Перечень учебников

Учебники онлайн

ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СОРРЕМЕННОЙ ВЕЛИКОБРИТАНИИ: ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ

Ключевые слова: геополитическое положение Великобритании; роль в международной политике; деколонизация; политическая ситуация; особые отношения Великобритании и США; сверхдержава; полюс силы; многополярный мир.

Key words: geopolitical position of Great Britain; the role in international politics; decolonization; the political situation; the special relationship of Great Britain and the USA; superpower; pole forces; multipolar world.



Статья посвящена эволюции геополитического положения Великобритании. Автор в статье рассматривает причины изменения геополитического положения Великобритании в XX в. Проводится анализ исторических фактов, которые сыграли немаловажную роль в потери Великобританией статуса империи. Автор утверждает, что исчезновение империи обусловило кардинальное изменение внешнеполитической доктрины Великобритании. В статье изложены особенности современного геополитического положения Великобритании. Автор заявляет, что Великобритания до сих пор является одним из влиятельнейших акторов в мировой политике. В статье рассматриваются тенденции и перспективы политического положения Великобритании.



Article is devoted to the evolution of geopolitical position of Great Britain. The author explores why British geopolitical position has changed over time. This article aims to provide insights into the key trends and transformations in post-war British empire status. The author asserts that empire disappearance has caused cardinal change of the foreign policy doctrine of Great Britain. The author draws attention that modern geopolitical position of Great Britain is also changing. The author declares that Great Britain is still be the one of the most influential actors in world politics. The author considers some tendencies and prospects of political position of Great Britain.



Уникальное геополитическое положение Великобритании, которая отделена от континентальной Европы проливом Ла-Манш, всегда являлось существенным фактором ее развития, поскольку островное положение в немалой степени стимулировало ускоренное территориальное расширение, начиная с эпохи формирования национальных государств. Роль современной Великобритании в международной политике также тесно связана с ее географическим положением. Вследствие влияния геополитических факторов она вынуждена считаться как с политической ситуацией в Европе, так и с основными тенденциями в мировой политике.

Безусловно, исторический опыт прошлого Великобритании как мировой империи, когда она объективно была сильнее любой отдельно взятой европейской страны, не может не оказать воздействия на современную практику. В частности, долгий период она была не очень заинтересована в создании единого европейского политического пространства, хотя ее геополитический статус радикально изменился вследствие процесса деколонизации в послевоенный период, как впрочем, изменился и вектор ее отношения к «объединенной Европе». И в начале ХХI века Великобритания несколько отличается от других членов ЕС, и прежде всего вследствие ее «особых отношений» с США.

Если обратиться к основным моделям геополитического анализа положения Великобритании, то исследователи всегда делали акцент на особой роли ее морского могущества. ”На рубеже ХIХ–ХХ вв. практически весь мир оказался поделенным между империями. Не имея общих границ в Европе, некоторые метрополии становились соседями в Азии и Африке, приблизившись своими колониальными владениями вплотную друг к другу. «Первой скрипкой» среди империй, безусловно, была Великобритания – основательница самой огромной и по численности населения, и по площади, и по совокупной экономической мощи Британской империи. Если сама Англия в то время стала утрачивать торгово-промышленную монополию, то созданная и возглавляемая ею империя – сердцевина Pax Britannica – пребывала на пике своей славы и могущества” [9]. Известный классик англо-саксонской геополитики сэр Альфред Тайер Мэхэн (1840 - 1914) утверждал, что морские вооруженные силы играют важнейшую роль в введении войны. Он полагал, что главный инструмент политики - это торговля, процветание которой обеспечивается военными действиями. Альфред Тайер Мэхэн объяснял превосходство Великобритании над другими странами в конце XIX в. ее морской силой. Морская сила, по мнению Мэхэна, состоит из: географического расположения государства, природных ресурсов и климата, протяженности территории, государственного строя, численности населения. При благоприятном сочетании этих параметров можно говорить о морской силе государства. И в этой связи геополитическое положение Великобритании выступало в начале ХХ в. в качестве самого удачного примера морского могущества. Другой подход к анализу геополитического положения Великобритании предложил Хэлфорд Джон Маккиндер. Этот британский геополитик изложил интереснейшую геополитическую концепцию, согласно которой важнейшим моментом в судьбе государств является их географическое положение. Он утверждал, что центральное срединное географическое положение государства является самым выгодным. В центре мира лежит Мировой остров (Азия, Африка и Европа), а в его центре - «хартленд» - мировое сердце. В центре системы находится географическая ось истории в лице России. Существует внутренний полумесяц - береговые пространства Евразийского континента. Далее идет внешний полумесяц. Он считал, что важнейшей задачей англосаксонской геополитики является недопущение образования стратегического континентального союза вокруг географической оси истории. В его концепции прослеживаются чисто британские интересы: для Маккиндера зона хартленда – это Россия и Германия, два самых опасных противника Великобритании и основная задача – не дать им объединиться.

