Перечень учебников

Учебники онлайн

Факторы формирования региональной структуры

1. Этнокультурные факторы играют важную роль в связи с сохранением в несколько трансформированном виде института национально-территориальной автономии.
Россия является многонациональным государством. Его особенность состоит в сочетании численного доминирования русского этноса (79,8% населения по данным переписи 2002 г. s) с наличием большого числа менее крупных народов, имеющих, как правило, небольшие территории компактного проживания. Явным доминированием русских отличаются регионы Центральной России, основной части Севера, Поволжья, Юга и Урала, наиболее населенные территории Сибири и Дальнего Востока (табл. 2 и 3, карта 3).
Одновременно на территории России можно условно выделить пять ареалов проживания других народов.
• Северо-Кавказский ареал (регионы, прилегающие к Главному Кавказскому хребту, Каспийскому морю и Нижней Волге, т.е. Юг Европейской части России). Наиболее крупными здесь являются народы северо-кавказской языковой семьи: нахско-дагестанская группа представлена чеченцами, ингушами, аварцами, даргинцами, лакцами, лезгинами, табасаранами и др.; абхазо-адыгейская группа представлена кабардинцами, черкесами, адыгейцами, абазинами и др. Также здесь живут народы алтайской языковой семьи: тюркская группа — кумыки, карачаевцы, балкарцы, ногайцы, азербайджанцы и др.; монгольская группа — калмыки. Иранская группа индоевропейской семьи представлена осетинами и татами.
• Волго-Уральский ареал (регионы Средней Волги, Прикамья, Южного Урала). Здесь проживают народы тюркской группы алтайской семьи — татары, башкиры, чуваши. Финно-угорская группа уральско-юкагирской семьи представлена мордвой, марийцами, удмуртами.
• Южно-Сибирский ареал (южные районы Западной и Восточной Сибири). В этом ареале расселены представители алтайской семьи в лице тюркской группы (алтайцы, хакасы, тувинцы, шорцы, тофалары) и монгольской группы (буряты). Северо-Западный ареал (Север Европейской части России). Этот ареал практически смыкается с Волго-Уральским ареалом на юго-востоке, но сам не является единым и раздроблен на части. Здесь проживают представители финно-угорской группы — карелы, коми, коми-пермяки, саамы. Также представлены ненцы (самодийская группа уральско-юкагирской семьи).
• Северный ареал (северные территории Сибири и районы Дальнего Востока). Для этого огромного ареала характерно крайне дисперсное расселение малочисленных северных народов. По численности выделяются только якуты (тюркская группа алтайской семьи). Также имеются народы уральско-юкагирской семьи: финно-угорская группа — ханты и манси, самодийская группа — ненцы, энцы, нганасаны, селькупы, юкагирская группа — юкагиры. Тюркская группа алтайской семьи представлена кроме якутов долганами. Тунгусо-маньчжурскую группу алтайской семьи представляют эвенки, эвены, нанайцы, ульчи, орочи, ороки, удэгейцы, негидальцы. Чукотско-камчатская семья — это чукчи, коряки и ительмены. Эскимосско-алеутскую семью представляют эскимосы и алеуты. Кроме того, выделяются изолированные народы — нивхи и кеты.
В то же время определение четких этнических границ является очень сложным процессом в связи со значительной чересполосицей, дисперсным расселением этнических групп, множеством многонациональных ареалов и т.п. Об относительно компактном расселении этнических групп можно говорить только на Северном Кавказе, отчасти в Волго-Уральском регионе и Южной Сибири, в гораздо меньшей степени — на Северо-Западе и уж в совсем минимальной — на Севере Сибири и Дальнем Востоке. Поэтому выделить крупные компактные ареалы проживания тех или иных этнических групп в России можно в очень ограниченном числе случаев.
Этнокультурные факторы начали определять политико-административную структуру сразу после Октябрьской революции. Хотя наличие в составе России фактических национально-территориальных автономий отмечалось и ранее. Первым примером можно считать еще средневековое татарское Касимовское царство, созданное в XV в. Определенную автономию в составе Российской империи имели Польша, Финляндия, Хивинское ханство, Бухарский эмират, Калмыцкое ханство.
