/ (дата обращения: 28.01.2010).

5. Официальные данные переписи населения за 2000 год [Электронный ресурс]//Демоскоп weekly № 33-34 2001 – URL: http://demoscope.ru/weekly/033/evro02.php (дата обращения: 28.01.2010).

6. Положение русскоязычного населения в Латвии и Эстонии. [Электронный ресурс]URL: //http://www.ln.mid.ru/nsvnpop.nsf/osn_copy/

D49190B4282B197BC325704300315467 (дата обращения: 28.01.2010).

7. Фокина К. Последний герой Эстонии. Часть первая. [Электронный ресурс]//Известия URL: //http://www.izvestia.ru/world/article3117206/ (дата обращения: 28.01.2010).

8. Энциклопедия Третьего Рейха [Электронный ресурс] URL: //http://bookz.ru/authors/sergei-voropaev/reijh_encicl/page-9-reijh_encicl.html (дата обращения: 12.01.2010).

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com