Начиная с конца 1940-х начала 1950-х гг. в работах англо-американских политиков все отчетливее прослеживается мнение, что Европа - придаток США, т.к. в мировой политике в послевоенный период наступил «Pax Americana». Это стало взможным в результате новой расстановки сил после Второй мировой войны, когда в условиях биполярной системы начался упадок Великобритании как колониальной империи, постепенно утрачивавшей контроль над своими колониями”. В 1947 году Индия, «жемчужина в короне Британской империи», обрела независимость. Это событие «открыло шлюзы», однако поначалу значительная часть лондонского истеблишмента все еще считала, что этой потерей можно ограничиться. В Форин оффисе рассматривалась идея создания блока западноевропейских стран, лидирующая роль в котором отводилась Великобритании со всеми ее владениями и который мог бы на равных соперничать с СССР и США. Уинстон Черчилль выступил с концепцией «трех кругов», опоясывающих Британию. Первый круг, или сфера, – это империя, второй – США, Канада и другие английские доминионы, третий – континентальная Европа. «…Мы являемся единственной страной, которая играет великую роль в каждой из сфер. Фактически мы – главный центр связи… мы имеем возможность объединить все три сферы», – писал Черчилль. А после прихода консерваторов к власти в 1951-м он заявил, что выиграл выборы не для того, чтобы “председательствовать при закате Британской империи”. Последние иллюзии о возможности сохранить империю развеял Суэцкий кризис 1956 года. Именно тогда большая часть британского политического класса окончательно осознала, что претензии на сохранение статуса глобальной державы не подкреплены ни экономической, ни финансовой, ни военной мощью» [3]. «Сильное влияние на процесс деколонизации оказала национализация Насером Суэцкого канала и последовавшая неудачная англо-франко-израильская десантная операция 1957 г. Она привела к выводу британских войск из важной военной базы в зоне Суэцкого канала. Приобретение независимости в 1950-х годах Египтом и Ганой поставило а повестку дня вопрос предоставления суверенитета зависимым территориям в Африке»[6].

«В 1952 году британский политик Гарольд Макмиллан (позже он станет премьер-министром) писал: «Быть может, наша ошибка в том, что мы продолжаем считать их [американцев] англосаксонским народом? Их кровь в настоящее время сильно разбавлена: теперь это латино-славянская смесь, да и немцы с ирландцами внесли свою изрядную лепту». Раздражение Макмиллана объяснимо. Пятидесятые годы прошлого века – эпоха крушения амбиций Великобритании. В мировой политике доминировали уже не бывшие европейские гранды, а Соединенные Штаты и Советский Союз. И обе новые сверхдержавы с удовольствием наблюдали за распадом империй, над которыми «не заходит солнце». Через какое-то время Лондон смирился с реальностью, согласившись на роль младшего партнера Америки, пусть и с «латино-славянской» и «немецко-ирландской» примесью»[7].

Как известно, во второй половине XX века происходила обширная деколонизация, когда в 1960 году независимость получили сразу 17 африканских государств. «С началом холодной войны противостояние между США и СССР способствовало уменьшению роли Великобритании как полюса силы. Растущая европейская интеграция угрожала независимости Великобритании и автономности ее внешней политики»[13].