В советский период на основе более или менее компактных ареалов проживания других народов России началось формирование национально-территориальных автономий, сохранивших и даже повысивших свой статус после распада СССР. До начала укрупнения регионов в 2005 г. 32 субъекта федерации (включая все автономные округа) из 89 являлись национально-территориальными образованиями. В каждом из этих субъектов есть титульная этническая группа (понятие "титульный" обозначает ту группу, которая дала название региону, а это подразумевает, что именно она является субъектом автономизации).
Две этнические группы оказываются титульными сразу для трех субъектов федерации. Буряты являются титульным этносом в Бурятии, Агинском Бурятском и Усть-Ордынском Бурятском АО; ненцы — в Ненецком, Ямало-Ненецком и Таймырском (Долгано-Ненецком) АО.
Наряду с этим существуют четыре "двудомные" ("двойные") национально-территориальные автономии, где титульными являются сразу два этноса: Кабардино-Балкария (кабардинцы и балкарцы), Карачаево-Черкесия (карачаевцы и черкесы |9), Таймырский (Долгано-Ненецкий) АО (долганы и ненцы) и Ханты-Мансийский АО (ханты и манси). Для некоторых "двудомных" автономий в начапе 1990-х гг. были характерны настроения в пользу их раздела на две соответствующие части. Как уже говорилось, Чечено-Ингушетия действительно разделилась на две республики. В Карачаево-Черкесии этот процесс был остановлен в самом начале, в Кабардино-Балкарии остался на уровне деклараций20.
Уникальным субъектом федерации является Дагестан, где титульными являются многочисленные народы Дагестана2'. В Дагестане к числу местных титульных народов можно отнести агулов, аварцев, даргинцев, кумыков, лакцев, лезгин, ногайцев, рутульцев, табасаранов, татов, цахуров22. В отличие от "двудомных" республик в полиэтническом Дагестане движение за раздел на части оказалось более слабым. Одной из причин было наличие смешанной по национальному составу территории равнинного Дагестана, куда к настоящему времени переселилась значительная часть горцев. Поэтому создание Кумыкстана, за которое выступали представители кумыкского национального движения, было совершенно невозможным (кумыки представляют коренное население значительной части равнинных территорий Дагестана). Да и вообще разделить Дагестан на компактные ареалы проживания этнических групп просто нереально. Наиболее сильное движение за создание отдельной республики было характерно для Южного Дагестана, населенного лезгинами (идея Лезгистана).
Всего национально-территориальной автономией в составе России до начала укрупнения регионов обладали 42 этнические группы. Это — практически все более или менее крупные этносы России. В этот список входят: адыгейцы, алтайцы, башкиры, буряты, ингуши, кабардинцы, балкарцы, калмыки, карачаевцы, черкесы, карелы, коми, марийцы, мордва, якуты, осетины, татары, тувинцы, удмурты, хакасы, чеченцы, чуваши, евреи, коми-пермяки (до ликвидации Коми-Пермяцкого АО), коряки (до ликвидации Корякского АО), ненцы, долганы (до ликвидации Таймырского (Долгано-Ненецкого) АО), ханты, манси, чукчи и эвенки (до ликвидации Эвенкийского АО), а также перечисленные выше титульные народы Дагестана. Правда, некоторым из них приходится делить автономию с другими титульными этносами.
Не обладают национально-территориальной автономией те народы, которые в советский период являлись титульными для союзных республик, — украинцы, белорусы, казахи, армяне, азербайджанцы и др. Но на территории России изначально было практически невозможно выделить зоны компактного проживания этих групп. В 1941 г. лишились автономии и территории компактного проживания российские немцы.
Для самых малочисленных или дисперсно расселенных народов также не удалось создать национально-территориальные автономии. Например, не получили автономию эвены, являющиеся четвертым по численности народом Севера. На Северном Кавказе сразу для большой группы народов был создан единый Дагестан. Вообще для наименее крупных этнических групп или небольших анклавов в СССР использовался институт национальных районов (т.е. национальных ATE более низкого, субрегионального уровня), который в современной России не получил широкого распространения.
