Перечень учебников

Учебники онлайн

Не все то можется, что хочется

Настоящая книга – не справочник, не академическое издание, не учебник и не попытка кого то в чем то убедить или развлечь. Как ни трудно в это поверить, но причинами ее написания стали не желание получить гонорар или увидеть свое имя на обложке – простительные слабости, которых автор лишен. Когда семья видит ваш портрет и читает о муже и отце в прессе первый раз – это приятно. Когда тысячный – приятность проходит, тем более что ваши слова (не говоря уже о датах, цифрах, названиях, фамилиях и названии вашей организации) сплошь и рядом перевирают, заставляя знакомых и родственников подозревать, что вы клинический идиот или не имеете понятия о теме, которую взялись обсуждать. Получасовой разговор с корреспондентом (за ваш счет, поскольку он звонит по мобильнику, удачно выбирая момент, когда вы за границей и роуминг особенно разорителен), в итоге которого он долго и неискренне благодарит вас за то, что теперь то ему наконец по поводу интересовавшей его годами проблемы все совершенно ясно, превращается в его статье в одну фразу, из которой явствует, что связался он с этим как его там, и хотя согласиться с этим типом трудно, но сказал тот то то и то то, о чем корреспондент из профессиональной честности вынужден упомянуть. Что особенно обидно, вас сплошь и рядом вместо президента института (человека, который, не слишком напрягаясь, определяет общую линию и платит деньги) называют его директором (который деньги получает, хотя, отметим честно, не соизмеримые с количеством и качеством его труда, поскольку работает как каторжный), доводя настоящего директора до предынфарктного состояния.

Сам Институт Ближнего Востока комментаторы часто и незаслуженно приписывают к Российской академии наук – структуре почтенной, но никакого отношения к его функционированию не имеющей. Это же касается Российского государства, от которого ИБВ за двадцать лет существования гроша ломаного не просил, не получал и получать не намерен, Государства Израиль (то же самое в квадрате), США, Монголии или Ганы. Тема денег вообще волнует многих в «экспертном сообществе», поскольку, как сказал однажды вслед за Окуджавой директор института и главный его создатель Ефим Жигун: «Всего мало, а всех много – и всего всегда на всех не хватает». Желание отобрать у ближнего финансовый ресурс и перераспределить его в свою пользу в научных и политических кругах – дело обычное. Кто сказал, что борьба за пищевую нишу должна быть ограничена животным миром? Человек, конечно, венец творения и звучит гордо, но остается зачастую порядочной скотиной. Тем горше разочарование, когда оказывается, что структура автономная, ни от кого, кроме собственного руководства и его друзей и партнеров, не зависящая, и никаким бюрократам, с которыми можно было бы договориться «по понятиям» о ее распиле или приватизации, не подчинена.

Как следствие из комментариев «доброжелателей» автор постоянно с интересом узнает о себе много нового. Отечественная патриотическая общественность, иранская резидентура и ветераны палестинских террористических организаций полагают его сионистом, демократом, либералом, масоном, агентом Запада (вариант – Моссада), врагом ислама и частью мировой закулисы, правящей русской элитой – и постоянно пытаются о чем нибудь договориться. Русскоязычные интернет исламисты, левые израильские блогеры и американские пенсионеры двух основных категорий: бандеровцы и отставные партийные работники – агентом Кремля (вариант – КГБ), лоббистом русских интересов и голосом Путина, с которым им и говорить то не о чем. Русскоязычные израильские правые антиглобалисты евразийцы (есть и такие) и отечественные раввины ортодоксы импортного происхождения – антисемитом, агентом влияния арабских спецслужб мухабаратов и иранского Корпуса стражей исламской революции (одновременно), защитником мусульман (вариант – христиан) и воинствующим атеистом. Российская демшиза, включая активистов секс меньшинств «патриотической» и феминистской направленности, – брутальным хамом, русофобом, проправительственным конформистом, антилибералом и антидемократом. Что, в конечном счете, скорее всего, означает, что автору пока удается оставаться самим собой, поскольку если вас ругают все фрики одновременно – значит, вы держитесь верного курса. Не дай бог, если бы кто нибудь из них похвалил…

Портреты в прессе, увы, часто отражают лишь «концепцию фотографа», который «хотел бы уйти от тривиальных снимков», а не подлинный внешний облик автора – жизнерадостного толстяка, к сожалению смахивающего на Де Вито больше, чем на Де Ниро. Почему вы в вашем собственном офисе должны тратить час на то, чтобы ваше лицо в газете, которую вы отродясь не читали и интервью которой дали из неизлечимой вежливости, появилось в таком виде, что вас родная мама не узнает – вопрос философский, и ответа на него нет. Скорее всего, потому, что Москва – порт пяти морей, согласно «Квартету И», давшему этот универсальный ответ на все вопросы, не имеющие ответа. Кстати, это же объясняет, зачем, собственно, потрачено время, которое потребовалось, чтобы изложить на бумаге кое что из того, что автор хотел бы сказать по означенной теме. Уж точно не из за денег – в правильных объемах они зарабатываются другими способами.