Кроме потери своих колониальных владений, Великобритании пришлось пересмотреть отношения в треугольнике Британия – Европа – США. В начале 1950-х годов в Великобритании стала доминировало мнение о необходимости компенсации потери своих колониальных владений путем сближения с США и становления особых партнерских отношений. Вскоре, после начала холодной войны, Великобритания стала выстраивать с США взаимодополняющие отношения.

После окончания холодной войны и распада СССР «особые отношения» между США и Великобританией сохранились. «Общепризнанным является утверждение, что Великобритания придавала особым отношениям большее значение, чем Соединенные Штаты, партнерство с Лондоном ценно также и для Вашингтона. Выстраивая отношения с ЕС, США всегда могут рассчитывать на понимание своих интересов со стороны Великобритании в этом смысле претензии Лондона на роль “мостостроителя” в трансатлантических отношениях не лишены основания»[5].

Как считает Фрэнсис Сэмпа, США появились на мировой политической арене как преемник Великобритании. В XIX веке Великобритания использовала свое уникальное географическое положение и контроль над морями для того, чтобы поддерживать баланс сил в Европе в свете «Венского конгресса». Сейчас, США используют свое географическое положение и контроль над морями, «воздухом» и космическим пространством для того, чтобы поддерживать баланс сил в Европе в результате окончания Холодной Войны [15]. Геополитическая роль Великобритании, по мнению современных западных аналитиков, сместилась от глобальной державы к державе среднего уровняю. «Хотя Англия и Франция и сохраняют свои ключевые позиции в ООН, будучи постоянными членами Совета Безопасности и обладая правом вето, их положение как глобальных сил постепенно ухудшалось начиная с 1945 г. Обе эти страны выступали на первых геополитических ролях, но теперь играют хотя и существенные, но се же второстепенные роли в международных отношениях и политической деятельности ООН»[4].

Известный российский политолог Ф. Лукьянов, анализируя важнейшие геополитические реалии послевоенной Европы, отмечает: «Договор о создании Европейского сообщества был подписан спустя всего несколько месяцев после Суэцкого кризиса, который продемонстрировал неспособность Франции и Великобритании самостоятельно играть в глобальные игры. Объединение усилий европейских наций стало попыткой сохранить ускользающее лидерство, а интеграция — средством не ограничения, а расширения возможностей каждого участника. Вес Лондону и Парижу придала роль патрона и покровителя прежних колоний, которую они в жесткой конкуренции сумели отстоять, взяв при этом на себя ответственность за их развитие»[8].

Любопытно, что еще в начале 1960-х гг. Шарль де Голль приводил чисто геополитические аргументы и так охарактеризовал причины своих возражений, касавшихся вступления Великобритании в ЕЭС: «Англия является островным государством, морской державой, которая связана торговыми отношениями с разными и нередко далекими странами. Ее экономическая деятельность большей часть заключается в промышленном производстве и коммерции и лишь в незначительно мере с сельским хозяйством. Итак, существо, структура и экономика Великобритании глубоко отличаются от того, что есть в континентальных государствах. Очевидно, что единство всех членов, таких разных, не может существовать вечно и что в последствии зависимость от Америки будет возрастать, и вскоре поглотит Европейское сообщество»[12].

После вступления Великобритании в ЕЭС в 1973 году открылся полноценный доступ на европейские рынки. С начала 1980-х годов геополитическое положение страны стало меняться, но крайне медленно. Применительно к этому периоду остается справедливой точка зрения, что Британия: «успешно решала задачу по закреплению за собой образа средней по величине динамичной державы, сменившей репутацию европейского слабака на реноме законодателя мод в экономике и политике. «Это дало возможность успешно спроецировать свое влияние и “мягкую” силу посредством культурных и экономических связей. Преобладавшие ранее комплекс неполноценности, ощущение себя второразрядно страной, оказавшейся за бортом европейской интеграции, уступили место уверенности в том, что Британия может играть важную роль в европейских и мировых делах»[1].