Что касается русского этноса, то его деление на субэтнические и региональные группы в настоящее время практически не выражено. Наиболее распространенные геоструктуры русской идентичности слишком велики, чтобы служить основой для регионального деления (северные и южные русские, уральцы, сибиряки и т.п.)23. Субэтнические и лингвистические границы в XX в. практически стерлись. Поэтому внутренняя субэтническая структура русского этноса практически никак не влияет на структуру АТД. Она отчасти воспроизводится в структуре федеральных округов, но с небольшой точностью (например, Тюменская область с ее сибирской идентичностью входит в состав Уральского федерального округа).
2. Исторические факторы также оказали большое влияние на современное российское АТД. Прежде всего, их влияние отмечается на территории "русских" регионов в Европейской части России. Многие области в этой части страны восходят к дореволюционным губерниям.
Подавляющее большинство краевых и областных центров в Европейской части России являлись губернскими или областными центрами до 1917 г. и фигурируют в этом качестве с XVIII—XIX вв. Полицентрическая региональная структура с системой центров, примерно соответствующей современной, складывалась в России в XVIII—XIX вв. по мере формирования губернской сетки AT Д.
Всего из числа 55 нынешних краевых и областных центров 39 выполняли эту функцию до революции, они могут условно и по российским меркам считаться историческими24. Практически все губернские столицы сохранились в качестве современных административных центров (исключения — Новороссийск, Новочеркасск, Тобольск). Наоборот, некоторые областные центры, созданные в советское время, не смогли состояться в этом качестве (Великие Луки, Балашов, Арзамас, Каменск-Шахтинский, Череповец, Рыбинск и др.). В Центральной России губернскими столицами до революции не являлись Белгород, Брянск, Иваново и Липецк. На Севере эти функции не выполнял Мурманск, на Волге — Волгоград (прежний Царицын). Столицей Области Войска Донского служил Новочеркасск (затем на ее основе возникла Ростовская область с новой столицей Ростовом-на-Дону). В целом же региональная структура Европейской части России сложилась до революции.
Стоит заметить, что отдельные ATE в Центральной России восходят к самым древним региональным структурам — княжеств и республик, сложившихся в домосковский период. Это относится (помимо Москвы) к Твери, Смоленску, Рязани, Владимиру, Ярославлю, Нижнему Новгороду, Новгороду, Пскову. Менее крупными княжескими столицами являлись Кострома и Калуга, ставшие затем губернскими и областными столицами. Однако далеко не все крупные княжеские столицы сохранили свой статус региональных центров и могут считаться "неудавшимися центрами". Так, его утратили Ростов и Суздаль.
Исторические факторы играют заметно меньшую роль в формировании региональной структуры на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. На Востоке страны значительно больше региональных центров, возникших только после революции, — Екатеринбург, Челябинск, Курган, Тюмень, Новосибирск, Барнаул (возник после Февральской революции), Кемерово, Магадан и Южно-Сахалинск. Старейший исторический и политико-административный центр Сибири — Тобольск фактически уступил столичные функции Тюмени.
Также в состав дореволюционной России не входила Калининградская область. Только после Второй мировой войны сформировалась в нынешнем виде Сахалинская область (до революции она существовала на севере острова).
Основными новообразованиями XX в., связанными уже с советской историей, являются национально-территориальные автономии, сложившиеся за счет действия этнокультурного фактора. До революции только Петрозаводск, Казань, Уфа, Владикавказ (Терская область) и Якутск являлись региональными административными центрами. Центром дореволюционного Дагестана была не Махачкала, а Те-мир-Хан-Шура (нынешний Буйнакск). Административные центры 16 республик, одной автономной области и 10 автономных округов получили этот статус только в советское время. Некоторые из них теперь начинают утрачивать этот статус в связи с укрупнением регионов.