Говоря серьезно – главная причина, почему эта книга написана, – любопытство. Человек – вообще животное любопытное. Именно это чувство заставляет нас совать нос туда, куда, как говорится в неприличной, но точной русской пословице, умные люди чего куда более чувствительного не совали. Результат обычно плачевен, но иногда удовлетворителен, а изредка даже удачен. Автору с юности был интересен мир, в котором мы живем. Трудно судить, чего стоили усилия по развитию такого его хобби, как международные отношения, для металлурга, безусловно, причудливого. Итог – тысячи статей на сайте Института Ближнего Востока, две с лишним сотни академических книг, изданных этой структурой, и несколько сотен экспертов, которые с ней сотрудничают. Так что добротная профессиональная база у всего, что автор изложил в облегченном виде для читателя, не склонного к продиранию сквозь дебри академического сленга, существует. В огромной мере в этом заслуга экспертов ИБВ и его постоянных авторов – ученых и дипломатов, разведчиков и военных, политиков и бизнесменов. Мало кто мог представить два десятилетия назад, что именно к такому результату приведет случайная встреча автора с Владимиром Рыбаковым – блестящим арабистом и дипломатом, работягой и оптимистом, безвременно ушедшим из жизни. Именно в результате этой встречи был создан Институт Ближнего Востока – сначала как Институт изучения Израиля, переименованный позже в Институт изучения Израиля и Ближнего Востока. Помимо прочего, одним из следствий этой встречи было то, что ближневосточный архив ИМЭМО не отправился на помойку, как отправились туда многие библиотеки и архивы страны, – далеко не только в 90 е годы, а сохранен, приумножен и сегодня доступен специалистам.

Читатель не найдет в представленной его вниманию книге идеологии. Это не прозападная книга, прочитав которую нужно омыться слезами и поползти на коленях просить прощения у всего человечества. Это не антизападная книга, где точно подсчитано, когда, как и каким именно образом мировой заговор (совершенно неважно, чей) захватит Россию, расчленит ее и начнет высасывать из страны последние соки. Автор старается держаться подальше от сумасшедших. Читатель не найдет на ее страницах подтверждения или опровержения теорий насчет того, станет ли Россия исламской, останется православной или станет демократической. Автор старается держаться подальше от жаждущих приобщить страну и его лично к свету Божьему истинно верующих, вне зависимости от того, к какой конфессии или идеологии они принадлежат. Близкое знакомство с немалым числом иерархов всех трех авраамических религий не сделало его воинствующим атеистом только вследствие природного добродушия и наличия среди религиозных знакомых большого числа людей чрезвычайно достойных. Не менее близкое знакомство с фанатичными адептами демократии любой ценой заставило заподозрить в них особую разновидность религиозных фанатиков. Читатель не найдет в данной книге апологетики той или другой национальности, хотя все мы, пусть внутри себя, полагаем себя относящимися к какому нибудь народу, какой либо культуре и какой то цивилизации. Автор не исключение. Если то, что он еврей, вырос в СССР, родился и всю жизнь прожил в Москве, корни его с Украины, а родственники живут не только в России, но и в США, Израиле, Франции, Польше, Казахстане и на той же Украине, в чем то помешает читателю, книгу нужно закрыть и положить на полку. Или, если мешает сильно, ее можно купить и сжечь. Вольному воля. Информация, которая в ней содержится, и оценки, которые даются, основаны на фактах. За это можно поручиться.

Общение с сотнями студентов ИСАА в ходе полутора десятилетий преподавания в этой альма матер современного российского востоковедения и огромным числом слушателей других российских, постсоветских, западных и израильских вузов показало, что у будущих международников есть масса вопросов, ответы на которые они не могут найти. Ответы эти часто скрыты под напластованиями ведомственных мифов и стереотипов или противоречат политкорректности. Впрочем, вопросы, которые задают профессора и миллиардеры, министры и конгрессмены, журналисты и религиозные лидеры, отличаются от вопросов студентов только возрастом интересантов. Две монографии, несколько сотен статей и тысяч интервью пробудили в авторе большое раздражение по поводу того, что он вынужден раз за разом излагать, повторяясь. Естественной была попытка суммировать свой опыт, касающийся Ближнего и Среднего Востока, в надежде, что после этого любопытствующие оставят его в покое и дадут возможность заняться вещами, более интересными. Любезное, хотя и неожиданное, предложение издательства «Эксмо» что нибудь для этого издательства написать пришлось в этой связи очень кстати.

Говоря по чести, такой поворот судьбы является итогом длинной цепочки попыток удовлетворить любознательность автора в отношении мира людей, далеких от тяжелой промышленности. Если бы его друг и выпускник того же Московского института стали и сплавов, известный телеведущий и радиожурналист Владимир Соловьев не спровоцировал его на участие в своих еженедельных передачах на канале Вести FM – издательство вряд ли узнало бы о существовании Института Ближнего Востока и его президента. Если бы в 1995 году банкир и медиамагнат Владимир Гусинский не привлек еще молодого и стройного автора, как еврейского общественника, к созданию Российского еврейского конгресса (а это – совсем другая, хотя и не менее интересная история), ему, не исключено, не довелось бы встретиться с Владимиром Соловьевым. Если бы в 1982 году московский разгильдяй и нынешний житель Израиля Сергей Луговской не втащил еще совсем юного автора в свой кружок изучения иврита (результатом чего стала цепочка удивительных встреч и событий), ему не довелось бы участвовать в создании большей части еврейских организаций СССР и России в 80–90 х годах. И наконец, если бы отец Луговского не занимался в МИСиС непрерывной разливкой стали, одним из создателей которой был Ян Сатановский – гениальный конструктор металлургического оборудования и лучший на свете папа, с чего бы начался разговор, отдаленным итогом которого стала эта книга?

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com