Перечень учебников

Учебники онлайн

Национально-территориальная автономия и асимметрия

Главной причиной статусных различий между субъектами федерации является фактическое (хотя не закрепленное юридически) сохранение института национально-территориальной автономии. При этом, анализируя ситуацию, нужно понимать, что развитие национально-территориальной автономии в России ограничено рядом серьезных проблем.
1. Проблема этноконцентрации. Распространена ситуация, когда титульный этнос не составляет большинства на территории соответствующей автономии (табл. 2). По результатам переписи 2002 г., только в Чечне, Ингушетии, Туве и Чувашии отмечалась действительно высокая доля представителей титульного этноса, превосходящая две трети (соответственно 93,5, 77,3, 77 и 67,7%). Более половины населения титульный этнос составлял в Калмыкии, Северной Осетии, Татарстане, Агинском Бурятском и Коми-Пермяцком АО. В "двудомных" автономиях оба титульных этноса вместе составляют более половины населения в Кабардино-Балкарии (при этом доля отдельно взятых кабардинцев уже превышает половину жителей этой республики). Народы Дагестана, вместе взятые, также составляют абсолютное большинство в своей республике.
Более 40% составляла доля титульного населения по переписи 2002 г. в Марий Эл и Якутии, а также в Карачаево-Черкесии (для карачаевцев и черкесов, вместе взятых).
Таким образом, только в 12 республиках и 2 автономных округах можно говорить о том, что доля титульного этноса (либо титульных этносов, вместе взятых) превышает половину или приближается к половине населения.
Остальные девять республик отличаются довольно низкой долей титульного населения и преобладанием русских. В некоторых республиках доля титульного населения очень мала. В Карелии и Хакасии она составляет 9,2 и 12% соответственно. Абсолютное большинство населения в этих республиках составляют русские. Также русские находятся в абсолютном большинстве в Адыгее (доля адыгейцев — 24,2%), Республике Коми (доля коми — 25,2%), Бурятии (доля бурят — 27,8%), Удмуртии (доля удмуртов — 29,3%), Республике Алтай (доля алтайцев — 30,6%), Мордовии (доля мордвы — 31,9%).
Совершенно особая ситуация сложилась в Башкирии, где башкиры, по переписи 1989 г., находились на третьем месте по численности (21,9%). Первое место занимают русские — 39,3%, второе — татары (28,4%). По переписи 2002 г., башкиры (29,8%) опередили татар (24,1 %), доля русских составила 36,3%.
Низкая доля титульного этноса характерна для большинства автономных округов и единственной автономной области. Доля евреев в Еврейской АО к 2002 г. снизилась до 1,2% (в 1989 г. — 4,2%). Это — самый низкий показатель для всех национально-территориальных автономий. Крайне мала доля хантов и манси в Ханты-Мансийском АО (вместе всего 1,9%). В Ямало-Ненецком АО доля ненцев составляет только 5,2%.
Выше доля титульного этноса в Ненецком АО (18,7%), Таймырском (Долгано-Ненецком) АО (долганы и ненцы вместе — 21,55%), Эвенкийском АО (21,5%).
Чукотском АО (23,45%), Корякском АО (26,7%). Все эти показатели заметно выросли в конце XX — начале XXI вв. в связи с выездом значительной части населения, в основном — русского и другого пришлого, с северных территорий. В Усть-Ордынском Бурятском АО доля бурят выглядит еще более существенной — 39,6%.
Низкая этноконцентрация является результатом дисперсного расселения этнических групп, следствием русской колонизации и индустриализации. В результате общий уровень этнической идентичности в большинстве автономий оказывается низким, но в последние годы имеет тенденцию к новому росту (в связи с как более быстрым ростом численности титульного населения, так и выездом русских за пределы национальных автономий).
2. Проблема дисперсного расселения. Также характерна ситуация, когда основ ная часть титульного этноса проживает за пределами своей автономии (табл. 3). Это объясняется миграционными процессами или изначально дисперсным рассе лением некоторых этнических групп. Так, в своей автономии сосредоточено лишь 10,7% всех российских эвенков. Сильно рассеяна по территории России мордва (33,7% живет в своей автономии). Данная проблема характерна и для татар: только 36% всех российских татар проживает на территории Татарстана.
В то же время на территории своей автономии проживает подавляющее большинство тувинцев, якутов, представителей многих кавказских народов.
3. Проблема анклавности. Значительная часть национально-территориальных автономий расположена внутри российской территории и окружена "русскими" регионами. Это, в частности, относится к Татарстану и Башкирии, а также ко всем республикам Волго-Уральского региона. Внешнюю границу имеют северо-кавказ ские (кроме Адыгеи) и южно-сибирские (кроме Хакасии) автономии, а также Ка релия и Чукотский АО (в последнем случае — морская граница с США).