«Как утверждает политолог Фрэйзер Камерон в Европе существует такое объединение как “большая тройка” – в состав которой входят такие стран как Великобритания, Франция и Германия. У этих трех государств с точки зрения геополитики имеются значительные политические ресурсы и они имеют значительные политический вес. Эти страны стараются координировать свою внешнюю политику, но различие в политических решениях и методах их принятия присутствует». Современная Великобритания, как правило, не поддерживает те предложения, реализация которых может привести к усилению централизованного контроля. Однако, анализируя высказывания политических деятелей, в частности Маргарет Тэтчер, можно увидеть что в 1980-е все было иначе и такого политического объединения как «большая тройка» не было и в помине. Около 20 лет назад, британский премьер-министр Маргарет Тэтчер сказала советскому лидеру Михаилу Горбачеву: «Великобритания и Западная Европа не заинтересованы в объединении Германии»[14].

Есть еще одна точка зрения, существенно разнящаяся с геополитическими построениями континентальных европейских и британских геополитиков. Так. Великобритания, по мнению З. Бжезинского, это ушедший на покой геостратегический игрок, в значительной степени устранился от авантюры «великой Европы, в которой Франция и Германия – основные действующие лица»[2, с. 234].

В заключении, хочется подчеркнуть, что в начале XXI в., на фоне многих геополитических катаклизмов, в том числе, политического кризиса в Ираке, постепенно стала ощущаться неустойчивое положение Великобритании как «посредника» между США и Европой. «По мнению группы ведущих политологов, престиж США в мире понизился в последнее десятилетие и опустился ниже уровня, существовавшего до начала холодной войны. В Европе наблюдается рост европейского самосознания, а также сознательные попытки разорвать связь между европейской и американской политикой, отмечается в докладе»[10]. Хотя, следует признать, что с точки зрения геополитического положения современная Великобритания, утратив имперский статус, все еще остается в мировой политике влиятельным актором международных отношений. В частности, из доклада министра иностранных дел Великобритании Дэвида Милибэнда следует: «наши перспективы, влияние и политический вес имеют е только историческое обоснование. Можно назвать четыре основных фактора. Во-первых, мы охватываем интернационализм современного мира, с его новыми полномочиями и новыми угрозами. Наши Вооруженные силы хорошо обучены и экипированы. Мы – мировые лидеры когда дело доходит до помощи развивающимся странам. И с 261 дипломатической миссией в больше чем 160 странах, наша дипломатическая служба дает нам способность проникновения в суть и влияние во всем мире. Правительство – только часть истории. Британские фирмы экспортируют британские товары, ценности и трудовые навыки во всем мире. Два из больших восьми гуманитарных благотворительных учреждений – Спасают Детей, и Оксфордский комитет помощи голодающим – начал жизнь в Великобритании. Разнообразие нашего общества дает нам сети диаспор то протяжение во всем мире. Во-вторых, британские идеи дают нам влияние. Во время экономического кризиса Великобритания была в центре деятельности нового мышления. В-третьих, наши ценности являются общепринятыми. Прозрачность и амбициозность – важные в том, как другие видят нас. Универсальные ценности социальной справедливости и взаимной ответственности не «Западные ценности», но они нуждаются в таковых из нас на Западе, чтобы поддержать их. В-четвертых, Великобритания – уникальная составляющая международных отношения. Я защищаю наше постоянное место в Совете Безопасности ООН из гордости тем, что мы делаем сегодня. Мы – лидеры в Содружестве, которое является домом для 53 государств, с четвертью из населения в мире. Наши давнишние отношения с Соединенными Штатами являются особенными, и постоянно совершенствуются и крепнут.

В дополнение к этим четырем областям британское Правительство гордится тем, что наше лидерство в Европейском союзе – обязательная часть британской глобальной роли. В 1975 Маргарет Тэтчер сказала, что Европа «открывает окна на мире для нас, которых начиная с войны закрывали. Наша роль в Европе увеличивает власть наших идей, и усиливает наш международный удар в Вашингтоне, Пекине и Москве. Европа нуждается в нашем изворотливом прагматизме и глобальном мышлении»[16].