Добавим, что отдельные российские регионы ведут свою историю от государственных образований, сложившихся за рамками Московской Руси, прежде всего — Казанское и Астраханское ханства. При этом бывшее Казанское ханство сохранило этническую специфику, и его историческое ядро представляет теперь Республика Татарстан. Напротив, Астраханское ханство утратило татарское доминирование, и Астрахань является центром "русской" области (хотя и с довольно высокой долей татар и казахов). Аналогично Тюменская область отчасти восходит к Сибирскому ханству, но отличается небольшой долей сибирских татар и не имеет признаков национальной автономии. Следует также отметить, что Тува являлась независимым государством в первой половине XX в. (столицей был и остался Кызыл). Более или менее зрелыми признаками государственности (или протогосударственно-сти) обладали до вхождения в состав России и некоторые другие этносы, у которых складывалась своя система автономного управления (например, на Северном Кавказе, в Якутии и др.).
Анализируя влияние исторических факторов на современное АТД, нужно сделать ряд допущений.
• Национально-территориальные автономии в нынешнем виде являются продуктом советской эпохи. В то же время некоторые народы располагали своими государственными образованиями до вхождения в состав России.
• При том, что большинство региональных центров в "русских" регионах возникло в этом качестве в XVIII—XIX вв. (или даже фигурировало в качестве столиц древнерусских княжеств), границы соответствующих регионов претерпели серьезные изменения.
Таким образом, роль исторических факторов в России отличается от ситуации в европейских странах. В Европе в условиях плотно заселенного пространства прежние феодальные по происхождению региональные структуры нередко сохранились в прежнем виде со всеми своими историческими границами. В России существует феномен исторических региональных центров, но весьма условный. Если в Европе историческими считаются региональные центры, сложившиеся в Средневековье, то в российском случае эта история началась в XVIII в. Историческими по европейским меркам "глубины корней" у нас являются немногочисленные региональные центры, бывшие столицами княжеств. В России слабо развит феномен исторических границ, поскольку региональные границы постоянно менялись на всех исторических этапах, и лишь исторические центры (и то далеко не все) сохраняли свою роль пространственных ориентиров, вокруг которых формировались зоны тяготения, хинтерланды.
3. В нынешней ситуации целесообразно говорить о большом влиянии демо графических (социально-географических) факторов, т.е. о формировании регионов в виде зон расселения со своими организующими центрами. По этому принципу новые регионы возникли в процессе освоения пространства, особенно на Восто ке. В советский период большинство "русских" регионов создавалось в процессе индустриализации и освоения, когда вокруг новых или сильно разросшихся старых центров складывались узловые районы.
В то же время для многих регионов России характерны слабая конгруэнтность с зонами расселения, значительный внутренний полицентризм и эксцентриситет. Это можно объяснить низкой плотностью населения, в связи с чем существуют обширные периферии, которые трудно отнести к зоне тяготения того или иного крупного города.
4. Что касается природно-географических факторов, то в российских условиях они оказали меньшее влияние на АТД, чем во многих других странах (карта 4). Рос сия с физико-географической точки зрения представляет собой слабо расчленен ное пространство с небольшим числом внутренних барьеров, к которым могли бы быть привязаны региональные границы. Более того, природные барьеры в ред ких случаях играют роль региональных границ.
Природные границы встречаются среди межрегиональных границ в России, но довольно редко. В русской истории расселение обычно шло вдоль рек, и реки играли роль не барьеров, а, наоборот, линий, вдоль которых формировались зоны расселения. К числу редких ярких примеров природных границ можно отнести границу Красноярского края и Хакасии, проведенную по Енисею, границу Иркутской области и Бурятии на озере Байкал. В Центральной России Ока служит границей Владимирской и Нижегородской областей. Отдельные участки Волги играют роль границы Ивановской и Нижегородской областей, Чувашии и Марий Эл. Река Кубань и ее крупный приток Лаба разделяют Краснодарский край и Адыгею (отчасти являясь и этническими границами). В Сибири также интересна граница Бурятии и Читинской области, проведенная по реке Витим.