При таких особенностях расселения этнических групп Россию невозможно поделить на компактные национально-территориальные образования с абсолютным большинством того или иного этноса, да еще чтобы этот этнос был сосредоточен именно на этой территории. Практически нереально провести этнические границы автономий, поскольку четко выраженных этнических границ в России немного.
Поэтому импульсы сепаратизма и сецессии внутри России объективно ослаблены. Внутри региона они могут встретить серьезное сопротивление русского населения (возможна ситуация, когда национальная правящая элита даже не смогла сформироваться). Сецессия теряет смысл в случае анклавного положения региона или дисперсного расселения этнической группы, претендующей на государствообра-зующую роль.
Текущее позиционирование республик в российской территориально-политической системе определяется сочетанием этнических и экономико-демографических факторов. Действуя вместе, они могут усиливать стремление региона к большей автономии и государственному суверенитету. Однако таких "идеальных" ситуаций немного. Республики Северного Кавказа, для которых характерна высокая доля титульного населения, отличаются слабым экономическим развитием и имеют мало перспектив вне пределов России без серьезной внешней поддержки. Национально-конфессиональные противоречия действительно играли определяющую роль в процессах суверенизации на Северном Кавказе, но ситуация вышла из-под контроля центра только в Чечне. В целом же фактор экономической зависимости регионов от центра сыграл мощную сдерживающую роль в этом регионе.
Экономически наиболее развитыми республиками являются Татарстан и Башкирия, которые и отличались особой активностью в процессах суверенизации. Вообще, фактор наличия экономических ресурсов стал в российской практике более сильным стимулом в борьбе за повышение статуса, чем этническая идентичность. Точнее, борьба за повышение статуса в российской территориально-политической системе наиболее активно велась теми регионами, которые сочетали мощный экономический потенциал с наличием сложившейся национальной бюрократии (что оказалось возможным и в случае преобладания русских в населении). Этим объясняются повышенные амбиции трех республик — Татарстана, Башкирии и Якутии. Однако все эти республики не имеют внешней границы и отличаются многонациональным составом населения. Поэтому их гипотетическое превращение в совершенно независимые государства имело немного перспектив.
На уровне ATE второго порядка в некоторых регионах России созданы национальные районы. Правда, их количество невелико и не идет ни в какое сравнение с числом национальных районов в СССР в довоенный период. Наибольшее число национальных районов отмечается в Якутии, где их четыре (Анабарский, Момский, Оленекский и Эвено-Бытантайский)42. Субъектами автономизации здесь являются малочисленные народы Севера — эвенки и эвены. В интересах эвенков в Бурятии создан Баунтовский эвенкийский район. В Карелии в январе 1994 г. появилась Вепсская национальная волость (создана в интересах малочисленного финно-угорского народа — вепсов). Также в Карелии есть Калевальский национальный район, создание которого обозначило парадоксальную ситуацию (это решение принято еще в июне 1991 г.). Дело в том, что субъектом автономизации в этом районе являются карелы — титульный народ республики. Но доля карелов в Карелии настолько низка, что один из районов их компактного проживания решили объявить национальным районом.
Интересно, что большинство национальных районов создано в рамках российских республик, которые сами являются национально-территориальными автономиями. При этом республики сочли целесообразным создать на своей территории национальные районы там, где компактно проживают другие этнические группы (или, как в Карелии, там, где компактно проживает титульный этнос).
Также на территории России существуют два немецких национальных района. Один из них так и называется — Немецкий национальный район. Он расположен на территории Алтайского края. В Омской области создан Азовский немецкий национальный район. Есть довольно большое число инициатив о создании национальных районов (например, Абазинский и Ногайский национальные районы в Карачаево-Черкесии).
Следует заметить, что статус национальных районов не регулируется федеральным законодательством. Создание этих районов является сугубо региональной инициативой. При этом такие районы не имеют ясно выраженного статуса внутрирегиональной автономии, который был, например, у прежних автономных округов. Поэтому говорить о существенной асимметрии внутри соответствующих субъектов федерации нельзя. Добавим, что в некоторых регионах есть административные районы, названные по имени малочисленного народа, проживающего на соответствующей территории (например, Нанайский и Ульчский районы Хабаровского края). Но их особый статус вообще никак не определен (хотя в начале 1990-х гг. существовала идея создания Нанайского национального автономного района)

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com