Я хотел бы закончить статью строками Найла Фергюсона о Британии: «они достигли, в некотором смысле, континентальной династической империи в 12-ом столетии, которую они потеряли в 13-ом, создали другую в 14-ом, которую они потеряли в 15-ой, создали третью в 17-ом, которую они потеряли в 18-ом, и создали Британскую империю, с помощью Шотландии, Ирландии и Уэльса, в 19-ом столетии, прежде, чем потерять это в 20-ом. Теперь, калеча их собственную экономику, британцы снова появились как ведущие инвесторы в экономиках других стран. Они действительно исчерпали себя как потенциальная строители империи? Вышесказанное предполагает, что их империализм является интуитивным. Страшно представить то, что они могут сделать»[17].



1. Англия на постимперском пространстве: уроки для России и Европы. ДИЕ РАН № 126 - М.: ИЕ РАН - издательство «ОГНИ», 2003. - 70 с.

2. Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и ее геостратегические императивы. М.: - Международные отношения, 1999.

3. Громыко А.А. Великобритания: после захода солнца [Электронный ресурс] URL: (дата обращения 02.12.2010).

4. Геополитика: Хрестоматия / Сост. А.С. Тургаев, А.Е. Хренов Под ред. А.С. Тургаева. – Спб.: Издательство СЗАГС, 2007. - 576 с.

5. Капитонова Н.К. Приоритеты внешней политики Великобритании (1990 –1997 гг.) – М.: МГИМО; «Российская политическая энциклопедия», 1999. –120 с.

6. Липкин М.А. Британия в поисках Европы: долгий путь в ЕЭС (1957 - 1974 гг.) – СПб.: Алетейя, 2009. – 240 с.

7. Лукьянов Ф. Отрок из «страны-вселенной» [Электронный ресурс] // Россия в глобальной политике URL: (дата обращения 12.02.2010).

8. Лукьянов Ф. Из-под вех: Стать великой державой [Электронный ресурс] // Россия в глобальной политике URL: (дата обращения 12.02.2010).

9. Семенова Л Н. Британская имперская историография об успехах доминионов в конце XIX - начале XX вв. [Электронный ресурс] / Журнал международного права и международных отношений. - 2008. - № 1. – URL: // (дата обращения 12.02.2010).

10. Швейд Б. Политологи констатируют падение престижа США [Электронный ресурс]//The Associated Press. - 2009. - 2 ноября URL: (дата обращения 02.12.2010).

11. Cameron Fr/ An Introduction to European Foreign Policy, Routledge, London – New York, 2007

12. Cogan Charles G. Charles De Gaulle: A Brief Bibliography with Documents. – Boston: St. Martin`s Press – 1996.

13. Dorey Pr.Developments in British Public Policy, Sage publications – London: Thousand Oaks, New Delphi – 2003.

14. Garton T. Britain fluffed the German question. Now Britain is Europe's great puzzle[Электронный ресурс]//The guardian. - 2009 - 21 October –URL:http://www.guardian.co.uk/commentisfree/2009/oct/21/britain-fluffed-german-question (дата обращения 12.02.2010).

15. Francis P. Sempa Geopolitics: from the Cold War to the 21st century – Transaction Publishers – 2007

16. Miliband D. Britain is still a big player. Europe needs us/ The Times – 2009 – 26 october [Электронный ресурс] – URL: http://www.timesonline.co.uk/tol/comment/columnists/guest_contributors/article6889763.ece (дата обращения 12.02.2010).

17. Fernandez-Armesto F. Review: Cover book: Empire, How Britain Made the Modern World by Niall Ferguson. Quashing the imperial ideal?[Electronic resource] / The Sunday Times – 2003 – 12 January – URL: HYPERLINK http://entertainment.timesonline.co.uk/tol/arts_and_entertainment/books (дата обращения 12.02.2010).

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com