В России немного крупных горных хребтов. Но там, где они есть, они стали играть роль межрегиональных границ. По Уралу проходит граница Республики Коми с Ямало-Ненецким и Ханты-Мансийским АО, северная часть границы Пермского края и Свердловской области. Горные хребты отделяют Республику Алтай от Тувы и Кемеровской области, Приморский и Хабаровский края. Становой хребет разделяет Амурскую область и Якутию.
В целом природные факторы не являются принципиально важными факторами регионализации в России. Только в случае с Сахалинской областью, расположенной на островах (Сахалин и Курильские острова), они сыграли решающую роль при формировании региона. Как правило, природные границы в России представлены небольшими реками и некрупными водоразделами местного значения, которые просто служили удобными ориентирами при делимитации.
Современное российское АТД сложилось под влиянием комплекса этнокультурных, исторических и демографических факторов. В первом приближении оно определяется этнокультурными и историческими факторами, поскольку часть регионов является национально-территориальными автономиями, а другая — восходит к дореволюционным административно-территориальным образованиям. В то же время уровень "укорененности" регионов в пространстве оказывается слабым, поскольку только в 1708 г. в стране началось формирование регулярного АТД — в условиях предельной административной чересполосицы Московской Руси, за которой потерялись действительно исторические (по европейским меркам) региональные границы домосковского конфедеративного периода.
Поэтому в нынешних условиях российский регион больше соответствует демографическим, а не историческим критериям, представляя в своей основе узловой район, сложившийся на основе сферы влияния определенного центра (но включая значительные периферии, имеющие слабые связи с соответствующими административными центрами). Именно в таких условиях формировались регионы в советский период в условиях плановой экономики и жесткого администрирования. Как результат, иная историческая принадлежность многих конкретных территорий, как правило, забыта их населением, и региональная идентичность формально привязана к существующим административным единицам и их границам.
Этот вывод подтверждается при анализе топонимики и типа столичности российских регионов. Россия отличается максимальным для всех стран мира количеством наименований ATE (используются шесть наименований — республика, край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ). При этом концепции названий в подавляющем большинстве определяются двумя типами:
• этнический тип — название национально-территориальной автономии, связанное с титульными этносами;
• "центральный" тип — подавляющее большинство "русских" регионов названо по их административным центрам.
Природный тип названия ATE встречается редко, в основном на Востоке, где регионы больше связаны с крупными физико-географическими объектами. Отсюда такие названия, как Алтайский край, Приморский край (расположен на берегах Японского моря и является воротами России на Тихом океане). Амурская, Камчатская, Сахалинская области25.
Абсолютное доминирование "центрального" типа названий подтверждает тезис о том, что российские регионы складывались в виде внутренне централизованных сфер влияния определенных административных центров (с крайне изменчивыми границами подчиненных территорий в условиях слабо заселенного пространства26). В централизованном бюрократическом государстве, как в Российской империи, так и в СССР, такая тенденция оказалась наиболее объективной. Практически все регионы характеризуются доминирующей столицей, у которой, как правило, нет сопоставимых по значению (числу жителей, экономическому потенциалу) конкурентов. Число субъектов федерации, где в административном центре проживает более половины жителей, невелико (Магаданская, Камчатская, Омская. Новосибирская, Астраханская области, а также Ненецкий и Таймырский АО). Но достаточно редки и ситуации, когда в рамках региона существуют вторые центры, которые по числу жителей сопоставимы с административными центрами (противоположные ситуации — Вологодская, Кемеровская области27).
Морфология российской политико-административной структуры характеризуется следующими особенностями:
• очень высокий уровень дробности АТД, который является одним из самых больших в мире;
• уникально высокий уровень вариативности АТД, связанный с наличием шести региональных наименований, статусной дифференциацией и наличием слож-носоставных регионов;
• наличие двух регионов с вынесенными центрами — Ленинградской и Московской областей;
• наличие островного региона — Сахалинской области;
• наличие региона-эксклава — Калининградской области.
Эти особенности морфологии вызывают дискуссии о необходимости реформы АТД. В качестве серьезной политической проблемы нередко воспринимается дробность административной сетки, которая воспринимается как проблема управляемости

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com